Иск удовлетворен незаконно, не учтена позиция Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 г. № 39-П, участники процесса истцами и ответчиками не признавались. Апелляционное определение Московского городского суда от 16.10.2019 № 10-19367/19

Суды Москвы и области / Статья 199 УК РФ / 240 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи Гордеюка Д. В., судей Мартыновой Л. Т., Журавлевой Е. Л., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Дегтяревой Я. А., с участием прокурора Каретниковой Е. И., защитника адвоката Мусабековой С. Х., представившей удостоверение и ордер, осужденного М-ва А. В.,рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного М-ва А. В. и апелляционное представление государственного обвинителя Селезнева И. В. на приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 июня 2019 года, которым М-в Александр Викторович, родившийся 31 марта 1962 г., уроженец и житель г. Москвы, гражданин РФ, ранее не судимый, осужден за совершение преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года с применением ст. 73 УК РФ с возложением конкретных обязанностей; на основании Постановления Государственной Думы ФС РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов» М-в А. В. освобожден от наказания; разрешены вопросы о мере пресечения до вступления приговора в законную силу и о судьбе вещественных доказательств.

Удовлетворен гражданский иск прокурора ЮАО г. Москвы, с М-ва А. В. в пользу МИФНС № 24 по г. Москве взыскана сумма 57 101 600 руб., а также разрешены вопросы о судьбе арестованного имущества.

Заслушав доклад судьи Гордеюка Д. В., выступления адвоката Мусабековой С. Х. и осужденного М-ва А. В., поддержавших доводы апелляционной жалобы и возражавших против удовлетворения апелляционного представления прокурора; и прокурора Каретниковой Е. И., полагавшей приговор суда изменить по доводам апелляционного представления, а в остальной части – оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Приговором Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 июня 2019 года М-в А. В. осужден за уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере. Преступление совершено в г. Москве.

Подробно обстоятельства дела изложены в приговоре.

В судебном заседании, согласно приговору суда, подсудимый М-в А. В. виновным себя признал частично, указав, что действовал по указанию своих фактических руководителей.

В апелляционной жалобе осужденный, не оспаривая фактические обстоятельства дела, обоснованность своего осуждения и меру наказания, выражает несогласие с приговором суда в части разрешения его гражданского иска. 

Анализируя нормы УПК РФ и НК РФ, осужденный приходит к выводу о том, что наряду с ним ответственность за неуплату налогов должно нести и юридическое лицо, на что, помимо прочего, указывает и диспозиция нормы уголовного закона, по которой он осужден.

Находя решение суда в части удовлетворения гражданского иска незаконным и немотивированным, осужденный просит приговор в этой части отменить, передав вопрос о гражданском иске на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В суде апелляционной инстанции осужденный указал, что признает свою вину и раскаивается.

В апелляционном представлении государственный обвинитель – помощник прокурора ЮАО г. Москвы Селезнев И. В., не оспаривая правильность квалификации содеянного и обоснованность осуждения М-ва, находит постановленный приговор несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости. 

Анализируя обстоятельства дела и данные о личности М-ва, прокурор находит назначение М-ву условного наказания не соответствующим целям наказания, указанным в законе.

В обоснование доводов апелляционного представления его автор ссылается на процессуальную позицию М-ва, который не признал вину, а потому дело в отношении него рассматривалось в общем порядке судопроизводства, также он не признал гражданский иск.

Кроме того, преступление, за которое осужден М-в, как указывает помощник прокурора, представляет повышенную общественную опасность, так как ведет к сокращению различных социальных программ. 

По изложенным доводам, автор апелляционного представления просит обжалуемый приговор суда изменить, назначив М-ву наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года в исправительной колонии общего режима. 

В поданных после апелляционного представления письменных возражениях на апелляционную жалобу осужденного тот же государственный обвинитель находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым, постановленным в точном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанным на правильном применении уголовного закона, а потому просит оставить приговор суда без изменений.

Наконец, в дополнительном апелляционном представлении тот же государственный обвинитель Селезнев И. В. просит удовлетворить свое первоначальное апелляционное представление, а в остальной части – оставить приговор суда без изменений.   

Защитник осужденного М-ва – адвокат Мусабекова С. Х., прося отклонить апелляционное представление, указала на процессуальную недопустимость удовлетворения последнего. Так, автор представления, подав 22 августа 2019 г. в районный суд свои возражения, в которых он расценил обжалуемый приговор как законный, обоснованный и справедливый, фактически отозвал ранее поданное представление, а дополнительное апелляционное представление, поданное 06 сентября 2019 г., не содержит ходатайства о восстановлении срока на его подачу, а потому удовлетворению не подлежит.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, апелляционных представлений и возражений прокурора, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Виновность М-ва А. В. в инкриминируемом ему преступлении установлена показаниями свидетелей – сотрудников налогового органа Шанской В. А. и Насоновой И. А., согласно которым в действиях юридического лица, которым руководил М-в, были выявлены факты завышения налоговых вычетов при исчислении НДС, а также завышение расходов при исчислении налога на прибыль организаций. Данные действия были отражены в недостоверных налоговых декларациях, поданных в ИФНС, что в итоге привело к неуплате НДС и налога на прибыль организаций в общей сумме 57 101 600 руб.

Показания данных свидетелей подтверждены материалами налоговых проверок и вступившим в законную силу решением налогового органа о привлечении организации ЗАО «Ремонтно-прокатная база Мосэлектротягстроя» к налоговой ответственности за неуплату НДС и налога на прибыль организаций.

Аналогичные сведения содержатся в материалах бухгалтерского исследования, проведенных ОРО УЭБиПК ГУ МВД России по г. Москве.

Приведенные в приговоре показания свидетелей Ш-ной О. В., Ар-на С. Ф., Печ-й Н. Ю., Аб-нова А. В, Фед-ва С. В., М-вой Е. Л., Ер-ва А. А., Н-ва А. М. о хозяйственных взаимоотношениях организации ЗАО «Ремонтно-прокатная база Мосэлектротягстроя» и ОАО «Трест Мосэлектротягстрой», свидетелей П-ва С. Г., Ер-вой А. Г, Гов-вой Н. Б., Аг-вой А. А., Пр-к А. В., Мор-вой Н. А., Кл-на А. В., Сол-ва А. В., Мир-к И. В., Сад-ва Р. Ф. и Шв-ва В. В. об отсутствии фактической хозяйственной деятельности ЗАО «Ремонтно-прокатная база Мосэлектротягстроя» по тем сделкам, результатом которых явилось лишь искажение налогооблагаемой базы, а также письменные материалы дела и вещественные доказательства в достаточной мере подтверждают выводы суда о виновности М-ва А. В. в инкриминируемом ему деянии.

Вышеприведенным и другим доказательствам по делу суд дал надлежащую оценку и пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М-ва в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере и на основании сделанного анализа исследованных доказательств правильно квалифицировал его действия по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ

Соглашается с этой оценкой суда первой инстанции и судебная коллегия апелляционной инстанции, поскольку оснований для иной квалификации действий осужденного у суда не имелось.  

Достаточных данных для применения закона о менее тяжком преступлении в рассмотренном деле также нет.

Суд первой инстанции учел все обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы. В приговоре приведены основания, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие. Данных о том, что суд необоснованно исследовал недопустимые доказательства, в материалах дела также не содержится. 

В основу приговора судом положены лишь те доказательства, которые были исследованы в судебном заседании и все они получили оценку в приговоре. 

Замечания государственного обвинителя на протокол судебного заседания были рассмотрены в установленном порядке, кроме того, дополнительные материалы дела были исследованы апелляционным судом.

Оснований не доверять показаниям свидетелей обвинения у суда не было, поскольку они не имеют существенных противоречий, логичны, последовательны и согласуются как между собой, так и с другими доказательствами по делу, при этом все свидетели давали показания после разъяснения им процессуальных прав, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, также они были предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Судебная коллегия отмечает, что показания лиц, допрошенных в суде, а также показания лиц на предварительном следствии, которые были оглашены в суде в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ, изложены в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания и материалами уголовного дела.

Судами первой и апелляционной инстанций не установлено существенных нарушений УПК РФ, допущенных органами предварительного следствия при производстве по делу, в том числе нарушений, влекущих признание недопустимыми доказательств, положенных в основу настоящего приговора.

Каких-либо обстоятельств, дающих основание полагать, что следователи, в производстве которых находилось данное уголовное дело, государственный обвинитель либо председательствующий судья были лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе уголовного дела, не имеется, как и отсутствуют обстоятельства, предусмотренные ч. 1 ст. 61 УПК РФ, исключающие участие следователя, государственного обвинителя или судьи в производстве по уголовному делу. 

Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов стороне защиты в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по делу не допущено. Заявленные сторонами ходатайства разрешены судом в соответствии с требованиями закона, принятые по этим ходатайствам решения суда достаточно мотивированы и являются правильными.

При рассмотрении дела судом первой инстанции проверялась версия подсудимого о групповом характере совершенного уклонения от уплаты налогов, однако она обоснованно отвергнута в приговоре с приведением убедительных мотивов принятого решения.

Судебной коллегией проверен вопрос о возможности изменения категории преступления на менее тяжкую.

При обсуждении данного вопроса учитывались, помимо прочего, способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, форма вины, мотив и цель совершения деяния, характер и размер наступивших последствий, а также другие фактические обстоятельства преступления, влияющие на степень его общественной опасности.

Однако коллегия, изучив вышеприведенные данные, пришла к выводу о том, что фактические обстоятельства совершенного преступления не свидетельствуют о меньшей степени его общественной опасности.

В таком случае основания для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ в настоящем деле отсутствуют.

Вопреки доводам апелляционного представления, наказание осужденному чрезмерно мягким судебная коллегия не находит, поскольку оно назначено в соответствии с требованиями закона, характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела и данных о личности осужденного, смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств.

К обстоятельствам, смягчающим наказание, суд отнес, помимо прочего, наличие наград, в том числе государственных, семейную ситуацию осужденного и наличие у него на иждивении инвалида, а также его критическое отношение к содеянному.

Общественная опасность преступления, за которое он был осужден, также учтена.

Следует согласиться с районным судом и по поводу применения в данном деле условного наказания. Решение суда о применении в настоящем деле положений ст. 73 УК РФ, возможности исправления М-ва без изоляции от общества мотивировано в приговоре. 

Так, положения ч. 1 ст. 60 УК РФ обязывают суд назначать лицу, признанному виновным в совершении преступления, справедливое наказание. Согласно ст. 6 УК РФ, справедливость назначенного подсудимому наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Обязанность суда учитывать при назначении наказания, в том числе характер и степень общественной опасности преступления, вытекает и из положений ч. 3 ст. 60 УК РФ.

По смыслу ст. 73 УК РФ, суд может постановить считать назначенное наказание условным в том случае, если придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. При этом суд должен учитывать личность виновного и смягчающие обстоятельства, характер, и степень общественной опасности совершенного преступления.

По настоящему делу указанные выше требования закона судом выполнены в полной мере. Дав верную оценку всем заслуживающим внимания по делу обстоятельствам, суд пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для применения ст. 73 УК РФ, чем нарушения закона не допустил.

Не усматривает судебная коллегия и нарушений при применении судом п. 9 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов».

Не соглашаясь с доводами апелляционного представления об освобождении лица от наказания вследствие применения Акта об амнистии, апелляционный суд обращает внимание, что целью амнистии и является реализация принципа гуманизма (как указано в самом Постановлении ГД ФС) в форме освобождение лиц от наказания (либо иного улучшения их процессуального положения).

Обращает внимание также судебная коллегия и на суждения стороны защиты, высказанные в судебном заседании апелляционного суда о противоречивой процессуальной логике стороны обвинения.

При таких обстоятельствах апелляционное представление государственного обвинителя удовлетворению не подлежит, в том числе и потому, что государственным обвинителем не приведено доводов, в чем именно заключается нарушение ст. 73 УК РФ и почему исправление осужденного невозможно без реального отбывания им наказания. 

Кроме того, в соответствии с правовой позицией Президиума Верховного Суда РФ, утвержденной 29 июля 2015 г. и опубликованной в установленном порядке в «Бюллетене Верховного Суда РФ», в судебном решении, по которому осужденный освобождается от наказания на основании Акта об амнистии, должно содержаться указание о снятии с него судимости. В силу пункта 12 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов» несудимыми считаются лица, освобожденные от наказания на основании пунктов 1 - 4 и 7 - 9 данного Постановления, поэтому для правильного определения правовых последствий применения Акта об амнистии в судебном решении обязательно указывается на снятие судимости с лица, к которому данный акт применен.

Поскольку в приговоре районного суда такое указание не содержится, суд апелляционной инстанции считает необходимым исправить данное нарушение.

Кроме того, в соответствии со ст. 389.15, 389.17 УПК РФ, основанием отмены приговора в апелляционном порядке являются, в том числе, существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Такое нарушение допущено по настоящему делу при разрешении гражданского иска в уголовном деле.

В соответствии со ст. 54 УПК РФ, о привлечении физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика судья выносит постановление, а суд - определение. По правилам ст. 44 УПК РФ, решение о признании гражданским истцом также оформляется определением суда или постановлением судьи. 

Однако в нарушение указанных норм закона материалы дела (в частности, протокол судебного заседания) не содержат данных о вынесении судом соответствующих постановлений. Не имеется требуемых постановлений и в виде отдельных документов, подписанных председательствующим.

Не учтена судом при разрешении гражданского иска и обязательная для правоприменителя правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Постановлении от 08 декабря 2017 г. № 39-П «По делу о проверке конституционности положений статей 15, 1064 и 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации и части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Г. Г. Ахмадеевой, С. И. Лысяка и А. Н. Сергеева».

Так, суду следовало исходить из того, что возмещение физическим лицом вреда, причиненного неуплатой организацией налога в бюджет или сокрытием денежных средств организации, в случае привлечения его к уголовной ответственности может иметь место только при соблюдении установленных законом условий привлечения к гражданско-правовой ответственности и только при подтверждении окончательной невозможности исполнения налоговых обязанностей организацией-налогоплательщиком. В противном случае имело бы место взыскание ущерба в двойном размере (один раз - с юридического лица в порядке налогового законодательства, а второй - с физического лица в порядке гражданского законодательства), а значит, неосновательное обогащение бюджета, чем нарушался бы баланс частных и публичных интересов, а также гарантированные Конституцией Российской Федерации свобода экономической деятельности и принцип неприкосновенности частной собственности (статья 8; статья 34, часть 1; статья 35, часть 1).

Таким образом, Конституционным Судом РФ выявлен такой конституционно-правовой смысл статьи 15 и пункта 1 статьи 1064 ГК РФ в системной связи с соответствующими положениями Налогового кодекса РФ, Уголовного кодекса РФ и Уголовно-процессуального кодекса РФ, который исключает возможность взыскания денежных сумм в счет возмещения вреда, причиненного публично-правовым образованиям в форме неуплаты подлежащих зачислению в соответствующий бюджет налогов, с физического лица, которое было осуждено за совершение налогового преступления или в отношении которого уголовное преследование было прекращено по нереабилитирующим основаниям, при сохранении возможности исполнения налоговых обязанностей самой организацией-налогоплательщиком и (или) причастными к ее деятельности лицами, с которых может быть взыскана налоговая недоимка (в порядке статьи 45 Налогового кодекса РФ), а также иными субъектами, несущими предусмотренную законом ответственность по долгам юридического лица - налогоплательщика в соответствии с нормами гражданского законодательства, законодательства о банкротстве.

Кроме того, суд оставил без внимания и без обсуждения в рамках настоящего дела разъяснения Конституционного Суда РФ о том, что объективное вменение (применительно к сфере налогообложения - уголовная ответственность за невнесение налога, явившееся результатом невиновного поведения), как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 мая 2003 года № 9-П, не допускается, а при разрешении иска о взыскании недоимки суд правомочен при определении размера возмещения вреда, причиненного бюджету публично-правового образования физическим лицом, учитывать его имущественное положение (в частности, факт обогащения в результате совершения налогового преступления), степень вины, характер уголовного наказания, а также иные существенные обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного дела.

Ввиду допущения судом как процессуально-правовых, так и материально-правовых недостатков, описанных выше, судебная коллегия не может согласиться с приговором в части разрешения судом гражданского иска, приговор в этой части подлежит отмене с передачей дела в соответствующем объеме на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Решение суда об обращении имущества осужденного в виде транспортных средств в счет погашения гражданского иска также подлежит отмене, поскольку является производной конструкцией по отношению к решению об удовлетворении гражданского иска.

В ходе нового рассмотрения дела в соответствующей части суду следует при точном применении норм материального и процессуального права, а также правовой позиции КС РФ, приведенной в вышеупомянутых Постановлениях, верно установить обстоятельства дела, определить участников спорного правоотношения, дать безошибочную юридическую оценку изучаемым правоотношениям и принять законное и обоснованное решение. 

В остальной части, помимо описанных изменений, приговор суда отвечает требованиям статьи 297 УПК РФ и является законным, обоснованным и справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20 и 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 июня 2019 года в отношении М-ва Александра Викторовича в части разрешения гражданского иска и обращения имущества в виде транспортных средств в счет погашения гражданского иска отменить, дело в этой части передать в тот же суд на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Апелляционную жалобу осужденного удовлетворить.

Этот же приговор изменить: на основании п. 12 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов» снять судимость с М-ва Александра Викторовича.

В остальной части этот же приговор в отношении М-ва Александра Викторовича оставить без изменения, а апелляционное представление – без удовлетворения. 

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru