Доводы защиты о выборочности отражения показаний свидетелей проверить невозможно из-за отсутствия аудиозаписи как части протокола заседания, поэтому приговор отменен. Апелляционное определение Московского городского суда от 31.08.2020 № 10-14098/20

Суды Москвы и области / Статья 199 УК РФ / 709 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи Додоновой Т.С., судей  Федоровой С.В., Заурбекова Ю.З., при помощнике судьи, которому поручено ведение протокола судебного заседания, Рахимовой Г.М., с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы  Иванниковой А.Е., осужденного Х-на Д.В., защитника – адвоката Матвеева О.В., рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Х-на Д.В. и адвоката Матвеева О.В. на приговор Останкинского районного суда г. Москвы от 26 февраля 2020 года, которым
Х-н Д.В., сужден по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Х-ну Д.В. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года. Контроль за поведением осужденного возложен на специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных лиц по месту жительства.

В силу ч. 5 ст. 73 УК РФ на осужденного Х-на Д.В. возложены обязанности не менять место жительства без уведомления специализированного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных.

Мера пресечения Х-ну Д.В. в виде подписке о невыезде и надлежащем поведении постановлено по вступлении приговора в законную силу отменить.

На основании п. 9 Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 года № 6576-6 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» Х-н Д.В. от назначенного наказания освобожден.

Гражданский иск, заявленный представителем потерпевшего Инспекции ФНС России № 15 по г. Москве, оставлен без рассмотрения, оставлено право Инспекции ФНС России № 15 по г. Москве на обращение с иском в порядке гражданского судопроизводства.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Додоновой Т.С., выслушав мнения участников процесса по доводам апелляционных жалоб, судебная коллегия            
 
УСТАНОВИЛА:
 
Приговором суда Х-н Д.В. признан виновным в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, то есть уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию (расчет) заведомо ложных сведений, совершенном в особо крупном размере. 

Преступление совершено в г. Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Х-н Д.В. виновным себя не признал.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Х-н Д.В. выражает несогласие с приговором суда, поскольку выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.  Считает, что на основании исследованных доказательств установлена его невиновность, содержание его показаний судом не опровергнуто, их проверка в соответствии со ст. 87 УПК РФ путем сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в деле, а также получения иных доказательств, не проведена. Суд немотивированно признал их недостоверными и не учел при принятии решения.

Полагает, что материалы налоговой проверки свидетельствуют об отсутствии в его действиях состава преступления. В приговоре указано, что действия, в совершении которых он признан виновным, вмененные ему в качестве способа преступления, в действительности совершены не были.

Ссылается на то, что ООО «С» привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 122 НК РФ за неуплату налогов, тем самым установлена неуплата налогов по неосторожности. Таким образом, судом в его действиях установлена неосторожность, что подтверждается материалами налоговой проверки и принятыми по ее результатам решениями, подробные пояснения о том, что материалы налоговой проверки являются доказательствами неосторожности его действий, судом не оценены и в приговоре не отражены. Обстоятельства, свидетельствующие об умышленной неуплате налогов суду не представлены и в приговоре не отражены. Указывает, что поскольку вмененное ему преступление совершается только с прямым умыслом, указанные выводы налогового органа о его неосторожной вине свидетельствуют об отсутствии в его действиях состава преступления. При постановлении приговора суд не учел установленные этими доказательствами обстоятельства, характеризующие субъективную сторону преступления, что согласно п. 2 ст. 389.16 УПК РФ является основанием отмены приговора.

Ссылается на то, что из описательной части приговора следует, что заведомо ложные сведения в налоговые декларации (расчет) включены не были – они были включены в другие документы, налоговыми декларациями (расчетом) не являющимися, в связи с чем выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, поскольку согласно диспозиции ст. 199 УК РФ включение в иные документы заведомо ложных сведений является самостоятельным способом совершения преступления наряду с включением заведомо ложных сведений в налоговые декларации (расчеты). Однако этот способ ему не вменен – он  признан виновным во включении заведомо ложных сведений только в налоговые декларации (расчет).

Полагает, что суд не установил и не учел обстоятельства изготовления налоговых деклараций, не проверил его показания, не допросил ни руководителей проектов, ни работников бухгалтерии, о которых он давал показания. 

Указывает на то, что показания 5 свидетелей в протоколе судебного заседания от 9 сентября 2019 года не соответствуют тому, что они говорили в суде, протокол судебного заседания изготовлен путем выборочного копирования содержания их показаний, изложенных в обвинительном заключении, при этом показания этих лиц в суде существенно отличались от изложенных в протоколе судебного заседания. Обращает внимание на то, что аудиозапись судебного заседания от 9 сентября 2019 года не осуществлялась или уничтожена впоследствии с целью сокрытия фальсификации протокола судебного заседания. Утверждает, что Гет-н А.С., Хад-в Э.О. и Л-в Н.Д. в суде дали показания о его невиновности, Кр-в С.Б., Пов-ва Л.Г., Кут-о Н.А. и Тл-ва Н.Л. показали, что им не известны обстоятельства, имеющие значение для дела, однако суд их показания, за исключением показаний Леонова Н.Д., в протоколе судебного заседания не отразил. Фальсифицированные в протоколе показания указанных лиц суд положил в основу приговора.

Приводит довод о том, что суд сослался в приговоре на письменные доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании; суд предоставил прокурору право оглашать документы, решение в соответствии с ч. 1 ст. 285 УПК РФ об оглашении не принял, суд принял решение об изменении порядка исследования доказательств, а государственный обвинитель самостоятельно решал, какие документы и в каком объеме оглашать, что не соответствует процедуре судопроизводства. Несмотря на наличие в протоколе судебного заседания от 17 января 2020 года сведений об оглашении документов, в действительности они оглашены не были. Прокурор, которому суд предоставил возможность оглашать документы, в действительности оглашал опись к томам уголовного дела, что является грубейшим нарушением принципа непосредственного исследования доказательств.

По мнению автора жалобы, большая часть приобщенных к делу документов является недопустимыми доказательствами. Они представляют собой незаверенные копии документов и потому не отвечают предъявляемому к доказательствам требованию достоверности. Судом неоднократные ходатайства защиты об исключении этих документов из числа доказательств не рассмотрены.

Обращает внимание на то, что в приговоре сумма неуплаченных налогов меньше на 2 рубля 68 копеек, чем сумма неуплаченных налогов, указанная в постановлении о возбуждении уголовного дела, при этом суд в приговоре не указал, на каком основании он пришел к иному выводу о размере причиненного вреда. Приговор не содержит указания на заключение эксперта в качестве основания выводов о размере налогов, от уплаты которых совершено уклонение, при этом суд ходатайство стороны защиты об исключении заключения экспертов из числа доказательств не рассмотрел. Вместе с тем, приговор содержит ссылку на показания эксперта в судебном заседании, между тем, допрос эксперта проводится для разъяснения и дополнения данного им заключения, в отрыве от которого самостоятельного доказательного значения иметь не может. Просит приговор отменить, вынести оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Матвеев О.В. выражает несогласие с приговором суда, указывая, что он содержит ряд существенных нарушений закона, которые были неизбежны в силу требований ст. 252 УПК РФ, запрещающих суду выходить за рамки предъявленного обвинения. Поскольку эти нарушения имелись в обвинении, устранить их можно было только путем возвращения уголовного дела прокурору, однако соответствующие ходатайства стороны защиты были судом отклонены.

Ссылается на то, что защитой выявлены существенные нарушения уголовно-процессуального закона: нарушено право на защиту – право знать в чем он обвиняется, так как в описательной части приговора приведены отдельные нормы налогового закона, регулирующие соответствующие правоотношения, однако не конкретизировано, какими именно действиями какие из этих норм нарушил осужденный, судом указаны только статьи НК РФ, регулирующие порядок и сроки уплаты НДС, а также применение налоговых вычетов, нормы, регулирующие уплату налога на прибыль организаций, в уклонении от уплаты которого осужденный признан виновным, не указаны; не установлены подлежащие доказыванию по делу обстоятельства, характеризующие время и способ совершения преступления, неверно указаны сроки уплаты НДС, размер подлежавших уплате, а также реально уплаченных налогов не установлен, в обвинении не определен и потому не нашел отражения в приговоре, однако это доводы защиты и результаты их оценки в приговоре не отражены.
 
Приводит довод о том, что Х-н Д.В. признан виновным во включении заведомо ложных сведений только в налоговые декларации (расчет), при этом в описательной части приговора не указано, что он непосредственно своими действиями включил заведомо ложные сведения в налоговые декларации, также не указано, что иное лицо включило заведомо ложные сведения в налоговые декларации. В описании преступления упоминается главный бухгалтер К., однако ею совершены иные действия - сведения включены в книгу покупок, то есть в иные документы, однако этот способ осужденному не вменен.

Обращает внимание на то, что в приговоре указан неверный размер неуплаченных организацией налогов, в действительности он больше, как заявлено налоговым органом и отражено в постановлении о возбуждении уголовного дела, точный размер неуплаченных налогов установить в судебном заседании не представилось возможным в связи с незаконными действиями суда. Допрошенный в судебном заседании эксперт, устанавливавший размер налогов, от уплаты которых произошло уклонение, показал, что допустил ошибку в расчетах, что повлекло необоснованное занижение установленного экспертизой размера подлежавшего уплате НДС. В этой связи защитой было заявлено ходатайство о проведении повторной экспертизы, однако суд в удовлетворении данного ходатайства отказал.

Кроме того, автор жалобы считает заключение эксперта от 21 марта 2019 года фальсифицированным доказательством, составленным на основании сведений, в том числе ошибочных, полученных в ходе ранее проведенной по делу экспертизы, не используемой в доказывании, в связи с чем дважды было заявлено ходатайство об исключении заключения эксперта из числа доказательств, которое рассмотрено судом не было, чем суд лишил подсудимого права защищаться от предъявленного обвинения.

Также судом не были рассмотрены ходатайства, заявленные стороной защиты в ходе предварительного слушания; постановление о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания составлено с нарушением закона, так как оно не содержит сведений о принятых по ходатайствам решениях, ни по каждому в отдельности, ни по всем вместе.

Указывает на то, что из 22 судебных заседаний потерпевший принял участие только в одном, при этом судом ни разу в соответствии с ч. 2 ст.249 УПК РФ не обсуждалась возможность рассмотрения дела без его участия, решение о рассмотрении дела в его отсутствие судом не принималось. Суд отказался оглашать доказательства защиты, чем грубо нарушил принцип состязательности сторон; дважды заявленное защитой ходатайство об исключении из числа доказательств незаверенных копий документов судом не рассмотрено, чем было нарушено право на защиту. 

По мнению автора жалобы, протоколы судебных заседаний от 1, 9 и 30 августа 2019 года фальсифицированы, изготовлены «задним числом», поскольку в них указан адрес фактического проживания Х-на Д.В., который не был известен суду в августе 2019 года, в материалах дела, в обвинительном заключении сведений о нем не имеется. Данный адрес осужденный сообщил суду только 3 сентября 2019 года в ходе предварительного слушания, при этом о судебных заседаниях 1 и 9 августа 2019 года ни Х-н Д.В., ни его защитник не извещались, о судебном заседании 30 августа 2019 года сторона защиты была извещена с нарушением ч. 2 ст. 234 УПК РФ только 29 августа 2019 года.

Протокол судебного заседания от 9 сентября 2019 года в части показаний 5 свидетелей сфальсифицирован, показания в протоколе составлены путем выборочного копирования содержания их показаний, изложенных в обвинительном заключении, соответствуют им практически дословно, аудиозапись судебного заседания от 9 сентября 2019 года отсутствует.

Ссылается на то, что к событиям 2011-2014 годов суд применил уголовный закон 2017 года, придав ему обратную силу, что незаконно, так как предусмотренное данной редакцией наказание не является более мягким, чем в редакции, действовавшей в 2011-2014 годах, преступность деяния она не устранила, напротив – ввела в дополнение к имевшейся уголовную ответственность за уклонение от уплаты страховых взносов, расширив тем самым применение уголовной ответственности.    

Просит приговор отменить, уголовное дело вернуть прокурору.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Винедиктов А.В. считает доводы, изложенные в жалобах необоснованными, не подлежащими удовлетворению. Полагает, что приговор суда является законным, обоснованным и справедливым. Просит апелляционные жалобы оставить без удовлетворения.    

В судебном заседании осужденный Х-н Д.В. и адвокат Матвеев О.В. доводы апелляционных жалоб поддержали, адвокат Матвеев О.В. просил приговор отменить.

Прокурор Иванникова А.Е. возражала против доводов апелляционных жалоб, однако в связи с допущенными судом нарушениями уголовно-процессуального закона просила приговор отменить, материалы уголовного дела направить на новое судебное разбирательство.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнения участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, суд апелляционной инстанции находит приговор в отношении Х-на Д.В. подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 389.15 УПК РФ одним из оснований отмены приговора является нарушение уголовно-процессуального закона.

В силу ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Согласно ч. 1 ст. 259 УПК РФ, в ходе каждого судебного заседания ведется протокол. В ходе судебного заседания судов первой и апелляционной инстанций составляется протокол в письменной форме и ведется протоколирование с использованием средств аудиозаписи (аудиопротоколирование).

По смыслу закона, основываясь на протоколе судебного заседания, стороны обосновывают свои возражения против принятого судом решения, а суд апелляционной инстанции проверяет соблюдение судом требований уголовно-процессуального закона и соответствие судебного решения установленным в ходе судебного разбирательства фактическим данным.

В апелляционных жалобах осужденный Х-н Д.В. и адвокат Матвеев О.В. указали на то, что показания 5 свидетелей: Г., Кр., По., Ку. и Т. в протоколе судебного заседания от 9 сентября 2019 года не соответствуют тому, что они говорили в суде, протокол судебного заседания изготовлен путем выборочного копирования содержания их показаний, изложенных в обвинительном заключении, при этом показания этих лиц в суде существенно отличались от изложенных в протоколе судебного заседания. Утверждают, что Гет-н А.С. в суде дал показания о невиновности Х-на Д.В., Кр., По., Ку. и Т. показали, что им не известны обстоятельства, имеющие значение для дела, однако суд их показания об этом в протоколе судебного заседания не отразил, а фальсифицированные в протоколе показания указанных лиц суд положил в основу приговора.

Судом апелляционной инстанции установлено, что на сервере центра обработки данных Московского городского суда аудиозапись судебного заседания, которая является неотъемлемой частью протокола судебного заседания, по уголовному делу Х-на Д.В., состоявшегося 9 сентября 2019 года, отсутствует.

При таких обстоятельствах, при отсутствии аудиопротоколирования, проверить ход судебного разбирательства и утверждения осужденного Х-на Д.В. и адвоката Матвеева О.В. о неверном изложении показаний свидетелей, на которые суд сослался в приговоре как на доказательства вины Х-на Д.В. в совершении преступления, не представляется возможным, то есть судебная коллегия лишена возможности проверить соблюдение судом требований уголовно-процессуального закона и соответствие судебного решения установленным в ходе судебного разбирательства фактическим данным, которыми обосновывают свои жалобы осужденный Х-н Д.В. и адвокат Матвеев О.В. Как усматривается из протоколов судебных заседаний и приговора суда в ходе судебного разбирательства были допрошены представитель потерпевшего и 6 свидетелей, показания которых положены в основу обвинительного приговора как доказательства вины Х-на Д.В., при этом показания 5 свидетелей оспариваются стороной защиты.

Также суд апелляционной инстанции обращает внимание на то, что суд первой инстанции в соответствии с требованиями УПК РФ обязан вести аудиопротоколирование, и при невозможности ведения видеофиксации хода судебного заседания, должен обеспечить ведение аудиозаписи судебного заседание, в том числе и путем замены неисправного диктофона, что по данному делу сделано не было.

Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, повлиявшим на исход рассмотрения уголовного дела, неустранимым в суде апелляционной инстанции, в связи с чем приговор суда подлежит отмене, а материалы уголовного дела в отношении Х-на Д.В. направлению на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции в ином составе суда, в ходе которого суду надлежит устранить допущенные нарушения, обеспечить сторонам возможность реализовать свои процессуальные права и принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение. Иные доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, подлежат рассмотрению при новом судебном разбирательстве.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:
 
Приговор Останкинского районного суда г. Москвы от 26 февраля 2020 года в отношении Х-на Д.В. отменить, материалы уголовного дела направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе, апелляционные жалобы удовлетворить частично.


Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images