Угроза прекращения работы котельных единственного поставщика тепла из-за отсутствия топлива и оплата поставок угля минуя счет не признано крайней необходимостью. Апелляционное постановление Сахалинского областного суда от 09.12.2019 № 22-1685/19

Статья 199.2 УК РФ 63
Суд апелляционной инстанции Сахалинского областного суда в составе: председательствующего - судьи Грибановского А.В., при помощнике судьи Канарской А.В., с участием: прокурора отдела прокуратуры Сахалинской области Гапуненко О.С., осужденного С.И,М., защитника – адвоката Дутенгефнера Ю.И. рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу защитника осужденного С.И.М.– адвоката Дутенгефнера Ю.И. на приговор Корсаковского городского суда от 8 апреля 2019 г., которым С.И.М., <личные данные изъяты>, несудимый, осужден по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ к штрафу в размере 200000 (двести тысяч) рублей.

Этим же приговором решена судьба вещественных доказательств.

Изучив материалы дела, а также выслушав участников уголовного судопроизводства: осужденного и защитника, поддержавших доводы апелляционной жалобы, прокурора, возражавшую против удовлетворения апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции

установил:

С.И.М. признан виновным и осужден за сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, страховым взносам, в крупном размере.

Обстоятельства совершенного преступления подробно изложены в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Дутенгефнер Ю.И. просит приговор отменить, а уголовное дело в отношении С.И.М. прекратить. Считает, что в деле отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, поскольку финансовые интересы государства его действиями не были нарушены, так как задолженность была полностью погашена до ДД.ММ.ГГГГ. Также С.И.М. не препятствовал принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам, так как судебными приставами ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ был наложен арест на имущество МУП <данные изъяты> общей суммой <данные изъяты> тыс.руб. и государство не было лишено возможности взыскать недоимку, продав арестованное имущество, документы, подтверждающие данный факт, были представлены суда, однако не получили оценку.

Более того, инкриминируемое С.И.М. деяние может быть совершено только с прямым умыслом, направленным на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам, однако прямой умысел не нашел подтверждения, поскольку на момент возбуждения уголовного дела налоговая задолженность была погашена, С.И.М. неоднократно обращался в налоговую инспекцию с просьбой предоставить рассрочку уплаты налога и страховых взносов (исх. от ДД.ММ.ГГГГ№, от ДД.ММ.ГГГГ№, от ДД.ММ.ГГГГ№), также он обращался в банки (исх.ДД.ММ.ГГГГ№) с целью получения кредита МУП <данные изъяты>. Все это, по мнению автора жалобы, свидетельствует о желании С.И.М. решить вопросы погашения образовавшейся задолженности по налогам законным путем. В приговоре данные факты не отражены, соответственно не были оценены.

Защитник считает, что согласно ст. 39 УК РФ, ч. 5 ст. 20 Федерального закона «О теплоснабжении» от 27 июля 2010 года № 190-ФЗ, С.И.М. действовал в условиях крайней необходимости, что было подтверждено в судебном заседании, так как опасность остановки производства подачи тепла в <адрес>, обусловленная отсутствием топлива в рассматриваемый период, была реальной. Таким образом, у МУП <данные изъяты> в отопительный период 2017-2018 гг. была критическая ситуация с остатками топлива, а поскольку МУП <данные изъяты> является единственным источником теплоснабжения для потребителей <адрес>, прекращение в ходе отопительного сезона работы котельных ввиду отсутствия топлива при значительных отрицательных температурах воздуха представляло очевидную и существенную угрозу жизни и здоровья населения <адрес>, также создавало опасность причинения ущерба имуществу граждан и организаций.

По мнению автора жалобы, судом не верно дана оценка показаниям свидетелей К.Е.Г., К.Т.А., Ц.И,А., которые подтвердили показания С.И.М., а показания Ф.Л.А. не согласуется с показаниями свидетеля С.А.В., Ц.А.В.

Таким образом, в сложившейся обстановке, С.И.М. действовал в условиях крайней необходимости с целью устранения опасности, которая не могла быть устранена иным способом, кроме как оплачивать счета поставщикам угля и иным поставщикам услуг, материалов и оборудования, без которых не могло нормально функционировать предприятие, минуя расчетный счет предприятия.

Считает, что суд, указывая, что доводы подсудимого о принятии мер для предотвращения срыва отопительного сезона, не опровергают его причастности к совершению инкриминируемого преступления, поскольку помимо оплаты счетов предприятия денежные средства расходовались на покупку иных товаров и оплату услуг, не связанных с подачей населению теплоэнергии, не анализировал эти перечисления, требовались ли они для продолжения работы предприятия. Однако за поставленный уголь и ГСМ перечислено<данные изъяты>руб. на покупку иных товаров и оплату услуг<данные изъяты>, чего по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ не хватало для погашения задолженности по недоимке, имевшейся у предприятия.

Также в приговоре отсутствуют сведения о гражданском иске, которые предусмотрены ст. 309 УПК РФ и п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 28 декабря 2006 № 64, поскольку налоговыми органами гражданский иск не предъявлялся. Более того в материалах дела имеется обращение налоговой службы в следственные органы в июне ДД.ММ.ГГГГ года, однако уголовное дело было возбуждено в апреле ДД.ММ.ГГГГ года, что противоречит нормам ст. 199.2 УК РФ.

Письменных возражений на апелляционную жалобу не поступило.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, и таковым он признается, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Выводы суда о виновности С.И.М. в совершении преступления, за которое он осужден, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дана надлежащая оценка.

Судом первой инстанции правильно проанализированы объем и содержание должностных полномочий директора МУП <данные изъяты> С.И.М., в соответствии с приказом от ДД.ММ.ГГГГ№- к о приеме на работу, уставом МУП <данные изъяты> и трудовым договором №от ДД.ММ.ГГГГ, сделан обоснованный вывод о том, что осужденный выполнял функции единоличного исполнительного органа предприятия, был ответственным за ведение финансово-хозяйственной деятельности, обладал правом первой подписи хозяйственных и финансовых документов, являлся распорядителем денежных средств и лицом, ответственным за уплату начисленных налогов.

Свидетели К.Е.Г. (главный бухгалтер МУП <данные изъяты>), К.Т.А. (заместитель главного бухгалтера), Ц.И.А. (главный инженер МУП <данные изъяты>»), подтвердили наличие задолженности у предприятия по налогам и страховым взносам по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ год, пояснили о мерах, принятых налоговым органом в целях погашения задолженности, о том, что все перечисления денежных средств осуществлялись на основании письменных документов, подписанных С.И.М. В связи с невозможностью распоряжения денежными средствами, поступающими на расчетные счета МУП <данные изъяты>, основные средства аккумулировались на счете МУП <данные изъяты>, С.И.М. было принято решение производить расчеты с контрагентами через МУП <данные изъяты>, минуя перечисления денежных средств на счет МУП <данные изъяты>, а ДД.ММ.ГГГГ задолженность была погашена.

Из показаний свидетеля Г.А.П., и.о.директора МУП <данные изъяты> следует, что ДД.ММ.ГГГГ между МУП <данные изъяты> и МУП <данные изъяты> заключен договор, срок действия которого до ДД.ММ.ГГГГ, по приему денежных средств от собственников и нанимателей за жилищные услуги, в последующем перечисление этих денежных средств МУП <данные изъяты>», однако на основании писем от директора МУП <данные изъяты> С.И.М., данные денежные средства переводились контрагентам МУП <данные изъяты>, это было неоднократно с сентября до декабря ДД.ММ.ГГГГ года, назначение платежей было разное – за бумагу, заправку картриджей, обновление программного обеспечения, спецодежда, топливо.

Сам осужденный фактически не оспаривал факт недоимки по налогам и сборам, что также подтверждается изъятыми на предприятии, осмотренными документами бухгалтерской отчетности.

Конкретные сведения о размерах недоимки по налогам и страховым взносам содержатся в заключении эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, выводы которого надлежащим образом аргументированы, нарушений уголовно-процессуального закона при проведении указанного исследования не допущено.

Судом первой инстанции не установлено каких-либо оснований для оговора осужденного свидетелями, их показаниям дана надлежащая оценка, они признаны последовательными, детальными, непротиворечивыми.

Суд апелляционной инстанции считает, что все доводы, изложенные в апелляционной жалобе, аналогичны позиции осужденного в судебном заседании суда первой инстанции, были тщательно проверены судом и опровергнуты как несостоятельные и необоснованные, о чем в приговоре приведены соответствующие мотивированные выводы.

Таким образом, правильно оценив исследованные доказательства, дав оценку как каждому доказательству в отдельности, так и в их совокупности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что преступление совершено С.И.М. при указанных в приговоре обстоятельствах, и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, как сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам в крупном размере.

Оснований для иной квалификации действий осужденного не имеется.

В силу положений ст. 39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для признания в действиях С.И.М. признаков состояния крайней необходимости, в силу которой им был причинен вред охраняемым законом интересам общества и государства (сокрытие денежных средств предприятия от взыскания недоимки по налогам, сборам, страховым взносам), поскольку совершение им умышленных действий по распоряжению денежными средствами, для расчетов с контрагентами, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на сумму <данные изъяты> рублей, за оказание услуг и покупку товаров, не связанных с началом отопительного сезона, явилось одной из причин непогашения образовавшейся задолженности в размере <данные изъяты> рублей.

Довод защиты о том, что целью действий С.И.М. являлось не сокрытие денежных средств предприятия от принудительного взыскания задолженности по налогам и сборам, а поддержание бесперебойного производственного цикла, остановка которого могла привести к техногенной аварии, из-за отсутствия сырья и иных материалов, необходимых МУП <данные изъяты>», в связи с чем им принимались меры по изысканию денежных средств из иных источников, обращение в налоговый орган, суд признает не состоятельным, и не свидетельствует о возникновении условий крайней необходимости, а частный интерес хозяйствующего субъекта не может быть признан более значимым, нежели интерес общественный или государственный.

Доводы о том, что судебными приставами-исполнителями за долги по налогам арестовано имущество МУП <данные изъяты>, и гражданский иск по делу не заявлен, на объем и квалификацию действий влиять не могут, поскольку осужденному вменяется сокрытие от взыскания денежных средств.

Не подлежит также удовлетворению и довод адвоката о том, что для квалификации действий осужденного С.И.М. органу предварительного следствия необходимо было установить наличие у него личной заинтересованности, прямого умысла, именно в фактическом сокрытии денежных средств предприятия от возможного обращения на них взыскания, то есть путем заключения незаконных сделок, приобретения имущества, не используемого в деятельности предприятия, поскольку диспозиция ч. 1 ст. 199.2 УК РФ не содержит каких-либо исключений для ее применения, исходя из целей сокрытия денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам.

Вопреки доводам жалобы уголовное дело возбуждено в соответствии с требованиями ст. ст. 144, 145 УПК РФ при наличии повода - рапорта старшего следователя следственного отдела по<адрес>СУ СК РФ по Сахалинской области о выявленных в рамках проверки фактах сокрытия денежных средств организации директором МУП<данные изъяты>С.И.М., за счет которых должно производиться взыскание недоимки по налогам, и достаточных оснований, указывающих на признаки преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ. Указанные основания подтверждены и данными, полученными органом следствия из налогового органа, и также, как материалы оперативно-розыскной деятельности были представлены в следственный орган. При этом, суд апелляционной инстанции отмечает, что особенности возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях, предусмотренные в частях 7 - 9 ст. 144 УПК РФ, не применяются к действиям следователя при проверке сообщений о преступлении, предусмотренном ст. 199.2 УК РФ.

При назначении наказания С.И.М. суд первой инстанции надлежащим образом учел характер и степень общественной опасности совершенного умышленного преступления, относящегося к категории небольшой тяжести, обстоятельства дела, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, смягчающие наказание обстоятельства и личность виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Учитывая указанное, а также надлежащим образом проанализировав имущественное положение осужденного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о возможности назначения С.И.М. наказания в виде штрафа, размер которого определил в соответствии с санкциями статей, предусматривающих ответственность за содеянное.

Оснований для применения положений ст. 64 УК РФ судом не установлено, не усматривает таковых и суд апелляционной инстанции.

Каких-либо нарушений уголовного или уголовно-процессуального закона, способных повлечь отмену приговора, в том числе и нарушений права осужденного на защиту, на стадии предварительного следствия и при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

Приговор Корсаковского городского суда от 08 апреля 2019 года в отношении С.И.М. оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Дутенгефнера Ю.И. - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в предусмотренном главой 47.1 УПК РФ кассационном порядке в Президиум девятого кассационного суда общей юрисдикции.

Источник


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru