Возвращение дела прокурору для соединения с другим делом по обвинению по ст.33, 199 УК РФ связано не с нарушением закона, а для восполнения неполноты следствия. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.06.2020 № 22-3163/20

Статья 199 УК РФ / 428 / Печать
Судья судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда Смирнова Н. О., при ведении протокола помощником судьи Галеевым М.А., с участием прокурора отдела прокуратуры Санкт-Петербурга Плотникова Д.Н., подсудимого Коз-ва К.В., его защитников - адвокатов Орлова В.А., Изосимова А.Г., представителя потерпевшего – МИФНС России № 16 по Санкт-Петербургу А.А. рассмотрев в судебном заседании 17 июня 2020 года апелляционную жалобу адвокатов Орлова В.А., Изосимова А.Г. на постановление Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 17 марта 2020 года, которым уголовное дело в отношении Коз-ва Константина Валерьевича, <...> не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ возвращено прокурору Санкт-Петербурга для устранения препятствий его рассмотрения судом, по основаниям, предусмотренным п.п. 4,6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Доложив материалы дела, заслушав выступления подсудимого Коз-ва К.В., его защитников – адвокатов Орлова В.А., Изосимова А.Г., поддержавших апелляционную жалобу, полагавших, что постановление суда является незаконным и необоснованным, просивших постановление суда отменить, направить уголовное дело в суд первой инстанции на новое судебное разбирательство, для рассмотрения по существу; мнения представителя потерпевшего – МИФНС России № 16 по Санкт-Петербургу А.А., прокурора Плотникова Д.Н., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, полагавших, что постановление суда является законным, обоснованным и не подлежит отмене;

УСТАНОВИЛ:

Постановлением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 17.03.2020 года уголовное дело в отношении Коз-ва К.В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК, возвращено прокурору Санкт-Петербурга для устранения препятствий его рассмотрения судом, по основаниям, предусмотренным п.п. 4,6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, а именно в связи с наличием, предусмотренных ст. 153 УПК РФ оснований для соединения уголовных дел, в связи с установлением фактических обстоятельств, указывающих на наличие оснований для квалификации действий подсудимого Коз-ва К.В. как более тяжкого преступления.

В апелляционной жалобе адвокаты Орлов В.А., Изосимов А.Г., действующие в защиту интересов подсудимого Коз-ва К.В., выражают несогласие с постановлением суда, просят его отменить, как незаконное и необоснованное, а уголовное дело в отношении Коз-ва К.В. направить в тот же суд на новое разбирательство.

Защитники полагают, что сам по себе факт наличия в производстве следственных органов других уголовных дел в отношении Коз-ва К.В. не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, указывают, что соединение уголовных дел в одно производство должно осуществляться не всегда, а только тогда, когда это будет способствовать выяснению общей картины преступления, установлению истины, в целях обеспечения быстрого, эффективного и справедливого правосудия.

Защитники указывают, что основанием для возвращения уголовного дела прокурору является наличие препятствий его рассмотрения судом, а именно наличие допущенных на досудебной стадии производства по уголовному делу нарушений, неустранимых в ходе судебного разбирательства, не позволяющих постановить по уголовному делу приговор, либо вынести иной решение, судом же таких оснований в обжалуемом постановлении не приведено.

Выражают несогласие с выводом суда о том, что неуказание полной суммы, подлежащей налоговому учету за данный налоговый период, а также неуказание суммы полученной прибыли по договору заключенному между ЗАО «Фирма-Петротрест-Монолит» и ООО «Строительное управление» является препятствием к рассмотрению уголовного дела судом и имеются основания для соединения уголовных дел в одно производство в связи с необходимостью установления полной суммы НДС в отношении ЗАО «Фирма-Петротрест-Монолит» за рассматриваемый период. Обращают внимание на то, что Коз-в К.В. обвиняется в совершении уклонения от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений в крупном размере – на сумму 21869056,67 рублей, а следовательно, указанное обстоятельство и должно быть доказано обвинением в полном объеме, а отсутствие необходимых элементов доказывания и неуказание на них в обвинительном заключении является неполнотой следствия и основанием для вынесения оправдательного приговора, а не основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

Авторы апелляционной жалобы обращают внимание также на то, что сославшись в обжалуемом постановлении на показания свидетелей и иные материалы дела, суд указал на то, что фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий Коз-ва К.В. как более тяжкого преступления, поскольку его умысел был направлен на получение обществом денежных средств по договору №... на выполнение работ от <дата>, которые фактически не оказаны, однако не указал в постановлении на основании показаний каких именно свидетелей и на основании каких именно материалов дела он пришел к такому выводу. Данное обстоятельство свидетельствует о необоснованности постановления суда в данной части.

Защитники обращают внимание на то, что подавляющее большинство свидетелей сообщило о том, что Коз-в К.В. не является субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ, так как не имел возможности оказывать давление на руководство ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит», так как руководство ЗАО не находилось в подчинении Коз-ву К.В., также Коз-в К.В. не осуществлял никакого воздействия на руководство ЗАО как посторонний человек. Коз-в К.В. не осуществлял руководство ЗАО и не имел никакого отношения к составлению налоговой отчетности Общества и предоставлению ее в налоговый орган.

Защитники указывают, что ранее <дата>, <дата> судом принимались решения о возвращении настоящего уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, однако постановления о возвращении уголовного дела прокурору были отменены, уголовное дело направлялось в суд первой инстанции на новое судебное разбирательство. Полагают, что суд в третий раз принял решение о возвращении уголовного дела прокурору вопреки доводам, изложенным в апелляционных постановлениях Санкт-Петербургского городского суда.

Обращают внимание на то, что настоящее уголовное дело находится в производстве суда длительное время, а следовательно, при его рассмотрении существенно нарушены положения ст.ст. 6, 6.1 УПК РФ, гарантирующие осуществление судопроизводства в разумный срок, а также защиту личности от незаконного, необоснованного обвинения, осуждения.

Указывают, что согласно представленным в суд документам, срок следствия по уголовному делу №... был установлен до <дата> и истек на момент вынесения обжалуемого постановления.

Суд апелляционной инстанции, проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав мнения участников уголовного судопроизводства, полагает, что постановление подлежит отмене по следующим основаниям.

Согласно положениям ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Такими признаются судебные акты, соответствующие требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов.

В соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по собственной инициативе либо по ходатайству стороны возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании.

В соответствии с п.п. 4, 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ суд возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом, в частности, в случае, если имеются предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел; если фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, как более тяжкого преступления, либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий, указанных лиц как более тяжкого преступления.

В соответствии с п. 1 ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ, судья по ходатайству стороны возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случаях, если после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления.

При этом, в силу ч. 1.3 ст. 237 УПК РФ, при возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, предусмотренным п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, суд обязан указать обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого, как более тяжкого преступления.

Вместе с тем при вынесении обжалуемого постановления судом указанные требования закона соблюдены не были.

Органами предварительного следствия Коз-в К.В. обвиняется в совершении уклонения от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в крупном размере, а именно в том, что он выполняя функции руководителя по экономическим и финансовым вопросам ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» не позднее <дата> приискал ООО «Строительное управление» для совершения между указанным Обществом и ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» мнимых сделок, совершенных для вида без намерения создавать соответствующие правовые последствия, и осуществления исчисления денежных средств Общества для последующего их контроля и распоряжения по своему усмотрению, а также совершения иных действия от их имени. Убедил заместителя директора по экономике ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» Б.Б., не осведомленную о его преступном умысле, злоупотребляя доверием начальника сметно-договорного отдела ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» В.В. не осведомленной о его преступном умысле, убедил последнюю обеспечить изготовление от имени генерального директора ООО «Строительное управление» договора №... от <дата> на выполнение монолитных работ на объекте – жилой дом по адресу: <адрес> и актов приемки выполненных работ и справок стоимости выпаленных работ (содержащих ложные сведения о выполненных работах по договору, которые фактически не выполнялись), убедил генерального директора ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» Г.Г., не осведомленного о его преступном умысле, подписать договор №... от <дата>; далее через заместителя директора по экономике ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» Б.Б., начальника сметно-договорного отдела ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» В.В., не осведомленых о его преступном умысле, злоупотребляя доверием генерального директора ЗАО Д.Д., через главного бухгалтера ЗАО Ж.Ж. в период с <дата> по <дата> обеспечил отражение в документах бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» сведений об указанной фиктивной сделке; затем через заместителя директора по экономике ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» Б.Б., начальника сметно-договорного отдела ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» В.В., не осведомленных о его преступном умысле, организовал через главного бухгалтера ЗАО Ж.Ж. составлении налоговой отчетности ЗАО, в которой были отражены заведомо ложные сведения в соответствии с договорами и первичными бухгалтерскими документами ООО «Строительное управление», которые были направлены в МИФНС России № 16 по Санкт-Петербургу: а именно декларации по НДС с включенными заведомо ложными сведениями о якобы понесенных расходах по взаимоотношениям с ООО «Строительное управление» за <дата> года с ложными сведениями о подлежащей вычету сумме НДС при оказании работ по договору с ООО «Строительное управление» в размере 777547,53 рубля; за <дата> года с ложными сведениями о подлежащей вычету сумме НДС при оказании работ по договору с ООО «Строительное управление» в размере 1997072,54 рубля; за <дата> года с ложными сведениями о подлежащей вычету сумме НДС при оказании работ по договору с ООО «Строительное управление» в размере 7584406,77 рублей; декларации по налогу на прибыль: за <дата> с ложными сведениями об итоговом размере прибыли <дата> 78282180 рублей, вместо 93696735,93 рублей занизив сумму прибыли по итогам деятельности организации на 15414555,93 рубля, не уплатив налог на прибыть с организации в размере 3082911,18 рублей; за <дата> с ложными сведениями об итоговом размере прибыли за <дата> 11824890 рублей, вместо 53960483,23 рубля, занизив сумму прибыли по итогам деятельности организации на 42135593,23 рубля, не уплатив налог на прибыть с организации в размере 8427118,65 рублей. В результате преступных действий Коз-ва К.В. в период с <дата> по <дата> ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» неправомерно предоставила в налоговый орган заведомо ложные сведения о сумме НДС, предъявленного к вычету, в размере 10359026,84 рублей по взаимоотношениям с ООО «Строительное управление» и включило в состав расходов для целей налогообложения по налогу на прибыть затраты по взаимоотношениям с ООО «Строительное управление за <дата> на общую сумму 57550149,16 рублей.
Настоящее уголовное дело находится в производстве суда с октября 2016 года.

Суд первой инстанции, после исследования доказательств, при разрешении вопроса о возможности окончания судебного следствия, по ходатайству государственного обвинителя принял решение о необходимости возвращения уголовного дела прокурору на основании п.п. 4, 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, указав о наличии предусмотренных ст. 153 УПК РФ оснований для соединения уголовных дел и в связи с установлением фактических обстоятельств, указывающих на наличие оснований для квалификации действий, Коз-ва К.В. как более тяжкого преступления.

В обоснование принятого решения суд сослался на представленные стороной обвинения сведения и документы, согласно которым в производстве ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области имеется уголовное дело №..., возбужденное <дата> по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по которому в качестве обвиняемых привлекаются О.О., Б.Б., Коз-в К.В. По указанному уголовному делу Коз-ву К.В. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 160, ч. 5 ст. 33, п. Б ч. 2 ст. 199 УК РФ, а именно в пособничестве, то есть содействии предоставлением информации и средств совершения присвоения, то есть хищения чужого имущества, вверенного виновному, совершенного с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере; и уклонения от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере.

При этом, согласно обжалуемому постановлению, фактически именно предъявленное Коз-ву К.В. обвинение по уголовному делу №..., в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, п. Б ч. 2 ст. 199 УК РФ послужило основанием для вывода суда о наличии фактических обстоятельств, указывающих на наличие оснований для квалификации действий, Коз-ва К.В. как более тяжкого преступления.

Также суд указал, что в обвинительном заключении изложены обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях Коз-ва К.В. более тяжкого преступления, поскольку умысел его был направлен на получение ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» денежных средств по договору №... от <дата> с ООО «Строительное управление» в виде возврата налога на добавленную собственность по мнимой сделке. По мнению суда, указанным действиям Коз-ва К.В. не дана квалификация.

Вместе с тем, согласно предъявленному обвинению по уголовному делу №..., Коз-ву К.В. инкриминируется то, что он приискал реквизиты юридических лиц для совершения с ними от имени ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» мнимых следок, а именно ООО «Глобал Концепт», ООО «Каскад строй», ООО «Стройтрест», ООО «СтройТех», предоставил их Б.Б., которая действуя по предварительному сговору с О.О. и Коз-вым К.В. обеспечила изготовление заведомо подложных документов – договоров на выполнение работ на объекте – жилой дом по адресу: <адрес> актов приемки выполненных работ и справок стоимости выполненных работ (содержащих ложные сведения о выполненных работах по договору, которые фактически не выполнялись), подписание указанных договоров генеральным директором ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» Д.Д. и принятие фиктивных документов о производстве работ ООО «Глобал Концепт», ООО «Каскад строй», ООО «Стройтрест», ООО «СтройТех» к бухгалтерскому учету, на основании которых были составлены налоговые декларации по НДС и налогу на прибыль, в которой были отражены заведомо ложные сведения по взаимоотношениям с ООО «Глобал Концепт», ООО «Каскад строй», ООО «Стройтрест», ООО «СтройТех», которые были представлены в МИ ФНС России № 16 по Санкт-Петербургу, а именно декларации по НДС за <дата>, декларация на прибыль за <дата>, что повлекло неуплату ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» в период с <дата> по <дата> НДС на общую сумму 27029337, 85 рублей, налога на прибыль организации в размере 23615774, 32 рубля, чем бюджетной системе РФ был причинен ущерб в размере 50645112,17 рублей, в особо крупном размере.

Таким образом, Коз-ву К.В. по уголовному делу №... предъявлено обвинение в совершении преступления при иных обстоятельствах, которые в силу положений ст. 252 УПК РФ, не являлись предметом судебного разбирательства по настоящему уголовному делу.

При этом, изложенное в имеющемся в материалах настоящего уголовного дела обвинительном заключении, обвинение Коз-ва К.В. по ч. 1 ст. 199 УК РФ, не содержит ссылки на указанные выше обстоятельства, а также иные обстоятельства, свидетельствующие о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого (так, как они изложены в обвинительном заключении), как более тяжкого преступления, в том числе, не содержит ссылки и на время, место, обстоятельства получения ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» денежных средств в виде возврата налога на добавленную стоимость по мнимой сделке с ООО «Строительное управление». Довод суда об умысле на получение ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» денежных средств по договору №... от <дата> с ООО «Строительное управление» в виде возврата налога на добавленную стоимость по мнимой сделке, также не могут являться такими обстоятельствами.

Также, сведения о предъявлении Коз-ву К.В. указанного выше обвинения по уголовному делу №..., не могут являться основанием для вывода о том, что после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого ему деяния, либо обстоятельства деяния, приведенные в обвинительном заключении, могут служить основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления.

Между тем, исходя из положений ст. 237 УПК РФ, а также правовой позиции Конституционного Суда РФ, решение о возвращении уголовного дела прокурору по основанию, ухудшающему положение подсудимого, возможно лишь в случае, если из содержания обвинительного заключения с очевидностью следуют неверная квалификация описанного в нем деяния и необходимость предъявления более тяжкого обвинения, при этом, непринятие мер по устранению таких нарушений в дальнейшем вынуждает суд принять решение, заведомо противоречащее закону.

Таких нарушений суд апелляционной инстанции не усматривает, поскольку предъявленное Коз-ву К.В. обвинение, в том виде как оно сформулировано в обвинительном заключении, не препятствовало суду вынести решение отвечающее требованиям законности и справедливости. При этом фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, имеющемся в материалах настоящего уголовного дела, не содержат ссылки на указанные выше обстоятельства, а также иные обстоятельства, свидетельствующие о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, как более тяжкого преступления.

Обвинительное заключение содержит указание на фамилию, имя, отчество обвиняемого Коз-ва К.В. данные о его личности, существо предъявленного ему обвинения, сведения о времени и месте, обстоятельствах совершения инкриминируемого ему преступления (уклонение от уплаты налогов в крупном размере), в том числе о размере неуплаченных налогов в бюджеты РФ и субъекта РФ, указание на часть, статью Уголовного Кодекса РФ, предусматривающую ответственность за их совершение, перечень доказательств, краткое изложение их сущности со ссылками на тома и листы уголовного дела, к обвинительному заключению приложен список, подлежащих вызову в судебное заседание лиц, справка о сроках следствия, избранной в отношении обвиняемого меры пресечения, вещественных доказательствах и иных обстоятельствах указанных в ч. 5 ст. 220 УПК РФ.

Обвинительное заключение составлено, подписано и утверждено надлежащими должностными лицами, действующими в пределах своих полномочий, предоставленных уголовно-процессуальным законом.

Ссылка суда об отсутствии в обвинительном заключении по уголовному делу, находящемуся в производстве суда с 2016 года, указания на сумму дохода, которая была Коз-вым К.В. занижена, а также о том, что денежные средства по договору №... от <дата> ООО «Строительное управление» перечислило на счет ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит», не свидетельствуют о несоответствии обвинительного заключения требованиям уголовно-процессуального закона, препятствующим рассмотрению уголовного дела с постановлением судом приговора, или вынесением иного итогового судебного решения, на основании указанного обвинительного заключения.

То обстоятельство, что по уголовному делу №... Коз-в К.В. обвиняется в пособничестве в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере, в том числе и в период, инкриминируемый ему и по настоящему уголовному делу (но при иных обстоятельствах, которые не следуют из обвинительного заключения) не может являться основанием для возвращения уголовного дела прокурору по основанию, предусмотренному п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, поскольку, данное обстоятельство не вытекает из фактических обстоятельств, изложенных в обвинительном заключении, а также обстоятельств установленных в ходе судебного разбирательства по предъявленному Коз-ву К.В. обвинению, указывающих на наличие оснований для квалификации его действий как более тяжкого преступления.

Выводы суда фактически основаны на сведениях о предъявленном Коз-ву К.В. обвинении по другому уголовному делу.

Как уже указано выше суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, если имеются предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел.

При этом, исходя из положений ст. 153 УПК РФ, необходимость соединения в одно производство нескольких уголовных дел возникает, если раздельное рассмотрение уголовных дел может отразиться на всесторонности и объективности их рассмотрения.

Согласно обжалуемому постановлению суд, указывая на наличие оснований для соединения уголовных дел, не привел убедительных оснований свидетельствующих о том, что раздельное рассмотрение настоящего уголовного дела и уголовного дела №... в отношении Коз-ва К.В. и иных лиц может отразиться на полноте и всесторонности судебного следствия и повлечь за собой вынесение незаконного и необоснованного решения по делу.

Кроме того, следует учесть, что по смыслу закона, как о том указано в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 51 от 19.12.2017 года "О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства"), если в ходе судебного разбирательства выявлены существенные нарушения закона, указанные в п. 1 - 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, допущенные в досудебном производстве по уголовному делу и являющиеся препятствием к постановлению судом приговора или вынесения иного итогового судебного решения, не устранимые судом, то суд по ходатайству стороны или по своей инициативе возвращает дело прокурору при условии, что их устранение не будет связано с восполнением неполноты произведенного предварительного следствия.
Как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ в своих решениях, основаниями для возвращения уголовного дела прокурору являются такие нарушения требований УПК РФ при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства, в частности, существенные нарушения уголовно-процессуального закона, совершенные дознавателем, следователем или прокурором, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения. При этом, во всяком случае, возвращение уголовного дела прокурору в целях устранения допущенных нарушений, представляя собой особый порядок движения уголовного дела, не тождественный его возвращению для производства дополнительного расследования, не допускается в целях восполнения неполноты произведенного предварительного расследования.

Как следует из обжалуемого постановления, решение суда о возвращении уголовного дела в отношении Коз-ва К.В. прокурору по основаниям, предусмотренным п.п. 4,6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ фактически обосновано не выявленными нарушениями требований уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного заключения, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства, не наличием существенных нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных следователем, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения, а представленными стороной обвинения сведениями о предъявлении Коз-ву К.В. обвинения по другому уголовному делу по ч. 5 ст. 33, п. Б ч. 2 ст. 199 УК РФ, в совершении иного преступления при иных обстоятельствах, которые по настоящему уголовному делу Коз-ву К.В. не вменялись, то есть фактически в целях восполнения неполноты произведенного предварительного расследования по настоящему уголовному делу.

Таким образом, изложенные в постановлении обстоятельства, не являются препятствием для постановления итогового решения на основе данного обвинительного заключения, поскольку в нем с достаточной для рассмотрения уголовного дела полнотой изложены обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

Следует отметить, что необоснованное возвращение судом дела прокурору повлекло задержку в разрешении дела по существу, что препятствует своевременной реализации прав и законных интересов участников уголовного процесса и нарушает требования статьи 6.1 УПК РФ о разумных сроках рассмотрения уголовного дела.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционной жалобы защитников, полагает, что у суда отсутствовали основания для возвращения уголовного дела прокурору, предусмотренные ст. 237 УПК РФ.

Таким образом, признать обжалуемое постановление законным и обоснованным нельзя, оно подлежит отмене по основаниям, предусмотренным п.п. 1, 2 ст. 389.15, п. 1 ст. 389.16, ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также допущенным судом нарушением уголовно-процессуального закона, а именно положений ст. 237 УПК РФ регламентирующих основания для возвращения уголовного дела прокурору, которое повлияло на вынесение законного и обоснованного решения, а материалы дела, подлежат направлению на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, со стадии судебного разбирательства.

Доводы апелляционной жалобы о непричастности Коз-ва К.В. к совершению инкриминируемого ему преступления подлежат проверке в ходе судебного разбирательства по существу уголовного дела.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 17 марта 2020 года о возвращении уголовного дела в отношении Коз-ва Константина Валерьевича, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ прокурору Санкт-Петербурга для устранения препятствий его рассмотрения судом отменить.

Направить уголовное дело в отношении Коз-ва К.В. в Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга, иному судье, на новое судебное разбирательство, со стадии судебного разбирательства.

Апелляционную жалобу адвокатов Орлова В.А., Изосимова А.Г. удовлетворить.

 

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images