Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Проценты по договору поручительства не являлись предметом сокрытия, поскольку налогоплательщик не имел на них имущественных прав, такие права принадлежали банку. Апелляционное постановление Астраханского областного суда от 18.07.2019 № 22-1828/19

Суд апелляционной инстанции Астраханского областного суда в составе председательствующего Сухатовской И.В., при ведении протокола секретарем Хверось Т.Ю., с участием государственного обвинителя Филипповой А.А., осужденного Кор-ва А.Г. и его защитника – адвоката Анохина А.А., рассмотрел в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе адвоката Анохина А.А. в защиту осужденного Кор-ва А.Г. на приговор Ленинского районного суда г. Астрахани от 27 мая 2019 г., которым Кор-в Александр Георгиевич, родившийся <данные изъяты>, работающий генеральным директором ОАО <данные изъяты> не судимый, осужден по ч.1 ст. 199.2 УК РФ к штрафу в размере 250000 рублей.

Заслушав доклад судьи Сухатовской И.В. по обстоятельствам дела и доводам жалобы, выступления адвоката Анохина А.А., объяснения осужденного Кор-ва А.Г., поддержавших апелляционную жалобу, мнение государственного обвинителя Филипповой А.А., полагавшей приговор оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

установил:

по приговору суда Кор-в А.Г. признан виновным в сокрытии денежных средств организации в размере 5553716,51 руб., за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном размере.

Преступление совершено в период с 01.12.2017 по 28.04.2018 в Ленинском районе г. Астрахани, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Кор-в А.Г. виновным себя не признал.

В апелляционной жалобе адвокат Анохин А.А., не соглашаясь с приговором, просить его отменить и производство по делу прекратить за отсутствием в деянии состава преступления, в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона.

В обоснование доводов указывает, что в связи с эксплуатацией ОАО <данные изъяты>» (далее ОАО <данные изъяты> опасных производственных объектов действия Кор-ва А.Г. по направлению писем в ООО <данные изъяты> для оплаты поставщикам коммунальных услуг, а также работ по обеспечению вывода из эксплуатации опасных производственных объектов не могут свидетельствовать о сокрытии имущества предприятия от налогообложения и не подпадают под признаки ст. 199.2 УК РФ, поскольку целью направления таких писем являлось поддержание бесперебойного производственного цикла, остановка которого могла привести к техногенной аварии, к потере работоспособности предприятия, что могло нанести ущерб, значительно превышающий размер денежных средств, в сокрытии которых он обвиняется. В этой связи защитник полагает, что предпринятые Кор-вым А.Г. действия совершены в состоянии крайней необходимости и не являются преступлением.

Полагает, что сумма в размере 1183555,64 руб., оплаченная ООО <данные изъяты> как поручителем, в качестве процентов по кредиту, полученному ОАО <данные изъяты> в «ББР Банке», необоснованно расценена судом как сокрытая от налогообложения, поскольку материалы уголовного дела не содержат каких-либо писем Кор-ва А.Г. в ООО <данные изъяты> о необходимости её уплаты; утверждает, что факт добровольного осуществления ООО <данные изъяты> платежей по текущим процентам за ОАО <данные изъяты> судом не опровергнут.

Отмечает, что вопреки выводам суда, материалы дела не содержат сведений о взаимозачетах между ОАО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> (далее ООО <данные изъяты> судом не принят во внимание акт сверки взаимных расчетов по состоянию на 30.11.2017, согласно которому задолженность ОАО <данные изъяты> в пользу ООО <данные изъяты> составила 51734048 руб. 58 коп.; по делу установлено, что Кор-в А.Г. не мог сокрыть денежные средства, поскольку с кредиторами за ОАО <данные изъяты> рассчитывались ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> за счет принадлежащих им денежных средств, увеличивая, таким образом, кредиторскую задолженность ОАО <данные изъяты> перед ними, следовательно, у ОАО <данные изъяты> отсутствовала реальная возможность исполнить свои налоговые обязательства.

Обращает внимание, что за исследуемый период по письмам Кор-ва А.Г. ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> за ОАО <данные изъяты> произвели оплату в размере 11419295,92 руб., из которых большая часть платежей направлены на погашение налоговой задолженности.

Просит учесть, что при появлении возможности обязанности ОАО <данные изъяты> по погашению налоговой задолженности были полностью исполнены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции считает, что приговор в отношении Кор-ва А.Г. отмене не подлежит.

Что же касается доводов жалобы о невиновности осужденного Кор-ва А.Г. и необходимости прекращения производства по делу ввиду отсутствия в деянии состава преступления, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты.

Выводы суда о виновности Кор-ва А.Г. в совершении преступления, за которое он осужден, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дана надлежащая оценка.

Судом первой инстанции правильно проанализированы объем и содержание должностных полномочий генерального директора ОАО <данные изъяты> Кор-ва А.Г., в соответствии с приказом (распоряжением) от 1 декабря 2017 г. № 120/п о приеме на работу, Уставом ОАО <данные изъяты> согласно которому уполномочен осуществлять оперативное руководство деятельностью Общества, распоряжаться имуществом Общества, самостоятельно решать вопросы производственно-хозяйственной деятельности Общества, организовывать бухгалтерский учет и отчетность Общества, являлся распорядителем денежных средств и лицом, ответственным за уплату начисленных налогов.

Свидетель Л.В.В, - главный бухгалтер ОАО <данные изъяты> - подтвердила наличие задолженности у предприятия по налогам и сборам по состоянию на 2017 год, пояснила о мерах, принятых налоговым органом в целях погашения задолженности путем направления требований об уплате недоимки, выставления на расчетные счета организации инкассовых поручений и вынесения решений о приостановлении операций по счетам, о том, что, зная об этом, Кор-в А.Г. расчёты с контрагентами проводил через расчётные счета дебиторов ООО <данные изъяты>» и ООО <данные изъяты>, все перечисления денежных средств ею осуществлялись безналичным расчетом на основании письменных документов, подписанных Кор-вым А.Г., с просьбе о перечислении денежных средств за ОАО <данные изъяты> на счет третьих лиц в счет взаиморасчетов.

Из показаний свидетеля Т.В.В. - директора по экономике ОАО <данные изъяты> и по совместительству директора ООО <данные изъяты> следует, что в период 2017-2018 гг. у ООО <данные изъяты> имелась дебиторская задолженность перед ОАО <данные изъяты> в связи с чем руководство ОАО <данные изъяты> обращалось в адрес ООО <данные изъяты> с просьбой перечислить денежные средства на счета контрагентов ОАО <данные изъяты>, учитывая, что расчётные счета ОАО <данные изъяты> были заблокированы МИФНС № 1 России по Астраханской области, и в случае перечисления их на расчетные счета ОАО <данные изъяты> они были бы автоматически списаны в счет погашения налогов.

Из показаний свидетеля Д.Н.С. – сотрудника МИФНС №1 России по Астраханской области, приведенных в приговоре и исследованных в судебном заседании - следует, что ОАО <данные изъяты> по состоянию на 01.12.2017 являлось недоимщиком по налогам на сумму 9184369, 20 руб., по состоянию на 28.04.2018 – на сумму 9309959, 32 руб., в ОАО <данные изъяты> направлялись требования об уплаты налогов и сборов в установленные сроки, которые не выполнялись, в связи с чем с 06.12.2017 по 09.04.2018 на расчетный счет ОАО <данные изъяты> в ББР Банке были выставлены инкассовые поручения о принудительном взыскании налогов.

Сам осужденный фактически не оспаривал факты недоимки по налогам и сборам, а также направление им в ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> писем с просьбой о перечислении контрагентам возглавляемого им предприятия денежных средств в счет погашения их задолженности перед ОАО <данные изъяты> по которым они были перечислены, что подтверждается изъятыми на предприятии, письмами, подписанными генеральным директором ОАО <данные изъяты> Кор-вым А.Г., документами бухгалтерской отчетности, а также показаниями свидетелей – представителей контрагентов ОАО <данные изъяты> - К.А.В., М.О.В.,  Ч.А.Ш., В.И.В., Д.А.Н., С.А.Г.  Ф.М.А., Ф.В.В.

Конкретные сведения о размерах недоимки по налогам и сборам, о наличии дебиторской задолженности перед ОАО <данные изъяты> и о производстве взаиморасчетов ОАО <данные изъяты> с ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> в связи с перечислением ими денежных средств контрагентам ОАО <данные изъяты> содержатся в заключении эксперта от 16.10.2018, выводы которого надлежащим образом аргументированы, нарушений уголовно-процессуального закона при проведении указанного исследования не допущено.

При этом сведения, указанные в акте сверки на 30.11.2017, на которые имеется ссылка в апелляционной жалобе, никоим образом не опровергают выводы эксперта относительно имевшейся у ООО <данные изъяты> дебиторской задолженности перед ОАО <данные изъяты> которая сложилась в период с 01.12.2017 по 28.04.2018, то есть в период сокрытия Кор-вым А.Г. денежных средств организации от налогообложения.

Судом первой инстанции не установлено каких-либо оснований для оговора, осужденного свидетелями, их показаниям дана надлежащая оценка, они признаны последовательными, детальными, непротиворечивыми.

Суд апелляционной инстанции считает, что все доводы, изложенные в апелляционной жалобе, аналогичны позиции осужденного в судебном заседании суда первой инстанции, в том числе и те, в которых утверждается о невозможности уплаты налогов в связи с использованием денежных средств для обеспечения бесперебойной работы опасных производственных объектов, были тщательно проверены судом и опровергнуты как несостоятельные и необоснованные, о чем в приговоре приведены соответствующие мотивированные выводы, не согласиться с которыми оснований у суда апелляционной инстанции не имеется.

Таким образом, правильно оценив исследованные доказательства, дав оценку как каждому доказательству в отдельности, так и в их совокупности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что преступление совершено Кор-вым А.Г. при указанных в приговоре обстоятельствах, и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ.

В силу положений ст. 39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно несоответствующего характеру и степени угрожавшей опасности, и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, таких обстоятельств по делу не установлено.

Не подлежит также удовлетворению и довод адвоката о том, что для квалификации действий осужденного Кор-ву А.Г. суду необходимо было установить наличие у него личной заинтересованности именно в фактическом сокрытии денежных средств организации от возможного обращения на них взыскания, то есть путем заключения незаконных сделок, поскольку диспозиция ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, не содержит каких-либо исключений для ее применения, исходя из целей сокрытия денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Как видно из приговора, суд первой инстанции пришел к выводу, что оплаченная ООО <данные изъяты>» за ОАО <данные изъяты> в ББР Банк в качестве процентов по договору поручительства сумма в размере 1183555,64 руб., была сокрыта Кор-вым А.Г. от налогообложения.

По смыслу закона, под сокрытием денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и сборов, следует понимать деяние, направленное на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, ООО <данные изъяты> являлось поручителем по кредиту, полученному ОАО <данные изъяты> в ББР Банке, и согласно договору поручительства, несло бремя материальной ответственности наравне с кредитором, то есть в данном случае ОАО <данные изъяты> не имело какие-либо имущественные права на сумму процентов по договору кредитной линии (в том числе договору поручительства), поскольку такое право принадлежало ББР Банку.

Кроме того, материалами уголовного дела не подтверждается, что Кор-в А.Г., будучи генеральным директором ОАО <данные изъяты> в счет взаимозачета обращался с письмами в ООО <данные изъяты> с просьбой о перечислении сумм в качестве погашения процентов по кредиту в ББР Банк.

Иных доказательств, которые бы опровергали доводы стороны защиты в этой части, судом в приговоре не приведено.

Таким образом, вывод суда в части сокрытия Кор-вым А.Г. суммы 1183561,64 руб., оплаченной в счет погашения процентов по кредитному договору, нельзя признать основанным на исследованных доказательствах.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что приговор подлежит изменению с исключением из него указания суда об осуждении Кор-ва А.Г. за сокрытие денежных средств в размере 1183561,64 руб., оплаченных ООО <данные изъяты> в качестве процентов по договору поручительства, а размер сокрытых Кор-вым А.Г. денежных средств организации, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, - уменьшению до 4370154,87 руб.

В этой связи назначенное Кор-ву А.Г. наказание подлежит снижению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38913, п.9 ч.1 ст. 38920, ст. 38928 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

приговор Ленинского районного суда г. Астрахани от 27 мая 2019 г. в отношении Кор-ва Александра Георгиевича изменить:

исключить из приговора указание об осуждении Кор-ва А.Г. за сокрытие денежных средств организации в размере1183561,64 руб., за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, оплаченную ООО <данные изъяты> в ББР Банк в качестве процентов по договору поручительства;

считать, что Кор-в А.Г. осужден за сокрытие денежных средств организации в размере 4370154,87 рублей, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам.

Назначенное по ч.1 ст. 199.2 УК РФ Кор-ву А.Г. наказание в виде штрафа снизить до 220000 рублей.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу защитника – без удовлетворения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты