В ст. 171 НК РФ (части 2-12) есть разные основания получения налоговых вычетов, но в обвинении не конкретизированы поводы их уменьшения в декларациях. Апелляционное постановление Санкт-Петербургского городского суда от 15.04.2021 № 22-1459/21

Статья 199 УК РФ / 259 / Печать
Судья апелляционной инстанции судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда Корчевская О.В., при секретаре судебного заседания Березине А.О. с участием прокурора уголовно-судебного управления прокуратуры г. Санкт-Петербурга Феоктистова Д.С., представителя потерпевшего Межрайонной ИФНС России № №... по Санкт-Петербургу ФИО, обвиняемого Г-ва М.В., защитника : адвоката Маценко М.А., представившего удостоверение № 2771, ордер 0493338 от 18 марта 2021 года, рассмотрел в судебном заседании 15 апреля 2021 года апелляционную жалобу представителя потерпевшего Межрайонной ИФНС России № №... по Санкт-Петербургу ФИО и возражения адвоката Маценко М.А. на постановление Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга oт 24 декабря 2020 года, которым уголовное дело в отношении Г-ва М.С.,<дата> рождения, <...> ранее не судимого; обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ - возвращено прокурору Выборгского района Санкт-Петербурга на основании п. 1 ч.1 ст. 237 УПК РФ.

Мера пресечения Г-ву М.С. в виде подписки о невыезде оставлена без изменения.

Заслушав доклад судьи Корчевской О.В., объяснения представителя потерпевшего Межрайонной ИФНС России № №... по Санкт-Петербургу ФИО, объяснения Г-ва М.В. и адвоката Маценко М.А. возражавших против удовлетворения жалобы потерпевшего, мнение прокурора Феоктистова Д.С., полагавшего, что доводы апелляционной жалобы обоснованы и подлежат удовлетворению, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Органами предварительного расследования Г-в М.С. обвиняется в том, что в том, что он совершил уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию (расчет) и иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере, органами предварительного следствия установлено, что материальный ущерб в виде неуплаченных налогов составляет 131 321 097 рублей.

Постановлением Выборгского районного суда Г. Санкт-Петербурга от 24 декабря 2020 года указанное уголовное дело в отношении Г-ва М.С. возвращено прокурору Выборгского района Санкт-Петербурга для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В апелляционной жалобе и дополнениях к апелляционной жалобе представитель потерпевшего Межрайонной ИФНС России № №... по Санкт-Петербургу ФИО просит постановление суда отменить, уголовное дело в отношении Г-ва М.В. направить на новое судебное разбирательство в тот же суд первой инстанции, в ином составе суда. В обоснование доводов своей жалобы потерпевший указывает, что постановление суда является незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в постановлении фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также в связи с допущенным существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Потерпевший полагает, что постановление суда не соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Полагает, что установленные органами предварительного расследования и изложенные в обвинительном заключении по уголовному делу обстоятельства, связанные с существом обвинения, местом и временем совершения преступления, его способом, мотивом, целями последствиями и другими данными, имеющими значение для уголовного дела, соответствуют формулировке предъявленного обвинения с указанием части и статьи УК РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление. Полагает, что органы предварительного расследования выполнили требования ст. 7 УПК РФ при составлении обвинительного заключения. Представитель потерпевшего указывает, что при принятии обжалуемого решения допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Потерпевший приводит выводы суда послужившие основаниями для возвращения уголовного дела прокурору:

- обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения. По мнению суда, Г-ву М.С. вменяется в вину неуплата налогов путем предоставления ложных сведений о наличии у ООО «название» права на применение предусмотренных ст. 171, 172 НК РФ налоговых вычетов по НДС, однако органом следствия не приведены ссылки на конкретные части ст. ст. 171, 172 НК РФ, что с учетом того, что в положения ст. 171 НК РФ в инкриминируемый Г-ву М.С. период совершения преступления неоднократно вносились изменения, а потому суд лишен возможности придти к выводу том, какие конкретно нормы НК РФ и в какой период были нарушены обвиняемым.

В обоснование вины Г-ва М.С. сторона обвинения представила заключение эксперта экспертно-криминалистического отдела управления криминалистики Главного следственного управления СК России по г. Санкт-Петербургу, которым была установлена сумма неуплаченных Г-вым М.С. налогов.

По мнению суда, заключение эксперта, не соответствует требованиям Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и УПК РФ, поскольку данная экспертиза проведена экспертом, находящимся в служебной зависимости от стороны обвинения, что в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ является основанием для его отвода. Суд приходит к выводу о том, что размер налогов, от уплаты которых уклонился обвиняемый Г-в М.С., не определен и не конкретизирован, а в предъявленном Г-ву М.С. обвинении на основании данного экспертного заключения диспозиция ч. 2 ст. 199 УК РФ не раскрыта.

Суд полагает, что при ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ на предварительном следствии нарушены требования УПК РФ.

Представитель потерпевшего полагает, что выводы суда о том, что не конкретизировано, какие именно основания уменьшения общей суммы налога, предусмотренные ст. 171 НК РФ, были указаны Г-вым М.С. в налоговых декларациях, и что положения ст. 171 НК РФ подвергались неоднократным изменениям в период с 2017 по 2018 год, являются несостоятельными.

В соответствии с положениями ч. 1, 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты, в то время как вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг).

Конкретные обстоятельства, послужившие формальными основаниями для применения ООО «название» налоговых вычетов по НДС, раскрыты органами следствия как в описательной части заключения по результатам проведенной судебной налоговой экспертизы, так и в описательной части постановления о привлечении Г-ва М.С. в качестве обвиняемого, в связи с этим потерпевший полагает, что указание органом следствия в данном постановлении конкретной статьи Налогового кодекса РФ, нарушение положений которой было допущено обвиняемым при совершении преступления, является необходимым и достаточным, а также не препятствует рассмотрению уголовного дела судом и постановлению законного и обоснованного приговора, поскольку, в том числе, общее основание для применения налоговых вычетов органом следствия установлено правильно.

Изменений в положения ст. ст. 171 и 172 НК РФ в части налогооблагаемой НДС экономической деятельности, при осуществлении которой Г-в М.С. совершил инкриминируемое ему деяние, не вносилось, а потому постановление о привлечении Г-ва М.А. в качестве обвиняемого соответствует требованиям УПК РФ, препятствий для рассмотрения уголовного дела и постановления приговора отсутствуют.

Вывод суда о том, что заключение эксперта по проведенной судебной налоговой экспертизы не соответствует требованиям Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», а, следовательно, и что размер налогов, от уплаты которых уклонился обвиняемый Г-в М.С., не определен и не конкретизирован, а в предъявленном подсудимому обвинении диспозиция ч. 2 ст. 199 УК РФ не раскрыта, не состоятелен. В обоснование данной позиции по апелляционной жалобе представитель потерпевшего анализирует положения п. 3.1 ч. 4 ст. 1 Федерального закона от № 353-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», положения ч. 10 ст. 45 Федерального закона от № 353-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», о том, что до создания в системе Следственного комитета судебно-экспертного учреждения, но не позднее чем до 1 января 2022 года, организацию и производство судебных экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, в Следственном комитете могут осуществлять экспертные подразделения Следственного комитета (главное управление, управления и отделы по федеральным округам, управления и отделы по субъектам Российской Федерации), которые действуют на основе подчинения нижестоящих сотрудников и руководителей экспертных подразделений вышестоящим руководителям экспертных подразделений. Сотрудники и руководители экспертных подразделений Следственного комитета не могут быть наделены полномочиями следователей и руководителей следственных органов Следственного комитета.

Потерпевший также ссылается на положениями ст. 11 Федерального закона от 31 мая 2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», на положения Федерального закона от 28 декабря 2010 года № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» о «переходном периоде», установленного для производства судебных экспертиз. Процитировав положения закона, потерпевший указывает, что экспертиза проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, основания для отвода эксперту, предусмотренные п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК РФ, отсутствовали, поскольку эксперт, проводивший данную экспертизу, находился в подчинении руководителей экспертных подразделений Следственного комитета России, полномочиями следователя или руководителя следственного органа не обладал, и, следовательно, в служебной или иной зависимости от руководства Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Санкт-Петербургу не находился.

Потерпевший также полагает, что вывод суда о том, что при ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ были нарушены требования, предъявляемые к указанному процессуальному действию, является несостоятельным.

Потерпевший подробно перечисляет с указанием конкретных дат при ознакомлении с материалами дела действия следователя, обвиняемого Г-ва М.В., адвокатов и полагает, что поскольку в период с <дата> года обвиняемый Г-в М.С. не смог обеспечить защитника, то <дата> органом следствия в порядке, предусмотренном ст. 51 УПК РФ, для осуществления защиты Г-ва М.С. был назначен защитник - адвокат Павлов В.И., о назначении которого Г-в М.С. был уведомлен при ознакомлении с материалами дела. Требования ст. 217 УПК РФ в части порядка ознакомления обвиняемого Г-ва М.С. и его защитника с материалами уголовного дела были выполнены в соответствии с требовании УПК РФ. Автор апелляционной жалобы подробно анализирует содержание протокола ознакомления Г-ва М.С. и его защитника Павлова В.И. с материалами уголовного дела, и приходит к выводу о том, что органы следствия надлежащим образом выполнили требования, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ, а доводы стороны защиты о допущенных нарушениях в данной части не подтверждаются материалами уголовного дела.

Представитель потерпевшего полагает, что возвращение уголовного дела для производства дополнительного следствия, при отсутствии препятствий его рассмотрения судом, повлечет существенное нарушение предусмотренного ст. 6.1 УПК РФ права потерпевшего - Российской Федерации в лице МИ ФНС России № №... по г. Санкт- Петербургу на доступ к правосудию, а также породит необоснованные препятствия для обеспечения своевременного и полного возмещения причиненного Российской Федерации материального ущерба в виде неуплаченных налогов на общую сумму 131 321 097 рублей за счет имущества обвиняемого, на которое органом следствия был наложен арест.

В возражениях на апелляционную жалобу представителя потерпевшего МИ ФНС России № №... по г. Санкт- Петербургу адвокат Маценко М.А., действующий в интересах обвиняемого Г-ва М.С., просит постановление суда оставить без изменения.

Проверив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, материалы уголовного дел, суд апелляционной инстанции полагает, что постановление суда является обоснованным, но подлежит изменению.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, если обвинительное заключение составлено с нарушением УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения.

Исходя из указанных положений закона, суд призван обеспечивать в ходе судебного разбирательства соблюдение требований, необходимых принимать меры к устранению обстоятельств, препятствующих вынесению такого решения.

Возвращение дела прокурору вызвано необходимостью защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, если на досудебных стадиях допущены нарушения, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства.

Возвращая дело прокурору, суд, исходя из положений главы 34 УПК РФ, в соответствии с которой проверил, содержатся ли в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении сведения о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, сроки уплаты конкретного налога, сбора, страхового взноса, каким образом был исчислен период для определения крупного или особо крупного размера для целей применения статей 198, 199, 199.1 УК РФ. Суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что имеется препятствие для вынесения судебного решения по представленному обвинительному заключению.

Суд установил, что Г-ву М.С. вменяется в вину неуплата налогов путем предоставления ложных сведений о наличии у Общества права на применение, предусмотренных ст. 171, 172 НК РФ налоговых вычетов по НДС.

При этом суд обратил внимание на то, что в ст. 171 НК РФ предусмотрены различные основания получения налоговых вычетов, перечисленных в частях 2-12 указанного закона, но в обвинительном заключении не конкретизировано, какие именно основания уменьшения общей суммы налога были указаны Г-вым М.С. в налоговых декларациях. Обвинение Г-ву М.С. относится к периоду с <дата> 2017 года по <дата> 2018 года, в указанный период времени положения ст. 171 НК подвергались неоднократным изменениям в период с 2017 по 2018 год, а потому суд полагал, что не имеется возможности установить какие конкретно нормы НК РФ и в какой период, с точки зрения органа расследования были нарушены обвиняемым Г-вым М.С.

Орган предварительного расследования также сослался и нарушения статей 153, 166, 173, 174, 246252, 274, 286, 289 и 313 Налогового кодекса РФ.

Согласно положениям ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении должна быть указана формулировка предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за данное преступление.

Диспозиция ст. 199 УК РФ является бланкетной, отсылающей к формулировкам налогового законодательства, поэтому требования ч. 2 ст. 171 УПК РФ, ст. 220 УПК РФ и п.3 ч. 1 ст. 308 УПК РФ о необходимости указания пункта, части и статьи относятся к нормам Налогового кодекса РФ, которые должны быть указаны в обвинении.

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2019 года № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», обязательным к исполнению для нижестоящих судов, по поступившим уголовным делам о налоговых преступлениях судам следует проверять, содержатся ли в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении сведения о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшие на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, сроки уплаты конкретного налога, сбора, страхового взноса, каким образом был исчислен период для определения крупного и особо крупного размера для целей применения статей 198, 199,199.1 УПК РФ.

Отсутствие в обвинительном заключении указанных и других сведений, исключающих возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения в силу ст. 237 УПК РФ является основанием для возвращения дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению.

Приведенные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Г-ва М.С. и в обвинительном заключении статьи Налогового кодекса состоят из частей и пунктов (подпунктов), содержащих нормы права, регламентирующие действия различных категорий налогоплательщиков. В одной статье могут содержаться различные, иногда взаимоисключающие либо альтернативные правила поведения налогоплательщиков.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции полагает, что выводы суда о необходимости возврата дела прокурору являются обоснованными. Отсутствие в формулировке конкретного пункта, части статьи Налогового кодекса РФ создает неопределенность и неясность трактовки обвинения, нарушает право обвиняемого на защиту.

Допущенное органом предварительного расследования нарушение процессуального закона является существенным, препятствующим рассмотрению дела по существу, а потому суд обоснованно возвратил дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы представителя потерпевшего о том, что указание в обвинении органом конкретной статьи Налогового кодекса РФ, нарушение положений которой было допущено обвиняемым при совершении преступления, является достаточным, и не препятствует постановлению судебного решения, поскольку общее основание для применения налоговых вычетов установлено верно, противоречит требованиям ч. 2 ст. 171 УПК РФ и п.29 Постановления Пленум Верховного Суда РФ от 26 ноября 2019 года № 48.

Суд апелляционной инстанции полагает, что соглашаясь с выводами суда о необходимости возвратить дело прокурору, вместе с тем постановление суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о том, что специалисты управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации не могут участвовать в экспертных исследованиях в качестве негосударственных экспертов, поскольку в силу Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 272-ФЗ «О противодействии коррупции», наряду со служебными обязанностями сотрудники СК России могут осуществлять только преподавательскую, научную и иную творческую деятельность, а также то, что заключение эксперта экспертно-криминалистического отдела управления криминалистики ГСУ СК РФ, на основании которого установлена сумма неуплаченных налогов на добавленную стоимость и налога на прибыль, не соответствует требованиям Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», не обоснованы.

Налоговая судебная экспертизы по уголовному делу выполнена надлежащим лицом в соответствии с требованиями УПК РФ, Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ и Федерального закона от 28 декабря 2010 года N 403- ФЗ.

Из взаимосвязи положений п. 3.1 ч. 4 ст. 1 Федерального закона от № 353-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», положений ч. 10 ст. 45 Федерального закона от № 353-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», следует, что производство судебных экспертиз, назначенных в соответствии с УПК РФ в Следственном комитете, могут осуществлять экспертные подразделения Следственного комитета (главное управление, управления и отделы по федеральным округам, управления и отделы по субъектам Российской Федерации), которые действуют на основе подчинения нижестоящих сотрудников и руководителей экспертных подразделений вышестоящим руководителям экспертных подразделений. Сотрудники и руководители экспертных подразделений Следственного комитета не могут быть наделены полномочиями следователей и руководителей следственных органов Следственного комитета. Также соответствии с положениями ст. 11 Федерального закона от 31 мая 2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», положениями Федерального закона от 28 декабря 2010 года № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» о «переходном периоде» экспертиза проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, основания для отвода эксперту, предусмотренные п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК РФ, отсутствовали. Эксперт, проводивший налоговую экспертизу, находился в подчинении руководителей экспертных подразделений Следственного комитета России, полномочиями следователя или руководителя следственного органа не обладал, и, следовательно, в служебной или иной зависимости от руководства Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Санкт-Петербургу не находился.

Следовательно, из постановления суда надлежит исключить как основание для возврата дела прокурору - о том, что «заключение эксперта не соответствует требованиям Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» УПК РФ, поскольку данная экспертиза проведена экспертом, находящимся в служебной зависимости от стороны обвинения, а потому в обвинении Г-ву М.С. размер налогов, от уплаты которых уклонился обвиняемый Г-в М.С., не определен и не конкретизирован».

Суд апелляционной инстанции полагает, что выводы суда о том, что при ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ были нарушены требования, предъявляемые к указанному следственному действия, а именно не указано желает ли Г-в М.С. воспользоваться иными пунктами части 5 ст. 217 УПК РФ, противоречат материалам дела.

Из протокола ознакомления с материалами уголовного дела, предусмотренного ст. 217 УПК РФ следует, что <дата> 2020 года обвиняемому Г-ву М.С. были разъяснены все права, перечисленные в ч. 5 ст. 217 УПК, что подтверждается как подписью Г-ва М.С. и подписью его защитника. После разъяснения Г-ву М.С. он заявил ходатайство о проведении предварительных слушаний, предусмотренных п. 3 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, что удостоверено его подписью.

Отсутствие перечисления прав, предусмотренными п. 1, 1.1 и 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, с указанием о том, что Г-в М.С. не желает воспользоваться правами, указанными в данных пунктах части 5 ст. 217 УПК РФ, не ставит под сомнение то, что указанные положения закона Г-ву М.С. были разъяснены.

Суд апелляционной инстанции полагает, что из постановления подлежит исключению как основание для возврата дела прокурору указание том, что « при ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ были нарушены требования, предъявляемые к данному следственному действия, а именно не указано желает ли Г-в М.С. воспользоваться иными пунктами части 5 ст. 217 УПК РФ».

В связи с тем, что постановление суда подлежит изменению в части оснований для возврата дела прокурору, апелляционная жалоба представителя потерпевшего подлежит частичному удовлетворению.

Руководствуясь ст. 389.13 УПК РФ, ст.389.15 УПК РФ, 389.20 УПК РФ, 389.28 УПК РФ, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ :

Постановление Выборгского районного суда г. Санкт- Петербурга от 24 декабря 2020 года, которым уголовное дело в отношении Г-ва М.С. на основании ч. 1 ст. 237 УПК РФ возвращено прокурору Выборгского района г. Санкт-Петербурга изменить:

исключить из постановления суда как основание для возврата дела прокурору:

указание о том, что «заключение эксперта не соответствует требованиям Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» УПК РФ, поскольку данная экспертиза проведена экспертом, находящимся в служебной зависимости от стороны обвинения, а потому в обвинении Г-ву М.С. размер налогов, от уплаты которых уклонился обвиняемый Г-в М.С., не определен и не конкретизирован»;

а также указание о том, что « при ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ были нарушены требования, предъявляемые к указанному следственному действия, а именно не указано, желает ли Г-в М.С. воспользоваться иными пунктами части 5 ст. 217 УПК РФ»;

в остальной части это же постановление оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя потерпевшего Межрайонной ИФНС России № №... по Санкт-Петербургу ФИО - удовлетворить частично.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в порядке главы 47. 1 УПК РФ (ч.3 ст.401.3 УПК РФ) в судебную коллегию по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции.

В случае подачи кассационной жалобы или принесения кассационного представления обвиняемый вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

Источник


Похожее решение этого суда

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images