Несмотря на то, что на момент продажи экскаватора исполнительное производство не было возбуждено, эти действия признаны сокрытием имущества. Апелляционное постановление Московского областного суда от 18.02.2021 № 22-873/21

Суды Москвы и области / Статья 199.2 УК РФ / 441 / Печать
Московский областной суд в составе председательствующего судьи Л., при помощнике судьи Р., с участием прокурора С., адвоката Д., рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Д. на приговор Пушкинского городского суда <данные изъяты> от <данные изъяты>, которым А., родившийся <данные изъяты> осужден по ст.199.2 ч.1 УК РФ к штрафу в размере <данные изъяты> рублей.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Осужденный А. в судебное заседание не явился, учитывая пояснения его защитника Д. о том, что он надлежаще извещен и участвовать при рассмотрении апелляционной жалобы не желает, принято решение о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие.

Заслушав доклад судьи Л., выступление защитника-адвоката Д., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора С. об оставлении приговора без изменения, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

А. признан виновным и осужден за совершение сокрытия имущества организации, за счет которого в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, совершенное в крупном размере, при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

Допрошенный в судебном заседании осужденный вину не признал.

В апелляционной жалобе адвокат Д. указывает, что в ходе судебного разбирательства не были установлено:

- какова общая стоимость имущества О. на момент налоговых претензий к обществу;

- превышала ли стоимость всего имущества О., за счет которых должно было быть произведено взыскание суммы недоимки по налогам, сборам и страховым взносам, размер недоимки;

- могла ли повлиять продажа одного принадлежащего Обществу экскаватора марки <данные изъяты> на уплату в полном объеме недоимки по налогам, сборам и страховым взносам.

Ссылаясь на постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019г. № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» и ст. 47 и 48 НК РФ, указывает, что стоимость всего имущества О. на момент возбуждения уголовного дела во много раз превышала сумму недоимки и в случае его продажи могла полностью покрыть недоимку по налогам.

На момент продажи экскаватора <данные изъяты> <данные изъяты> не применялись способы обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов, сборов, страховых взносов и соответственно арест не накладывался, так как <данные изъяты> было возбуждено исполнительное производство, то есть спустя 4 месяца после заключения договора купли-продажи имущества от <данные изъяты> В дальнейшем этого также сделано не было. В связи с расторжением договора купли-продажи от <данные изъяты> экскаватор был возвращен О..

Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Обращает внимание на то, что до окончания предварительного следствия вся налоговая задолженность О. была уплачена добровольно, а не взыскана налоговым органом, и представитель потерпевшего подтвердил, что налоговой задолженности перед налоговым органом у О. не имеется. Все налоги уплачены в период предварительного следствия.

Просит приговор суда отменить и оправдать А. в виду отсутствия в его деянии состава преступления.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав стороны, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены и изменения приговора суда.

Суд принял предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Обвинительный приговор соответствует требованиям ст.ст.304, 307-308 УПК РФ. В нем указаны обстоятельства, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о виновности А. в содеянном, мотивированы выводы относительно квалификации преступления и назначенного наказания.

Все представленные сторонами доказательства исследованы и им дана надлежащая оценка. Доказательства, положенные в основу обвинительного приговора, собраны с соблюдением требований ст.ст.74, 86 УПК РФ и сомнений в их достоверности у апелляционной инстанции не имеется.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с сокрытием имущества организации, за счет которого в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, в крупном размере.

Так, из материалов уголовного дела следует, что А., являясь генеральным директором О., знал о наличии у Общества недоимки по налогам и сборам и был предупрежден о возможности применения принудительных мер для взыскания указанной недоимки.

Данные обстоятельства подтверждаются показаниями:

- свидетеля Л. – главного бухгалтера О. о том, что она сама распечатывала поступающие из налоговой инспекции требования об уплате задолженности по налогам и лично передавала их копию А. Первое такое требования поступило <данные изъяты>, и они неоднократно повторялись в течение <данные изъяты> года. Также она разъясняла А., что если требования налоговых органов по уплате налогов не будут выполнены, то будут применены принудительные меры взыскания недоимки со счетов О. и за счет имущества. В апреле <данные изъяты> г. были заблокированы все счета О. На <данные изъяты> задолженность по налогам и сборам была около <данные изъяты> рублей.

- представителя потерпевшего Г, о том, что с февраля <данные изъяты> года в связи с наличием задолженности по налогам в отношении О. были выставлены требования об уплате налогов, и разъяснена возможность их принудительного взыскания. А. как руководитель О. вызывался на комиссию в <данные изъяты> по <данные изъяты>, где уведомлялся о наличии задолженности и возможности применения налоговым органом мер по их взысканию.

- решением о взыскании налога, сбора, страховых взносов, пени, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, а также электронных денежных средств <данные изъяты> от <данные изъяты>.

Наличие на <данные изъяты> у О. задолженности по уплате налогов в размере <данные изъяты> рубля подтверждается копиями требований в адрес О. об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов <данные изъяты> от <данные изъяты>, <данные изъяты> от <данные изъяты>, <данные изъяты> от <данные изъяты>, <данные изъяты> от <данные изъяты>, решений о взыскании налога, сбора, страховых взносов, пени, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, а также электронных денежных средств <данные изъяты> от <данные изъяты>.

Продажа экскаватора <данные изъяты>, в целях сокрытия транспортного средства от принудительного взыскания для погашения задолженности по налогам и сборам подтверждается:

- показаниями свидетеля Л., согласно которым по договору от <данные изъяты> был продан экскаватор <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей, который был бы арестован судебными приставами. Позже было составлено дополнительное соглашение к договору купли-продажи на сумму <данные изъяты> рублей для документального увеличения стоимости проданного экскаватора, с целью прекращения проводимой органами полиции проверки, однако деньги в кассу предприятия не поступали.

- показаниями свидетеля П., сообщившего, что при нем на базе Общества между А. и А. состоялся разговор о том, что для выхода из сложившейся ситуации и прекращения проверки полиции по факту реализации данного экскаватора, реализованного как он понял для того, чтобы он не был арестован судебными приставами, с целью его сокрытия, необходимо составить дополнительное соглашение к договору купли-продажи.

- показаниями представителя потерпевшего Г, о том, что Общество реализовывало транспортные средства, однако денежные средства от продажи имущества на счет не поступали.

Рыночная стоимость экскаватора <данные изъяты> определена заключением эксперта <данные изъяты>., согласно которому рыночная стоимость экскаватора <данные изъяты> года выпуска на момент его продажи (отчуждения) <данные изъяты> составляет <данные изъяты> рублей (<данные изъяты>).

Оснований сомневаться в достоверности положенных в основу приговора доказательств и показаний представителя потерпевшего, свидетелей, положенных в основу приговора, у суда не имелось, поскольку они добыты в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, последовательны, не противоречивы, согласуются между собой и дополняют друг друга, а также подтверждаются иными доказательствами, исследованными судом.

Всем доказательствам судом дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ с точки зрения их достоверности, относимости, допустимости, а в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Кроме того судом приведены мотивы, по которым он положил в основу приговора одни доказательства и отверг другие.

Вопреки утверждениям автора жалобы, судом первой инстанции на основании всей совокупности непосредственно исследованных с участием сторон доказательств правильно установлено, что А. виновен в совершении инкриминируемого ему преступления.

Версия А. об отсутствии у него умысла на сокрытие имущества организации и его невиновности была известна суду первой инстанции, тщательно проверялась в судебном заседании и не нашла своего подтверждения. В связи с чем признана судом несостоятельной по мотивам, изложенным в приговоре суда, с которыми соглашается и суд апелляционной инстанции.

Тот факт, что исполнительное производство было возбуждено судебным приставом лишь <данные изъяты> не исключает виновность А. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199.2 УК РФ, поскольку в суде установлено, что на момент заключения договора купли-продажи <данные изъяты> он достоверно знал, что у Общества имеется задолженность по налогам и сборам, при этом он с <данные изъяты> получал требования налоговых органов о необходимости погашения возникшей недоимки и возможности применения принудительных мер взыскания налогов. Такие меры были применены к Обществу уже <данные изъяты> на основании решения о взыскании налога, сбора, страховых взносов, пени, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, а также электронных денежных средств <данные изъяты>. Однако <данные изъяты> он заключил договор на продажу экскаватора, с целью его сокрытия от принудительного изъятия, при этом существенно занизив реальную стоимость экскаватора.

Оснований для прекращения уголовного преследования А. в связи с добровольным полным погашением суммы задолженности по налогам перед налоговыми органами в период предварительного следствия по делу не имеется, поскольку ст. 199.2 УК РФ примечания не имеет и по такому основанию данное уголовное дело не может быть прекращено. В то же время указанные защитников обстоятельства учтены судом при назначении наказания.

Мнение адвоката о необходимости установления общей стоимости всего имущества Общества при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 199.2 УК РФ, основано на неверном толковании закона.

Согласно разъяснений п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 N 48 "О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления" для квалификации действий осужденного по ст. 199.2 УК РФ необходимо учитывать не только факт наличия имущества, но и обстоятельства, свидетельствующие о том, что указанные денежные средства и имущество были намеренно сокрыты с целью уклонения от взыскания недоимки, и при этом выяснить размер недоимки по налогам, сборам, страховым взносам и его соотношение со стоимость сокрытого имущества в крупном размере.

Учитывая, что в судебном заседании установлено, что реализованный экскаватор экскаватора <данные изъяты> действительно имелся у Общества и был реализован в целях сокрытия имущества от принудительного взыскания недоимки по значительно заниженной стоимости (<данные изъяты> рублей), при этом реальная стоимость экскаватора в <данные изъяты> рублей, составляет значительную часть имеющейся недоимки в размере <данные изъяты> рубля и не превышает ее, суд пришел к законному выводы о доказанности вины А. и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ.

Оснований для иной квалификации действий осужденного и для прекращения его уголовного преследования суд апелляционной инстанции не усматривает.

Наказание назначено А. в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ, при этом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного (женат, имеет на иждивении 3-х малолетних детей - <данные изъяты> г.р., не работающую жену и мать, которая имеет хронические заболевания, работает, имеет положительные характеристики, ранее не судим, на учете у психиатра, нарколога не состоит) наличие обстоятельств, смягчающих наказание, и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд учёл совершение в соответствии с п.«г» ч.1 ст.61 УК РФ наличие на его иждивении троих малолетних детей - <данные изъяты> г.р., а также в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ то, что задолженность по уплате налогов погашена, его положительные характеристики, отсутствие судимости, впервые совершение преступления средней тяжести, наличие на иждивении супруги, которая не работает, и матери, которая имеет хронические заболевания, состояние её здоровья, состояние здоровья самого подсудимого.

Обстоятельств, отягчающих наказание А., судом не установлено.

С учетом всех обстоятельств в совокупности суд пришел к выводу о возможности исправления А. при назначении ему наказания в виде штрафа в минимальном размере, предусмотренном санкцией ст.199.2 ч.1 УК РФ.

Все существенные обстоятельства, имеющие значение для разрешения уголовного дела и назначения наказания, были известны суду первой инстанции и в должной мере учтены им при постановлении приговора и определении вида и размера наказания.

Назначенное А. наказание является справедливым, соответствующим общественной опасности содеянного и личности виновного, а также закрепленным в уголовном законе принципам гуманизма и справедливости и полностью отвечающим задачам исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение приговора, не усматривается.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ :

Приговор <данные изъяты> городского суда <данные изъяты> от <данные изъяты> в отношении А. оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке.


Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images