Необходимости установления способа сокрытия денежных средств не имеется, для доказанности преступления следует установить факт сокрытия, а не способы сокрытия. Апелляционное постановление Костромского областного суда от 16.03.2021 № 22-243/21

Статья 199.2 УК РФ / 287 / Печать
Костромской областной суд в составе председательствующего судьи Нехайковой Н.Н., при секретаре Краснухине В.Ю., с участием прокурора отдела прокуратуры Костромской области Карамышева С.Н., защитника адвоката Кустова А.А., рассмотрел в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционному представлению государственного обвинителя Д.С. Плюснина на постановление Мантуровского районного суда Костромской области от 27 января 2021 года, которым уголовное дело по обвинению А-ва А.О., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.2 УК РФ возвращено Мантуровскому межрайонному прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального закона; доложив материалы дела и доводы апелляционного представления, выслушав выступление прокурора Карамышева С.Н., поддержавшего доводы, изложенные в представлении, защитника адвоката Кустова А.А., полагавшего необходимым судебное постановление оставить без изменения,

установил :

органами предварительного следствия А-в А.О., обвинялся в том, что он, являясь руководителем муниципального унитарного сельскохозяйственного предприятия «Победа» в период с 16.01.2019 по 20.04.2020 года, совершил сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, совершенное в крупном размере.

Постановление Мантуровского районного суда Костромской области от 27 января 2021 года уголовное дело возвращено Мантуровскому межрайонному прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального закона.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Д.С. Плюснин выражает несогласие с судебным решением, считает его незаконным и подлежащим отмене, в связи существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

Полагает, что формально-юридических и существенных нарушений при составлении обвинительного заключения, влекущих возвращение уголовного дела прокурору по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, по данному уголовному делу не допущено.

Считает, что суд ошибочно в качестве основания возвращения дела прокурору указал, что при квалификации преступления, в качестве признака состава преступления - «крупного размера», подлежит оценке размер сокрытых денежных средств, в то время как А-ву А.О. в качестве «крупного размера» вменен размер задолженности по взысканию налогов и сборов, и не указан установленный в ходе следствия фактический характер сокрытых денежных средств. Полагает, что это не указывает на невозможность оценки вменяемого преступления с точки зрения его преступности судом первой инстанции.

Обращает внимание, что обвинительным заключением установлено, что на 16.01.2019 года задолженность <данные изъяты> по уплате налогов, сборов и страховых взносов превышала 2 250 000 рублей и составила 2 564 524, 37 рублей, а по состоянию на 20.04.2020 года общая сумма задолженности по неисполненным инкассовым поручениям составила 3 408 532,09 руб. Таким образом, суд, по мнению государственного обвинителя, уклонился от оценки того обстоятельства, что А-ву А.О. вменено в вину распоряжение 4 224 441,84 руб. при наличии недоимки по налогам и страховым взносам, что привело к сокрытию денежных средств <данные изъяты> в сумме 3 408 532,09 руб., подпадающей согласно примечанию к ст. 170.2 УК РФ под определение крупного размера, равной размеру имеющейся недоимки по налогам и сборам.

Утверждает, что вопреки мнению суда, в обвинительном заключении указан способ совершения преступления.

Просит постановление отменить, уголовное дело направить в Мантуровский районный суд Костромской области на новое рассмотрение.

В возражениях на апелляционное представление адвокат Кустов А.А. и обвиняемый А-в А.О. выражают несогласие с доводами прокурора. Считают, постановление законным и обоснованным, а доводы представления не состоятельными. Указывают, что суд обоснованно пришел к выводу, что обвинение в отношении А-ва А.О. не конкретизировано, органами предварительного следствия при описании существа обвинения указана сумма задолженности по взысканию налогов и сборов <данные изъяты> и не указан установленный в ходе следствия фактический размер сокрытых А-вым А.О. денежных средств за счет которых должно быть произведено взыскание имеющейся недоимки. В предъявленном обвинении не указано, каким образом сокрыты 2 010 424, 71 руб. израсходованные из кассы предприятия. Полагают, что данные обстоятельства нарушают права обвиняемого на защиту, что исключает вынесение приговора по предъявленному обвинению в рамках настоящего дела.

Просят оставить постановление без изменения, представление прокурора без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела с учетом доводов апелляционного представления и апелляционных жалоб, выслушав мнение сторон, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 389.9 УПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции по апелляционным жалобам, представлениям.

В силу положений п. п. 1, 2 ст. 389.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются несоответствие выводов суда, изложенных в судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным, вынесенным в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанным на правильном применении уголовного закона.

Данное требование закона судом первой инстанции при вынесении постановления о возвращении уголовного дела прокурору по уголовному делу в отношении А-ва А.О. выполнено не было.

Как следует из представленных материалов уголовного дела А-в А.О. обвиняется в том, что, будучи директором <данные изъяты>, имея реальную возможность принять меры к погашению имеющейся у <данные изъяты> недоимки по налогам, сборам и страховым взносам в бюджет, которая по состоянию на 20 апреля 2020 года составила 3 408 532,09 рублей, руководствуясь личными интересами получения прибыли и поддержания работоспособности указанной коммерческой организации в ущерб экономическим интересам государства в период с 16 января 2019 года по 20 апреля 2020 года сокрыл денежные средства <данные изъяты> за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и страховым взносам в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и страховых взносах в общей сумме 3 408 532,09 рублей, что согласно примечанию к ст. 170.2 УК РФ является крупным размером.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований Уголовно-процессуального Кодекса РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Суд же принял решение возвратить Мантуровскому межрайонному прокурору уголовное дело в отношении А-ва А.О. для устранения нарушений уголовно-процессуального закона, в то время как п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ на которую сослался суд в постановлении говорит о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом

Мотивируя свои выводы о необходимости возвращения уголовного дела прокурору на основании ч.1 ст.237 УПК РФ, суд указал, что сумма денежных средств в размере 3 408 532 рублей не вытекает из существа обвинения. Стороной обвинения указана сумма заложенности по взысканию налогов и сборов и не указан установленный в ходе следствия фактический размер сокрытых А-вым А.О. от взыскания денежных средств, не дана тому оценка, кроме того, в обвинении, по мнению суда, не указано каким образом сокрыты 2 010424, 71 рублей, израсходованных из кассы предприятия, хотя в период деятельности А-ва А.О. в качестве директора МУСП «Победа» в кассу предприятия поступили денежные средства в общей сумме 3 124 648, 68 рублей. По мнению суда, отсутствие в обвинении указанных сведений лишает суд возможности определения точных пределов судебного разбирательства применительно к требованиям ст.252 УПК РФ и ущемляет гарантированное право обвиняемого знать, в чем он конкретно обвиняется. Этот недостаток обвинительного заключения исключает, по мнению суда, возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения и является основанием для возвращения уголовного дела прокурору согласно п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ.

Вместе с тем указанные обстоятельства были ошибочно расценены судом в качестве препятствия для рассмотрения уголовного дела по существу предъявленного А-ву А.О. обвинения, так как по смыслу положений ч. 1 ст. 237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения нарушениями требований уголовно-процессуального закона, влекущими возврат уголовного дела прокурору, понимаются такие нарушения изложенных в ст. 220 УПК РФ положений, которые служат препятствием для рассмотрения судом уголовного дела по существу и принятия законного, обоснованного и справедливого решения.

Правильность вменения органами предварительного расследования сокрытых денежных средств в размере 3 408 532 рублей подлежит оценке судом при решении вопроса о наличии в действиях А-ва А.О. вменяемого ему преступления и поэтому суждения суда в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору о том, что данная сумма не вытекает из существа обвинения преждевременны.

Указание суда в постановлении при направлении уголовного дела прокурору на необходимость установления фактического размера сокрытых от взыскания денежных средств свидетельствует о том, что суд, вопреки положениям ч.3 ст.15 УПК РФ, фактически стал подменять сторону обвинения, осуществляя функцию уголовного преследования.

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.2 УК РФ согласно п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 N 48 "О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления", заключается в сокрытии денежных средств либо имущества, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном размере.

Таким образом, вопреки утверждению суда, необходимости установления способа сокрытия денежных средств в размере 2 010421, 68 рублей не имеется, так как для доказанности факта совершения преступления, связанного с уклонением от уплаты налогов следует установить факт сокрытия денежный средств или имущества, а не способы их сокрытия.

При этом, указание в обвинительном заключении размера сокрытых денежных средств в размере равном размеру задолженности закону не противоречит, так как в соответствии с разъяснением, содержащимся в абз. 4 п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 N 48 "О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления" состав преступления, предусмотренного статьей 199.2 УК РФ, наличествует, когда размер недоимки по налогам, сборам, страховым взносам равен стоимости сокрытого имущества в крупном размере или превышает ее, о чем суд сам указал в своем постановлении.

Суд не привел убедительных мотивов того, почему выявленные им недостатки не могут быть устранены в ходе судебного разбирательства, в том числе с учетом требований ст. 14 УПК РФ о том, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, толкуются в пользу обвиняемого, а также положений ст. 17 УПК РФ, предполагающей осуждение за совершение преступления лишь на основе достаточной совокупности относимых, допустимых и достоверных доказательств, представление которых возможно сторонами и в ходе судебного разбирательства.

В тоже время, вопреки доводам апелляционного представления в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору судом вопрос о правильности вменения диспозитивного признака « крупный размер» не ставился. Доводы апелляционного представления об обратном, материалам дела не соответствуют

Вместе с тем, соглашаясь с доводами апелляционного представления, о том, что позиция государственного обвинителя, изложенная в обвинительном заключении подлежала юридической оценке судом при разрешении уголовного дела по существу, суд апелляционной инстанции считает, что оснований для вывода о том, что органами предварительного следствия допущено существенное процессуальное нарушение, которое является препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое, как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства исключает возможность вынесения законного и обоснованного решения и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией РФ функцию осуществления правосудия, не имеется.

Таким образом, постановление суда, как принятое по делу с существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона, не может быть признано законным и обоснованным, в силу чего, с учетом положений ч. 1 ст. 389.17 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, подлежит отмене, а уголовное дело - направлению на новое судебное разбирательство в тот же суд, но иным составом, со стадии судебного разбирательства.

Суд апелляционной инстанции считает также необходимым отметить, что необоснованное возвращение судом дела прокурору в январе 2021 года находившегося в производстве суда с августа 2020 года влечет задержку в разрешении дела по существу, что препятствует своевременной реализации прав и законных интересов участников уголовного процесса.

В связи с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство суд апелляционной инстанции считает необходимым на основании ст.111 УПК РФ с учетом данных о личности обвиняемого и обстоятельств дела избрать в отношении А-ва А.О., меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389.20, 389.28 УПК РФ суд

постановил :

постановление Мантуровского районного суда Костромской области от 27 января 2021 года, которым уголовное дело по обвинению А-ва А.О., совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.2 УК РФ возвращено Мантуровскому межрайонному прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального закона отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, но иным составом со стадии судебного разбирательства.

Избрать А-ву А.О. ДД.ММ.ГГГГ года рождения меру процессуального принуждения - обязательство о явке.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке во Второй кассационный суд общей юрисдикции, в порядке предусмотренном главой 47.1 УПК РФ в течение 6 месяцев со дня вынесения.

В случае подачи кассационной жалобы А-в А.О. вправе ходатайствовать о своем участи при ее рассмотрении и представлении интересов адвокатом, о чем должен заявить письменно.

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Комментарии - всего 1
  1. stenkin 01-июл, 09:59

    "Таким образом, вопреки утверждению суда, необходимости установления способа сокрытия денежных средств в размере 2 010421, 68 рублей не имеется, так как для доказанности факта совершения преступления, связанного с уклонением от уплаты налогов следует установить факт сокрытия денежный средств или имущества, а не способы их сокрытия". 

    А разве ст. 73 УПК РФ не относит установление способа совершения преступления к обязательным обстоятельствам доказывания?

    Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию

    1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

    1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images