Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

О результатах изучения судебной практики судов Иркутской области по уголовным делам о неисполнении обязанностей налогового агента (статья 199.1 УК РФ) в 2010 - 2011 (1 кв.)

Иркутским областным судом проведено обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел о неисполнении обязанностей налогового агента (статья 199.1 УК РФ), рассмотренных судами области в 2010 году – 1 квартале  2011 года. 

Судебная практика применения анализируемого состава преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, в настоящее время в Иркутской области незначительна. Как показало обобщение судебной практики за  четырехлетний период,  судами рассмотрено всего 26 уголовных дел.
Согласно представленным данным судами области рассматривались дела по статье 199.1 УК РФ: в 2007 году – 2 дела в отношении 2 лиц; в 2008 году и в 2010 году – по 8 дел в отношении 8 лиц.

В 2010 году: находилось в производстве 9 уголовных дел в отношении 9 лиц, из которых рассмотрены – 8 дел в отношении 8 лиц, в том числе: с постановлением обвинительного приговора -  2 дела в отношении 2 лиц; с прекращением - 6 дел в отношении 6 лиц, в том числе  по реабилитирующим основаниям – 5 дел в отношении 5 лиц, не реабилитирующим основаниям за истечением сроков давности уголовного преследования – 1 дело в отношении 1 лица. Остаток неоконченных дел на конец отчетного периода составил  1 дело. 

В 1 квартале 2011 года: находилось в производстве – 1 уголовное дело, на момент составления справки не рассмотрено.

Из 42-х районных (городских) судов в 2010 году в производстве всего 6 судов находились дела с вынесенными судебными решениями.

*****

По рассмотренным в 2010 году делам привлекались лица: по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ осуждены – 2 лица: - лишение свободы с применением ст. 73 УК РФ в отношении 1 лица; - штраф в отношении  1 лица. Прекращены уголовные дела в отношении 6-х лиц: - по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ – 5 лиц; - по ч. 2 ст. 199.1 УК РФ – 1 лицо. 

Общественная опасность налоговых преступлений общеизвестна. Нормы уголовного права, устанавливающие уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов, призваны усиливать экономическую безопасность государства, обеспечивать проведение эффективной экономической и социальной политики. Неуплата налогов способна парализовать решение стоящих перед государством социально-экономических задач. Становится очевидным, что проблемы, связанные с пресечением налоговых преступлений и пути их разрешения находятся, в основном, в законодательной сфере. Ввиду актуальности данного вопроса законодателем 8 декабря 2003 г. были внесены изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации (Закон № 162-ФЗ), устанавливающие ответственность за ряд преступлений в сфере налогообложения, в том числе за неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ).

В соответствии с действующим налоговым законодательством Российской Федерации обязанность уплачивать налоги возлагается в равной степени, как на налогоплательщиков, так и на налоговых агентов.

Следует отметить, что при рассмотрении дел о налоговых преступлениях необходимо владеть терминологией Налогового кодекса Российской Федерации (далее НК РФ) и такими его основными определениями, как понятие налога и сбора (ст. 8), налогового агента (ст. 24), недоимки (ст. 11), налогоплательщика (ст. 19), налоговой декларации (ст. 80) и другими. 

Согласно ст. 24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с законодательством о налогах и сборах возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов (налог на доходы физических лиц - ст. 226, на прибыль - ст. 286, на добавленную стоимость - ст. 161 Налогового кодекса Российской Федерации). Такие обязанности могут быть возложены только на те организации и на тех физических лиц, которые являются источниками выплаты доходов, подлежащих обложению налогами (п. 16 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» (далее – Постановления Пленума Верховного суда РФ). 

Обязанности налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению налога на добавленную стоимость и налога на прибыль возникают в крайне редких случаях, когда налогоплательщиками являются иностранные лица, не состоящие на учете в налоговых органах Российской Федерации в качестве налогоплательщиков, либо иностранная организация, получающая доходы от источников в Российской Федерации, не связанные с постоянным представительством в Российской Федерации.

Таким образом, на налоговых агентов в основном возложены обязанности по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц (НДФЛ). В большинстве случаев эти обязанности исполняют работодатели (организации и физические лица). В целом налоговые агенты имеют те же права, что и налогоплательщики, однако круг обязанностей у них несколько иной, так как фактически они призваны содействовать уплате налогов и сборов.

Анализ обобщенной практики свидетельствует об отсутствии у судов серьезных затруднений при квалификации рассматриваемого преступления.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, выражается в неисполнении обязанностей по исчислению, удержанию или перечислению налогов в соответствующий бюджет или государственный внебюджетный фонд, которые предусмотрены законодательством о налогах и сборах. Главная особенность этих обязанностей заключается в том, что налоговый агент налоги не выплачивает, а только исчисляет, а затем удерживает и перечисляет, то есть фактически передает в бюджет не принадлежащие ему денежные средства налогоплательщиков. 

Условием наступления уголовной ответственности по ст. 199.1 УК РФ является неисполнение обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и сборов в крупном или особо крупном размере. Поэтому при определении крупного или особо крупного размеров при неисполнении обязанностей налогового агента применительно к примечанию к ст. 199 УК РФ нельзя требовать от органов предварительного следствия исчисления доли всех неперечисленных в бюджет налогов, в том числе подлежащих уплате этим лицом как налогоплательщиком. Это обстоятельство имеет существенное значение, так как налогоплательщик и налоговый агент – это различные субъекты налоговых правоотношений, имеющие различные права и обязанности. Таким образом, в обвинительном заключении должна быть указана только процентная доля налога, который исчисляет и перечисляет налоговый агент, а не процентная доля от суммы всех налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком.

В изученных при составлении обобщения делах таких ошибок не было отмечено. Диспозиция нормы, предусмотренной ст. 199.1 УК РФ, носит типично бланкетный характер и требует обращения к нормам налогового законодательства. Исчерпывающий перечень обязанностей налогового агента дан в п. 3 ст. 24 НК РФ:- правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги;- сообщать письменно в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог у налогоплательщика и о сумме задолженности налогоплательщика в течение 1 месяца;- вести учет выплаченных налогоплательщикам доходов, удержанных и перечисленных в бюджеты (внебюджетные фонды) налогов, в том числе персонально по каждому налогоплательщику;- представлять в налоговый орган по месту своего учета документы, необходимые для осуществления контроля за правильностью исчисления, удержания и перечисления налогов.

Неисполнение иных обязанностей налогового агента состава преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, не образует. 

Необходимо обратить внимание на следующий момент. Исходя из буквального толкования положений ст. 199.1 УК РФ, можно сделать вывод о том, что действия налогового агента формально можно квалифицировать по указанной статье в случае перечисления налога в ненадлежащий бюджет, например, в бюджет субъекта Российской Федерации или местный бюджет вместо федерального бюджета, но при том условии, что будет доказан мотив – личная заинтересованность преступника.

Особую сложность применительно к данному составу преступления представляет установление личного мотива действий налогового агента. Это оценочное понятие законодатель не раскрывает, хотя оно встречается в ряде статей УК РФ. В связи с этим в Постановлении Пленума Верховного суда разъяснено, что личный интерес может выражаться в стремлении извлечь выгоду как имущественного, так и неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой, скрыть свою некомпетентность и т.п. 

Анализ обобщения судебной практики показал, что суды области в основном правильно раскрывают понятие «личного интереса» при квалификации действий виновных в совершении преступлений, предусмотренных ст. 199.1 УК РФ. Под личным интересом суды понимают отвлечение удержанных сумм налогов и сборов с целью извлечения выгоды неимущественного характера, обусловленной такими побуждениями, как карьеризм, желание приукрасить действительное положение дел. В некоторых случаях под личным интересом понимается отвлечение удержанных сумм налогов и сборов на нужды предпринимательской деятельности, для пополнения производственных фондов предприятия, в котором имеется доля личной собственности налогового агента, получение денежных средств из кассы в качестве заемщика на личные нужды.

Так, приговором … городского суда Иркутской области от 29 ноября 2010 года М. признан виновным в неисполнении в личных интересах  обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах  перечислению в соответствующий бюджет, совершенном в крупном размере.

При рассмотрении дела судом было установлено, что  М., являясь генеральным директором ОАО «данные изъяты», в период времени с 01.01.2008 года по 01.06.2009 года из выданной работникам предприятия заработной платы, произвел удержание налога на доходы физических лиц в общей сумме 2 872 409 рублей.

Сумма задолженности по уплате налога на доходы физических лиц с исчисленной и удержанной заработной платы на 01.06.2009 года составила 2 132 250, 98 рублей или 79%.

Зная о растущей задолженности предприятия перед бюджетом по перечислению налога на доходы с физических лиц, имея наличие денежных средств на счетах предприятия и в кассе, что объективно давало возможность генеральному директору ОАО «данные изъяты» М., как налоговому агенту исполнить свою обязанность по перечислению указанного налога в бюджет, действуя в личных интересах, принимал решения о направлении денежных средств расчетных счетов в сумме 31 944 081,92 рублей на различные нужды, с целью выполнения плана производственных  и финансовых показателей организации и, как следствие, ложном понимании смысла повышения своей деловой репутации, дальнейшей работы в должности руководителя.

Приговором … городского суда Иркутской области  от 4 мая 2010 года по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ осужден Д. 

Судом установлено, что Д., будучи директором и главным бухгалтером Кредитного потребительского кооператива граждан «данные изъяты»,  в период времени с 01.01.2006 года по 31.12.2007 года  умышленно не исполнил в личных интересах обязанности налогового агента  по исчислению и удержанию и перечислению в ИФНС г. … налога на доходы физических лиц с выплачиваемого КПКГ «данные изъяты» членам кооператива дохода в виде платы за пользование личных сбережений, передаваемых в кооператив  его членами на основании договоров передачи личных сбережений.  В результате действий Д. в государственный бюджет не поступили за период двух финансовых лет  подряд денежные средства, подлежащие уплате, сумма налога в размере 4 236 331 рублей из 4 356 331 рублей  составила 97,2%. Тем самым, за счет средств кооператива Д. обеспечивал собственную финансовую состоятельность, поскольку имел неограниченные возможности использовать из кассы кооператива денежные средства на те цели, которые соответствовали только его интересам и его личной заинтересованности.

Обобщение судебной практики показало, что суды области при рассмотрении дел данной категории учитывают требования п. 17 Постановления Пленума Верховного суда РФ, разъясняющего, что в силу неисполнения налоговым агентом обязанностей по правильному и своевременному исчислению, удержанию и перечислению в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующих налогов, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, не связанного с личными интересами, состава преступления, предусмотренного статьей 199.1 УК РФ, не образует и в тех случаях, когда такие действия были совершены им в крупном или особо крупном размерах.

В случае, когда лицо из личных интересов не исполняет обязанности налогового агента и одновременно, будучи налогоплательщиком, уклоняется от уплаты налогов, имеет место совокупность преступлений, предусмотренных ст. 199.1 и ст. 198 либо ст. 199 УК РФ. Таким образом, мотив, по которому лицо не исполняло обязанности налогового агента, подлежит обязательному выяснению в судебном заседании и мотивировке в приговоре.

Субъектом рассматриваемого преступления является физическое лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, руководитель или главный (старший) бухгалтер организации, иной сотрудник, уполномоченный на совершение таких действий, а также лицо, фактически выполняющее обязанности руководителя или главного бухгалтера (п. 17 Постановления Пленума). 

Изучение судебной практики показало, что по всем поступившим в суд делам субъекты преступлений были установлены правильно. 

В 2 случаях вынесения обвинительных приговоров за совершение преступлений, предусмотренных ст. 199.1 УК РФ, субъектами являлись: - генеральный директор открытого акционерного общества;- директор кредитного потребительского кооператива.

Объективная сторона преступления заключается в бездействии, то есть неисполнении обязанностей налогового агента, а именно: - неисполнении обязанностей по исчислению налогов;- неисполнении обязанностей по удержанию налогов;- неисполнении обязанностей по перечислению налогов в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд).

Анализ судебной практики показал, что  при вынесении обвинительных приговоров в течение исследуемого периода времени, формой неисполнения обязанностей налоговых агентов явились:- по уголовному делу в отношении М. - неисполнение обязанностей по перечислению исчисленных и удержанных налогов в соответствующий бюджет;- по уголовному делу в отношении Д., в том числе по исчислению и удержанию налогов.

Преступление, предусмотренное статьей 199.1 УК РФ, является оконченным с момента неперечисления налоговым агентом в личных интересах в порядке и сроки, установленные налоговым законодательством (п. 3 ст. 24 НК РФ), в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) сумм налогов и (или) сборов в крупном или особо крупном размере, которые он должен был исчислить и удержать у налогоплательщика.

Обобщение показало, что суды по поступившим уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьей 199.1 УК РФ, проводят анализ на наличие в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении данных о нарушении конкретных норм законодательства о налогах и сборах, действовавших на момент совершения преступления, а также сроков уплаты конкретных налогов и (или) сборов.

При отсутствии в обвинительном заключении указанных и других данных, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, судье в силу статьи 237 УПК РФ по ходатайству стороны или по собственной инициативе необходимо решать вопрос о возвращении дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению.

За период 2010 года, 1 квартала 2011 года  уголовные дела данной категории прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ не возвращались.

В соответствии с п. 24 Постановления Пленума Верховного суда РФ и в соответствии со статьей 309 УПК РФ в приговорах по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 199.1 УК РФ, должно содержаться решение по предъявленному гражданскому иску. Истцами по данному гражданскому иску могут выступать налоговые органы (подпункт 16 пункта 1 статьи 31 НК РФ) или органы прокуратуры (часть третья статьи 44 УПК РФ), а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с законодательством (статьи 1064 и 1068 ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением (статья 54 УПК РФ).

По уголовным делам, по которым был постановлен обвинительный приговор, гражданские иски не заявлялись. 

29 декабря 2009 года принят Федеральный закон № 383-ФЗ «О внесении изменений в ч. 1 Налогового кодекса РФ и отдельные законодательные акты РФ» которым были внесены изменения, и согласно примечанию к ст.199 УК РФ крупным размером в настоящей статье, а также в статье 199.1 УК РФ признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более двух миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая шесть миллионов рублей, а особо крупным размером – сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более десяти миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая тридцать миллионов рублей.

Данная редакция уголовного закона действует с 1 января 2010 года.

В связи с внесенными изменениями в уголовный закон и  в соответствии со ст. 10 УК РФ прекращены уголовные дела в отношении 5 лиц.

Так, постановлением … городского суда Иркутской области от 5 февраля 2010 года прекращено уголовное дело в отношении С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления на основании    п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

По аналогичным основаниям прекращены уголовные дела в отношении Т. (… городской суд), Н. (… районный суд), А. (… районный суд) и У. (… районный суд). 

На  момент рассмотрения уголовных дел в суде действия данных лиц фактически декриминализированы, поскольку неисполнение обязанностей налогового агента составляло на сумму менее двух миллионов рублей и  перестало быть  уголовно-наказуемым деянием,  так как не образовывало крупный размер.

Анализ практики рассмотрения данных дел показал, что у судов не возникает сложностей при их рассмотрении, суды правильно применяли разъяснения Постановления Пленума Верховного суда РФ № 64 от 28 декабря 2006 года.

Так, в 2010 году  в кассационной инстанции был отменен только один приговор … районного суда Иркутской области от 7 октября 2009 года в отношении Ч., оправданного по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.1 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

Органами предварительного следствия Ч. обвинялся в том, что являясь директором ООО фирма «данные изъяты», принимая активное участие в управлении финансово-хозяйственной деятельностью предприятия, используя свои полномочия по праву распоряжения финансами предприятия, умышленно, из корыстных побуждений, уклонился от исполнения обязанности налогового агента по перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц, удержанного с заработной платы сотрудников фирмы в сумме 5372927 рублей за период деятельности предприятия 2005-2007 годы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 16 февраля 2010 года приговор суда в отношении Ч. отменен в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушением уголовно-процессуального закона.

В нарушение требований ст. 305 УПК РФ, суд, изложив существо обвинения Ч., предъявленного органами следствия, по которому он оправдан, не изложил фактические обстоятельства, установленные судом в судебном заседании. После изложения обвинения, суд указал, что оно не нашло своего подтверждения, кратко изложил показания самого Ч., восьми свидетелей и сделал вывод, что сторона обвинения не представила в суд неопровержимых доказательств, с достоверностью подтверждающих виновность Ч. В основу оправдания суд положил отсутствие в действиях Ч. субъективной, а также объективной сторон преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.1 УК РФ.

По мнению судебной коллегии данные выводы суда преждевременны и не основаны на материалах уголовного дела. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд, мотивируя отсутствие субъективной стороны, посчитал, что мотивы личного интереса, указанные стороной обвинения, голословны, надуманны, не подкреплены никакими доказательствами, носят предположительный характер.

Кроме того, пришел к выводу, что смешение личных интересов Ч. и интересов ООО фирма «данные изъяты», в интересах которого он действовал, недопустимо.

При этом суд не учел того, что в Законе не раскрывается понятие личного интереса, который является обязательным признаком субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, и признал отсутствие личного интереса, исходя только из того, что он не тратил деньги фирмы на личные нужды. Данный вывод суда не соответствует п. 17 Постановления Пленума Верховного суда РФ, согласно которому личный интерес как мотив преступления, может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, желание приукрасить действительное положение и т.п.

Так, суд, по существу согласившись с выводами судебной налоговой экспертизы о том, что Ч. как налоговый агент фактически удержал с работников фирмы подоходный налог в сумме 5372927 рублей, который не перечислил в соответствующий бюджет, что и составляет объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, и, отвергнув мотив, предъявленный органами следствия, оправдал Ч. за отсутствием в его действиях состава преступления. 

Далее, в противоречие своим же выводам суд установил, что в действиях Ч. отсутствует объективная сторона преступления. Судебная коллегия не согласилась с указанными выводами суда и отменила оправдательный приговор в отношении Ч. 

При повторном рассмотрении уголовного дела в отношении Ч, в связи с изменениями в налоговом законодательстве действия Ч. по ходатайству государственного обвинителя были переквалифицированы с ч. 2 ст. 199.1 УК РФ на ч. 1 ст. 199.1 УК РФ

Постановлением … районного суда Иркутской области от 2 апреля 2010 года уголовное дело в отношении Ч. по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ производством прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

Важным квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, является размер неисполнения обязанностей налогового агента. Анализ примечания к ст. 199 УК РФ позволяет выявить допущенные законодателем нарушения таких правил законодательной техники, как точность, доступность и ясность изложения формулировок при описании признаков крупного размера. 

К примеру, при определении суммы крупного и особо крупного размеров неуплаченных налогов и (или) сборов правоприменителю необходимо определить не только сумму умышленно не уплаченных в бюджет (внебюджетные фонды) платежей, но и период их неуплаты (в пределах трех финансовых лет подряд), а в некоторых случаях еще и процентное соотношение суммы неуплаченных налогов и (или) сборов с подлежащей уплате общей суммой данных платежей. 

Подобные сложности в определении преступных последствий объективной стороны состава налогового преступления создают неоправданные трудности при квалификации деяния, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, что не способствует борьбе с налоговой преступностью.

В соответствии с абз. 4 п. 17 Постановления Пленума Верховного суда РФ, в случае, если действия налогового агента, нарушающие налоговое законодательство по исчислению, удержанию или перечислению налогов в бюджетную систему РФ, совершены из корыстных побуждений и связаны с незаконным изъятием денежных средств и другого имущества в свою пользу или в пользу других лиц, содеянное следует при наличии к тому оснований дополнительно квалифицировать как хищение чужого имущества.

С учётом существования трёх ситуаций неисполнения налоговым агентом своих обязанностей:- налог не исчислен, не удержан и не перечислен в бюджет;- налог исчислен, но не удержан и не перечислен в бюджет;- налог исчислен, удержан (соответствующая бухгалтерская проводка и отражение в налоговой отчетности удержанной суммы), но не перечислен в бюджет.

Под хищением налоговым агентом денежных средств или другого имущества, подлежащего уплате в бюджетную систему РФ в качестве налога, следует рассматривать фальсификацию налоговой отчетности. Однако в данной ситуации необходимо доказать корыстные побуждения у налогового агента, а не простую ошибку лица, ответственного за составление налоговой отчетности.

Останавливаясь на проблемах рассмотрения дел, касающихся налоговых преступлений в целом и ст. 199.1 УК РФ в частности, следует отметить, что определенные трудности при производстве по указанным делам связаны с тем, какое лицу предъявлено обвинение и насколько оно отвечает требованиям ст. 171 УПК РФ. Поскольку речь идет о преступлениях в сфере налогообложения, то в обвинении, помимо обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, должны быть указаны конкретные нормы о налогах и сборах, которые нарушены обвиняемым, а также сроки уплаты конкретных видов налогов. Органами предварительного расследования в целом данные требования уголовно-процессуального закона соблюдаются. Вместе с тем следует отметить отягощенность обвинения ненужными подробностями, перечислением различных документов бухгалтерской отчетности при описании преступления, данными о движении средств на расчетных счетах налогоплательщика, ссылками на счета-фактуры с полными реквизитами и данными о заключении сделок, что делает обвинение непонятным, в результате чего сложно установить способ и другие обстоятельства совершения преступления, форму вины лица и мотивы его действий. 

Указание нарушенных налогоплательщиком норм налогового законодательства не означает перечисление в описании преступления всех документов первичной бухгалтерской отчетности и сведений банка, касающихся расчетных счетов налогоплательщика. Эти сведения являются доказательствами и подлежат оценке в приговоре наряду с другими доказательствами по делу.

Некоторую сложность у судов вызывает разрешение вопросов, тесно связанных со спецификой налогообложения и требующих специальных познаний по ряду вопросов налогового законодательства. В случае возникновения указанных проблем судам можно рекомендовать привлечение к участию в судебном разбирательстве специалистов – сотрудников налоговых органов.

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты