Продление срока следствия  установлением месячных сроков при отмене прекращения дела свидетельствует о незаконности и злоупотреблении применением специальных правил. Апелляционное постановление Магаданского областного суда от 20.05.2020 № 22-165/20

--- / 691 / Печать
Магаданский областной суд в составе председательствующего Марченко Е.Г., при секретаре Морозове В.С., с участием прокурора отдела прокуратуры Магаданской области Третьякова Г.В., обвиняемого Б., защитника обвиняемого Б. – адвоката Цымбал А.А., рассмотрел в открытом судебном заседании в единоличном составе суда апелляционной инстанции уголовное дело по апелляционному представлению прокурора Среднеканского района Калашникова Р.А. на постановление Среднеканского районного суда Магаданской области от 26 февраля 2020 г., которым уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ, возвращено прокурору Среднеканского района Магаданской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Доложив материалы дела, выслушав выступление обвиняемого Б. и его защитника – адвоката Цымбал А.А., возражавших против удовлетворения апелляционного представления, заслушав прокурора Третьякова Г.В. об удовлетворении апелляционного представления и отмене постановления суда первой инстанции с направлением уголовного дела для рассмотрения по существу, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

В ходе предварительного слушания суд первой инстанции принял решение о возвращении уголовного дела прокурору по мотиву того, что в материалах уголовного дела имеются неотмененные постановления о переквалификации действий подозреваемого, а также о направлении уголовного дела в орган дознания по подследственности, кроме того, срок предварительного расследования свыше 12 месяцев продлен в нарушение требований ст. 162 УК РФ руководителем следственного органа – начальником СГ Отд МВД России по Среднеканскому району, что повлекло предъявление обвинения, допрос обвиняемого и составление обвинительного заключения за пределами установленных уголовно-процессуальным законом сроков предварительного следствия.

В апелляционном представлении прокурор Среднеканского района Калашников Р.А. полагает, что постановление суда является необоснованным и подлежит отмене.

В обоснование своих доводов указывает, что у руководителя следственного органа в соответствии с ч.6 ст. 162 УК РФ имелись полномочия по установлению срока следствия в пределах одного месяца каждый раз после отмены прокурором постановлений о прекращении уголовного дела, независимо от количества таких процессуальных решений и основания для их принятия.

Кроме того, действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрено такое процессуальное действие, как переквалификация деяния подозреваемого, а ч.1 ст. 171 УПК РФ предоставляет следователю право при наличии достаточных доказательств для обвинения лица в совершении преступления, вынести постановление о привлечении этого лица в качестве обвиняемого.

Обращает внимание, что после переквалификации органом расследования действий Б. на менее тяжкий состав преступления обвинение ему не предъявлялось, а явившееся следствием переквалификации процессуальное решение о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности отменено прокурором.

Поэтому считает, что после возобновления производства по уголовному делу орган расследования, придя к выводу о том, что в действиях Б. имеются признаки более тяжкого преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ, предъявил ему обвинение по данной статье уголовного закона, что соответствует постановлению о возбуждении уголовного дела.

При таких обстоятельствах считает, что имеющееся в материалах уголовного дела неотмененное постановление о переквалификации преступления какого-либо процессуального значения не имеет и правовых последствий не влечет.

Обращает внимание, что постановление о направлении уголовного дела по подследственности в орган дознания было вынесено органом следствия в соответствии со ст. 151 УПК РФ после принятия решения о наличии в действиях Б. менее тяжкого состава преступления, в связи с чем оснований для его отмены не имелось.

С учетом изложенного просит отменить постановление суда, а уголовное дело направить в тот же суд для рассмотрения по существу.

Проверив представленные материалы, рассмотрев доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения постановления суда.

Согласно ч.4 ст. 7 УПК РФ постановлении суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Постановление суда первой инстанции данным требованиям отвечает в полной мере.

Как усматривается из материалов уголовного дела, 10 мая 2018 года возбуждено уголовное дело N №... по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ в отношении Б. (т. 1 л.д. 1-3).

7 июня 2018 г. данное уголовное дело принято к своему производству врио начальника СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С., который, как руководитель следственного органа, 6 июля 2018 г. продлил срок предварительного следствия до 3 месяцев, то есть до 10 августа 2018 г. (т.1 л.д 7, 9-10).

Затем срок предварительного следствия последовательно продлевался начальником СУ УМВД России по Магаданской области до 5 месяцев, то есть до 10 октября 2018 г., до 7-ми месяцев, то есть до 10 декабря 2018 г., до 9-ти месяцев, то есть до 10 февраля 2019 г. и до 11 месяцев, то есть до 10 апреля 2019 г. (т.1 л.д. 12-14, 20-22, 30-33,40-42).

10 апреля 2019 г. следователем СО Отд МВД России по г. Магадану Л. с согласия начальника СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. принято решение о прекращении уголовного дела в отношении Б. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ (т.5 л.д. 73-81).

27 июня 2019 г. заместителем прокурора Магаданской области Ким Е.Г. вынесено постановление об отмене постановления следователя СО Отд МВД России по г. Магадану Л. от 10 апреля 2019 г. о прекращении уголовного дела в отношении Б. по мотиву того, что следователем приняты не все возможные меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, то есть в связи с неполнотой предварительного расследования, которая, как указано в постановлении, выразилась в противоречиях между показаниями подозреваемого Б. о сроках начала работ по добыче камня в карьере «Жалкий» и сведениями, отраженными в журналах работ и отчетных документах формы КС-2 и КС-3, дело направлено прокурору Среднеканского района для организации дополнительного расследования и дано указание в ходе дополнительного расследования для проверки версии Б. о сроках начала добычи камня в карьере «Жалкий» установить и допросить Т., осуществляющего записи в журнале работ (т.5 л.д. 85-88).

Постановлением начальника СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. от 23 июля 2019 г. предварительное следствие по уголовному делу в отношении Б. возобновлено, дело принято к своему производству, установлен срок дополнительного следствия на 1 месяц, а всего до 12 месяцев 00 суток, то есть до 23 августа 2019 г. (т.5 л.д. 90-91).

В этот же день, то есть 23 июля 2019 г., начальник СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. направил поручение начальнику Отд МВД России по Среднеканскому району о проведении мероприятий, направленных на установление местонахождения Т. (т.5 л.д. 92), а спустя месяц, без проведения каких-либо следственных действий, то есть 22 августа 2019 г. допросил Б. в качестве подозреваемого. (т.5 л.д. 99-106).

На следующий день, то есть 23 августа 2019 г., начальник СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С., в производстве которого находилось уголовное дело, своими постановлениями принял решение о выделении из материалов уголовного дела N №... ряда материалов, связанных с получением ООО «Кассах» части прибыли, которая вменялось Б., о переквалификации действий Б. на ч.1 ст. 171 УК РФ и направлении уголовного дела в отношении него по подследственности в НД Отд МВД России по Среднеканскому району для производства дознания (т.5 л.д. 109-121).

23 августа 2019 г. уголовное дело N №... в отношении Б. к своему производству принял врио дознавателя Отд МВД России по Среднеканскому району В. (т. 5 л.д. 122).

Постановлением прокурора Среднеканского района Калашникова Р.А. от 23 августа 2019 г. уголовное дело N №... в отношении Б. изъято из органа дознания и передано для организации дальнейшего расследования в следственную группу Отд МВД России по Среднеканскому району для организации дальнейшего расследования в форме предварительного следствия (т. 5 л.д. 124).
    
23 августа 2019 г. данное уголовное дело вновь принял к своему производству начальник СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. (т. 5 л.д. 125) и в этот же день согласия Б. принял решение о прекращении уголовного дела по подозрению Б. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 171 УК РФ на основании п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ, то есть в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности (т. 5 л.д. 129-136).
    
Постановлением прокурора Среднеканского района Калашникова Р.А. от 28 августа 2019 г. отменено постановление начальника СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. о прекращении уголовного дела №... по тем основаниям, что органами предварительного следствия не выполнены указания прокуратуры Магаданской области, изложенные в постановлении от 27 июня 2019 г., и не проверена версия подозреваемого Б. о том, что работы на карьере «Жалкий» до 16 апреля 2017 г. не проводились, одновременно руководителю СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. поручено возобновить производство по данному уголовному делу (т. 5 л.д. 143-144).
    
7 октября 2019 г. постановлением руководителя следственного органа - начальника СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. предварительное следствие по уголовному делу, указанному как №... в отношении Б., возобновлено и установлен срок дополнительного следствия на 1 месяц, всего до 13 месяцев 00 суток, то есть до 7 ноября 2019 г.

В ходе данного срока следствия 8 октября 2019 г. и 10 октября 2019 г. начальник СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. поручил начальнику Отд МВД России по Среднеканскому району провести мероприятия, направленные на установление местонахождения Т. и иных следственных действий по данному уголовному делу не проводил (т.5 л.д. 145-147, 153).

5 ноября 2019 г. Б. допрошен в качестве подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ (т.5 л.д. 153-156).

7 ноября 2019 г. от оперуполномоченного ГУР Отд МВД России по Среднеканскому району Е. представлен рапорт о невозможности установить местонахождения Т., который в начале 2018 г. вылетел из г. Магадана в г. <N> и не возвращался ( т. 5 л.д. 160).

В этот же день, 7 ноября 2019 г., постановлением руководителя следственного органа - начальника СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. уголовное дело в отношении Б., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ, прекращено по основаниям, предусмотренным п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием в его действиях состава названного преступления, ему разъяснено право на реабилитацию (т. 5 л.д. 164-180).

Постановлением прокурора Среднеканского района Калашникова Р.А. от 28 ноября 2019 г. вновь отменено постановление начальника СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. о прекращении уголовного дела в отношении Б. от 7 ноября 2019 г. по мотиву того, что органами предварительного следствия не выполнены указания прокуратуры Магаданской области, изложенные в постановлении от 27 июня 2019 г., и не проверена версия подозреваемого Б. о том, что работы на карьере «Жалкий» до 16 апреля 2017 г. не проводились, одновременно руководителю СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. поручено возобновить производство по данному уголовному делу (т. 5 л.д. 182-183).

6 декабря 2019 г. постановлением начальника СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. предварительное следствие по уголовному делу в отношении Б., указанное как №..., возобновлено и установлен срок следствия на 1 месяц, а всего до 14 месяцев 00 суток, то есть до 6 января 2020 г., а 13 декабря 2019 г. он принял данное уголовное дело к своему производству (т.5 л.д. 185-186, 191).

После этого, несмотря на неустановление свидетеля Т. и отсутствие каких-либо следственных действий в период с 7 октября 2019 г. по 7 ноября 2019 г. и с 6 декабря 2019 г. по 6 января 2019 г., Б. в присутствии его защитника 19 декабря 2019 г. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ, и он допрошен с участием адвоката по обстоятельствам предъявленного обвинения (т.5 л.д. 197-208).

5 января 2020 г. Б. ознакомлен с материалами уголовного дела, которое согласно справке по уголовному делу, 6 января 2020 г. вместе с обвинительным заключением направлено прокурору района (т.5 л.д. 236, т.6 л.д. 1-64).

23 января 2020 г. прокурором утверждено обвинительное заключение, которое вместе с уголовным делом 27 января 2020 г. поступило по подсудности в Среднеканский районный суд для рассмотрения по существу (т. 5 л.д. 224-235, т.6 л.д. 1, 65).

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК Российской Федерации, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК Российской Федерации, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Из разъяснений, содержащихся в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 года N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", следует, что если возникает необходимость устранения иных препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в пунктах 2 - 5 части 1 статьи 237 УПК Российской Федерации, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или  предварительного следствия, судья в соответствии с частью 1 статьи 237 УПК Российской Федерации по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном статьями 234 и 236 УПК Российской Федерации, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений.

В тех случаях, когда существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно, по ходатайству сторон или по своей инициативе возвращает дело прокурору для устранения указанного нарушения при условии, что оно не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

При вынесении решения о возвращении уголовного дела прокурору суду надлежит исходить из того, что нарушение в досудебной стадии гарантированных Конституцией Российской Федерации права обвиняемого на судебную защиту и права потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора.

В соответствии с ч. 5 ст. 162 УПК Российской Федерации по уголовному делу, расследование которого представляет особую сложность, срок предварительного следствия может быть продлен руководителем следственного органа по субъекту Российской Федерации и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями до 12 месяцев. Дальнейшее продление срока предварительного следствия может быть произведено только в исключительных случаях Председателем Следственного комитета Российской Федерации, руководителем следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и их заместителями.

На основании ч. 6 ст. 162 УПК Российской Федерации (в редакции от 20 апреля 2014 года N 76-ФЗ) при возобновлении производства по приостановленному или прекращенному уголовному делу, а также при возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия руководитель следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело, вправе устанавливать срок предварительного следствия в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю вне зависимости от того, сколько раз оно до этого возобновлялось, прекращалось либо возвращалось для производства дополнительного следствия, и вне зависимости от общей продолжительности  срока  предварительного  следствия. 

Дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основаниях в порядке, установленном частями четвертой, пятой и седьмой ст. 162 УПК Российской Федерации.

При этом, согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 2 июля 2015 года N 1541-О "По жалобе гражданина Т. на нарушение его конституционных прав частью шестой статьи 162 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", поскольку нормы уголовно-процессуального законодательства, предусматривая исключения из установленных законом общих правил, не подлежат расширительному истолкованию, а прямого указания на возможность неоднократного продления срока предварительного следствия в части шестой статьи 162 УПК Российской Федерации не содержится, ее положения не могут рассматриваться как позволяющие неоднократно продлевать срок предварительного следствия, если в результате общая его продолжительность будет более чем на один месяц превышать указанные в частях четвертой и пятой данной статьи сроки. При этом как произвольное и нарушающее гарантированное статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации и пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право на судебную защиту и судебное разбирательство в разумный срок должно расцениваться продление - в случаях неоднократного направления дела для дополнительного расследования по одному и тому же основанию - срока предварительного следствия сверх допустимого по закону одного месяца.

Вместе с тем применение части шестой статьи 162 УПК Российской Федерации возможно только в единстве с закрепленными в его статьях 6.1 и 7 принципами законности и разумного срока уголовного судопроизводства, предполагающими соблюдение требований законности, обоснованности и мотивированности процессуальных решений и принятие прокурором, руководителем следственного органа необходимых мер, направленных на ускорение расследования и рассмотрения уголовного дела.

Таким образом, часть шестая статьи 162 УПК Российской Федерации в действующей ее редакции не может истолковываться и применяться в правоприменительной практике без учета сохраняющих свою силу и являющихся общеобязательными правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации относительно ее смысла, как того требуют взаимосвязанные положения статьи 6 и части пятой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", а значит, не позволяет произвольно и по надуманным основаниям  многократно  продлевать  срок предварительного следствия, а также не нарушает полномочия руководителей следственных органов, указанных в части пятой данной статьи, поскольку прямо предписывает по истечении месячного срока предварительного следствия, установленного руководителем следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело, осуществлять дальнейшее продление срока предварительного следствия на общих основаниях в порядке, установленном частями четвертой, пятой и седьмой данной статьи.

Как усматривается из материалов уголовного дела после отмены заместителем прокурора Магаданской области 27 июня 2019 г. (в целях проверки версии Б.) постановления от 10 апреля 2019 г. о прекращении уголовного дела в отношении него в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ, в дальнейшем по делу еще дважды принимались решения о прекращении этого уголовного дела – 23 августа 2019 г. и 7 ноября 2019 г., последний раз также в связи с отсутствием состава преступления в действиях подозреваемого, однако эти решения неоднократно – 28 августа 2019 г. и 28 ноября 2019 г. отменялись прокурором Среднеканского района по одним и тем же основаниям (в целях той же проверки версии Б.), а уголовное дело направлялось для дополнительного расследования. При этом, каких-либо следственных действий, направленных на проверку версии Б., в ходе дополнительного расследования, не проводилось.

С учетом указанных обстоятельств суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что дальнейшее продление срока предварительного следствия по уголовному делу в отношении Б. после наступления 23 августа 2019 г. предельного срока следствия, установленного ч.5 ст. 162 УПК РФ, свидетельствует о незаконности его продления и злоупотреблении применением специальных правил вместо общего порядка его продления, а потому и о нарушении не только норм о ведомственном контроле со стороны руководителей следственных органов над ходом производства по уголовному делу, но и гарантированного статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации и пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права на судебную защиту и судебное разбирательство в разумный срок.

Таким образом, после 23 августа 2019 г. продление срока предварительного следствия могло быть произведено только Председателем Следственного комитета Российской Федерации, руководителем следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и их заместителями.

Вместе с тем, в нарушение требований ч. ч. 5, 6 ст. 162 УПК Российской Федерации срок предварительного следствия по данному уголовному делу после 23 августа 2019 г. неоднократно продлевался начальником СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С., то есть неуполномоченным на то лицом.

При таких обстоятельствах, несмотря на доводы, изложенные в апелляционном представлении, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что все следственные и процессуальные действия по уголовному делу после 23 августа 2019 г. проведены следователем за рамками срока предварительного следствия.

При этом принятие решений о прекращении уголовного дела различными должностными лицами, по различным основаниям (дважды в связи с отсутствием состава преступления в действиях Б. и один раз в связи с истечением сроков давности), на что обращено внимание прокурором в суде апелляционной инстанции, не влияет на законность принятого судом решения, поскольку принятие органами предварительного следствия трижды решений о прекращении уголовного дела, из них дважды в связи с отсутствием состава преступления в действиях Б., одни и те же основания отмены постановлений о прекращении уголовного дела постановлений (в целях проверки версии Б., которая так и не была проверена органом предварительного следствия в связи с невозможностью установить свидетеля Т.), длительность срока предварительного следствия – 14 месяцев, в совокупности не свидетельствует о наличии по данному делу исключения из общего порядка продления  срока предварительного следствия, направленного на ускорение предварительного расследования.

Напротив, данные обстоятельства указывают на злоупотребление по данному уголовному делу правом на использование ч.6 ст. 162 УПК РФ, и о незаконном продлении срока предварительного следствия после наступления предельного срока следствия 23 августа 2019 г., установленного ч.5 ст. 162 УПК РФ.

Кроме того, суд апелляционной инстанции признает обоснованными утверждения постановления суда первой инстанции о том, что в материалах дела содержатся противоречивые выводы органов предварительного следствия относительно юридической оценки действий Б., которые исключают возможность принятия окончательного решения, отвечающего требованиям законности и обоснованности.

Так, согласно правовой позиции, отраженной в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2017 года N 51 "О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)", а также в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 года N 18-П и от 2 июля 2013 года N 16-П, основанием для возвращения уголовного дела прокурору в силу п. 1 - 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, устранение которых не будет связано с восполнением неполноты произведенного по делу предварительного следствия; при этом устранение допущенных нарушений предполагает осуществление необходимых для этого следственных и иных процессуальных действий; такие процессуальные нарушения не касаются ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения. Направляя в этих случаях уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения, - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие процессуальные права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления.

Указанная правовая позиция нашла свое подтверждение в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству" и в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года N 1 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства РФ".

С учетом приведенных выше требований уголовно-процессуального закона и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации суд апелляционной инстанции отмечает, что по уголовному делу в отношении Б. органами предварительного следствия дважды – 10 апреля 2019 г. и 7 ноября 2019 г. выносилось постановление о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ.

Кроме того, постановлением начальника СГ Отд МВД России по Среднеканскому району С. от 23 августа 2019 г. действия Б. переквалифицированы на менее тяжкое преступление, предусмотренное ч.1 ст. 171 УК РФ, которое в этой части не отменено, и по данному составу преступления прекращено уголовное преследование в отношении подозреваемого за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

При таком положении последующее предъявление 19 декабря 2019 г. Б. обвинения по более тяжкому преступлению, предусмотренному п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ свидетельствует не только о необоснованном ухудшении положения обвиняемого при наличии неотмененного постановления о переквалификации его действий на ч.1 ст. 171 УК РФ, но и о наличии у суда первой инстанции неустранимых препятствий для рассмотрения уголовного дела по существу на основе данного обвинения.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, доводы апелляционного представления и прокурора в суде апелляционной инстанции о соответствии предъявленного Б. 19 декабря 2019 г. обвинения по п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ тому составу преступления, по которому возбуждено уголовное дело, не имеют правового значения и не могут быть приняты во внимание.

В силу ч. 3 ст. 15 УПК Российской Федерации суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Поскольку суд не имел возможности самостоятельно устранить выявленные нарушения закона, допущенные в досудебной стадии, которые, вопреки доводам апелляционного представления, являются существенными, уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ, в соответствии со ст. 237 УПК Российской Федерации обоснованно возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения.

Принятое судом первой инстанции решение имеет целью проведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями уголовно-процессуального закона и восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства.

Оснований для того, чтобы давать иную оценку тем фактическим обстоятельствам и мотивам, которыми суд первой инстанции руководствовался при принятии решения, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Постановление суда отвечает требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, выводы суда первой инстанции мотивированы, основаны на исследованных в судебном заседании материалах, поэтому оснований, влекущих отмену или изменение судебного решения, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.15 и 389.20 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Среднеканского районного суда Магаданской области от 26 февраля 2020 г. о возвращении уголовного дела в отношении Б. прокурору Среднеканского района оставить без изменения, апелляционное представление прокурора Среднеканского района Магаданской области – без удовлетворения.


Источник


Информация предоставлена налоговым консультантом, магистром права Ефимовым Евгением Валентиновичем

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images