В действиях руководителя не было состава налогового преступления - сделки были реальными, ФНС РФ отменил решение инспекции, послужившее основанием для возбуждения дела. Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 09.07.2021 № 22-2803/21

Статья 199 УК РФ / 145 / Печать
Суд апелляционной инстанции Алтайского краевого суда в составе председательствующего Шевелевой Р.В., судей Жудиной О.Н., Пенкиной Л.Н., при ведении протокола помощником судьи Зиновьевой В.В., с участием прокурора Кейша М.А., Ульяновой Т.М., адвоката Чумакова В.В., оправданного Б-ва В.Б. рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Кейша М.А. на приговор Октябрьского районного суда г. Барнаула от 22 апреля 2021 года, которым Б-в В.Б., <данные изъяты>, несудимый, оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного «а» ч.2 ст.199 УК РФ, на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

Признано за Б-вым В.Б. право на реабилитацию, а также право на возмещение имущественного и морального вреда в порядке ст.ст.135-136 УПК РФ.

Гражданский иск прокурора Алтайского края о взыскании с Б-ва В.Б. в доход бюджета РФ материального ущерба, причиненного преступлением, в размере 44 467 315 рублей оставлен без рассмотрения.

Заслушав доклад судьи Жудиной О.Н., выслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

приговором суда Б-в оправдан в уклонение от уплаты налогов на общую сумму 44 467 315 рублей с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений в период времени с 1 апреля 2014 года по 2 марта 2017 года, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

В судебном заседании осужденный виновным себя не признал.

В апелляционном представлении государственный обвинитель просит приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, повлиявшими на исход дела, повлекшими за собой незаконное и необоснованное оправдание.

Отмечает, что судом не дана надлежащая оценка доказательствам, представленным стороной обвинения. Указывая, что основным аргументом для оправдания Б-ва В.Б. явилось осуществление ООО <данные изъяты> реальной хозяйственной деятельности по производству продуктов питания, в том числе приобретение альгината натрия, как сырья для их производства, обращает внимание, что данный факт в вину Б-ву В.Б. не вменялся и никем не оспаривался. В то же время суд не дал оценки доводам обвинения о фиктивности сделок по приобретению ООО <данные изъяты> товаров (в том числе альгината натрия), которые и явились основанием для получения предприятием налоговых вычетов по НДС. Считает, что судом не учтено, что объективная сторона состава преступления, вмененного в вину Б-ву В.Б., состоит в умышленном уклонении последнего от уплаты налогов путем представления в налоговый орган декларации, содержащей заведомо ложные сведения, на основании которых необоснованно были получены налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость. В соответствии с действующим Налоговым Кодексом РФ получение налогоплательщиком налогового вычета носит заявительный характер. При этом налогоплательщик обязан доказать правомерность его получения. Вычет предоставляется только организации, фактически купившей товар у продавца, использующего общий режим налогообложения и являющегося плательщиком НДС. Вычет предоставляется только в случае осуществления реальной хозяйственной операции.

По настоящему делу установлено, что все указанные в обвинительном заключении фирмы, как непосредственные контрагенты ООО <данные изъяты> - ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО АПК <данные изъяты>, ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО ТК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> так и фирмы, которые с ними контактировали какой-либо реальной деятельности не осуществляли, были созданы с единственной целью - для проведения финансовых операций по транзиту денежных средств, в целях их обналичивания и уклонения от уплаты налогов. По мнению автора представления, данные обстоятельства подтверждаются выписками с расчетных счетов указанных выше фирм, из которых видно, что денежные средства, поступающие от ООО <данные изъяты> в том числе и по основанию платежа «за альгинат натрия», либо возвращались обратно в ООО <данные изъяты> как ошибочно направленные либо переводились на банковские карты физических лиц и снимались наличными.

Анализ документов, изъятых при обыске в жилом помещении по адресу (адрес) принадлежащем Д.2, собранных в ходе налоговой проверки деятельности ООО <данные изъяты> за 2014 год и выписок по расчетным счетам, свидетельствует о том, что вышеназванные организации реальной хозяйственной деятельности не вели, поскольку материальной базы и персонала не имели, лица, зарегистрированные в качестве директоров, были номинальными. Изъятые по указанному адресу документация и печати фирм-однодневок, в том числе указанных выше, свидетельствует, что расчетные счета находились в руках Д.2 Это подтверждается также тем, что все банковские операции названных выше организаций, кроме ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> в том числе с назначением платежа «за альгинат», «за сырье» осуществлялись с расчетных счетов и на расчетные счета организаций, сообщения которых о переводах отправлялись с IP-адреса который в период 2015-2016 г.г. был выделен Д.2

Считает, что судом необоснованно отвергнуты показания свидетелей К.2, И.1, К.1, Н.1, Т.3, согласно которым П.4, Д.2, П.4, Г.3, как фактические хозяева и юридические руководители - ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО АПК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО ТК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> реальной финансово-хозяйственной деятельности не вели, занимались исключительно оказанием услуг по обналичиванию денежных средств. При этом судом не принято во внимание, что договоры поставок являются формальными, не содержат необходимых сведений о количестве товара, его стоимости, сроках исполнения обязательств и не могут служить подтверждением реальности хозяйственных операций. У самих организаций отсутствует необходимый персонал, движение денежных средств по их расчетным счетам осуществлялось в короткие сроки, носило транзитный и бестоварный характер. Указанные доказательства свидетельствуют о том, что альгинат натрия ООО <данные изъяты> у указанных юридических лиц не приобретало, а потому законного права на получение налогового вычета не имело.

Противоречащим исследованным доказательствам является, по мнению государственного обвинителя, вывод суда о непредоставлении доказательств приобретения ООО <данные изъяты> альгината натрия в период 2014-2016 годов из других источников. У ООО <данные изъяты> имелись настоящие поставщики альгината натрия, взаимоотношения с которыми не вызвали каких-либо сомнений в их реальности ни у налоговой службы, при проверке по итогам 2014 года, ни у органов следствия - это АО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> Указанные организации поставили в период 2014-2016 годов в ООО <данные изъяты> альгинат натрия в количестве, которое в соответствии с технологической инструкцией позволяло ООО <данные изъяты> заниматься производством. Сведения о израсходованном альгинате натрия указывались сотрудниками ООО <данные изъяты> полностью подконтрольными Б-ву В.Б. и Т.2 Также не исключена возможность приобретения альгината натрия ООО <данные изъяты> помимо указанных организаций у неустановленных лиц, сделки с которыми не были зафиксированы документально, а потому права на получение налогового вычета не дающие.

Давая оценку показаниям свидетелей по делу, указывает, что не дано надлежащей оценки показаниям свидетеля П.4 в ходе предварительного расследования о приобретении альгинат натрия только на (адрес), которые опровергаются показаниями сотрудников рынка и лиц, занимающихся там торговлей. Показания свидетеля П.4 приняты судом как безусловно достоверные, без объяснения причин, хотя они опровергаются показаниями свидетелей Г.2 и Т.4 На основании его показаний сделан вывод, о реальности взаимоотношений между ООО <данные изъяты> и их контрагентами, но не указано почему суд доверяет показаниям именно этого свидетеля, который ничего не смог пояснить о деятельности ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> где он якобы был учредителем и директором. Судом проигнорировано, что решение заместителя руководителя ФНС России принято в сентябре 2017 года только на основании жалобы Б-ва В.Б. и материалов УФНС Алтайского края, при этом он не обладал информацией о доказательствах, полученных в ходе предварительного расследования уголовного дела.

Обращает внимание, что действия руководителей ООО <данные изъяты> уменьшивших налоговую базу в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и бухгалтерском учете либо налоговой отчетности, подпадают под положения ч.1 ст. 54.1 НК РФ и положения п.2 ч.2 ст.5 4.1 НК РФ, так как обязательство по сделке о поставке альгината натрия не было исполнено контрагентами ООО <данные изъяты>, указанными в обвинении, о чем руководству ООО <данные изъяты> было известно и что подтверждается приведенными доказательствами, а вывод суда о том, что не имеют значения исследованные в судебном заседании доказательства, подтверждающие отсутствие реальных взаимоотношений между поставщиками ООО <данные изъяты> и их контрагентами, якобы поставлявшими альгинат натрия: сведения о движении денежных средств по счетам поставщиков сырья и их контрагентов, показания Ф., С.1, М.4, З., Н.3, Г.1, А.1, Ц.2, Ц.1, П.3, Ч.2, К.5, <данные изъяты> Ш.1, Х., Ш.3, М.3, К.3, К.3, С.2, А.3, Ш.2, Ч.1, Н.4, Б.1; результаты следственных действий в отношении Д.2, К.1 и Б.2 по другим уголовным делам; результаты обыска в помещениях ООО <данные изъяты> является несостоятельным. Свидетели П.5, Г.4 Я., Л., П.4, П.4 указывали на невозможность участия их родственников в предпринимательской деятельности в силу их личностных характеристик, таких как состояние здоровья, уровень образования и способностей, наличие вредных привычек, отсутствие у них каких-либо признаков ведения ими предпринимательской деятельности и собственных доходов, позволявших обеспечивать себя без помощи родственников. Установление судом наличия в системном блоке, изъятом в ООО <данные изъяты> в офисе Б-ва В.Б., файлов содержащих текст, согласующийся с показаниями свидетеля П.4; наличие, в обнаруженной в том же системном блоке, внутренней переписке директора (Б-ва В.Б.) и главного бухгалтера (свидетеля К.4), указаний о готовящейся встрече сотрудников предприятия, П.4 и адвоката для формирования общей защитной позиции по уголовному делу, тем не менее не вызвало у суда сомнений в показаниях П.4, незаконные действия которого будут установлены в случае осуждения Б-ва В.Б., и свидетелей К.4, Р.3, Р.2, Ш.4, М.1, являющихся сотрудниками ООО <данные изъяты> подчиненными Б-ва В.Б. и материально зависимых от подсудимого. При этом судом не дано оценки и имеющимся в указанной переписке между директором Б-вым В.Б. и свидетелем главным бухгалтером К.4 сведениям о том, что предприятие постоянно нуждалось в наличных денежных средствах, о нарушениях допущенных при ведении бухгалтерского учета в программе 1C, о ведении двойной бухгалтерии, обсуждению сделок без реального предоставления товара - «продажа пустоты», обсуждениям того, как уменьшить НДС, обсуждение фиктивного финансового документооборота, а также сведения о вопросах финансового характера, которые мог разрешить только Т.2, и не мог разрешить Б-в В.Б., что указания Т.2 были обязательны для исполнения всеми сотрудниками. Не получил оценки суда тот факт, что все свидетели, утверждавшие, что поставляли альгинат натрия в ООО <данные изъяты> П.4, Д.2, П.4, Г.3 не смогли предоставить никаких документов, подтверждающих факты приобретения, а в дальнейшем продажи в ООО <данные изъяты> указанного сырья, а также подтвердить оплату кем-либо НДС за альгинат натрия, якобы проданный ими Б-ву В.Б. Также не оценено судом и то, что показания указанных основных свидетелей защиты противоречат не только доказательствам стороны обвинения, но и друг другу. Судом не дана оценка заключениям и показаниям экспертов А.2 и Б-ва, но принято как доказательство заключение специалиста К.6 (номер) об экономической оправданности приобретения альгината натрия, не смотря на то, что она не проводила исследований, направленных на установление наличия или отсутствия каких-либо обстоятельств, имеющих значение в рамках предъявленного обвинения. Представленные ею доводы являются всего лишь критикой проведенных по делу судебных экспертиз, не ставящих под сомнение их выводы.

Указывает, что при оценке показаний свидетеля Т.1, данных ею под псевдонимом Т.3, суд необоснованно критически оценил показания свидетеля Ж, о том, что на Т.1 было оказано воздействие её бывшим работодателем свидетелем Г.3 и его адвокатом.

Приводя показания засекреченного свидетеля И.1, считает, что противоречиям показаний этого свидетеля, утверждающего, что ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> созданы К.1, существовали и использовались только для обналичивания денежных средств, с показаниями П.4, номинально являвшегося их учредителем и руководителем и утверждавшего, что эти организации вели хозяйственную деятельность, судом не оценены. Не получили надлежащей оценки суда подробные показания засекреченного свидетеля Н.1 о взаимодействии руководителей ООО <данные изъяты> Б-ва В.Б. и Т.2 с К.1, Б.2 и Д.2 при осуществлении незаконной деятельности по обналичиванию денег и уклонению от уплаты налогов, только потому, что свидетель опасаясь раскрыть свою личность не смог сослаться на источник своей осведомленности, и являлся ли он очевидцем этих событий. Необоснованно отвергнуты судом, как не содержащие информации о деятельности ООО <данные изъяты> показания засекреченного свидетеля Р.1 о создании К.1 фиктивного документооборота между ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> о фиктивности якобы поставлявших альгинат натрия в ООО <данные изъяты> и целого ряда иных организаций, подконтрольных ему и не ведущих хозяйственной деятельности; показания засекреченных свидетелей П.1 и П.2 о деятельности ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> якобы поставлявших альгинат натрия организациям, продавшим его потом ООО <данные изъяты> существующих только для создания фиктивного документооборота, транзитного перемещения денег через их счета и уклонения от уплаты НДС. Показания указанных свидетелей в совокупности с выписками по счетам указанных организаций позволяют сделать вывод о том, что все деньги, поступившие в качестве оплаты за альгинат натрия от ООО <данные изъяты> контрагентам были в итоге проведены через несколько организаций и обналичены, а организации, якобы продававшие альгинат натрия, сами его нигде не приобретали. Кроме того, судом не дана оценка показаниям свидетелей: М.4, З., Г.1, А.1, П.3, Ц.2, Ц.1, Н.2, числившихся учредителями и директорами организаций, с которыми якобы взаимодействовали и покупали у них альгинат натрия организации, создавшие фиктивный документооборот с ООО <данные изъяты>, и которые опровергли ведение какой-либо деятельности организациями. Свидетелей С.1, Х., М.5, М.3, К.3, С.2, числившихся директорами организаций, с которыми якобы взаимодействовали и покупали у них альгинат натрия организации, создавшие фиктивный документооборот с ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> которые не смогли ничего пояснить о деятельности их организаций, в том числе в части приобретения и продажи альгинат натрия.

Обращает внимание, что судом в приговоре вновь допущены те же нарушения, что и судом при вынесении приговора от 10 марта 2020 года, на которые указано судом апелляционной инстанции в апелляционном определении от 22 мая 2020 года. Показаниям свидетеля К.2 дана только частичная оценка. Не дано судом оценки противоречиям между показаниями свидетеля П.4 в ходе следствия и в судебном заседании. Не получили оценки противоречия в показаниях свидетелей П.4 и Д.2 Сведения о движении денежных средств по счетам ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты>, ООО <данные изъяты>, ООО <данные изъяты> ООО АПК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты>, ООО ТК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> и фирм, указанных в качестве их контрагентов, предметы и документы изъятые в жилище Д.2, сведения об IP-адресах, которыми пользовались контрагенты ООО <данные изъяты> и их контрагенты при перечислении денег, результаты обыска в ООО «<данные изъяты> необоснованно признаны судом не имеющими правового значения только на основании позиции защиты, о том, что сотрудники ООО <данные изъяты> якобы не могли проверить добросовестность исполнения контрагентами своих налоговых обязанностей, а сами при этом действовали добросовестно. Не приведено судом и достаточных оснований, по которым им отвергнуты показания свидетеля К.1, данные в ходе следствия. Не смотря на указание в апелляционном определении о недопустимости немотивированного признания не имеющими значения для уголовного дела сведений о движении денежных средств по счетам ООО <данные изъяты> их контрагентов, показаний большого количества свидетелей, результаты обыска в ООО <данные изъяты> и протоколы осмотров телефонных переговоров Б.2 и К.1, судом эти доказательства вновь признаны не имеющими значение только на основание позиции защиты. Данные полученные с жесткого диска, системного блока, изъятого в офисе ООО <данные изъяты> отвергнуты судом без какого-либо обоснования.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя адвокат Чумаков В.В., считая приговор законным и обоснованным, просит его оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя - без удовлетворения. При этом указывает, что доводы, приведенные стороной обвинения в своем апелляционном представлении, не содержат реальных ссылок на нарушение судом первой инстанции нор процессуального или материального права, а направлены на переоценку выводов суда первой инстанции. Сторона обвинения предлагает собственную интерпретацию доказательств по делу, но делает это не на основе данных судебного следствия, а на основе домыслов и предположений, что не допустимо. Так, сторона обвинения ссылается на показания свидетеля обвинения К.2, не взирая на этот факт, сторона обвинения трижды указывает в своем представлении на то, что якобы судом первой инстанции показания этого свидетеля не учтены при вынесении приговора и им не дана оценка. Вопреки мнению автора представления, суд первой инстанции достаточно точно определил в показаниях К.2 существенные для верного разрешения настоящего дела обстоятельства относительно того, что ООО <данные изъяты> является реальным промышленным предприятием, производящим продукты питания; при проверке Обществом были представлены технологические карты производства, рецептуры по производству, данные о поставках сырья и иная документация, которая при производстве встречных проверок с потребителями не вызывала нареканий; Общество имеет собственную производственную базу, офис, цеха, производственное оборудование, лабораторию, постоянный штат сотрудников в количестве более 100 человек; альгинат натрия является основной сырьевой составляющей в выпуске отдельных видов пищевой продукции, количество произведенных и реализованных продуктов соответствует количеству приобретенного сырья с учетом технологии производства; запросы таможенных органов о ввозе альгината натрия под наименованием торговой марки <данные изъяты> были сделаны без учета стран - участниц таможенного союза с 2010 года, установить иной источник поступления в Общество альгината натрия, помимо ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> не представилось возможным; имелись некоторые формальные нарушения при оформлении документации, которые на суть налоговых правоотношений не влияли; решение (номер) от (дата), согласно которому ООО <данные изъяты> доначислен НДС в сумме 14 657 667 рублей, носило формальный характер, обжаловалось в высший налоговый орган России. Решением ФНС России от (дата), вышеупомянутое решение (номер) от (дата), которое послужило поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, было отменено в полном объеме; у налоговых органов РФ к ООО <данные изъяты> нет каких-либо претензий по исчислению и уплате налогов с 2014 года, в том числе и НДС за весь предъявленный период, включая период начала рассмотрения дела в суде, о чем Общество неоднократно получало соответствующие письменные документы по соответствующим запросам. Ссылаясь на показания свидетеля К.2, содержащиеся в протоколе допроса, составленного органом предварительного расследования, сторона обвинения не учла того факта, что по своей сути и содержанию они являются точной копией вышеупомянутого решения (номер) от (дата). Очевидцем или участником каких-либо событий свидетель К.2 не являлся, а следовательно мог повторить только доводы и предположения, которые были им изложены в вышеупомянутом решении. Однако, все приведенные им доводы и выводы признаны высшим налоговым органом РФ не соответствующими требованиям статьи 111, 171, 172 и статьи 54.1 НК РФ, противоречащими позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной Постановлении его Пленума от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», а также Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 № 329-0. Обращает внимание, что в судебном заседании в условиях устности, непосредственности, равноправия и состязательности сторон, свидетель К.2 был допрошен сторонами и судом по обстоятельствам событий, в которых он непосредственно принимал участие и очевидцем которых сам являлся, поэтому суд первой инстанции верно взял их за основу при вынесении оправдательного приговора по делу.

Указывает, что утверждение в апелляционном представлении о том, что судом безосновательно отвергнуты данные с жесткого диска, изъятые в Обществе, несостоятельно, так как судом они исследованы и им дана соответствующая оценка, которая в апелляционном представлении не оспаривается с приведением каких-либо доводов, основанных на законе в том плане, каким образом это отразилось на итоговое решении по делу. Не приведено никакой связи в плане содержащейся там информации с неуплатой налогов, то есть с предъявленным Б-ву В.Б. обвинением. Считает, что суд верно указал в своем приговоре, что эта информация никак не подтверждает преступной деятельности Б-ва В.Б., а наличие контактов Общества с ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> в поставке сырья никем не оспаривается. По мнению адвоката, автор представления, упоминая в представлении засекреченного свидетеля «Р.1», пытается ввести в заблуждение суд апелляционной инстанции, приводя в представлении не существующие сведения с одной стороны, умалчивая об иных исследованных обстоятельствах. Помимо этого, сторона обвинения в своем представлении указала на то, что якобы судом безосновательно отвергнуты показания всех оставшихся засекреченных свидетелей, в показаниях которых якобы содержатся сведения о том, что контрагенты ООО <данные изъяты> реальной хозяйственной деятельности не вели и налогов не платили. Кроме того, в своем представлении прокурор указывает на то, что якобы поставщики альгината натрия не смогли предоставить документы на этот продукт. Однако и эти доводы не соответствуют действительности, поскольку таковые документы представлены той же стороной обвинения в материалах дела и были исследованы в судебном заседании. Вопреки мнению автора представления суд первой инстанции верно отметил в своем приговоре, что никто из свидетелей ничего фактически не показал относительно ООО <данные изъяты> А правильность исчисления и уплаты налогов контрагентами Общества в ходе производству по настоящему делу не проверялись, в отношении них налоговых или иных проверок, в том числе и по фактам незаконной банковской деятельности в какой-либо связи с ООО <данные изъяты> не производилось. Процессуальных решений не принималось и в материалах дела таковых не представлено. Этим правоотношениям и доводам стороны обвинения суд первой инстанции дал надлежащую оценку в приговоре со ссылкой на действующие нормы права, суть и смысл которых стороной обвинения не изучен и не приведен в апелляционном представлении с точки зрения правильности их применения судом. Считает, что сторона обвинения, приводя в своем представлении доводы, никак не соотносит их с действующим законом, а следовательно, и не оспаривает верность применения судом норм материального права. Сторона обвинения вообще никак не соотносит в своем представлении примененные судом нормативно-правовые акты, в том числе и нормы НК РФ, лежавшие в основе обвинения. Указание в представлении о том, что свидетель П.4 ничего не смог пояснить относительно деятельности ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> не основаны на материалах дела, поскольку, краткое изложение показаний этого свидетеля изложены в приговоре. В судебном заседании П.4 давал связанные и последовательные показания. Стороны были равны в своей возможности задать свидетелю все интересующие их вопросы, и это право ранее было реализовано представителем государственного обвинения, являющегося автором апелляционного представления. В случае, если он сделал это без надлежащего качества, суд не вправе выполнять за него функции обвинения.

Указывает, что в судебном заседании установлены и отражены в приговоре все существенные обстоятельства, необходимые и достаточные для вынесения по делу повторного оправдательного приговора, а именно: ООО <данные изъяты> выпустило ровно столько товаров, сколько возможно было произвести из приобретенного сырья в виде альгината натрия различных торговых наименований. ГНИ проверила этот факт, побывав непосредственно на производстве, запросив всю технологическую документацию и проведя встречные проверки с потребителями (торговыми сетями); ООО <данные изъяты> оплатило поставленное сырье; все денежные средства, которые были возвращены в Общество, были либо излишне уплачены, либо возвращены в связи с возвратом сырья, не прошедшего по качеству. Они учтены в бухгалтерии Общества без всяких изъятий, сумма, уплаченная Обществом за сырье составляет почти 200 миллионов рублей, а сумма возврата по указанным обстоятельствам не составляет и 5 миллионов за весь период деятельности; ни один из контрагентов ООО <данные изъяты> не преследовался по закону или их представители, единоличные управляющие органы не подвергались и не подвергаются какому-либо преследованию по закону, а следовательно и не нарушали его; ООО <данные изъяты> это реальная компания, с работниками, недвижимостью, производственными мощностями, договорами и результатами, которыми гордится губернатор и правительство Алтайского края, выражая просьбы об участии Общества в международных выставках; ООО <данные изъяты> не имели и не имеют задолженности по всем видам налогов и сборов. Приговором установлено, что средняя нагрузка на предприятия пищевой отрасли по рекомендации ГНИ составляет - 3,04% налогов с оборота. ООО <данные изъяты> за исследуемый в деле период исчислили и уплатили налогов в сумме 3,66% от оборота. А если взять за основу версию стороны обвинения и добавить к уплаченным еще 44 миллиона рублей, то это составит 11% от оборота, что почти в 4 раза выше нагрузки определенной ГНИ.

Акцентирует внимание на то, что сторона обвинения в своем представлении приводит доводы, не основанные на тексте приговора и на материалах дела. Суд первой инстанции, при рассмотрении дела, верно установил и вычленил из всего его объема существенные обстоятельства, после чего верно соотнёс их между собой, верно применил требования закона и пришел к выводу о том, что в действиях директора ООО <данные изъяты> Б-ва В.Б. нет состава преступления, предусмотренного п. "а" ч.2 ст. 199 УК РФ. А сторона обвинения, напротив, указывая в своем представлении на не верное применение уголовного закона, не привела в своем представлении норм уголовного или иного законодательства, которое регулирует исследованные, подлежащие доказыванию правоотношения и обстоятельства. Автором представления не указано, каким образом суд нарушил эти нормы и как это повлияло на итоговое решение по делу, ограничившись общими фразами, которые основаны на личном представлении, догадках, домыслах и предположениях.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и возражений, суд апелляционной инстанции принимает следующее решение.

В соответствии со ст.305 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора в его описательно-мотивировочной части указывается существо предъявленного обвинения, излагаются обстоятельства дела, установленные судом, приводятся основания оправдания подсудимого и анализируются доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности подсудимого, приводятся мотивы, по которым суд отверг доказательства, положенные в основу обвинения. Включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного, не допускается.

Судом указанные требования закона соблюдены в полном объеме.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд тщательным образом исследовал все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты. В приговоре судом дана оценка всем доказательствам в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ, приведены мотивы, по которым суд принял одни из них и отверг другие.

По мнению ссуда апелляционной инстанции, оправдывая Б-ва В.Б., суд обоснованно исходил из того, что бесспорных доказательств его причастности к совершению преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.199 УК РФ, стороной обвинения не представлено, не установлено таковых и в судебном заседании. При этом решение об оправдании Б-ва В.Б. по указанному составу преступления принято судом с учетом позиции государственного обвинителя об исключении из предъявленного Б-ву В.Б. обвинения п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ.

Так, следует отметить, что материалы уголовного дела не содержат объективных данных о вступлении Б-ва В.Б. в преступный сговор с иным лицом с целью умышленного уклонения от уплаты НДС в особо крупном размере путем включения в налоговые декларации по НДС Общества заведомо ложных сведений; о разработке преступного плана и распределении ролей; о наличии умысла на уклонение от уплаты НДС; о включении в налоговые декларации заведомо ложных сведений; о размере неуплаченного налога.

Из детально исследованных показаний оправданного, а также свидетелей Р.2, К.1 и К.1, данных ими в ходе судебного заседания, П.4, М.5, С.4, К.4, Р.3, Ш.4, М.1, И.2, Д.1, Б.3, Т.1, Д.2, Г.3; бухгалтерской справки ООО <данные изъяты> о процентом соотношении стоимости сырья в обороте предприятия за 2014-2016 года; данных по ввозу на территорию РФ альгината натрия в 2013-2016 годах участниками ВЭД; справок об отгрузке ООО <данные изъяты> готовой продукции крупным сетевым покупателям; книгами продаж ООО <данные изъяты> ООО «АПК <данные изъяты>, документами учетных и регистрационных дел ООО <данные изъяты>, сведениями о движении денежных средств по расчетным счетам ООО <данные изъяты> следует, что Б-в действительно являлся директором ООО <данные изъяты>, осуществляющим реальную финансово-хозяйственную деятельность, для чего Обществу было необходимо приобретение альгината натрия; о приобретении Обществом альгината натрия у поставщиков ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты>, ООО <данные изъяты> ООО АПК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО ТК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> о факте принятия альгинана натрия на складах ООО <данные изъяты> и использовании его в производстве; о реализации Обществом продукции крупным сетевым покупателям; о наличии между ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО АПК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО ТК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> финансово-хозяйственных отношений.

Судом достоверно установлено отсутствие у ООО <данные изъяты> задолженности по уплате налогов, в том числе НДС с 2014 года, о чем свидетельствуют данные ИФНС по (адрес), где Общество состоит на учете.

Кроме того, следует отметить, что решением заместителя руководителя Федеральной налоговой службы РФ (дата) отменено решение Межрайонной ИФНС России (номер) по Алтайскому краю от (дата) (номер) о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решение УФНС России по Алтайскому краю от (дата) в связи с тем, что в ходе выездной налоговой проверки Инспекцией не представлены доказательства нереальности хозяйственных операций между ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> и <данные изъяты> не опровергнуто принятие заявителем товара, реализованных ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> и использование в деятельности, подлежащей обложению НДС; факт поставки товара в адрес заявителя третьими лицами в ходе выездной налоговой проверки не установлен; доказательств, свидетельствующих об обналичивании денежных средств с расчетных счетов ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> или иных организаций, участвующих в цепочке перечисления денежных средств, сотрудниками Общества, а также физическими лицами в отношении ООО <данные изъяты> либо возврата денежных средств, перечисленных ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> не получено. При этом оснований не доверять указанному решению оснований не имеется. Вопреки доводам апелляционного представления, материалы уголовного дела не опровергают выводы, изложенные заместителем руководителя Федеральной налоговой службы РФ в решении от (дата).

Анализ указанных доказательств не позволил суду первой инстанции сделать вывод о наличии в действиях Б-ва В.Б. инкриминируемого состава преступления, с чем суд апелляционной инстанции не имеет оснований не согласиться.

При этом судом первой инстанции правильно в качестве доказательств невиновности Б-ва В.Б. использованы показания П.4 о поставках в ООО <данные изъяты> <данные изъяты> через знакомых предпринимателей, занимающихся торговлей на (адрес), среди которых был поставщик по имени М.2. Необходимо отметить, что показания П.4 о поставках <данные изъяты> не вызывают сомнений, поскольку они детально подробны в части места и способа приобретения <данные изъяты>, его отгрузки, доставки, складирования в арендуемом помещении и поставки в ООО <данные изъяты>.

Вопреки доводам представления не опровергают таких показаний П.4 как показания работников (адрес), так и автозаправочной станции. При том, что указанные лица допрошены по истечении длительного периода времени после осуществления М.2 поставки <данные изъяты> П.4, сам поставщик Альгината натрия – М.2 органом предварительного следствия не установлен и не допрошен.

О невозможности установления продавца <данные изъяты> на (адрес) с учетом специфики организации деятельности данной торговой площадки пояснил в судебном заседании и свидетель К.7.

Обоснованно судом использованы в качестве доказательств невиновности Б-ва В.Б. как заключение специалиста К.6, так и ее показания об экономической оправданности приобретения альгината натрия ООО <данные изъяты> При этом заключение и показания специалиста в этой части согласуются с показаниями К.2 о том, что объем приобретенного ООО <данные изъяты> сырья сопоставим с объемом готовой продукции. Учитывая изложенное, а также то, что прокурором показания свидетеля К.2 не оспариваются, судебная коллегия не может признать доводы представления в этой части убедительными и подлежащими удовлетворению.

Доводы апелляционного представления, со ссылками на приведенные выше доказательства, сводятся к несогласию с оценкой судом первой инстанции указанных доказательств, и эти доводы следует признать необоснованными.

Из текста приговора следует, что судом дана надлежащая оценка и показаниям К.2, И.1, К.1, Н.1, Т.3.

При этом суд обоснованно к показаниям К.2 в части завышения ООО <данные изъяты> налоговых вычетов по НДС отнесся критически, мотивировав свое решение надлежащим образом. Соглашаясь с выводом суда первой инстанции, судебная коллегия отмечает, что К.2, поясняя о нарушениях ООО <данные изъяты> налогового законодательства, использовал данные выездной налоговой проверки, по результатам которой было принято решение о доначислении ООО <данные изъяты> НДС в сумме 14 657 667 рублей, общество было привлечено к налоговой ответственности, начислены штрафы и пени. Однако, как уже указывалось выше, это решение отменено вышестоящей инстанцией. В связи с чем такие показания К.2 не могут быть использованы в качестве доказательств вины Б-ва В.Б., поскольку не соответствуют действительности.

Что касается показаний К.1, то его показания, данные в ходе предварительного следствия, правильно признаны судом недопустимыми, поскольку установлены существенные нарушения уголовно-процессуального закона при его допросе в медицинском учреждении при наличии проблем со зрением. В данной части мотивы принятия такого решения судом также приведены, не согласиться с данной судом оценкой показаниям К.1 у судебной коллегии нет оснований. Показания этого свидетеля о наличии нарушений при допросе в ходе предварительного следствия не опровергнуты, не содержат таких данных и доводы апелляционного представления, отказался отвечать на вопрос об обстоятельствах допроса свидетеля К.1 и свидетель К.7, проводивший его допрос.

Дана оценка судом и показаниям И.1, Р.1, С.3, П.2, П.1, подлинные данные о личности которых сохранены в тайне. С учетом того, что никто из указанных свидетелей о каких-либо взаимоотношениях с ООО <данные изъяты> не сообщал; не пояснял о передаче наличных денежных средств Б-ву В.Б. или установленному лицу, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, суд первой инстанции верно пришел к выводу, что показания данных свидетелей не могут быть приняты во внимание, поскольку к уголовному делу не относятся. Так, свидетель И.1 показал о создании К.1 ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> для обналичивания денежных средств; свидетель Р.1 – об организациях, с которыми ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> был создан фиктивный документооборот; свидетель С.3 – об обналичивании им денежных средств без указания организаций, которым он оказывал такого рода услуги; свидетели П.1 и П.2 - о создании Г.4 ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> расчетные счета которых использовались только для транзита денежных средств; свидетель Н.1 – об обналичивании денежных средств для ООО <данные изъяты> Б.2 и К.1 до 2015г., а затем Д.2 через подконтрольные ему организации. Однако никто из указанных свидетелей, за исключением Н.1, о наличии каких-либо взаимоотношений с ООО <данные изъяты> не сообщал; а свидетель <данные изъяты> не пояснял, что являлся очевидцем описанных им событий, не смог сообщить свидетель и источник своей осведомленности. В связи с изложенным показания данных свидетелей обоснованно не приняты судом первой инстанции во внимание, поскольку не относятся к делу.

Не могут быть признаны достоверными и показания свидетеля под псевдонимом Т.3, подлинные данные о личности которого, в связи с волеизъявлением свидетеля рассекречены и установлены как Т.1, поскольку последняя их не подтвердила, заявив о том, что подписала заранее подготовленный следователем текст протокола в результате высказанных в ее адрес угроз привлечения к уголовной ответственности. При этом, вопреки доводам представления, Т.1 не поясняла об оказанном на нее давлении со стороны работодателя Г.3

Не опровергают показания Д.2, П.4, П.4, Г.3 в части поставок альгината натрия в ООО <данные изъяты> доводы прокурора о том, что договоры поставок являются формальными, не содержат необходимых сведений о количестве товара, его стоимости, сроках исполнения обязательств и не могут служить подтверждением реальности хозяйственных операций; у самих организаций отсутствует необходимый персонал, движение денежных средств по их расчетным счетам осуществлялось в короткие сроки, носило транзитный и бестоварный характер. Приходя к такому выводу, судебная коллегия обращает внимание, что, приводя такие доводы, автор представления не ссылается на источник доказательств. Вместе с тем изложенное содержится в показаниях К.2, которые не могут быть использованы в качестве доказательств, поскольку не соответствуют действительности по основаниям изложенным выше.

Что касается наличия иных поставщиков альгината натрия, о которых указывает прокурор в представлении, то согласно показаниям оправданного, АО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> завышали стоимость поставляемого альгината натрия и работали только по предоплате, в связи с чем ООО <данные изъяты> было вынуждено искать иных поставщиков, предлагавших более приемлемые цены. Такие показания Б-ва В.Б. стороной обвинения не опровергнуты, в связи с чем судебная коллегия считает оправданными действия руководителей Общества, направленные на приобретение альгината натрия у иных поставщиков, которыми и явились ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО АПК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО ТК <данные изъяты> ООО <данные изъяты> При таких обстоятельствах суд первой инстанции верно пришел к выводу, что доказательств приобретения альгината натрия ООО <данные изъяты> в период с 2014-2016 года у других поставщиков без выплаты НДС, не представлено.

Что касается данных о возврате в ООО <данные изъяты> денежных средств от контрагентов, то как усматривается из материалов уголовного дела, такие денежные средства были либо излишне уплачены, либо возвращены в связи с возвратом сырья, не прошедшего по качеству. Из пояснений стороны защиты видно, что сумма, уплаченная Обществом за альгинат натрия, составляет почти 200 миллионов рублей, а сумма возврата по указанным обстоятельствам не составляет и 5 000 000 рублей за весь период деятельности Общества, что опровергает доводы прокурора об участии ООО <данные изъяты> в проведении финансовых операций по транзиту денежных средств в целях их обналичивания.

Отвергая доводы прокурора о том, что контрагенты ООО <данные изъяты> реальной хозяйственной деятельности не вели, а занимались исключительно обналичиванием денежных средств, судебная коллегия отмечает, что в материалах уголовного дела отсутствуют данные о привлечении кого-либо из представителей контрагентов ООО <данные изъяты> к ответственности за незаконную банковскую деятельность в установленном законом порядке. Доводы представления в этой части судебная коллегия находит голословными, поскольку они ничем не подтверждены. Напротив, материалы уголовного дела содержат достаточно данных об осуществлении контрагентами ООО <данные изъяты> различной хозяйственной деятельности, о чем в судебных заседаниях как первой, так и второй инстанции пояснял оправданный.

Кроме того, свидетели П.4, П.4, П.5, Я., Г.4 Л. факт участия их родственников в предпринимательской деятельности не исключали, заявив лишь о том, что им об этом не известно. Свидетели И.1 и П.4, напротив, сообщили, что И.1 и П.4 соответственно, являются руководителями юридических лиц.

Показания свидетелей Ф., С.1, М.4, З., Н.3, Г.1, А.1, Ц.2, Ц.1, П.3, Ч.2, К.5, Г.4 Ш.1, Х., Ш.3, М.3, К.3, К.3, С.2 свидетельствуют об участии в предпринимательской деятельности, А.3, Ш.2, Ч.1, Н.4, Б.1 - об оценке этой деятельности, результаты следственных действий в отношении Д.2, К.1, Б.2 по другим уголовным делам, результаты обыска в помещениях ООО <данные изъяты> значения не имеют, о чем справедливо суд первой инстанции указал в приговоре, поскольку о виновности либо невиновности Б-ва В.Б. в совершении инкриминируемого ему деяния не свидетельствуют.

Вопреки доводам представления не свидетельствует о виновности Б-ва В.Б. и наличие в системном блоке, изъятом по месту работы оправданного, информации об ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> так как подтверждает лишь факт наличия взаимоотношений между указанными Обществами и ООО <данные изъяты> что не оспаривалось в судебном заседании и стороной защиты.

Наличие файлов с внутренней перепиской с участием главного бухгалтера К.4, руководителя Б-ва В.Б., в том числе о нарушениях при ведении бухгалтерского учета, об обсуждении сделок без реального предоставления товара; файл с текстом вопрос к П.4 с указанием ответов на часть из них, не свидетельствует о даче названными свидетелями недостоверных показаний в ходе их допроса в судебном заседании после предупреждения об уголовной ответственности, на что верно указано в судебном решении.

Вопреки доводам представления, исследованными судом доказательствами не подтвержден умышленный, незаконный и согласованный характер действий Б-ва В.Б.

Судом обоснованно, как того требует ст.14 УК РФ, все неустранимые сомнения в виновности Б-ва В.Б. истолкованы в его пользу и принято верное решение об оправдании. При таких обстоятельствах, доводы представления об отмене оправдательного приговора удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20 и 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

приговор Октябрьского районного суда г. Барнаула от 22 апреля 2021 года в отношении Б-ва В.Б. оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

Апелляционное определение и приговор вступают в законную силу со дня вынесения апелляционного определения и могут быть обжалованы в кассационном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции через суд первой инстанции, постановивший приговор, в течение шести месяцев со дня вступления их в законную силу. В случае пропуска указанного срока или отказа в его восстановлении кассационная жалоба, представление подаются непосредственно в указанный суд кассационный инстанции.


По этому делу оправдательный приговор вынесен второй раз. Первый 22.05.2020 был отменен.

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images