Прекращение дела в связи с новым законом, устраняющим преступность и наказуемость деяния, не требует согласия обвиняемого, т.к. не порождает права на реабилитацию. Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 12.12.2020 № 22-3761/20

Статья 199 УК РФ / 438 / Печать
Ставропольский краевой суд в составе председательствующего судьи Будко О.В., при секретаре судебного заседания Фомиченко С.В., с участием прокурора Сариева О.М., адвоката Потемкина Д.А., представившего удостоверение и ордер № 474433 от 05 августа 2020 года, представителей потерпевшего Межрайонной ИФНС России № 4 по Ставропольскому краю – ФИО10, ФИО6, рассмотрев в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе и дополнениям к ней адвоката Краснощекова Я.В., поданной в интересах Сал-ва И.В., на постановление Новоалександровского районного суда Ставропольского края от 02 июня 2020 года, которым прекращено уголовное дело и уголовное преследование в отношении Сал-ва Игоря Васильевича, 02.<данные изъяты>, несудимого, по ч.1 ст.199 УК РФ на основании п.2 ч.1, ч.2 ст.24, п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке Сал-ву Игорю Васильевичу отменена.

По делу разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Будко О.В. об обстоятельствах дела, доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, мнения участников процесса, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Органом предварительного следствия Сал-в И.В. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199 УК РФ.

Обстоятельства вмененного Сал-ву И.В. деяния подробно изложены в обжалуемом постановлении.

Постановлением Новоалександровского районного суда Ставропольского края от 02 июля 2020 года прекращено уголовное дело и уголовное преследование в отношении Сал-ва Игоря Васильевича по ч.1 ст.199 УК РФ на основании п.2 ч.1, ч.2 ст.24, п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Не соглашаясь с постановлением суда, адвокатом Краснощековым Я.В. была подана апелляционная жалоба и дополнения к ней, в которой адвокат считает постановление подлежащим отмене в связи с его незаконностью.

В обоснование своей позиции указывает, что суд первой инстанции необоснованно пришел к выводу о прекращении уголовного дела, поскольку сторона защиты возражала против прекращения и настаивала на рассмотрении уголовного дела по существу с принятием итогового решения по данному уголовному делу. Таким образом, суду первой инстанции при наличии возражения стороны защиты и самого обвиняемого, надлежало рассмотреть уголовное дело с исследованием всех доказательств, дать им надлежащую оценку и только потом принимать итоговое решение. Допущенное судом нарушение ограничило сторону защиты права на доступ к правосудию, а также права на эффективную судебную защиту.

Обращает внимание суда апелляционной инстанции на то, что ранее постановлением Новоалександровского районного суда Ставропольского края от 01.08.2019 года был наложен арест на имущество Сал-ва И.В. по настоящему уголовному делу до рассмотрения дела по существу и принятия итогового решения. При этом, суд первой инстанции при принятии обжалуемого постановления не высказался и не принял решения по имуществу, на которое был наложен арест.

Сторона защиты полагает, что имеющиеся в материалах уголовного дела процессуальные документы, а также первичные документы, послужившие основанием для возбуждения уголовного дела, не содержат в себе нарушений налогового законодательства. Более того, согласно письма Управления ФНС по СК в документах, представленных им, содержатся полные, достоверные и непротиворечивые сведения. Также и по результатам проведенных камеральных налоговых проверок, налоговых деклараций по НДС с 01.10.2016 года по 15.06.2018 года, никаких нарушений налогового законодательства установлено не было. В случае обнаружения нарушений требований ст.9 Федерального закона «О бухгалтерском учете», сотрудниками налогового органа, лицо, допустившее подобное нарушение подлежит привлечению к административной ответственности, предусмотренной ст.15.11 КоАП РФ. Таким образом, с учетом того, что в материалах уголовного дела содержатся документы, которые содержат сведения о фактах финансово-хозяйственной деятельности, то суду надлежало прекратить уголовное дело в отношении Сал-ва И.В. по основаниям, изложенным в п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ч.1 ст.199 УК РФ.

Обращает внимание суда апелляционной инстанции на то, что в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства неисполнения поставщиками ООО «<данные изъяты>» обязанностей по уплате налога, а соответственно добросовестное исполнение налогоплательщиками <данные изъяты> налоговых обязательств свидетельствует о безосновательной попытке возложить на Сал-ва И.В. обязанности по уплате налога на добавленную стоимость, уплаченную указанными налогоплательщиками. Более того, факт реализации товара от ООО «<данные изъяты>» другим покупателям с извлечением прибыли ни специалистами Межрайонной ИФНС № по СК, ни предварительным следствием не отрицается.

По мнению автора жалобы, все обстоятельства о законности действий Сал-ва И.В. и соблюдения требований действующего законодательства, подтверждены содержанием материалов уголовного дела и налоговых документаций, которые у налогового органа сомнений в своей достоверности не вызвали.

Отмечает, что суммы налога на добавленную стоимость уплаченные в бюджетную систему Российской Федерации при ввозе товара, не производящегося на территории РФ, подлежат исключению из суммы предъявленных предварительным следствием.

Считает, что обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Сал-ва И.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199 УК РФ, было составлено с нарушениями требований ч.5 ст.220 УПК РФ и устранение допущенных нарушений путем отмены в апелляционной инстанции постановления Новоалександровского районного суда СК от 01.08.2019 года является невозможным. Более того, рапорт заместителя начальника отдела по борьбе с НП и хищением НДС УЭБ и ПК ГУ МВД России по СК Климова А.И., поданный в следственный комитет, фактически не рассмотрен, поскольку поводом для возбуждения уголовного дела и принятия его к производству, послужил иной рапорт должностного лица об обнаружении в действиях Сал-ва И.В. преступных деяний. То есть, по мнению автора жалобы, факт возбуждения уголовного дела уже является незаконным.

С учетом изложенного, считает, что суд первой инстанции формально подошел к рассмотрению уголовного дела в отношении Сал-ва И.В. и постановил судебное решение, которое не отвечает требованиям действующего законодательства, а также противоречит правовым нормам уголовно-процессуального закона, что повлекло за собой ущемление прав Сал-ва И.В., а также суд лишил Сал-ва И.В. гарантированного Конституцией РФ права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту.

Просит постановление Новоалександровского районного суда Ставропольского края от 02 июня 2020 года отменить, уголовное дело вернуть прокурору в порядке п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ для организации дополнительного расследования.

В возражениях на апелляционную жалобу и дополнения к ней, заместитель прокурора района Ерохин Д.А. считает доводы, изложенные адвокатом Краснощековым Я.В., необоснованным, несостоятельными и неподлежащими удовлетворению.

Считает, что выводы суда, приведенные в обжалуемом постановлении, отвечают требованиям и нормам действующего законодательства и основаны на обстоятельствах установленных материалами уголовного дела.

Просит постановление Новоалександровского районного суда Ставропольского края от 02 июня 2020 года оставить без изменения, доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней адвоката Краснощекова Я.В. оставить без удовлетворения.

Также представитель Межрайонной ИФНС России № 4 по Ставропольскому краю ФИО10, считает постановление суда законным и подлежащим оставлению без изменения, а доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней адвоката Краснощекова Я.В. просит оставить без удовлетворения

Проверив материалы дела, доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, возражений поданных на апелляционную жалобу, выслушав позицию сторон, суд апелляционной инстанции находит постановление суда законным и обоснованным, по следующим основаниям.

Как следует из фабулы обвинения, ФИО1 представил в межрайонную инспекцию ФНС № УФСИН России по <адрес> налоговые декларации о результатах финансово-хозяйственной деятельности ООО «<данные изъяты>» за период с 2016 года по 2018 года, включив в них заведомо ложные сведения о суммах налога на добавленную стоимость, подлежащих вычету в связи с уплатой их по договорам с контрагентом ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>» и уклонился от уплаты налога (НДС) предприятия в бюджет Российской Федерации в общей сумме <данные изъяты> российских рублей, доля неуплаченных налогов составляет <данные изъяты> % от подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов за три финансовых года.

Вместе с тем, согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Согласно ч.2 ст.24 УПК РФ в случае, если до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом, уголовное дело подлежит прекращению на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу, что в связи с декриминализацией деяния, производство по уголовному делу на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ подлежит прекращению, ввиду отсутствия в действиях Сал-ва И.В. состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.199 УК РФ.

Оснований для переоценки выводов суда у суда апелляционной инстанции не имеется, поскольку Федеральным законом от 1.04.2020 года № 73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и статью 28.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ», вступившим в силу с 12.04.2020 года, внесены изменения, в том числе, в п.1 прим. к ст.199 УК РФ, согласно которым крупным размером в настоящей статье признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд <данные изъяты> рублей.

Как установлено судом, общая сумма неуплаченных Сал-вым И.В. налогов составляет <данные изъяты> рублей, а следовательно его действия с момента внесения указанных изменений в уголовный закон перестали быть преступными и в настоящее время не образуют состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.199 УК РФ.

Утверждения стороны защиты об отсутствии согласия на прекращение уголовного дела без права на реабилитацию не влияют на правильность принятого судом решения, поскольку право на реабилитацию не может быть признано за подозреваемым или обвиняемым в случае издания нового уголовного закона, которым устраняется преступность и наказуемость инкриминируемых ему деяний (декриминализация).

Постановлением от 15.10.2018 года № 36-П Конституционный Суд РФ дал оценку конституционности ч.1 ст.10 УК РФ, ч.2 ст.24, ч.2 ст.27, ч.1 ст.239 и п.1 ст.254 УПК РФ, где указал, что исходя из того, что, по общему правилу, преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время его совершения, каковым признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий (ст.9 УК РФ), - решением о прекращении уголовного дела в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость соответствующего деяния были устранены новым уголовным законом, констатируются, с одной стороны, наличие самого деяния, содержавшего признаки преступления, а с другой - отсутствие в нем преступности и наказуемости по смыслу нового уголовного закона. В таком случае применение нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, не связано с оценкой правомерности имевшего место уголовного преследования как процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п.55 ст.5 УПК РФ), и не предопределяет ее, а прекращение уголовного преследования - хотя и со ссылкой на п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления) - не порождает у подозреваемого или обвиняемого права на реабилитацию и не свидетельствует ни о законности и обоснованности выдвинутых обвинений, ни о восстановлении его чести и доброго имени.

С учетом изложенного, приведенные в апелляционной жалобе доводы о незаконности постановления по не реабилитирующему основанию без согласия подсудимого, являются необоснованными.

Кроме этого, ссылка стороны защиты на правовую позицию Конституционного Суда РФ, несостоятельна, поскольку как следует из постановления Конституционного Суда РФ от 19.11.2013 года № 24-П, решение о прекращении уголовного дела в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость соответствующего деяния были устранены новым уголовным законом, прекращение уголовного преследования, хотя и со ссылкой на п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ не порождает у подозреваемого или обвиняемого права на реабилитацию, как это закреплено п.3 ч.2 ст.133 УПК РФ.

В соответствии с п.3 ст.82 НК РФ Налоговые органы, таможенные органы, органы внутренних дел, следственные органы и органы управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации в порядке, определяемом по соглашению между ними, информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, о принятых мерах по их пресечению, о проводимых ими налоговых проверках, а также осуществляют обмен другой необходимой информацией в целях исполнения возложенных на них задач.

Межрайонной ИФНС России № 4 по Ставропольскому краю была передана информация, собранная в ходе проведения мероприятий налогового контроля вне рамок налоговых проверок, 25.10.2018 года в адрес ОМВД России по Новоалександровскому городскому округу.

Согласно п.1 ст.140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела являются заявления о преступлении, сообщение о совершенной или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Постановление о возбуждении уголовного дела от 28.02.2019 года в отношении Сал-ва И.В, вынесено по рапорту старшего оперуполномоченного по ОВД УЭБ и ПК ГУ МВД России по Ставропольскому краю Бащенко Э.В., основанием для возбуждения уголовного дела явились результаты оперативно-розыскных мероприятий без проведения выездной налоговой проверки налогового органа, поскольку оперативные подразделения МВД вправе проводить дознание и возбуждать уголовные дела о налоговых преступлениях не дожидаясь решения налогового органа, при наличии повода и достаточных данных, указывающих на признаки налогового преступления.

Межрайонной ИФНС России № 4 по Ставропольскому краю не формировались и не направлялись в адрес ООО «<данные изъяты>» требования на основании ст.69 НК РФ ввиду того, что в отношении указанного налогоплательщика не проводились выездные налоговые проверки, доначисления по камеральным проверкам отсутствуют.

Что касается постановления Новоалександровского районного суда Ставропольского края от 01.08.2019 года, которым был наложен арест на имущество Сал-ва И.В. по уголовному делу до рассмотрения дела по существу и принятия итогового решения, то суд апелляционной инстанции не усматривает законных оснований для рассмотрения вопроса об отмене данного постановления, поскольку итоговое решение вступает в законную силу с момента его провозглашения в суде апелляционной инстанции более того указанное постановление является отдельным судебным актом, которое вступило в законную силу и никем не отменено. В данной части сторона вправе обратиться в суд с вопросом в порядке исполнения, либо обжаловать данный судебный акт как вступивший в законную силу.

Таким образом, постановление суда основано на объективных данных, содержащихся в материалах дела, и принято с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции не имеется.

Каких-либо нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену постановления суда, судом первой инстанции, не допущено, в связи с чем, апелляционные жалобы удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Новоалександровского районного суда Ставропольского края от 02 июня 2020 года, которым прекращено уголовное дело и уголовное преследование в отношении Сал-ва Игоря Васильевича, по ч.1 ст.199 УК РФ на основании п.2 ч.1, ч.2 ст.24, п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления, - оставить без изменения.

Апелляционную жалобу и дополнения к ней адвоката Краснощекова Я.В., поданную в интересах Сал-ва И.В., - без удовлетворения.

Апелляционное постановление вступает в законную силу с момента оглашения и может быть обжаловано в судебную коллегию по уголовным делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции в г.Пятигорске в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Источник
Аналогичные выводы в апелляционном постановлении Ставропольского краевого суда от 30.06.2020 № 22-2977/20

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай, что должно, и будь, что будет!

Стенькин Алексей © 1992-2021. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru