Для установления сокрытия средств их поступление в непосредственное владение налогоплательщика необязательно, средства могут быть сокрыты путем перемены лиц в обязательстве. Апелляционное определение Омского областного суда от 03.12.2020 № 22-3050/20

Статья 199.2 УК РФ / 437 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда в составе председательствующего судьи Лопарева А.Г., судей Козырина Е.В., Хроменок В.В., с участием прокурора Митякина В.В., осужденного К-ва Р.В., защитников - адвокатов Вержака М.В. и Киселева О.В., при секретарях судебного заседания <...>, помощнике судьи <...> рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам защитников - адвокатов Вержака М.В. и Киселева О.В. на приговор Куйбышевского районного суда г. Омска от 5 октября 2020 года,

УСТАНОВИЛА:

Приговором Куйбышевского районного суда г. Омска от 5 октября 2020 года, К-в Р. В., <...> ранее не судимый, осужден по ч.2 ст. 199.2 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к штрафу в размере 300 000 рублей.

Мера пресечения в отношении К-ва Р.В. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения, - в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Арест, наложенный на автомобиль марки «Фольксваген Туарег», 2011 года выпуска, государственный регистрационный знак <...> 55 регион, принадлежащий К-ву Р.В., - постановлено сохранить до полного исполнения наказания в виде штрафа.
        
К-в Р.В. осужден за сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, в особо крупном размере, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.
        
Преступление совершено в г. Омске при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.
        
В судебном заседании подсудимый К-в Р.В. вину в совершении преступления не признал.
        
В апелляционной жалобе защитник - адвокат Вержак М.В. выражает несогласие с приговором.
        
Считает приговор незаконным и необоснованным, настаивая на невиновности осужденного.
        
Указывает, что обвинительное заключение составлено с существенным нарушением требований УПК РФ: - в заключении не указаны сведения о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах нарушены обвиняемым и сроки уплаты конкретного налога, сбора; отсутствуют данные о потерпевшем; не в полном объеме указаны данные, подлежащие доказыванию по ст.199.2 УК РФ и имеющие значение по делу.
        
А именно, не указано, что денежные средства, уплаченные третьими лицами в адрес контрагентов налогоплательщика по распорядительным письмам, имелись бы у налогоплательщика в наличии и являлись бы собственными средствами налогоплательщика; не указано, что у налогоплательщика отсутствовало иное имущество в объеме, необходимом и достаточном для погашения недоимки по налогам; что платежи по распорядительным письмам повлекли окончательную невозможность уплаты от налогов; не указано, что у обвиняемого имелся прямой умысел именно на непоступление денежных средств в бюджетную систему РФ, а не только на нарушение срока уплаты налогов; не указано место и время окончания преступления по каждому эпизоду платежей по распорядительным письмам, что препятствует определению подсудности дела.
        
Подчеркивает, что в обвинительном заключении указаны лишь сумма налогов и сроки их уплаты согласно требованиям налогового органа, в то время как должны быть указаны конкретные неуплаченные налоги и сроки уплаты этих налогов, установленные соответствующими статьями Налогового кодекса, которые, по мнению следствия, были нарушены обвиняемым.
        
По мнению защитника отсутствие в обвинительном заключении указанных сведений лишило суд возможности проверить суммы недоимок, законность их взыскания (начисления к уплате) налоговым органом, период просрочки уплаты конкретных налогов.
        
Отмечает, что материалы уголовного дела содержат противоречивые сведения о том, какие именно налоги не были своевременно уплачены - только НДС или НДС и налог на имущество. При этом в материалах дела отсутствуют документы, содержащие данные об основаниях, моменте возникновения и размере недоимки. В отсутствие таких документов справка налогового органа, содержащая данные лицевого счета о размере недоимки на определенный день, а также требования налогового органа об уплате налога и инкассовые поручения не могут рассматриваться как достаточное доказательство недоимки.
        
Также в обвинительном заключении не указаны сведения о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах нарушены обвиняемым; отсутствуют ссылки на правовые нормы, которые запрещают использование распорядительных писем (финансовых поручений) или обязывают налогоплательщика при наличии недоимки по налогам получать денежные средства от контрагентов исключительно на свой расчетный счет; отсутствуют данные о потерпевшем (при совершении преступлений в налоговой сфере потерпевшим является публично-правовое образование, которое лишается возможности получить имущество в виде налоговых поступлений от налогоплательщика; потерпевшим является то публично-правовое образование (Российская Федерация, соответствующий субъект РФ, соответствующее муниципальное образование), от платежей которому уклонялся обвиняемый и которому в результате преступления причинен вред; представителем потерпевшего или потерпевших является уполномоченный налоговый орган, осуществляющий администрирование соответствующих налогов.
        
Защитник указывает, что должностные лица ИФНС России по САО г. Омска были допрошены, т.е. были получены сведения о лице (лицах), которому причинен вред, однако эти лица (лицо) потерпевшими не признаны, участия в деле не принимали.

Подчеркивает, что в обвинительном заключении не в полном объеме указаны данные, подлежащие доказыванию. Так, нет указания о наличии таких обстоятельств, как то, что обвиняемый распоряжался бы денежными средствами своей организации, размещенными на ее банковских счетах и (или) в виде наличных; распоряжался бы имуществом организации, виды которого перечислены в статьях 46 и 47 НК РФ;
        
Не приведены сведения (утверждения) о том, что денежные средства, уплаченные одними контрагентами налогоплательщика в адрес других по распорядительным письмам, - являлись бы собственными средствами налогоплательщика (организации К-ва Р.В.), фиктивно хранившимися на банковских счетах других лиц.
        
Не приведены утверждения о том, что плательщики - ООО <...>, Администрация <...> городского поселения, ИП <...> ООО «<...>, ООО «<...> ООО <...> - были подконтрольны организации К-ва Р.В. и совершили бы недействительные (мнимые или притворные) сделки; деньги оставались бы при этом собственностью организации К-ва Р.В. и могли использоваться организацией.
        
Указывает, что в заключении не приведено доводов о том, что налоговый орган исчерпал все предусмотренные законом меры по взысканию недоимки, а также то, что платежи по распорядительным письмам повлекли окончательную невозможность уплаты налогов; не указано о том, что взыскание недоимки должно было быть произведено только за счет денежных средств, упомянутых в обвинении, и не могло быть произведено за счет другого имущества налогоплательщика; отсутствуют сведения о том, что обвиняемый скрыл все денежные средства и все имущество своей организации (ООО «АПХ «<...>»); не указано, что имущества организации было недостаточно для погашения недоимки; не указано, что у обвиняемого имелся прямой умысел на непоступление денежных средств в бюджетную систему РФ.
        
Утверждает, что умысла на нарушение очередности платежей и уплату налога с просрочкой недостаточно для квалификации деяния по ст.199.2 УК РФ.
        
Сообщает, что согласно данным бухгалтерского баланса ООО «АПХ «<...>» общий размер активов этой организации (включая основные средства и запасы, на которые может быть обращено взыскание) в период совершения вменяемых действий превышал 1 миллиард рублей, общий размер чистых активов превышал 600 миллионов рублей.
        
Указывает, что в обвинительном заключении не указано место и время окончания преступления по каждому эпизоду платежей согласно распорядительным письмам.
        
Подчеркивает, что К-ву Р.В. вменяется сокрытие денежных средств единственно путем направления писем дебиторам с просьбой произвести оплату кредиторам налогоплательщика, то есть, минуя расчетные счета налогоплательщика, что само по себе состава преступления, предусмотренного ст.199.2 УК, не образует.
        
Указывает, что банковские счета, на которые осуществлялись платежи, открыты в разных банках, в разных регионах, но в обвинительном заключении не указано место совершения оконченного преступления по каждому платежу. Отсутствие же сведений такого рода препятствует уяснению вопроса о месте окончания совершения преступления по каждому эпизоду (платежу) и в целом препятствует определению территориальной подсудности уголовного дела; отсутствуют сведения о характере и размере вреда, причиненного преступлением.
         
Защитник считает, что, что вышеперечисленные нарушения уголовно-процессуального закона не могут быть устранены судом самостоятельно, что исключает возможность вынесения законного обвинительного приговора.
        
Настаивает, что в действиях К-ва Р.В. отсутствует состав преступления, поскольку отсутствует ущерб бюджету, а деяние не повлекло за собой невозможность взыскания недоимки за счет имущества ООО «АПХ «<...>».
        
Подчеркивает, что недоимка была погашена до возбуждения уголовного дела.
        
Предлагает вывод о том, что сокрытия средств не было допущено, поскольку средства были перечислены по реальным хозяйственным операциям.
        
Указывает, что эти средства во всяком случае не были бы списаны в счет уплаты налогов, поскольку инкассовые поручения были выставлены на счет в Связьбанке, который не использовался, и на котором имелась картотека более ранних инкассовых поручений.
        
Утверждает, что К-в Р.В. действовал в ситуации крайней необходимости, так как в случае, если бы он направил авансы на погашение недоимки, а не на приобретение дизельного топлива и электричества, то был бы сорван производственный цикл и посевная. Обязательства перед контрагентами, от которых получены авансы, остались бы неисполненными, более 500 человек осталось бы без работы, бюджет остался бы без налогоплательщика.
        
Сообщает, что согласно бухгалтерским балансам по состоянию на 01.04.2019 и 01.07.2019, оборотно-сальдовым ведомостям по счетам размер активов организации составлял на 01.04.2019 - 1 091 044 000 руб., на 01.07.2019 - 1 096 827 000 руб.
        
Чистые активы (активы, которые остались бы после погашения всех обязательств) ООО «АПХ «<...>» составляли на 01.04.2019 - 626 957 000 руб., на 01.07.2019 - 603 079 000 руб. Таким образом, стоимости имущества, имевшегося у ООО «АПХ «<...>» в период 23.03.2019 по 27.06.2019, было достаточно как для полного погашения недоимки, так и для исполнения в полном объеме всех остальных обязательств ООО «АПХ «<...>».
        
Перечень имущества, на которое могло быть обращено взыскание в период с 23.03.2019 по 27.06.2019 (в том числе готовой продукции, сырья и материалов, основных средств), приведен в прилагаемых оборотно-сальдовых ведомостях. Недоимка погашена в полном объеме 11.07.2019 самой организацией за счет денежных средств, полученных ООО «АПХ «<...>» по договору займа от физического лица.
        
Адвокат ссылается на показания свидетеля <...>. (налоговый инспектор) о том, что налоговая инспекция обладала информацией об имуществе ООО «АПХ «<...>» и по мере необходимости арестовывала имущество организации в объеме, необходимом для погашения недоимки.
        
По требованиям налогового органа на сумму 4 260 090 руб. по решению о взыскании №355407 от 29.03.2019, на сумму 4 260 090 руб. по решению о взыскании №355559 от 25.04.2019, на сумму 1 196 041 руб. по решению о взыскании №<...> от 13.05.2019 налоговый орган принял решение о приостановлении операций по счетам организации и выставил инкассовые поручения на один из счетов организации в ПАО АКБ «Связьбанк». Меры по взысканию недоимки за счет имущества ООО «АПХ «<...>» в порядке, установленном статьей 47 НК РФ, налоговый орган не предпринимал. Таким образом, суд первой инстанции исходил из ошибочной предпосылки о том, что налоговый орган в установленном законом порядке использовал все средства административного (налогового) характера для взыскания недоимки с организации.
        
Считает, что деяние по распоряжению денсредствами всего лишь на 22 871 621 руб., - при наличии активов на сумму более одного миллиарда рублей, которые не скрывались от обращения взыскания, - не повлекло и не могло повлечь за собой невозможность взыскания недоимки за счет имущества организации и причинение ущерба бюджету.
        
Указывает, что не установлено ни физического сокрытия наличных денег, ни фиктивного хранения подсудимым денег на счетах контрагентов ООО «АПХ «<...>» в интересах последнего. Средства были перечислены контрагентами по реальным хозяйственным операциям - уплачены контрагентами за дизельное топливо, электричество и услуги, которые необходимы ООО «АПХ «<...>» для исполнения обязательств перед этими контрагентами. По платежам в счет поставок дизельного топлива ООО «АПХ «<...>» получило равноценное встречное предоставление, на которое налоговый орган также мог обратить взыскание для погашения недоимки.
        
Высказывает мнение, что ничем не подтверждены выводы суда о наличии у К-ва Р.В. умысла на сокрытие 22 645 656,59 руб. от обращения взыскания по недоимке, указанной в инкассовых поручениях налогового органа №430335 от 29.03.2019, №430630 от 25.04.2019, №431001 от 13.05.2019.
        
Подчеркивает, что все произведенные платежи (средства которых расценены судом как сокрытые от уплаты налогов), направлены на приобретение сырья, товаров, расходных материалов и комплектующих, оплату коммунальных платежей за поставки электроэнергии, оказания услуг, связанных с производственным процессом.
        
Целью таких действий являлось не сокрытие имущества организации от принудительного взыскания задолженности по налогам, а поддержание бесперебойного производственного цикла, остановка которого в связи с отсутствием указанных материалов либо в связи с отключением снабжающими компаниями энергоресурсов, вызванным неуплатой, могла привести к гибели скота и несоблюдению цикла посевной, что в итоге привело бы к утрате рабочих мест около 500 человек, что в итоге могло нанести ущерб, значительно превышающий размер денежных средств, в сокрытии которых он признан виновным. То есть в результате действий К-ва Р.В. в указанный период предотвращен более существенный вред охраняемым уголовным законом интересам общества и государства. В сложившейся обстановке К-в Р.В. действовал в состоянии крайней необходимости с целью устранения опасности, которая не могла быть устранена иными средствами, при этом им не допущено превышения пределов крайней необходимости, что исключает преступность деяния.
        
Просит приговор отменить.
        
Защитник Киселёв О.А. в жалобе высказывает мнение, что К-в Р.В. осужден неосновательно: - вследствие неправильного применения уголовного закона, а также вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Считает, что приговор основан на предположениях, возникшие сомнения истолкованы в пользу стороны обвинения.
        
Считает, что выводы судом сделаны без учета положений п. 1 ст. 76 НК РФ и п. 2 ст. 855 ГК РФ, вследствие применения которых сумма денег, вменяемая как сокрытая от уплаты налогов, была бы полностью потрачена на исполнение взысканий кредиторов более ранней очереди.
        
В обоснование такого утверждения ссылается на следующие сведения.
        
В период с 23.03.2019 по 27.06.2019 ООО «АПХ Алтаур» осуществляло платежи с использованием только одного банковского счета № <...> в АО «Газпромбанк». Расчетным счетом ПАО АКБ «Связь - Банк» в указанный период не пользовалось. По состоянию на 23.03.2019 в картотеке неисполненных в срок распоряжений по названному счету находились распоряжения третьей очереди (заработная плата, отпускные, расчет при увольнении, требования налогового органа) на сумму 27 750 155, 80 рублей. В этот же период были исполнены платежи первой и третьей очереди на сумму 23 521 723, 90 рублей. По состоянию на 27.06.2019 в картотеке неисполненных в срок распоряжений по указанному счету находились распоряжения первой и третьей очереди на сумму 26 874 088, 49 рублей по платежным документам, выставленным в период с 13.03.2019 по 26.06.2019. Поручения налогового органа на списание и перечисление денежных средств на сумму 4 260 090 рублей по решению о взыскании № 355407 от 29.03.2019, на сумму 4 260 090 рублей по решению о взыскании № 355559 от 25.04.2019, на сумму 1 196 041 рублей по решению о взыскании № 355697 от 13.05.2019, налоговым органом в АО «Газпромбанк» не направлялись, в картотеку неисполненных распоряжений не помещались.
        
Оспаривает как неправильную мотивировку судом вывода о несостоятельности доводов защиты о том, что денежные средства, вменяемые как сокрытые, организации К-ва Р.В. не принадлежали, а также о том, что К-в Р.В. не знал в достаточной мере о факте и размере налоговой недоимки; настаивает на правильности предлагаемых им выводов об обратном.

Указывает, что К-в Р.В. заступил на должность директора только с 23.03.2019 и требования об уплате части налогов (на 4 260 090 рублей) не получал (получал его правопредшественник на должности руководителя) и поэтому считает эту сумму подлежащей исключению из обвинения (осуждения).
        
Предлагает учесть, что доступ к расчетному счету, открытый в филиале «Новосибирский» ПАО АКБ «Связь - Банк» К-в Р.В. получил только 07.05.2019, следовательно, ранее пользоваться данным счетом и, соответственно, распоряжаться денежными средствами, находящимися на данном расчетном счете, как и скрывать денежные средства, не имел возможности.
        
Настаивает на правильности своего умозаключения о недоказанности наличия у К-ва Р.В. прямого умысла на сокрытие денежных средств, - указывая, что существо деяния (просьбы в адрес дебиторов о перечислении денег кредиторам) об этом не свидетельствует.

Обращает внимание на то, что органами ИФНС никаких мер по взысканию налогов осуществлялось.

Считает неверным вывод суда первой инстанции о том, что в состоянии крайней необходимости К-в не находился, указывая следующее.
        
Согласно приложению к заключению эксперта № 45 контрагентами ООО «АПХ «<...>» произведены оплаты на покупку топлива, перевозку зерна на элеватор для сушки, оплата электроэнергии, что указывает на экономическую целесообразность и необходимость данных платежей. Все топливо, приобретенное контрагентами для ООО «АПХ «<...>» в период когда К-в Р.В. являлся директором (всего 3 месяца) было использовано ООО «АПХ «Алтаур» как для посевной компании предприятия, которая проходила в весенне - летний период 2019 года (с по 21.06.2019), в которую включалось: обработка земель, посев различных культур, обработка защитными средствами и другое, так и в авто - технике предприятия для доставки кормов животным, уборки за животными в целях соблюдения санитарных норм и правил и здоровья животных, а также доставки зерна на элеваторы для его просушки. Необходимость проведения вышеуказанных работ подтвердили в судебном заседании специалисты в области животноводства и растениеводства <...> и <...>, которые показали, что нельзя приостановить работы по содержанию животных, а также то, что невозможно пропустить или перенести на поздние сроки какой - либо этап при подготовке к посевной компании, так как бездействие повлечет необратимые последствия - срыв посевной компании, гибель животных.
        
Согласно статистических сведений в 2019 году ООО «АПХ «<...>» собрано урожая на сумму 506 653 202 рублей. Именно столько бы не получило общество в случае срыва посевной компании в 2019 году.
        
Кроме того, в ООО «АПХ «<...> по состоянию на май 2019 года имелось 2 153 голов крупно рогатого скота. Согласно оборотно - сальдовой ведомости за май 2019 года стоимость вышеуказанного количества крупно-рогатого скота оценивается в 199 755 776, 9 рублей.
        
Следовательно, если бы в период с 01.04.2019 по 04.06.2019 вышеуказанным животным не доставлялись корма, не проводилась уборка помещений, такое бездействие привело бы к гибели животных и причинению большого ущерба предприятию в размере 199 755 776, 9 рублей. По состоянию на июнь 2019 года численность работников ООО «АПХ «<...>» составляла 533 работника. Большая доля этих работников, осуществляет свою трудовую деятельность в сельской местности, где работу найти достаточно тяжело.
        
Зарплата работникам выплачивалась от продажи зерновых культур и молочной продукции, и в случае ели вышеуказанная земля не была бы засеяна, то у предприятия отсутствовал какой - либо доход и в сентябре - октябре 2019 года денежных средств на выплату заработной платы работникам предприятия не было бы.
        
Все вышеуказанное повлекло бы массовое увольнение работников предприятия.
        
Согласно бухгалтерского баланса основные средства ООО «АПХ «<...>» составляют 591 707 000 рублей, уставной капитал составляет 978 939 000 рублей, нераспределённая прибыль (непокрытый убыток) составляет минус 514 425 000 рублей, заемные средства составляют 303 409 000 рублей, кредиторская задолженность 166 223 000 рублей.
        
Доход предприятия зависит от продажи собранных культур, сбор которых происходит осенью, и продажа, соответственно, не раньше. То есть, в случае не обработки земель сельскохозяйственного назначения и не посева зерновых культур, для которых требовалась техника и дизельное топливо для его работы, предприятию был бы причинен ущерб в размере более 700 млн. рублей (при вышеуказанной тяжелой экономической ситуации).
        
Оплаты, включенные в события деяния, произведены К-вым Р.В. в целях поддержания непрерывного производства на предприятии. Неоплата вышеуказанных расходов, в том числе электроэнергии на предприятии, привело бы к еще худшим экономическим последствиям.
        
Считает, что вышеуказанные показатели подтверждают то, что производственная деятельность ООО «АПХ «<...>» обеспечивает формирование маржинального дохода, которого недостаточно для покрытия постоянных затрат, которые не стали бы значительно меньше при отсутствии производственной деятельности.
        
Срыв посевной компании обусловил неполучения прибыли.
        
Считает об экономической целесообразности данных платежей и об отсутствии цели сокрытия средств для уплаты налогов.
        
Считает, что К-вым Р.В. в результате совершения вменяемого в вину деяния предотвращен существенный вред (700 млн. рублей) охраняемым уголовным законам интересам общества и государства в таких проявлениях вреда, как срыв посевной компании 2019 года, сокращение штата работников, забой животных, распродажа активов, банкротство организации.
        
Просит приговор отменить, уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение.
        
В судебном заседании суда апелляционной инстанции участники стороны защиты жалобы поддержали.
        
Настаивают на том, что в событиях деяния, описанного в приговоре, отсутствует состав преступления, в том числе предусмотренного ст.199.2 УК РФ, поскольку для сокрытия денежных средств организации, за счет которых должно производится взыскание налогов, таковые должны поступить в собственность организации, а не причитаться от дебиторов, и должны быть сокрыты физически либо путем совершения недействительных (мнимых, притворных) сделок.
        
В поддержание довода о совершении деяния в состоянии крайней необходимости представили дополнительные сведения о неблагополучной эпизоотической и погодно-климатической обстановки в Омской области в 2018-19 гг., а также о высокой цене активов организации К-ва.
        
Заслушав доклад судьи Козырина Е.А., участников со стороны защиты, мнение прокурора, полагавшей о неизменности судебного решения, судебная коллегия оснований для пересмотра приговора не находит.
        
События деяния, которое установил суд, и причастность к нему К-ва не оспаривается и сомнений не вызывает; судебная коллегия считает, что в событиях содержится состав преступления.
        
Так коллегия не соглашается с доводами защиты, - высказанными по вопросу толкования уголовного закона, - о том, что для установления уголовно-наказуемого факта сокрытия денежных средств организации, за счет которых должно производится взыскание налогов, денежные средства (сокрытые) должны предварительно поступить в непосредственное владение организации-налогоплательщика, а не причитаться таковой от дебиторов и при этом должны быть сокрыты физически либо путем совершения недействительных (мнимых, притворных) сделок или иным способом, обеспечивающим сохранение полного контроля над такими средствами.
        
Судебная коллегия считает, что осуществление налогоплательщиком, - имеющим задолженность по уплате налогов, и в отношении которого применена процедура безакцептного списания денсредств, - расчетов с использованием гражданско-правовых институтов перемены лиц в обязательстве приводит к непоступлению причитающихся денсредств во владение (на счета) организации и дает основание для вывода о намерении организации (в лице исполнительного органа) избежать взыскания в счет налогов, что, в свою очередь, и создает события укрытия денсредств от уплаты налоговому кредитору.
        
Выводы суда первой инстанции о том, что действия К-ва Р.В. носили умышленный характер, является обоснованным.
        
Так, о прямом умысле К-ва Р.В. на совершение преступления свидетельствует характер и способ его действий. Направляя в адрес ООО «МПЗ «<...>», АО «<...>», ООО «<...>» распорядительные письма о перечислении денежных средств в счет его задолженности на счета контрагентов, обвиняемый не мог не осознавать, что причиняет вред общественным отношениям по принудительному исполнению налоговой обязанности, предвидел последствия в виде не поступления налогов в бюджет и желал этого, тем самым, исключив возможность их поступления на расчетный счет ООО «АПХ «<...>», намеренно скрыв от списания в порядке очередности, установленной законом.
        
Направление руководителем ООО «АПХ «<...>» писем, фактическое содержание которых сводится к недопущению факта зачисления денежных средств на счет Общества, суд правильно расценил как умышленные действия, направленные на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам, поскольку письма были изготовлены и подписаны при наличии неисполненных требований об уплате налога, направленных в порядке ст. 69 НК РФ.
        
Вопреки доводам стороны защиты о том, что К-в Р.В. не знал о задолженности по налогам, суд первой инстанции правильно сослался на показания свидетеля <...>В., из которых следует, что К-в Р.В. неоднократно приходил в налоговый орган, в связи с наличием задолженности по налогам. 28.03.2019 ему было вручено постановление об аресте имущества ООО «АПХ «<...>». Помимо этого и сам К-в Р.В. исполнял обязанности главного бухгалтера ООО «АПХ «<...>», согласно приказа от 01.04.2019 № 17.
        
Таким образом, К-в Р.В. осознавал, что при перечислении на расчетные счета ООО «АПХ «<...>» денежных средств, они должны быть списаны в бесспорном порядке на погашение образовавшейся недоимки по налогам, однако К-в Р.В. умышленно сокрыл денежные средства в особо крупном размере, за счет которых должно производится принудительное взыскание.
        
Позиция стороны защиты о том, что налоговым органом не были предприняты исчерпывающие меры, направленные на принудительное взыскание недоимки, суд первой инстанции счел несостоятельной со ссылкой на то, что обязанность налогоплательщика самостоятельно и в срок оплатить законно установленные налоги. Обязанность уплатить в установленный срок согласно требованию налогового органа неуплаченную сумму налога, предусмотрена ст.57 Конституции РФ, а также положениями ст.ст.23, 45, 69 НК РФ.
        
При этом указанная обязанность К-вым Р.В. исполнена не была, что повлекло образование недоимки перед бюджетом. Кроме того, судом установлено, что налоговыми органами были предприняты исчерпывающие меры для принудительного взыскания недоимки, в том числе, выставлены инкассовые поручения по имеющимся расчетным счетам, приняты решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке.
        
Позиция стороны защиты о том, что у налоговых органов имелась возможность взыскать задолженность по налогам за счет имущества ООО "АПХ "<...>", а также о том, что задолженность по налогам возникала до назначения К-ва Р.В. на должность генерального директора ООО «АПХ «<...>», не опровергает вывод суда о его виновности в совершении инкриминируемого преступления.
        
Позиция стороны защиты относительного того, что действия К-ва Р.В. были направлены на поддержание непрерывного производства на предприятии, не опровергают выводов о его виновности в совершении инкриминируемого преступления.
        
Не соглашаясь с такими доводами, суд апелляционной инстанции исходит из того, что гражданско-правовой и частный интерес хозяйствующего субъекта не может быть признан более значимым, нежели интерес общественный и государственный.
        
По мнению судебной коллегии, К-в Р.В. не действовал в состоянии крайней необходимости, поскольку его действия не были направлены на предотвращение техногенных или экологических катастроф, социального взрыва либо гибели людей, то есть, не были направлены на устранение опасности, угрожающей интересам общества или государства. Фактически все совершаемые действия с активами руководимого предприятия были направлены на соблюдение коммерческого интереса.
        
Обвинительное заключение в отношении К-ва Р.В. составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ. Каких-либо оснований, которые могли бы повлечь возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, не усматривается.
        
Деянию К-ва Р.В. дана правильная юридическая квалификация по ч. 2 ст. 199.2 УК РФ, как сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, в особо крупном размере.

В ходе судебного разбирательства полно и всесторонне проверялись доводы защиты, которые получили в приговоре надлежащую мотивированную оценку. Судебная коллегия не усматривает нарушений требований ст. 307 УПК РФ при постановлении приговора.

Доводы защиты о немотивированности выводов суда неосновательны. Судом проведен достаточный анализ всех доводов защиты и мотивированы основания, по которым суд отверг их.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда и не находит оснований для иной оценки доказательств.

Изложенное свидетельствует о том, что юридическая квалификация действий осужденного произведена в строгом соответствии с требованиями закона, на основании оценки совокупности представленных сторонами доказательств.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в ходе судебного следствия тщательно исследовались все представленные сторонами доказательства, они проанализированы судом, проверены в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 87 УПК РФ, им дана оценка в соответствии со ст. ст. 17, 88 УПК РФ.

Несогласие стороны защиты с данной судом оценкой доказательствам на правильность принятого судом решения, как и на правовую оценку его действий, не влияет.

Все имеющие значение обстоятельства судом учтены при постановлении приговора и отражены в нем.

В приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них. Выводы суда надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности у судебной коллегии не вызывают.

Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимому и его защитнику в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для дела, нарушений процессуальных прав участников процесса, повлиявших или которые могли повлиять на постановление законного, обоснованного приговора, по делу также не допущено.

Доводы апелляционных жалоб не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного акта в части виновности, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи, с чем признаются судебной коллегией несостоятельными и не могут служить основанием для отмены оспариваемого приговора.

При назначении К-ву Р.В. наказания суд в соответствии с требованиями закона учел характер и степень общественной опасности преступления, отнесенного законом к категории тяжких, обстоятельства его совершения, данные о личности осужденного, который ранее не суд социально обустроен, на учете в ОНД, ОПНД не состоит, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств наличие троих малолетних детей, возмещение ущерба путем погашения задолженности по налогам после совершения преступления; отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

При назначении наказания суд в полной мере выполнил требования закона о строгом индивидуальном подходе, в связи с чем, назначенное наказание соразмерно содеянному, не является чрезмерно суровым.

Смягчающие обстоятельства учтены в полной мере, о чем указывает применение положений ст. 64 УК РФ.

Вид и размер наказания, назначенный осужденному, отвечает требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ, соответствует целям и задачам назначения наказания и исправления осужденных, соответствует тяжести содеянного, личности виновного и является справедливым.

Суд первой инстанции не нашел оснований для изменения категории преступления, с чем соглашается и судебная коллегия.

Каких-либо нарушений уголовного или уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не усматривается.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Куйбышевского районного суда г. Омска от 5 октября 2020 года в отношении К-ва Романа Вячеславовича оставить без изменения, апелляционные жалобы защитников-адвокатов Вержака М.В. и Киселева О.В., - без удовлетворения.


Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images