Одно из оснований для оправдания по ст. 199.2 УК РФ - уплата налогов до возбуждения дела, другое - отсутствие умысла при направлении писем об оплате через третьих лиц. Апелляционное определение Липецкого областного суда от 25.03.2021 № 22-219/21

Статья 199.2 УК РФ / 394 / Печать
Суд апелляционной инстанции Липецкого областного суда в составе: председательствующего судьи Ганьшиной А.В., судей Коноваловой И.А., Шальнева В.А., при помощнике судьи Зотовой Я.А., с участием государственного обвинителя Шмелевой Л.Е., оправданного ФИО30, защитника – адвоката Казьминой А.И., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Трусова А.В. на приговор Елецкого городского суда Липецкой области от 30 декабря 2020 года, которым ФИО31, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, <данные изъяты> проживающий по адресу: <адрес>, ранее не судимый, признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ст.199.2 ч.2 УК РФ, и оправданного на основании ст.302 ч.2 п.3 УПК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления.

Признано за ФИО32 право на реабилитацию и обращение в суд с требованиями о возмещении имущественного и морального вреда в связи с уголовным преследованием.

Определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Коноваловой И.А., мнение государственного обвинителя Шмелевой Л.Е., поддержавшей доводы апелляционного представления, объяснения оправданного ФИО33 и его адвоката Казьминой А.И., возражавших против удовлетворения апелляционного представления, просивших приговор суда оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л :

ФИО34 органами предварительного следствия обвинялся в том, что являясь генеральным директором <данные изъяты> в период времени с 22.09.2017 года по 09.02.2018 года сокрыл денежные средства руководимой им организацией <данные изъяты> на общую сумму 9 849 117 рублей 94 копейки, то есть в особо крупном размере, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и страховым взносам, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 199.2 УК РФ.

Приговором Елецкого городского суда Липецкой области от 30 декабря 2020 года ФИО36 по предъявленному обвинению оправдан за отсутствием в его деянии состава преступления.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Трусов А.В. просит отменить оправдательный приговор в отношении ФИО1, уголовное дело передать на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию.

Указывает, что судом в нарушение требований ст.304 п.3 УПК РФ, во вводной части постановления не указано об участии в рассмотрении данного уголовного дела государственного обвинителя Бутенко А.Д., а также неверно отражено о поддержании обвинения Рыбалка Я.В.

Отмечает, что судом отвергнут ряд доказательств в виду их сомнительности. Однако, приводимые судом выводы основаны на субъективном подходе и не содержат ссылки на действующее уголовно-процессуальное законодательство. Так, суд указывает, что поручения об исполнении обязательств были получены 05.02.2018, тогда как согласно платежным поручениям и данным из выписок по расчетным счетам, денежные средства по письмам поступили задолго до указанной даты. С указанным выводом суда нельзя согласиться, поскольку следует, что направление поручения об исполнении обязательств является способом совершения преступления. ФИО1 вменялся период совершения преступления с 01.09.2017 по 09.02.2018, более точное время следствием не установлено. Вместе с тем, в инкриминируемый стороной обвинения период входит как период фактического перевода денежных средств по письмам, так и даты получения писем контрагентами. В связи с этим, поручения об исполнении обязательств являются основанием для перевода денежных средств, так как помимо вышеизложенного, согласно законодательству о бухгалтерском учете, невозможно совершение какой-либо хозяйственной операции без документального подтверждения этого. Таким образом, следует, что основанием, а не поводом, для перечисления денежных средств по просьбе <данные изъяты> послужили именно поручения об исполнении обязательств.

Полагает, что судом необоснованно отвергнуты заключения почерковедческих судебных экспертиз №37109-1, №7295/9-1. Каких-либо конкретных оснований, предусмотренных законодательством, судом в приговоре не приведено.

Считает, что судом не дана оценка тому факту, что ФИО1, будучи одновременно директором <данные изъяты> направлял письма «сам себе». В данном конкретном случае, при условии, что бухгалтеры вышеуказанных фирм подтвердили факт указаний ФИО1 о направлении писем. Не ясен довод суда о том, что письма, изъятые из <данные изъяты> внешне имеют различия. В обоснование этих доводов суд провел визуальный осмотр вышеуказанных писем, в ходе которого выявил различия в письмах, а именно в расположении подписи, яркости печати и пр. Полагает, что суд неверно дал оценку вышеуказанным письмам, считая, что они являются светокопиями друг друга. В ходе проведения осмотров установлено, что указанные письма идентичные по содержанию, а значит, являются копиями (не светокопиями). Данный факт подтверждает, что письма в <данные изъяты> направлялись и были приняты в Обществах к бухучету. Вместе с тем, судом не дана оценка, в совокупности с вышеизложенным, а также показаниями Свидетель №1, Свидетель №6 и иных свидетелей, которые подтвердили факт того, что без распоряжений и конкретных указаний ФИО1 невозможно было провести ту или иную хозяйственную операцию в Обществе, в том числе и направление писем контрагентам. ФИО1 все держал на личном контроле.

Поясняет, что протокол осмотра от 01.04.2019, в фототаблице (приложении) котором первая фотография имеет изображение упаковки с биркой от 01.04.2019, является технической ошибкой, так как по смыслу понятно, что осмотр проводился именно 01.04.2019 и объекты в последующем после осмотра упаковывались именно 01.04.2019. Согласно имеющейся фототаблице, не указано, что это первоначальная упаковка, суд пришел к этому выводу, исходя и того, что в фототаблице фотография стоит первой. Кроме того, основным способом фиксации доказательств является протокол, а не фототаблица к нему.

При осмотре объектов были просмотрены все имеющиеся хозяйственные документы. Те, которые не имели доказательственного значения, были лишь перечислены, остальные документы, имеющие значение для дела, были детально рассмотрены. Все исключительные признаки документов были занесены в протокол. При расследовании уголовного дела следователь руководствовался статьей 38 УПК РФ, согласно которой следователь самостоятельно определяет ход расследования, выбирает тактику проведения следственных действий. Более того, в УПК чётко не предусмотрен ход проведения осмотра, нет какой-то регламентации. При проведении данного осмотра следователь руководствовался исключительно здравым смыслом, логикой и законом, поэтому не стал расписывать более подробно ненужные следствию документы, дабы не увеличивать количество томов уголовного дела, а отразил, лишь те документы и их признаки, имеющие значение для уголовного дела.

Отмечает, что при производстве следственных действий применялась фотосъемка и копирование. Вместе с тем, ни в каких процессуальных документах, методиках проведения следственных действий не указано о том, что следователем в протоколе должно быть отражено именно, к каким объектам они применялись. К прилагаемому осмотру прилагались фототаблица фиксации хода и результатов следственных действий, а также копии документов, имеющих значение для дела.

Выражает несогласие с доводами суда о том, что в копиях документах к осмотру присутствуют оттиски посторонних предметов, похожих на фрагмент бумажного листа, считает, что эти выводы суда ничем фактически по делу не подтверждены. Судом указано, что в протоколе осмотра от 12.03.2019 только перечисляются документы без отличительных признаков. В соответствии со ст.38 УПК РФ, в данном конкретном случае следователь производил так называемый сортировочный осмотр, в рамках которого важно было отобрать нужные для следствия документы, а иные документы не относящийся расследованию вернуть тому лицу, у кого они изымались ввиду соблюдения требований УПК.

Считает, что довод суда о том, что в осмотре нет чёткого подробного описания объектов, то данные осмотры нельзя использовать в качестве доказательств обвинения, ничем не подтверждается, не мотивирован.

Также выражает несогласие с доводом суда о том, что требование о выплате задолженности по налогам подтверждается их копиями, полученными из налогового органа, а также путём показаний сотрудников налогового органа. Как следует из показаний сотрудников, данные требования отправлялись как путём ЕТКС, то есть электронной почтой, так и путём их личного направления, где имеется отметка о получении их ФИО1 или сотрудниками бухгалтерии. Полагает, что данный факт достаточен для того, чтобы сделать вывод о том, что ФИО1 достоверно было известно о требованиях налогового органа, он получал и был извещен об их получении. Данные факты также подтверждаются показаниями бухгалтерии, показания которых суд не взял внимание в совокупности с иными доказательствами имеющимся в уголовном деле.

По мнению <данные изъяты>, в приговоре имеются взаимоисключающие существенные противоречия. Так суд указывает, что инкриминированные подсудимому действия по подписанию и отправлению поручений об исполнении обязательств и факт их получения дебиторами и перечисления на их основании денежных средств соответствующих сумм кредиторам не подлежит сомнениям, так как имеются не только копии, но и часть оригиналов поручений, сведения о них внесены в бухгалтерский учёт, оплата проходила по данным письмам и подтверждается сведениями о движении денежных средств. Данные выводы суда полностью противоположны тем обстоятельствам, о которых суд указывал выше.

Нельзя согласиться с выводами суда о том, что оригиналы писем не изымались в <данные изъяты> Согласно постановлению о производстве выемки от 18.06.2019 данные письма изымались и содержаться в томе 28.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя Трусова А.В. оправданный ФИО1 просит приговор Елецкого городского суда от 30.12.2020 оставить без изменения, апелляционное представление без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив доводы апелляционного представления, судебная коллегия не находит оснований для отмены оправдательного приговора.

Согласно ч.4 ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии со ст.14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном нормами уголовно-процессуального закона порядке. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

В обоснование обвинения указано, что ФИО1 с 03.02.2016 являлся генеральным директором <данные изъяты>. В связи с образовавшейся у <данные изъяты> недоимкой налоговым органом в указанную организацию были направлены требования: № от 01.09.2017 об уплате 1 229 434 рублей задолженности по НДС в срок до 21.09.2017; № от 02.11.2017 об уплате 11062 161 рубля 20 копеек задолженности по НДС, страховым взносам в Пенсионный Фонд РФ, Фонд социального страхования и Фонд обязательного медицинского страхования в срок до 23.11.2017; № от 10.11.2017 об уплате 3 572 222 рублей задолженности по НДФЛ в срок до 30.11.2017; № от 04.12.2017 об уплате 2 479 859 рублей задолженности по НДС в срок до 14.12.2017; №77549 от 27.12.2017 об уплате 2479 861 рублей задолженности по НДС в срок до 16.01.2018.

В связи с имеющейся у <данные изъяты> недоимкой по налогам и сборам с 22 сентября 2017 года по 17 января 2018 года, а также ее непогашения в указанный срок Межрайонной ИФНС России <данные изъяты> было принято решение о взыскании сумм налога за счет денежных средств на счетах <данные изъяты> в банках.

ФИО1 достоверно зная, что согласно принятым руководством Межрайонной ИФНС России <данные изъяты> решениям о взыскании налогов за счет денежных средств налогоплательщика на счетах в банках и выставленным инкассовым поручениям на расчетные счета <данные изъяты> в вышеуказанных банках, поступившие денежные средства с расчетных счетов предприятия незамедлительно будут перечислены в бюджет Российской Федерации в счет погашения задолженности по уплате налогов и сборов, организовал перечисление денежных средств в особо крупном размере с расчетных счетов дебиторов <данные изъяты> на расчетные счета его кредиторов, минуя собственные расчетные счета <данные изъяты> для чего лично и посредством дачи указаний подчиненным сотрудникам подписал и отправил поручения об исполнении обязательств.

Всего же, в результате действий ФИО1, направленных на сокрытие денежных средств и имущества руководимой им организации <данные изъяты> за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам в бюджет Российской Федерации, в период времени с 22 сентября 2017 года по 17 января 2018 года, в нарушение действующего законодательства, имея реальную возможность погасить недоимку по налогам и сборам, им сокрыты денежные средства и имущество <данные изъяты> на общую сумму 9849 117 рублей 94 копейки.

Оправдывая ФИО1 в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.199.2 УК РФ, суд обоснованно указал в приговоре об отсутствии достаточных доказательств по делу, подтверждающих сокрытие ФИО1, как руководителем <данные изъяты> денежных средств, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки, в особо крупном размере.

ФИО1 вину в предъявленном обвинении не признал, пояснил, что в лице генерального директора <данные изъяты> никаких преступных действий в этом качестве не совершал. В 2016-2018 годах <данные изъяты> платило налоги, но несвоевременно по объективным причинам, а именно ввиду специфики дорожно-строительных работ. <данные изъяты> за это время выплатило больше 180 миллионов рублей налогов. Он подписал поручения об исполнении обязательств № от 22.09.2017, № от 26.09.2017, № от 29.09.2017, № от 29.09.2017, № от 2.10.2017, № от 02.10.2017 для ускорения взаиморасчетов. При этом никакой личной заинтересованности не имел, никаких направленных на сокрытие денежных средств действий не совершал.

Вышеуказанные показания ФИО1 подтверждаются заключением эксперта № от 15 мая 2019 года, которое правомерно положено судом в основу оправдательного приговора. Так, согласно выводу экспертного заключения подписи от имени ФИО1, в копиях поручений об исполнении обязательств № от 22.09.2017, № от 26.09.2017, № от 29.09.2017, № от 29.09.2017, № от 02.10.2017, № от 02.10.2017, на общую сумму 2101086 рублей, выполнены им самим, что не оспаривается сторонами.

Вместе с тем суд первой инстанции обоснованно отверг копии платежных поручений об исполнении обязательств № от 02.10.2017, № от 29.11.2017, № от 29.11.2017, № от 25.12.2017, № от 25.12.2017, № от 25.12.2017, № от 26.12.2017, № от 26.12.2017№ от 27.12.2017, № от 27.12.2017, № от 09.02.2018, поскольку в ходе судебного следствия не было достоверно установлено, что данные поручения подписаны и направлены ФИО1 лично либо посредствам дачи указаний подчиненным сотрудникам.

Кроме того, в поручениях об исполнении обязательств №№, № стоит отметка о поступлении 05.02.2018, тогда как по платежным поручениям и данным о банковских счетах поручения с указанными реквизитами были фактически исполнены задолго до этого, то есть конкретно эти экземпляры документов не могли быть основанием для перечисления денежных средств как это инкриминируется осужденному. Более того, к копиям поручений №№ и № в сшивках приложены соответствующие им уведомления об исполнении обязательств третьим лицом, поступление которых адресатам зарегистрировано 26 и 28 декабря 2017 года.

Отвергая в части, выводы экспертных заключений № от 15.05.2019 и № от 27.08.2019, суд первой инстанции не ставит под сомнение сами экспертизы, а только те поручения, которые не могли быть предметом экспертного исследования. В связи с этим, несостоятельны и доводы апелляционного представления об исключении судом данных экспертиз.

Из изложенного следует, что общая сумма перечислений контрагентам в результате действий ФИО1 составила 2 101 086 рублей.

Согласно пояснениям Межрайонной ИФНС России <данные изъяты> требование № от 01.09.2017 об уплате 1229 434 рублей по задолженности НДС было исполнено 04.102017, вместо установленного срока до 21.09.2017; требование № от 02.11.2017 об уплате 11062 161 рубля 20 копеек задолженности по НДС, страховым взносам в Пенсионный Фонд РФ, Фонд социального страхования и Фонд обязательного медицинского страхования было исполнено 20.12.2017, вместо установленного срока до 23.11.2017; требование № от 10.11.2017 об уплате 3572 222 рублей задолженности по НДФЛ было исполнено 25.12.2017, вместо установленного срока до 30.11.2017; требование № от 04.12.2017 об уплате 2479 859 рублей задолженности по НДС было исполнено 26.12.2017, вместо установленного срока до 14.12.2017; требование № от 27.12.2017 об уплате 2479 861 рублей задолженности по НДС было исполнено 09.02.2018, вместо установленного срока до 16.01.2018. Из чего следует, что недоимки по налогам и страховым взносам в сумме 20823 537 рублей 20 копеек были погашены ФИО1 в полном объеме, в короткие сроки, приближенные к датам, установленным налоговой инспекцией, до возбуждения 29.03.2019 уголовного дела в отношении ФИО1

По смыслу закона, преступление, предусмотренное ст.199.2 УК РФ, заключается в сокрытии денежных средств либо имущества, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном размере. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 199.2 УК РФ, судам надлежит устанавливать не только наличие у организации или индивидуального предпринимателя денежных средств или имущества, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, но и обстоятельства, свидетельствующие о том, что указанные денежные средства и имущество были намеренно сокрыты с целью уклонения от взыскания недоимки.

Недоимкой является сумма налога или сумма сбора, не уплаченная в установленный законодательством о налогах и сборах срок. Пени и штрафы в сумму недоимок не включаются.

Под сокрытием денежных средств либо имущества организации, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов, следует понимать деяние, направленное на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере.

То есть, одним из значимых обстоятельств, которое подлежит доказыванию, является факт сокрытия денежных средств. При этом стороной обвинения суду не представлено достаточно доказательств, свидетельствующих о том, что ФИО1 совершались действия, направленные на сокрытие денежных средств. В суде первой инстанции, вопреки доводам государственного обвинителя, не был установлен умысел ФИО1, направленный именно на сокрытие денежных средств, то есть совершение действий по фактическому утаиванию денежных средств, имущества, информации о них и документов, их удостоверяющих, сообщение ложных сведений, передача имущества во владение другого лица и т.д.

То обстоятельство, что ФИО1, зная, что расчетные счета <данные изъяты> блокированы ИФНС, и что в случае поступления на эти счета денежные средства будут списаны в счет погашения задолженности по налогам и сборам, организовал перечисление денежных средств с расчетных счетов дебиторов <данные изъяты> на расчетные счета его кредиторов, минуя собственные расчетные счета <данные изъяты> в достаточной степени не свидетельствуют о наличии у него умысла, направленного на сокрытие денежных средств. Из показаний ФИО1 следует, что его действия были направлены на обеспечение хозяйственной деятельности предприятия, для того, чтобы погасить имеющуюся перед бюджетом задолженность. Поручения об исполнении обязательств № от 22.09.2017, № от 26.09.2017, № от 29.09.2017, № от 29.09.2017, № от 02.10.2017, № от 02.10.2017 им были подписаны для ускорения взаиморасчетов по гражданско-правовым договорам. При этом никакой личной заинтересованности не имел, никаких направленных на сокрытие денежных средств действий не совершал.

Из чего следует, что ФИО1 как руководитель, направляя открыто письма контрагентам для оплаты за поставленную продукцию через третьих лиц, не имел цели избежать взыскания недоимки с учетом характера платежей, его действия были направлены лишь на обеспечение деятельности предприятия.

Согласно примечанию к ст.170.2 УК РФ крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере, признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей два миллиона двести пятьдесят тысяч рублей.

Поскольку общая сумма перечислений в результате действий ФИО1, установленная судом, составила 2 101086 рублей, что менее чем 2250 000 рублей, то квалифицирующий признак крупного размера, который является обязательным признаком при квалификации деяний по ст.199.2 УК РФ, в действиях ФИО1 отсутствует.

Учитывая, что обязательный квалифицирующий признак состава преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ отсутствует, а также при отсутствии у ФИО1 умысла, направленного на сокрытие денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, суд первой инстанции законно и обоснованно принял решение об оправдании ФИО1 в совершении указанного преступления, за отсутствием в его действиях состава указанного преступления.

В силу п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ при отсутствии в деянии состава преступления судом постанавливается оправдательный приговор. Данные положения закона судом соблюдены.

Оправдывая ФИО1 по предъявленному ему обвинению, суд правильно установил фактические обстоятельства дела, проанализировал все доказательства по делу, сделал верный вывод о невиновности ФИО1 в совершении преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ.

Доводы апелляционного представления о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела своего подтверждения не находят.

Судом первой инстанции требования уголовно-процессуального закона, применительно к содержанию оправдательного приговора не нарушены, в его описательно-мотивировочной части указано существо предъявленного обвинения, изложены обстоятельства дела, установленные судом, приведены основания оправдания подсудимого и проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности подсудимого.

Вопреки доводам государственного обвинителя, постановленный в отношении ФИО1 оправдательный приговор содержит оценку исследованным в ходе судебного следствия доказательствам, выводы суда по всем юридически значимым обстоятельствам являются мотивированными и обоснованными.

Показаниям всех допрошенных по делу лиц суд дал надлежащую оценку в совокупности с имеющимися в материалах дела доказательствами, указав при этом, что их показания не содержат конкретных подтверждений о виновности ФИО1 в инкриминируемом преступлении. Вывод суда об этом убедительно мотивирован в приговоре, не соглашаться с которым у судебной коллегии оснований не имеется.

Надлежащая оценка дана судом и показаниям представителя потерпевшего ФИО18, свидетелей Свидетель №2, ФИО12, Свидетель №6, Свидетель №8, Свидетель №7, Свидетель №11, Свидетель №10 и других свидетелей, данными ими как в ходе предварительного следствия, так и в судебных заседаниях, которую судебная коллегия находит правильной и обоснованной. При этом суд, проанализировав показания данных лиц, указал, что изложенные в них сведения не противоречат показаниям оправданного и материалам дела.

Судом дана надлежащая оценка тому обстоятельству, что действия ФИО1 по "сокрытию" денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, в особо крупном размере, что предусмотрено ч.2 ст.199.2 УК РФ, не подпадают под указанные требования уголовного закона.

Оснований не согласиться с выводами суда по материалам уголовного дела не имеется.

При этом, судебная коллегия отмечает, что содержание апелляционного представления с приведением доводов о необоснованности оправдания ФИО1, по существу, сводится к переоценке доказательств по делу

Дана судом надлежащая оценка и другим доказательствам, представленным сторонами, произведенная в соответствии со ст.88 УПК РФ, в том числе доказательствам, представленным стороной обвинения. Положенные в основу оправдательного приговора доказательства непротиворечивы, согласуются между собой.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции считает необходимым устранить описку, допущенную во вводной части обжалуемого приговора, где ошибочно указана фамилия государственного обвинителя ФИО9, тогда как из материалов дела следует, что обвинение в суде первой инстанции поддерживал, в том числе, гообвинитель ФИО8, фамилия которого, напротив, не указана в установочной части приговора. Указанная описка носит технический характер и на существо законно принятого судом решения не влияет.

Существенных нарушений действующего законодательства при рассмотрении дела и постановлении оправдательного приговора не допущено. Оснований для отмены судебного решения либо иных (кроме указанных выше) оснований для его изменения не имеется. Таковые не приведены и в апелляционном представлении.

В соответствии с вышеизложенным, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

О П Р Е Д Е Л И Л :

Приговор Елецкого городского суда Липецкой области от 30 декабря 2020 года в отношении ФИО1 изменить:

- считать правильным во вводной части приговора, что уголовное дело в отношении ФИО1 рассмотрено при участии государственных обвинителей Полянских О.Н., Деева П.Н., Бутенко А.Д., Трусова А.В.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя Трусова А.В. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке путем подачи кассационной жалобы в Первый кассационный суд общей юрисдикции г.Саратова. В случае обжалования апелляционного определения, оправданный вправе ходатайствовать о своем участии при рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images