Оправдание по обвинению в хищении НДС путем его возмещения законно, поскольку не доказано, что директор налогоплательщика руководил деятельностью контрагентов. Определение Седьмого кассационного суда от 13.04.2020 № 77-206/20

Кассационные суды / 280 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе: председательствующего Чистяковой Н.И., судей Симаковой И.Н., Чипизубовой О.А., при секретаре Петровец А.А., с участием прокурора Хариной Н.И., оправданного Коч-ва А.В., защитника-адвоката Клепикова Д.А. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению первого заместителя прокурора Челябинской области Трошкина И.Ю., кассационной жалобе представителя потерпевшего ИФНС России по Ленинскому району г. Челябинска <данные изъяты> о пересмотре приговора Ленинского районного суда г. Челябинска от 12 августа 2019 года и апелляционного определения Челябинского областного суда от 19 ноября 2019 года.

Приговором Ленинского районного суда г. Челябинска от 12 августа 2019 года Коч-в Андрей Викторович, родившийся <данные изъяты>
несудимый, оправдан по обвинению в совершении трёх преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в его деянии состава преступления, с признанием в соответствии со ст. 134 УПК РФ права на реабилитацию.
    
Апелляционным определением Челябинского областного суда от 19 ноября 2019 года приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Симаковой И.Н., выступления прокурора Хариной Н.И., поддержавшей изложенные в кассационных представлении и жалобе доводы, оправданного Коч-ва А.В., адвоката Клепикова Д.А., просивших оставить приговор и апелляционное определение без изменения, судебная коллегия

установила:

органами предварительного следствия Коч-в А.В. обвинялся в том, что, будучи <данные изъяты> Общества с ограниченной ответственностью «Техпромтрейдинг» (далее – ООО «Техпромтрейдинг»), используя своё служебное положение, путём обмана должностных лиц инспекции ФНС России по Ленинскому району г. Челябинска в г. Челябинске при в период времени и обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении, умышленно из корыстных побуждений похитил, причинив ущерб бюджету Российской Федерации, денежные средства при возмещении налога на добавленную стоимость (далее – НДС): за 1 квартал 2013 года в сумме 12 728 рублей; за 2 квартал 2014 года в сумме 321 188 рублей; за 3 квартал 2014 года в сумме 92 150 рублей, а также умышленно из корыстных побуждений покушался на хищение денежных средств при возмещении НДС за 1 квартал 2015 года в сумме 11 637 рублей, но не смог довести свои действия до конца ввиду отказа налогового органа в возмещении НДС на указанную сумму.

Предъявляя Коч-ву А. В. обвинение в совершении трёх преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, - мошенничества, то есть хищения чужого имущества путём обмана с использованием служебного положения, а также преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ, - покушения на мошенничество, то есть хищения чужого имущества путём обмана с использованием служебного положения, органы предварительного следствия исходили из того, что именно он осуществлял фактический контроль за деятельностью Общества с ограниченной ответственностью «Арон» (далее – ООО «Арон») и Общества с ограниченной ответственностью «Форсаж» (далее – ООО «Форсаж»), действовал в отношениях с поставщиками от имени ООО «Форсаж», давал обязательные к исполнению указания <данные изъяты> по организации фиктивного документооборота между ООО «Техпромтрейдинг» и ООО «Арон», указал в декларациях за 1 квартал 2013 года, 2 квартал 2014 года, 3 квартал 2014 года и 1 квартал 2015 года заведомо ложные сведения по сделкам между ООО «Техпромтрейдинг» и ООО «Арон», что позволило незаконно получить ООО «Техпромтрейдинг» налоговые вычеты по НДС.

Проанализировав представленные сторонами доказательства, суд первой инстанции оправдал Коч-ва А.В. по предъявленному обвинению в связи с отсутствием в его деянии составов указанных преступлений, указав, что наличие умысла на хищение денежных средств в действиях Коч-ва А. В. не установлено.

Суд апелляционной инстанции, проверив приговор по апелляционному представлению и дополнениям к нему государственного обвинителя и апелляционной жалобе и дополнениям к ней представителя потерпевшего, сочла приведённые стороной обвинения доводы, ставящие под сомнение выводы суда первой инстанции об отсутствии в действиях Коч-ва А.В. составов инкриминируемых ему преступлений, неубедительными, не усмотрела оснований для признания перечисленных стороной обвинения нарушений уголовно-процессуального закона существенными, влекущими отмену оправдательного приговора.

Первый заместитель прокурора Челябинской области Трошкин И.Ю. в кассационном представлении и представитель потерпевшего <данные изъяты> в кассационной жалобе ставят вопрос об отмене приговора и апелляционного определения по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявших на исход дела. Просят приговор и апелляционное определение отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе.

Прокурор указывает, что оправдательный приговор в отношении Коч-ва А.В. не соответствует требованиям ст. ст. 297, 305 УПК РФ, выводы суда об отсутствии в действиях Коч-ва А.В. состава преступлений, в совершении которых он обвинялся, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Настаивает, что в ходе рассмотрения уголовного дела было установлено, что Коч-в А.В. осуществлял фактический контроль за деятельностью ООО «Арон» и ООО «Форсаж», действовал от их имени при работе с поставщиками, давал указания <данные изъяты> по организации фиктивного документооборота между ООО «Техпромтрейдинг» и ООО «Арон» и ООО «Форсаж», указывал в налоговых декларациях заведомо ложные сведения по сделкам между указанными организациями, что позволило ему незаконно получить налоговые вычеты по НДС

Обстоятельства совершения Коч-вым А.В. преступлений, подробно изложенные в обвинительном заключении, подтверждаются исследованными судом доказательствами. Указывает, что выводы суда о недоказанности того, что сделки, совершаемые ООО «Арон» и ООО «Форсаж» являются мнимыми, а контрагенты - номинальными юридическими лицами, сделан судом на основании докладных записок налогового органа, в которых по результатам камеральных проверок, включающих проверку номинальности поставщиков, каких-либо нарушений не выявлено, решения о возмещении НДС признаны обоснованными, того, что налоговые инспекции, в которых состояли на учёте ООО «Арон» и ООО «Форсаж», заявили об отсутствии каких-либо претензий к данным юридическим лицам, поскольку ими не допущено нарушений налогового законодательства, при этом суд не привёл в полном объёме и оставил без оценки согласующиеся с положениями п. 7 ст. 3, ст. ст. 88 и 176 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) показания представителя потерпевшего <данные изъяты> о причинах принятия инспекцией решений об отказе в привлечении к ответственности ООО «Техпромтрейдинг» с указанием норм действующего налогового законодательства и существующей судебной практики, в нарушение требований ст. 305 УПК РФ в приговоре не приведены все представленные стороной обвинения доказательства, правовая оценка им не дана в нарушение требований ст. 305 УПК РФ в приговоре не приведены все представленные стороной обвинения доказательства: акты налоговых проверок, в которых установлено, что налоговые вычеты заявлены неправомерно; выписки по расчётным счетам о движении денежных средств, согласно которым на момент открытия расчётного счёта ООО «Арон» денежных средств не имело, по расчётному счёту ООО «Форсаж» установлено движение денежных средств с ООО «Арон»; заключения экспертов о том, что ООО «Техпромтрейдинг» не осуществляло коммерческих взаимоотношений с организациями ООО «Арон» и ООО «Форсаж», приобретало товарно-материальные ценности у фактических поставщиков, являющихся плательщиками НДС, что привело к завышению суммы НДС, исчисленной к возмещению из бюджета; протокол обыска в жилище <данные изъяты>, в ходе которого изъяты документы ООО «Арон» и ООО «Форсаж», электронный ключ, печати, не дана должная оценка показаниям свидетелей <данные изъяты> изобличающим Коч-ва А.В. в совершении преступлений, а также показаниям сотрудников налогового органа <данные изъяты>., <данные изъяты> о том, что ООО «Арон» и ООО «Форсаж» являются фирмами-однодневками, описательно-мотивировочная часть приговора не содержит оценки указанных доказательств, мотивы, по которым они отвергнуты, в приговоре не приведены, что повлияло на выводы суда и неверный исход дела. 

Указывает на нарушение судом требований ст. ст. 303, 310 и 312 УПК РФ как влекущих отмену любого приговора. 

Суд апелляционной инстанции согласился с необоснованными выводами суда первой инстанции, продублировав их в своём решении, в нарушение п. 7 ч. 3 ст. 389.28 УПК РФ не привёл мотивы принятого решения по всем доводам апелляционных представления и жалобы. Необоснованно признаны несущественными доводы апелляционного представления о нарушениях уголовно-процессуального закона при постановлении приговора, о нарушении тайны совещательной комнаты, являющейся самостоятельным безусловным основанием отмены судебного решения (п. 8 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ), провозглашении приговора не в полном объёме, расхождении между текстом приговора, имеющегося в уголовном деле, и копий приговора, вручённых сторонам. 

Суд апелляционной инстанции необоснованно оставил без удовлетворения часть заявленных стороной обвинения в опровержение выводов суда об оправдании, а также допущенных судом процессуальных нарушениях ходатайств, что наряду с отказом суда апелляционной инстанции от должной оценки доводов стороны обвинения и необоснованном удовлетворении при этом ходатайства стороны защиты о приобщении документов, полученных адвокатом при внепроцессуальном общении с судом первой инстанции создаёт преимущества для стороны защиты, свидетельствует о пристрастности суда. О формальном подходе суда апелляционной инстанции к рассматриваемому делу свидетельствует и указание в протоколе судебного заседания неверной даты – 12 ноября 2019 года вместо 19 ноября 2019 года, а также вынесение немотивированного апелляционного определения, в основу которого положено ошибочное субъективное мнение, не основанное на правильном применении уголовного и уголовно-процессуального законов, при том, что доводы стороны обвинения проигнорированы.

В кассационной жалобе представитель потерпевшего <данные изъяты> приводит аналогичные изложенным в кассационном представлении доводы, а также указывает на ошибочность вывода суда о том, что Коч-в А.В. не вводил в заблуждение налоговый орган и не вносил в декларацию заведомо ложные данные, основанного лишь на том, что налоговым органом по результатам камеральных проверок были приняты решения о возврате НДС, указывая, что действия Коч-ва А.В. свидетельствуют об обмане им должностного лица путем введения его в заблуждение. Отмечает, что решения о возмещении НДС ООО «Техпромтрейдинг» стали возможны в связи с неполнотой собранной ИФНС России по Ленинскому району г. Челябинска доказательственной базы, так как в ходе камеральной проверки налоговый орган ограничен «сжатыми» сроками, а также тем перечнем полномочий, который предусмотрен налоговым законодательством, в связи с чем, истину по делу можно установить лишь в случае передачи выявленных фактов нарушений действующего законодательства правоохранительным органам. 

Судом не в полном объеме были учтены и отражены в протоколе судебного заседания от 24 июля 2018 года его пояснения о причинах принятия ИФНС решения об отказе в привлечении к ответственности, с указанием норм действующего налогового законодательства, а также судебной практики по данному вопросу, его показания отражены в протоколе отрывочно, не содержат всей полноты представляемых сведений, а в некоторых случаях искажают смысл передаваемой информации. Ссылаясь на практику Конституционного Суда Российской Федерации, положения налогового законодательства о порядке применения налоговых вычетов указывает, что отсутствие у ИФНС претензий к иным организациям - участникам выявленной схемы необоснованного возмещения сумм НДС, не свидетельствует об отсутствии вины ООО «Техпромтрейдинг». 

Полагает, что суд неверно истолковал нормы действующего налогового законодательства, анализ которых приводит в жалобе. Указывает на существенное нарушение судом требований уголовно-процессуального закона при постановлении приговора, а именно, что в нарушение требований ч. 1 ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оглашенного приговора существо предъявленного обвинения приведено не в полном объёме, неполно и неверно указаны обстоятельства, установленные судом, а также на несоответствие мотивов оправдания подсудимого установленным обстоятельствам, отсутствие доводов, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения и оснований для оправдания подсудимого, доказательств, их подтверждающих, по каждому содержащемуся в обвинении деянию. При рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции также допущены существенные нарушения требований закона, повлиявшие на итог рассмотрения уголовного дела и искажающие саму суть правосудия, в подтверждение чего ссылается на необоснованное удовлетворение судом ходатайства защиты о приобщении к материалам дела доказательств защиты, их учёт при принятии решения, при том, что представленные представителем потерпевшего на диске доказательства исследованы не были. Судом апелляционной инстанции дана неверная оценка доводам поданных апелляционных жалобы и представления о допущенных судом первой инстанции существенных нарушениях закона, в том числе о нарушении тайны совещательной комнаты, оглашении неполного текста судебного решения.

В возражениях на кассационные представление и жалобу представитель потерпевшего адвокаты Клепиков А.В. и Симонэ Л.В. указывают, что состоявшиеся в отношении Коч-ва А.В. судебные решения являются законными, обоснованными и справедливыми, вынесенными в соответствии с ч. 1 ст. 297, 389.28 УПК РФ, изложенные в приговоре и апелляционном определении выводы судов соответствующими фактически установленным судом обстоятельствам, которым дана правильная правовая оценка, сделан обоснованный вывод об отсутствии в действиях Коч-ва А.В. составов инкриминируемых ему преступлений. Полагают, что суд обоснованно принял во внимание многочисленные решения ИФНС России по Челябинской области, на основании которых происходило возмещение НДС Коч-вым А.В., который действовал в рамках закона и не совершал уголовно-наказуемых деяний, никогда не контролировал и не мог контролировать деятельность ООО «Арон» и ООО «Форсаж», своими действиями не причинил ущерба. Существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела в отношении Коч-ва А.В. судами первой и апелляционной инстанций не допущено. Просят приговор и апелляционное определение оставить без изменения, кассационные представление и жалобу представителя потерпевшего - без удовлетворения.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В силу положений ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального закона.

С учётом данного ограничения доводы кассационного представления, жалобы, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела, проверке не подлежат. Такие доводы должны быть проверены только в тех случаях, если в них содержится указание на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств, повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и повлекшие вынесение незаконного судебного решения.

При этом в соответствии со ст. 401.6 УПК РФ пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что таких нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов по уголовному делу в отношении Коч-ва А.В. допущено не было.

Выводы суда об оправдании Коч-ва А.В. по каждому предъявленному ему обвинению сделаны не ввиду отсутствия у налогового органа претензий по уплате НДС к ООО «Арон» и ООО «Форсаж», как на то указывают авторы кассационных представления и жалобы, а на основании анализа совокупности доказательств.

Исследовав представленные сторонами обвинения и защиты доказательства, в частности, показания представителя потерпевшего <данные изъяты>., свидетелей <данные изъяты>., данные ими в судебном заседании, свидетеля <данные изъяты> в ходе предварительного следствия, показания свидетелей <данные изъяты>., письменные доказательства, суд первой инстанции пришёл к обоснованному выводу об отсутствии по делу совокупности доказательств, достаточной для вывода о виновности Коч-ва А.В. в совершении инкриминируемых ему преступлений.

Суд установил, что в период рассматриваемых событий <данные изъяты> ООО «Техпромтрейдинг» являлся Коч-в А.В., директором ООО «Арон» <данные изъяты>., директором ООО «Форсаж» <данные изъяты> функции бухгалтера в ООО «Арон» и ООО «Форсаж» осуществляла <данные изъяты>., в обладании которой находились учредительные документы, печати этих организаций, она также имела доступ к управлению их расчётными счетами, выполняла перечисления денежных средств с этих счетов иным организациям, ставила подписи за директоров в соответствии с имевшимися у неё доверенностями, готовила и сдавала в инспекцию Федеральной налоговой службы налоговые декларации.

При этом показания Коч-ва А.В. о том, что он не имел отношения к руководству ООО «Арон» и ООО «Форсаж», не направлял в адрес <данные изъяты> бухгалтерские документы по взаимоотношениям между ООО «Техпромтрейдинг» и ООО «Арон», ООО «Арон» и ООО «Форсаж» и ООО «Форсаж» и иными контрагентами, не опровергнуты. Материалы дела не содержат каких-либо объективных сведений, подтверждающих показания свидетеля <данные изъяты> об этом.

Вывод суда о непоследовательности показаний свидетелей <данные изъяты> и <данные изъяты> основан на исследованных доказательствах. Судом приведены мотивы, по которым он пришёл к выводу о недостоверности показаний этих лиц как в части осуществления Коч-вым А.В. фактического руководства ООО «Арон» и ООО «Форсаж», так и в части номинальности руководителей и отсутствии коммерческой деятельности ООО «Арон» и ООО «Форсаж». Суд обоснованно сослался на результаты обысков по месту жительства <данные изъяты> (т. 23 л.д. 28-34, 80-99), когда среди иных предметов обнаружены и изъяты многочисленные документы, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью ООО «Арон» и ООО «Форсаж» в период 2012-2015 годов, в том числе доверенности, договоры, товарные накладные, счета-фактуры, налоговые декларации ООО «Арон», электронный ключ «RUTOKEN» ООО «Арон», печать ООО «Форсаж», и обыска по месту жительства Коч-ва А.В. (т. 23 л.д. 38-41), когда в его ноутбуке в папке «ООО ФОРСАЖ АРОН» обнаружены четыре файла, содержащих проекты договора поставки, договора купли-продажи бытовой техники, договора уступки права требования, товарной накладной, счета на оплату, где одной из сторон указано ООО «Форсаж» (т. 23 л.д. 80-99).

Обоснованно суд обратил внимание на то, что доводы стороны обвинения о том, что на счёт ООО «Арон» денежные средства в крупном размере поступали только от ООО «Техпромтрейдинг», опровергаются сведениями, содержащимися в выписке по расчётному счёту ООО «Арон» за период с 30 августа 2012 года по 27 ноября 2014 года (т. 13 л.д. 39), из которой видно, что кроме ООО «Техпромтрейдинг» у ООО «Арон» имелись иные контрагенты, с которыми ООО «Арон» осуществляло коммерческие связи, не являющиеся контрагентами второго звена для ООО «Техпромтрейдинг». В их числе ООО «ЖелДорСнаб», ЗАО «НовосибирскСпецКомплект», ООО «ПромТехТрейд», ООО «Технолайн», ООО «Арфа» и многие другие. Денежные суммы, находившиеся в обороте между вышеуказанными и иными организациями и ООО «Арон», значительно превышают суммы, перечисляемые с расчётного счёта ООО «Техпромтрейдинг» на расчётный счёт ООО «Арон».

Аналогичным образом выписка по расчётному счёту ООО «Форсаж» за период с 12 апреля 2013 года по 04 февраля 2015 года (т. 13 л.д. 66-72) свидетельствует о том, что кроме ООО «Арон» и контрагентов, являющихся поставщиками продукции, в дальнейшем реализованной ООО «Арон» в ООО «Техпромтрейдинг», у ООО «Форсаж» имелись иные контрагенты, с которыми осуществлялось коммерческое взаимодействие, в том числе ООО ТД «Электронная индустрия», ООО «Электротехническая компания ЭИП», ОАО «Саранский приборостроительный завод», ООО «МИТЭК», ООО «Техноспектр» и другие.

В соответствии с вышеуказанной выпиской по расчётному счёту ООО «Арон» за период с 30 августа 2012 года по 27 ноября 2014 года (т. 13 л.д. 39) первые денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек действительно поступили на счёт ООО «Арон» 26 октября 2012 года от ООО «Техпромтрейдинг» в качестве оплаты продукции по договору поставки от <данные изъяты> года, то есть в период времени, находящийся за рамками предъявленного Коч-ву А.В. обвинения. При этом доказательств, свидетельствующих о том, что поступление этих денежных средств происходило не по причине исполнения вышеуказанного договора поставки, а в рамках реализации преступной схемы, как о том настаивает сторона обвинения, материалы дела не содержат. Не были представлены такие доказательства и в ходе судебного разбирательства.

В силу вышеуказанных обстоятельств, суд обоснованно отверг доводы обвинения о формальном документообороте и отсутствии на расчётном счёте ООО «Арон» собственных денежных средств, сделанные по результатам анализа движения денежных средств по расчётным счетам ООО «Арон» без учёта иных доказательств по делу.

Представленные стороной обвинения налоговые декларации ООО «Техпромтрейдинг» за 1 квартал 2013 года, где к возмещению из бюджета заявлена сумма 432 221 рубль (т. 1 л.д. 124-136), за 2 квартал 2014 года, где заявлено к возмещению из бюджета 1 002 574 рубля (т. 2 л.д. 53-73), за 3 квартал 2014 года, где заявлено к возмещению из бюджета 383 566 рублей (т. 2, л.д. 31-50), за 1 квартал 2015 года, где заявлено к возмещению из бюджета 236 568 рублей (т. 1 л.д. 235-239), заявления о возмещении НДС, решения ИФНС России по Челябинской области о возмещении НДС ООО «Техпромтрейдинг» и об отказе в его возмещении за указанные налоговые периоды (т. 1 л.д. 146, 230, 231, т. 2 л.д. 75, 76, т. 10 л.д. 4), акты камеральных налоговых проверок ООО «Техпромтрейдинг» (т. 1 л.д. 171-177, т. 2 л.д. 77-87, 88-97), заключение эксперта от 26 февраля 2018 года, в соответствии с которым подписи в заявлениях ООО «Техпромтрейдинг» о возмещении НДС за 2, 3 кварталы 2014 года, 1 квартал 2015 года от имени Коч-ва А.В. выполнены самим Коч-вым А.В. (т. 22 л.д. 38-44); заключения судебных бухгалтерских экспертиз от 29 декабря 2017 года, от 15 марта 2018 года, от 31 марта 2018 года, от 31 марта 2018 года, от 10 апреля 2018 года, в соответствии с которыми эксперт, исходя из представленных органом следствия материалов и заданных последним исходных данных об отсутствии коммерческих взаимоотношений между ООО «Техпромтрейдинг», ООО «Арон» и ООО «Форсаж», определил суммы излишне исчисленного ООО «Техпромтрейдинг» к возмещению из бюджета НДС за рассматриваемые налоговые периоды, в том числе за 1 квартал 2013 года -12 728 рублей, 2 квартал 2014 года - 321 188 рублей, 3 квартал 2014 года -92 150 рублей, за 1 квартал 2015 года - 1 1 637 рублей и установил, что согласно решениям ИФНС суммы НДС за 1 квартал 2013 года, 2, 3 кварталы 2014 года были зачислены на счёт ООО «Техпромтрейдинг», также получили оценку суда как не свидетельствующие о виновности Коч-ва А.В. в совершении преступлений.

Представленные как налоговым органом, так и органами предварительного расследования материалы свидетельствуют о том, что в ходе проведенных проверок компетентным государственным органом (ИФНС России по Челябинской области) было установлено, что ООО «Техпромтрейдинг» состояло в договорных отношениях с ООО «Арон», последнее - с иными контрагентами. Однако данных, свидетельствующих о мнимости сделок, фактическом отсутствии поставок продукции, перечислений денежных средств в счет её оплаты, «номинальности» организаций, отсутствии перечислений НДС в бюджет не получено. Предъявленное Коч-ву А.В. обвинение не содержит указания на такие обстоятельства.

При этом условия договоров поставки продукции, заключенных между ООО «Техпромтрединг» и ООО «ЛУКОЙЛ Узбекистан Оперейтинг Компани», а также между ООО «Техпромтрейдинг» и ООО «Арон», исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в приговоре, согласуются с показаниями Коч-ва А.В. о наличии у него заинтересованности в приобретении товаров именно у ООО «Арон», поскольку последнее предоставляло ему отсрочку платежа, благодаря чему он имел возможность оплатить приобретённую продукцию уже после её отгрузки в адрес ООО «ЛУКОЙЛ Узбекистан Оперейтинг Компани» и получения за неё оплаты. Показания Коч-ва А.В. относительно экономической оправданности для него данного порядка оплаты поставляемого товара согласуются с показаниями конкурсного управляющего <данные изъяты>

Представленными стороной обвинения доказательствами доводы Коч-ва А.В. о законности получения ООО «Техпромтрейдинг» возмещения НДС не опровергнуты.

Вопреки доводам кассационных представления и жалобы судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, нарушений уголовно-процессуального закона при исследовании доказательств, повлиявших на правильность установленных судом фактических обстоятельств дела и влекущих отмену оправдательного приговора, не установлено. Каких-либо объективных данных, которые бы остались без внимания и свидетельствовали бы о допущенной ошибке, предопределившей исход дела, либо существенно нарушившей права и законные интересы участников уголовного процесса, искажающей саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия не установлено.

Выводы суда не содержат предположений, неустранимых противоречий и основаны исключительно на исследованных материалах дела, все представленные сторонами доказательства, в том числе перечисленные в кассационных представлении и жалобе, были проверены судом и оценены в приговоре в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 87 и 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности.

Оправдательный приговор постановлен в отношении Коч-ва А.В. в соответствии с требованиями гл. 39 УПК РФ, его описательно-мотивировочная часть в соответствии со ст. 305 УПК РФ содержит существо предъявленного обвинения (вопреки доводам представителя потерпевшего об обратном), установленные судом обстоятельства дела, основания оправдания подсудимого, доказательства, их подтверждающие, обоснование по другим вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ. При этом суд вопреки утверждениям в кассационных представлении и жалобе в соответствии с п. 4 ст. 305 УПК РФ указал в приговоре мотивы, по которым отверг представленные стороной обвинения доказательства.

Неприведение в приговоре всех доказательств, представленных стороной обвинения, существенным нарушением ст. 305 УПК РФ не является. По смыслу уголовно-процессуального закона, в приговоре должны быть приведены не абсолютно все доказательства, представленные сторонами, как на то указано в кассационных представлении и жалобе, а лишь те из них и лишь в той части, которые имеют существенное значение для принятия итогового решения по делу и могут повлиять на выводы суда по всем вопросам, подлежащим доказыванию в силу ст. 73 УК РФ.

Данное правило оценки доказательств и изложения приговора судом не нарушено.

Изучение материалов уголовного дела показало, что приведённая в кассационных представлении и жалобе оценка доказательств носит односторонний характер, не отражает в полной мере существо показаний допрошенных лиц и письменных материалов, которые оценены стороной обвинения в отрыве от других имеющихся по делу доказательств.

Между тем, именно всесторонний анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства дела и с учётом требований ч. 4 ст. 302 УПК РФ прийти к выводу о том, что по настоящему уголовному делу доказательств, бесспорно опровергающих позицию Коч-ва А.В., стороной обвинения не представлено.

Имеющиеся сомнения в виновности Коч-ва А.В. судом обоснованно истолкованы в пользу оправданного (ч. 3 ст. 14 УПК РФ).

Правильность оценки доказательств сомнений не вызывает.

Дело рассмотрено судами первой и апелляционной инстанций объективно и беспристрастно.

Как видно из материалов дела, судами соблюдался установленный уголовно-процессуальным законом порядок рассмотрения дела и принцип состязательности и равноправия сторон, которым предоставлялась возможность исполнения их процессуальных функций и реализации гарантированных законом прав на представление доказательств, заявление ходатайств, а также иных прав, направленных на отстаивание своей позиции. Каких-либо преимуществ для стороны защиты судами первой и апелляционной инстанции не создано, ходатайства стороны защиты рассмотрены судами обеих инстанций с принятием по ним решений, как и ходатайства стороны обвинения. Несогласие стороны обвинения с решением судов об удовлетворении заявленных стороной защиты ходатайств о нарушении уголовно-процессуального закона не свидетельствует.

Допрос свидетелей обвинения <данные изъяты> посредством видеоконференц-связи проведён в соответствии со ст. 278.1 УПК РФ и не свидетельствует о нарушении прав стороны обвинения, которая не была лишена возможности возражать против проведения допросов данных лиц с использованием информационно-телекоммуникационных средств, однако таких возражений не высказала.

Не содержат протоколы судебных заседаний и сведений о возражении стороны обвинения против продолжения рассмотрения дела в отсутствие представителя потерпевшего, решений об обязательности участия которого не принималось. УПК РФ требований о рассмотрении уголовного дела только с участием потерпевшего (его представителя) не предусматривает.

Доводы представления о нарушении прав Коч-ва А.В. ввиду неразъяснения ему предусмотренных УПК РФ прав подсудимого, невыяснения его отношения к предъявленному обвинению, в том числе перед его допросом в судебном заседании и необходимости в связи с этим отменить оправдательный приговор в отношении Коч-ва А.В. не основаны на требованиях УПК РФ.

Не основаны на требованиях закона и доводы кассационного представления об обязанности суда после каждого отложения судебного заседания выяснять, имеются ли у сторон ходатайства. Положения гл. 36 и 37 УПК РФ не содержат и требований о неоднократном выяснении председательствующим у явившихся, имеются ли у них ходатайства. Согласно ст. 271 УПК РФ данный вопрос подлежит выяснению в подготовительной части судебного заседания, в последующем ходатайства разрешаются судом при их заявлении сторонами.

Судом не допущено искажения изложения доказательств, в том числе показаний представителя потерпевшего <данные изъяты>., вопреки его утверждениям в жалобе об обратном. Подавая замечания на протокол судебного заседания, представитель потерпевшего об искажении его показаний не указывал.

При этом поданные прокурором и представителем потерпевшего замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии с положениями ст. 260 УПК РФ и отклонены с вынесением мотивированных постановлений. Каких-либо оснований сомневаться в достоверности протокола судебного заседания не имеется.

Несвоевременное вручение стороне обвинения копии приговора также не свидетельствует о необходимости отмены приговора. Из уголовного дела видно, что нарушения требований ст. ст. 303, 310 и 312 УПК РФ, на которые ссылаются авторы представления и жалобы, не лишили ни прокурора, ни представителя государственного обвинения возможности своевременно обжаловать приговор. При этом после получения копии приговора каких-либо новых доводов относительно существа приговора стороной обвинения в дополнениях к апелляционным представлению и жалобе не приведено.

При рассмотрении дела в апелляционном порядке судебная коллегия проверила законность, обоснованность и справедливость приговора, дала надлежащую оценку всем изложенным в апелляционных представлении и жалобе и дополнениям к ним доводам, большая часть которых аналогичны приведённым в настоящих представлении и жалобе, изложив в определении мотивы принятого решения в соответствии с требованиями ст. ст. 389.20, 389.28 УПК РФ.

В частности, доводы стороны обвинения о несоответствии оглашённого в судебном заседании, вручённого сторонам и имеющегося в материалах уголовного дела текста приговора были тщательно проверены.

Сопоставив имеющийся в материалах уголовного дела и представленный стороной обвинения тексты приговора, суд апелляционной инстанции установил наличие расхождений текста, однако обоснованно не усмотрел оснований для отмены оправдательного приговора, указав, что существо приговора, анализ доказательств и выводы суда относительно необходимости оправдания Коч-ва А.В. при оглашении приговора не были искажены и не повлияли на осуществление целей правосудия, имеющего своим назначением как защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания, так и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод, отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитацию каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Доводы представителя потерпевшего о том, что представленный суду апелляционной инстанции диск с записью провозглашения приговора, не был предметом проверки суда апелляционной инстанции, несостоятельны.

Из материалов уголовного дела следует, что при проверке тождества представленных текстов приговора стороной обвинения в подтверждение заявленных доводов суду апелляционной инстанции был представлен оглашённый судом первой инстанции текст приговора в печатном виде и в виде аудиозаписи на диске. Вопрос о необходимости исследования аудиозаписи обсуждался в судебном заседании суда апелляционной инстанции, решение об отсутствии необходимости прослушивания представленных государственным обвинителем и представителем потерпевшего записей принято судом апелляционной инстанции с учётом мнения всех участников процесса, в том числе представителя потерпевшего, исходя также из подтверждения государственным обвинителем и представителем потерпевшего тождества изложенного в кассационном представлении текста оглашённого приговора содержанию представленных аудиозаписей.

Вопреки доводам кассационных представления и жалобы факт нарушения судом тайны совещательной комнаты не установлен. Судебное заседание первой инстанций по настоящему делу было закрыто 12 августа 2019 года в 15:10, судебное заседание по уголовному делу в отношении <данные изъяты> начато 12 августа 2019 года в <данные изъяты>. Об этом свидетельствуют протоколы судебных заседаний.

Не свидетельствуют о нарушении тайны совещательной комнаты и иные, представленные стороной обвинения в подтверждение указанного довода документы. Они не опровергают содержания протоколов судебных заседаний по уголовным делам, соответствующих требованиям уголовно-процессуального закона. Представленные стороной обвинения в подтверждение заявленного довода документы содержат противоречия, которые не позволили суду апелляционной инстанции признать их в качестве содержащих достоверные сведения о фактическом времени судебного заседания по уголовному делу в отношении <данные изъяты>

При этом из ответа заместителя генерального директора по информационному вещанию – руководителя департамента информационных программ <данные изъяты> следует, что съемочная группа АО «Обл-ТВ» находилась возле зала судебных заседаний судьи <данные изъяты> который был закрыт, и, поскольку судебное заседание по уголовному делу в отношении Коч-ва А.В., назначенное на 13:00 не началось до 14:05 12 августа 2019 года, съемочная группа получила комментарии помощника прокурора Плетнёва Н.И. и покинула помещение Ленинского районного суда г. Челябинска (т. 29 л.д. 85), что само по себе свидетельствует, что в это время судебного заседания по иному уголовному делу председательствующим судьёй не проводилось. Действия секретаря судебного заседания и конвоя по подготовке к проведению следующего назначенного к рассмотрению 12 августа 2019 года судебного заседания не свидетельствуют о нарушении тайны совещательной комнаты.

Указание в протоколе судебного заседания суда апелляционной инстанции 12 ноября 2019 года вместо 19 ноября 2019 года не свидетельствует о необходимости отмены апелляционного определения. Проведение судебного заседания в обе указанные даты сторонами и вынесение апелляционного определения 19 ноября 2019 года по итогам судебного разбирательства, ход которого верно отражён в имеющемся в материалах уголовного дела протоколе судебного заседания, по сути не оспаривается.

Несогласие с состоявшимися судебными решениями стороны обвинения, доводы которой сводятся к просьбе дать иную оценку доказательствам, исследованным в судебном заседании, не является основанием для отмены или изменения судебных решений, поскольку тот факт, что данная судом оценка доказательств не совпадает с позицией кого-либо из участников процесса, на правильность выводов суда об оправдании Коч-ва А.В. по предъявленному ему обвинению не влияет. Приведённые стороной обвинения доводы о нарушениях уголовно-процессуального закона также не свидетельствуют о том, что они повлияли на исход дела и влекут в кассационном порядке отмену правильного по существу оправдательного приговора.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 401.14, ч. 1 ст. 401.15, ст. 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ленинского районного суда г. Челябинска от 12 августа 2019 года и апелляционное определение Челябинского областного суда от 19 ноября 2019 года в отношении Коч-ва Андрея Викторовича оставить без изменения, кассационное представление первого заместителя прокурора Челябинской области Трошкина И.Ю., кассационную жалобу представителя потерпевшего ИФНС России по Ленинскому району г. Челябинска <данные изъяты> без удовлетворения.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции может быть обжаловано в порядке, предусмотренном гл. 47.1 УПК РФ, в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru