Позиция о проведении экспертизы в суде как способа разрешения возникших вопросов сводится к возложению на суд роли уголовного преследования. Апелляционное постановление Санкт-Петербургского городского суда от 19.02.2021 № 22-604/21 (отменено)

Статья 199 УК РФ / 293 / Печать
Судья судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда Третьякова Я.Ю., с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Санкт-Петербурга Королевой А.С., обвиняемого П-на М.А. и его адвоката Зимина Р.Э., представившего ордер №... и удостоверение №... представителя потерпевшего МИФНС России №... по Санкт-Петербургу Е.В., при секретаре Софроновой А.А. рассмотрела в судебном заседании 19 февраля 2021 года апелляционное представление помощника прокурора Приморского района Санкт-Петербурга Талановой Л.А. на постановление Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 30 ноября 2020 года, которым уголовное дело в отношении П-на Михаила Алексеевича <...> ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 199 УК РФ возвращено прокурору Санкт-Петербурга на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Выслушав прокурора Королеву А.С., поддержавшую апелляционное представление, представителя потерпевшего - ЕВ частично поддержавшую апелляционное представление, мнение обвиняемого П-на М.А. и его адвоката Зимина Р.Э, возражавших против удовлетворения апелляционного представления, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Постановлением от 30 ноября 2020 года уголовное дело по обвинению П-на М.А. в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 199 УК РФ возвращено прокурору Санкт-Петербурга для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением ч. 1 ст. 220 УК РФ.

Принимая обжалуемое решение, суд сослался на то, что в обвинении не содержатся сведения:

- о подлежащих уплате ООО <...>» и уже уплаченных в бюджет сумм НДС в целом за обозначенные налоговые периоды, не выявлено и не обозначено в предъявленном обвинении исходя из чего установлен подлежащий уплате налог и каким образом образовалась сумма неуплаченного налога;

- сведения о размере денежных средств, перечисленных налогоплательщиком ООО «<...>» в адрес контрагентов ООО <...> ООО «<...> ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>» и ООО «<...>» по договорам и об их временных периодах перечисления;

- данные о действительном размере обязательств организации (ООО <...>») по уплате налогов НДС за периоды, указанные в обвинительном заключении, суммы, исходя из которых, по мнению следствия, подлежит расчету размер не уплаченного Обществом налога на добавленную стоимость за соответствующие налоговые периоды.

Суд также указал, что размер налогов, от уплаты которых, по версии следствия, уклонился П-н М.А. в процентном и в денежном отношении не определён и не конкретизирован, что противоречит требованиям ч.2 ст.199 УК РФ и имеет существенное значение для разрешения уголовного дела по существу, поскольку конкретная сумма неуплаченных налогов и сборов, как обязательный признак состава преступления, должна быть рассчитана исходя из примечания к ст. 199 УК РФ; в обвинительном заключении отсутствует расчет ущерба за полный период трех финансовых лет подряд, нет данных о начисленных и оплаченных организацией суммах НДС в пределах трех финансовых лет подряд (без исключения из него двух кварталов- налоговых периодов), тогда как данное обстоятельство является основным для определения такого признака состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199 УК РФ, как особо крупный размер, в той редакции уголовного закона, который действовал на момент инкриминируемого П-ну М.А. преступления; из текста предъявленного П-ну М.А. обвинения не следует, каким образом органами следствия был определен особо крупный размер, поскольку ссылок на проведение в ходе предварительного следствия соответствующей судебно-экономической экспертизы предъявленное обвинение не содержит и в материалах дела отсутствует надлежащее заключение экономической экспертизы; по уголовному делу не проведена судебно-бухгалтерская экспертиза для определения размера неуплаченных в бюджет налогов.

Таким образом, суд пришел к выводу, что выше приведенные судом основания в обоснование принятого решения о возвращении уголовного дела прокурору имеют существенное значение и не могут быть устранены судом самостоятельно, поскольку при рассмотрении дела в соответствии с положениям ч. 1 ст. 252 УПК РФ, определяющей пределы судебного разбирательства, суд не вправе выйти за рамки сформулированного в обвинительном заключении обвинения.

В апелляционном представлении помощник прокурора Приморского района Санкт-Петербурга Таланова Л.А. просит постановление суда отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

В обоснование своих требований указывает, что обвинительное заключение соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ.

Ссылается на то, что выводы суда о необходимости указания в обвинении сведений обо всех денежных суммах, перечисленных в адрес спорных контрагентов: ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>» и ООО «<...>», а также суммах НДС, уплаченных ООО «<...>» в бюджетную систему РФ в целом за инкриминируемые налоговые периоды, не основан на законе.

Данные обстоятельства не подлежат доказыванию, в силу положений ст. 73 УПК РФ, поскольку уголовная ответственность лица за преступление, предусмотренное ст. 199 УК РФ, наступает в связи с уклонением от уплаты налогов в бюджетную систему РФ, а не в связи с перечислением денежных средств на расчетный счет какого-либо юридического лица.

Указывает, что расследованием уголовного дела установлено, что ООО «<...>» к бухгалтерскому учету в отчетные налоговые периоды 1, 2, 3 кварталы 2012 года, 1, 2, 3, 4 кварталы 2013 года, 1, 2, 3 кварталы 2014 года были приняты счета-фактуры по взаимоотношениям с ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>» и ООО «<...> и впоследствии на основании сведений из указанных счетов-фактур был выделен НДС, который принят к вычету при формировании налоговых декларации за соответствующие налоговые периоды.

Полагает, что факт перечисления денежных средств указанным контрагентам никак не влиял на определение налоговой базы ООО «<...>» в инкриминируемые отчетные налоговые периоды, так как база формировалась на основании документов бухгалтерского учета, оприходованных и принятых ООО «<...>», в связи с чем указанные сведения не имеют значения для определения суммы начисленного, уплаченного или неуплаченного налога и по своей сути к существу предъявленного П-ну М.А. обвинения не относятся.

Обращает внимание, что в постановлении о привлечении П-на М.А. в качестве обвиняемого и обвинительном заключении в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ имеются все необходимые данные для вынесения итогового судебного решения, а именно описание события инкриминируемого П-ну М.А. преступления (время, место и способ его совершения), характер, размер причиненного вреда, а также форма вины подсудимого и мотивы его действий.

Ссылается на то, что отсутствие сведений о сумах налогов, уплаченных ООО «<...>» в бюджетную систему РФ в соответствии с требованиями налогового законодательства, не препятствует вынесению окончательного судебного решения.

Указывает, что сумма неуплаченного НДС за налоговые периоды 1, 2, 3 кварталы 2012 года, 1, 2, 3, 4 кварталы 2013 года, 1, 2, 3 кварталы 2014 года, то есть за период трех финансовых лет подряд (2012, 2013, 2014 годов) составила <...> рубля и превышала сумму <...> миллионов рублей, что в соответствии с редакцией примечания к ст. 199 УК РФ, действовавшей на момент совершения преступления, расценивалось как особо крупный размер и не требовало обязательного установления процентного соотношения сумм уплаченных и неуплаченных налогов.

Также, по мнению прокурора, не основан на требованиях ст. 73 УПК РФ вывод суда об отсутствии в предъявленном П-ну М.А. обвинении сведений о способе расчета размера причиненного преступлением ущерба, в связи с отсутствием в обвинении ссылки на заключение соответствующей экспертизы.

Ссылается на то, что выводы заключения специалиста - финансово-экономического исследования специалиста-ревизора <...> АА допустимость которого в ходе судебного разбирательства сторонами не оспаривалась, содержат сведения о размере неуплаченных в бюджет налогов.

Несогласие представителя потерпевшего с выводами специалиста- ревизора, не свидетельствует о неверности расчетов сумм неуплаченного НДС, произведенных им, а назначение финансово-аналитической экспертизы, о которой ходатайствовала сторона обвинения, является способом разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов, требующих специальных познаний в области финансов и налогообложения, и не является, вопреки мнению суда, осуществлением с его стороны функции уголовного преследования.

Обращает внимание, что при инициировании судом вопроса о возвращении уголовного дела прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, судом указана лишь ссылка на норму закона, регламентирующего порядок возвращения уголовного дела прокурору.

Только при вынесении судом настоящего постановления указано, в чем конкретно, по его мнению, выразились нарушения, допущенные при составлении обвинительного заключения, препятствующие рассмотрению уголовного дела по существу, что лишило возможности опровержения данных доводов как несостоятельных, участниками уголовного судопроизводства в ходе судебного заседания.

В возражениях поданных адвокатом Зиминым Р.Э. указывает, что постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору является законным и обоснованным, а доводы изложенные прокурором в апелляционном представлении несостоятельными и противоречащими нормам материального и процессуального права.

Суд апелляционной инстанции, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, приходит к выводу, что у суда имелись основания для принятия решения в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для возвращения уголовного дела по обвинению П-на М.А. прокурору Санкт-Петербурга.

Так, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по своей инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Под допущенными при составлении обвинительного заключения нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения положений, изложенных в ст. 220 УПК РФ, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения.

По смыслу ст. 237 УПК РФ возвращение дела прокурору может иметь место, если это необходимо для защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства и которые исключают возможность принятия по делу судебного решения, отвечающего требованиям справедливости и законности.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Согласно требованиям ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию, в том числе, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица, форма его вины и мотивы, размер ущерба.

Соглашаясь с выводами суда, изложенными в обжалуемом постановлении, в части основания для возвращения уголовного дела прокурору - отсутствие в деле надлежащего заключения экономической экспертизы, суд апелляционной инстанции находит, что установление обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ возложено на суд лишь на соответствующей стадии уголовного судопроизводства, который, оценивая представленные ему доказательства, постановляет по делу приговор, разрешая вопросы, указанные в ст. 299 УПК РФ, либо выносит иное решение.

Как следует из положений ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне защиты или обвинения, то есть не наделен полномочиями по формулировке и конкретизации нового обвинения, собиранию доказательств и принимает решение по делу, исходя из анализа представленных ему сторонами в состязательном процессе доказательств, не выходя за пределы предъявленного подсудимому обвинения.

Позиция автора апелляционного представления о проведении финансово-аналитической экспертизы в ходе судебного разбирательства, что явилось бы способом разрешения возникших вопросов, сводится к возложению на суд роли в осуществлении уголовного преследования лица, обусловленной производством действий, направленных на сбор доказательств и установление фактических обстоятельств дела, связанных с установлением размера конкретной налоговой недоимки относительно каждого из указанного в обвинении налогового периода.

Такой расчет должен основываться на экспертном заключении, полученном в установленном законом порядке, выводы которого и являются основаниям для юридической оценки действий лица, что неразрывно связано с содержанием обвинения.

Иное свидетельствует о нарушении как права подсудимого на свою защиту, так и принципов уголовного судопроизводства, основанных на разграничении полномочий суда и органов уголовного преследования.

Наличие заключения, данного специалистом, не ставит под сомнение необходимость проведения такого рода экспертизы в ходе предварительного расследования.

Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела и, вопреки доводам апелляционного представления по изложенному обстоятельству, выявленные противоречия не могут быть устранены при судебном разбирательстве.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или иного решения на основе данного заключения, и правильно принял решение о возвращении уголовного дела прокурору на основании ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Также суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами апелляционного представления о нарушении прав, участвующего в деле прокурора при рассмотрении вопроса о возращении уголовного дела прокурору.

Как следует из протокола судебного заседания от <дата> (т. №...) после исследования доказательств, представленными сторонами и допроса специалиста АА судом был поставлен на разрешение участников процесса вопрос о возвращении уголовного дела в отношении П-на М.А. прокурору в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Государственным обвинителем Александровой Ю.В. было заявлено ходатайство об отложении судебного разбирательства для согласования своей позиции по инициированному судом вопросу с вышестоящим руководством.

Из протокола судебного заседания от <дата> (т№...) следует, что по ходатайству стороны обвинения был повторно допрошен специалист АА а также допрошены следователь МД и специалист ЮВ

После чего сторона обвинения высказала свою мотивированную позицию по вопросу о возвращении уголовного делу в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, приводя конкретные аргументы в ее обоснование, ссылаясь на обстоятельства дела.

При таких обстоятельствах, с учетом занимаемой стороной обвинения позицией, утверждение автора апелляционного представления об отсутствии возможности опровержения доводов о наличии оснований к возвращению уголовного дела прокурору, суд апелляционной инстанции находит необоснованным.

Кроме того, сторона обвинения реализовала свои права путем подачи апелляционного представления на постановление суда от 30 ноября 2020 года.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не может согласиться с иными основаниями, приведенными судом в постановлении о возращении уголовного дела прокурору и на которые обращает внимание государственный обвинитель в апелляционном представлении.

Так, отсутствие сведений о размере денежных средств, перечисленных налогоплательщиком ООО «<...>» в адрес контрагентов ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>» и ООО «<...>» по договорам и об их временных периодах перечисления; о подлежащих уплате ООО «<...>» и уже уплаченных в бюджет сумм НДС в целом за обозначенные налоговые периоды; данных о действительном размере обязательств организации по уплате налогов НДС за периоды указанные в обвинительном заключении; суммах, исходя из которых, подлежит расчету размер, не уплаченный Обществом налог на добавленную стоимость за соответствующие налоговые периоды; данных о начисленных и оплаченных организацией суммах НДС в пределах трех финансовых лет подряд в соответствии со ст. 73 УПК РФ не являются в данном случае обстоятельствами подлежащими обязательному отражению в описании деяния, квалифицированного по ст. 199 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции соглашается с доводами апелляционного представления, о том, что уголовная ответственность лица за преступление, предусмотренное ст. 199 УК РФ, наступает в связи с уклонением от уплаты налогов в бюджетную систему РФ, а не в связи с перечислением денежных средств на расчетный счет какого-либо юридического лица.

С основанием для возвращения уголовного дела прокурору, как отсутствие данных о размере налогов, от уплаты которых, уклонился П-н М.А. в процентном и в денежном отношении, а также расчета ущерба за полный период трех финансовых лет подряд суд апелляционной инстанции также не может согласиться.

Согласно примечанию 1 к статье 199 УК РФ особо крупным размером признается сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пятнадцати миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 50 процентов подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающая сорок пять миллионов рублей.

При этом, по смыслу закона, конкретная сумма неуплаченных налогов, как обязательный признак состава преступления, должна быть рассчитана исходя из примечания к статье 199 УК РФ. При этом порядок определения неуплаченной доли налогов в совокупности не относится к случаям, когда особо крупный размер составляет более сорока пяти миллионов рублей.

Таким образом, учитывая, что совокупный размер неуплаченного налога, установленный органом предварительного расследования, превышает сорок пять миллионов рублей, то не подлежит применению порядок определения неуплаченной доли налогов за период в пределах трех финансовых лет подряд.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 30 ноября 2020 года, которым уголовное дело в отношении П-на Михаила Алексеевича, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ возвращено прокурору Санкт-Петербурга изменить, исключить из постановления указания на основания для возвращения уголовного дела прокурору в связи с отсутствием:

- сведений о размере денежных средств, перечисленных налогоплательщиком ООО «<...>» в адрес контрагентов ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>», ООО «<...>» и ООО «<...>» по договорам и об их временных периодах перечисления;

- данных о действительном размере обязательств организации по уплате налогов НДС за периоды указанные в обвинительном заключении;

- сумм, исходя из которых, подлежит расчету размер, не уплаченный Обществом налог на добавленную стоимость за соответствующие налоговые периоды;

- сведений о размере налогов, от уплаты которых, уклонился П-н М.А. в процентном и в денежном отношении;

- сведений о расчете ущерба за полный период трех финансовых лет подряд и данных о начисленных и оплаченных организацией суммах НДС в пределах трех финансовых лет подряд.

В остальной части это же постановление оставить без изменения.

Апелляционное представление помощника прокурора Приморского района Санкт-Петербурга Талановой Л.А. удовлетворить частично.


Источник


Третий кассационный суд 16.09.2021 отменил решение: "указывая на допущенные, по мнению суда, нарушения уголовно-процессуального закона, послужившие основанием для возвращения дела прокурору, и которые должны быть устранены, суд фактически обязал органы следствия назначить и провести по делу экспертизу, что противоречит требованиям уголовно-процессуального закона о том, что возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом возможно при условии, что устранение недостатков не будет связано с восполнением проведенного предварительного следствия."

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images