В обвинении есть информация о декларациях с указанием даты составления, конкретных разделов и строк с заведомо ложными сведениями - дело прокурору направлено неверно. Апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 15.10.2020 № 22-6320/20

Статья 199 УК РФ / 156 / Печать
Апелляционная инстанция по уголовным делам Краснодарского краевого суда в составе председательствующего судьи Флюкратова Е.Б., при ведении протокола помощником судьи Каретиной О.А., с участием прокурора Мышко В.В., адвоката Филь Л.А., подсудимой <Ф.И.О.>, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционному представлению старшего помощника прокурора Прикубанского округа г. Краснодара Кисленко Н.В. на постановление Прикубанского районного суда г.Краснодара от 10 марта 2020 года, которым: уголовное дело в отношении < Ф.И.О. >, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199 УК РФ, возвращено прокурору для устранения допущенных недостатков.

Обсудив доводы апелляционного представления, выслушав мнение прокурора Мышко В.В., поддержавшего доводы апелляционного представления и просившего постановление суда отменить, мнение адвоката Филь Л.А. и подсудимой < Ф.И.О. >, просивших постановление суда оставить без изменения, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

<Ф.И.О.> обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ.

Суд первой инстанции, рассмотрев в судебном заседании ходатайство стороны защиты, возвратил уголовное дело прокурору. В частности, при описании события преступления в обвинительном заключении не содержится сведений о том: какие конкретно договоры и когда были заключены между ООО «<...>», которые бы подтверждали их взаимоотношения; по каким конкретно доходам, образовавшимся от реализации каких конкретно товаров (работ, услуг) по взаимоотношениям с ООО «<...>» за период с 4 квартала 2016 года по 2 квартал 2017 года, были внесены ложные сведения в налоговые декларации по НДС; какие именно ложные сведения содержали составленные налоговые декларации по НДС ООО «<...>» за период с 4 квартала 2016 года по 2 квартал 2017 года; по каким именно выставленным счет-фактурам в адрес ООО «<...>» с ООО «<...>» не исчислен и не уплачен в бюджет Российской Федерации НДС за период с 4 квартала 2016 года по 2 квартал 2017 года, поскольку в обвинении указано, что счет-фактуры были самостоятельно изготовлены < Ф.И.О. > за период с 4 квартала 2016 года по 2 квартал 2017 года, а от уплаты с общества НДС он уклонился за период с 4 квартала 2016 года по 2 квартал 2017 года. Кроме того у суда отсутствует возможность назначить по делу дополнительную или повторную налоговую экспертизу, такая необходимость возникла из-за отсутствия надлежащей квалификации и служебной зависимости эксперта < Ф.И.О. >, проводившей экспертные исследования. По мнению суда первой инстанции допущенные нарушения при предъявлении обвинения, рассмотрении ходатайства стороны защиты, составлении обвинительного заключения требуют устранения и это не может быть сделано судом самостоятельно в ходе судебного разбирательства, в связи с чем уголовное дело подлежит возвращению прокурору.

В апелляционном представлении государственный обвинитель с постановлением суда не согласен, считает его незаконным, просит его отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд, мотивируя тем, что постановление суда незаконное и необоснованное, вынесено с нарушением норм УПК РФ. Указывает, что экспертиза была проведена уполномоченным на то лицом, не находящемся в служебной зависимости, обладающим надлежащей квалификацией и специальными познаниями, необходимыми для проведения судебных экспертиз. Кроме того, в обвинительном заключении четко указан предмет преступления, указаны периоды и суммы налога на добавленную стоимость, от уплаты которых умышленно уклонилась организация в лице директора < Ф.И.О. > В обвинительном заключении, также имеются полные сведения о документах – декларациях, с указанием даты их составления, конкретных разделов и строк, в которых внесены заведомо ложные сведения относительно сумм налога на добавленную стоимость; указан способ совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ – внесение заведомо ложных сведений относительно сумм налога на добавленную стоимость, подлежащих уплате в бюджет, посредством передачи недостоверных сведений относительно финансово-хозяйственных взаимоотношений с ООО «<...>» неосведомленному о преступных намерениях Свидетелю №1, оказывавшему услуги по заполнению и передаче в налоговый орган. Основанием для возбуждения уголовного дела послужило наличие достаточных данных в материалах проверки о совершении директором ООО «<...>» < Ф.И.О. > признаков преступления, предусмотренных ч. 1 ст. 199 УК РФ – уклонение от уплаты налогов с организации, а не отсутствие реальных взаимоотношений с ООО «<...>», что и отражено в постановлении следователя. В постановлении суда изложена оценка доказательств с точки зрения допустимости, относимости и их достаточности для разрешения дела по существу, которая возможна лишь на стадии прений и вынесения итогового решения, то есть, суд, в нарушение ст. 299 УК РФ, разрешил вопросы, которые подлежат разрешению при постановлении приговора, либо принятии иного судебного решения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления государственного обвинителя, выслушав мнения сторон, апелляционная инстанция находит постановление суда первой инстанции подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст.7 УПК РФ постановления суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Данные требования закона судом не выполнены.

В соответствии со ст.38917 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В соответствии со ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в том числе и в случае, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта. Часть 1 ст. 237 УПК РФ предусматривает обязательное условие, при котором возможно возвращение дела прокурору, а именно: нарушения, указанные в Законе, должны препятствовать рассмотрению дела судом.

Так, в обжалуемом постановлении суда указано, что уголовное дело в отношении < Ф.И.О. >, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного по ч.1 ст. 199 УК РФ, возращено в соответствии с п.1 ч.1 ст. 237 УК РФ, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением требований Уголовно- процессуального кодекса РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта. Суд указал на отсутствие возможности назначить по делу дополнительную или повторную налоговую экспертизу, поскольку необходимо истребовать и приобщить к материалам дела документы, которые позволили бы экспертам дать исчерпывающие ответы на поставленные перед ними вопросы. Необходимость назначения указанных экспертиз возникла, по мнению суда, в связи с нарушениями, допущенными при проведении экспертизы - заключение <№..> от 21.01.2019 года - в ходе предварительного расследования, а именно ввиду отсутствия надлежащей квалификации и служебной зависимости эксперта < Ф.И.О. >, проводившей указанные экспертные исследования.

Между тем, предварительное расследование осуществлялось старшим следователем следственного отдела по Прикубанскому округу г. Краснодара следственного управления Следственного комитета Российской РФ по Краснодарскому краю < Ф.И.О. >, а производство экспертизы им поручено лицу, обладающему специальными познаниями, специалисту - ревизору отдела документальных проверок и исследований Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Краснодарскому краю < Ф.И.О. >, привлеченной в качестве эксперта по данному уголовному делу. Следовательно, вопреки выводам суда, сотрудник ГУ МВД РФ по КК не находится в служебной зависимости от сотрудника СК РФ.

Доводы о том, что у < Ф.И.О. > отсутствует надлежащая квалификация, опровергаются документами, имеющимися в деле, согласно которых она имеет высшее экономическое образование по специальности «Коммерция», прошла повышение квалификации по программе «Бухгалтерский учет, аудит и налогообложение», её стаж работы по экономическим специальностям составляет более 14 лет, в том числе экспертной деятельности более 7 лет. Указанное обстоятельство свидетельствует о том, что < Ф.И.О. > имеет специальные познания, необходимые для проведения судебных экспертиз, в донном случае для установления суммы неуплаченного налога.

Ссылка суда на ответы эксперта ФБУ Краснодарская ЛСЭ Минюста России <№..> от 21.08.2019 года и <№..>X18.1 от 10.01.2020 года, полученные в ходе рассмотрения уголовного дела по существу, как на обоснование невозможности проведения судебной экспертизы, несостоятельны. Так, в сообщениях эксперты указывают, что вопросы, поставленные им на разрешение судом, носят либо справочный характер, либо являются не конкретными, либо правовыми, выходящими за рамки компетенции экспертов.

Вместе с тем, помимо несоответствия вышеизложенных судом доводов фактическим обстоятельствам, все они относятся исключительно к оценке доказательств, в данном случае заключения эксперта, и не имеют отношения к основаниям возвращения уголовного дела прокурору, поскольку не препятствуют рассмотрению судом данного уголовного дела и принятию законного решения.

Также в обоснование возвращения уголовного дела прокурору суд указал на отсутствие в обвинительном заключении конкретных сведений о документах и их содержании при описании события преступления; на то, что в обвинительном заключении не конкретизирован способ совершения, инкриминированного органом предварительного расследования < Ф.И.О. > преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199 УК РФ; на то, что фактические данные, касающиеся отсутствия реальных финансово-хозяйственных взаимоотношений между ООО «<...>» и ООО «<...>» за период 4 квартала 2016 года по 2 квартал 2017 года, противоречат предъявленному < Ф.И.О. > обвинению по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ, и не являлись основанием для возбуждения в отношении нее настоящего уголовного дела.

Между тем, предметом преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199 УК РФ, инкриминированного директору ООО «<...>» < Ф.И.О. >, является налог, в частности налог на добавленную стоимость. В обвинительном заключении указаны периоды (4 квартал 2016 года и 1 квартал 2017 года) и суммы налога на добавленную стоимость (1 364 949 рублей и 4 517 847 рублей), от уплаты которых умышленно уклонилась организация в лице директора < Ф.И.О. > В заключении также, в соответствии со ст. 220 УПК РФ имеются полные сведения о документах - декларациях, с указанием даты их составления, конкретных разделов и строк, в которых внесены заведомо ложные сведения относительно сумм налога на добавленную стоимость. В обвинительном заключении указан способ совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст.199 УК РФ - внесение заведомо ложных сведений относительно сумм налога на добавленную стоимость, подлежащих уплате в бюджет, посредством передачи недостоверных сведений относительно финансово-хозяйственных взаимоотношений с ООО «<...>» неосведомленному о преступных намерениях Свидетель №1, оказывавшему услуги по заполнению и передаче в налоговый орган деклараций.

Следовательно, в обвинительном заключении указаны все необходимые сведения и данные, подтверждающие обстоятельства совершенного преступления, подлежащие доказыванию, а также способ его совершения.

Основанием для возбуждения уголовного дела послужило наличие достаточных данных в материалах проверки о совершении директором ООО «<...>» < Ф.И.О. > признаков преступления, предусмотренных ч.1 ст.199 УК РФ - уклонение от уплаты налогов с организации, а не отсутствие реальных взаимоотношений с ООО «<...>», что и отражено в постановлении следователя. После проведения следственных действий в целях установления всех обстоятельств в рамках предварительного расследования директору ООО «<...>» < Ф.И.О. > с соблюдением требований УПК РФ предъявлено обвинение, что и отражено в соответствующем постановлении следователя.

Однако, суд, принимая решение о возращении уголовного дела прокурору, не учел вышеизложенных фактов, в связи с чем, выводы суда, содержащиеся в постановлении, несостоятельны.

Исходя из вышеуказанного, в постановлении суда изложена оценка доказательств с точки зрения допустимости, относимости и их достаточности для разрешения дела по существу, которая возможна лишь на стадии прений и вынесения итогового решения, то есть, суд, в нарушение ст. 299 УПК РФ, разрешил вопросы, которые подлежат разрешению при постановлении приговора, либо принятии иного судебного решения.

Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.11.2016 года №55 «О судебном приговоре» в описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений п.п.3,4 ч.1 ст. 305, п.2 ст. 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом. Однако, суд дал оценку доказательствам при вынесении постановления в порядке ст. 237 УПК РФ, без учета требований указанного Постановления Пленума Верховного суда РФ.

В постановлении суда о возвращении уголовного дела прокурору в порядке п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ не приведено ни одного факта, свидетельствующего о неустранимых нарушениях требований УПК РФ, допущенных при составлении обвинительного заключения. Данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии нарушений ст. 220 УПК РФ, поскольку в обвинительном заключении указано: существо обвинения, место и время совершения преступления, его способ и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела. Следовательно, суд, в нарушение вышеуказанного уголовно-процессуального законодательства, необоснованно возвратил прокурору уголовное дело по обвинению < Ф.И.О. > в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199 УК РФ.

Таким образом, обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ и не препятствует возможности постановления судом приговора, либо принятия иного решения на основе данного заключения, а постановление Прикубанского суда г.Краснодара от 10 марта 2020 года подлежит отмене в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.38913, 38920, 38933 УПК РФ, апелляционная инстанция по уголовным делам Краснодарского краевого суда,

П О С Т А Н О В И Л А:

Постановление Прикубанского районного суда г.Краснодара от 10 марта 2020 года, которым уголовное дело в отношении < Ф.И.О. >, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ, возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, отменить, апелляционное представление государственного обвинителя – удовлетворить.

Уголовное дело направить в Прикубанский районный суд г.Краснодара Краснодарского края для рассмотрения со стадии предварительного слушания, в ином составе суда.

Постановление суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке, установленном главами 471 и 481 УПК РФ.

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай, что должно, и будь, что будет!

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru