Отсутствие подконтрольности контрагентов, выводы налоговой проверки о неосторожности в действиях директора, о реальности поставок товара оставлены без рассмотрения. Апелляционное определение Московского городского суда от 31.05.2021 № 10-6973/21

Статья 199 УК РФ / Суды Москвы и области / 237 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи Довженко М.А., судей Костюкова А.В. и Ларкиной М.А., при помощнике судьи Коровиной Е.Г., с участием: прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры адрес <фио>, осуждённого Х-ва Р.А. и его защитников - адвокатов Шубиной Т.В., представившей удостоверение № 4374 от 26.032003 г. и ордер № 02 от 02.02.2021 г., и Стенькина А.И., представившего удостоверение № 6680 от 27.08.2003 г. и ордер № 2442 от 09.03.2021 г., рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы и дополнения к ним защитников - адвокатов Шубиной Т.В. и Стенькина А.И., апелляционную жалобу осуждённого Х-ва Р.А. на приговор Зюзинского районного суда адрес от 27 января 2021 года, которым Х-в  <фио>, <паспортные данные>, гражданин Российской Федерации, с высшим образованием, женатый, имеющий на иждивении двоих детей 2012 и паспортные данные, коммерческий директор ООО «Компания Тара», зарегистрированный по адресу: <адрес>, проживающий по адресу: <адрес>, ранее не судимый, осуждён по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, с возложением обязанностей: в период испытательного срока ежемесячно являться на регистрацию в орган, исполняющий наказание, не совершать административных правонарушений, уведомлять соответствующий орган об изменении места жительства.

Мера пресечения Х-ву Р.А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена до вступления приговора в законную силу.

Решена судьба вещественных доказательств.
 
Проверив материалы уголовного дела, выслушав выступления осуждённого Х-ва Р.А. и защитников - адвокатов Шубиной Т.В. и Стенькина А.И., поддержавших доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, прокурора <фио>, полагавшей приговор оставить без изменений, а апелляционные жалобы и дополнения к ним – без удовлетворения, судебная коллегия
 
У С Т А Н О В И Л А:
 
Приговором Х-в Р.А. признан виновным в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путём включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, совершённом в особо крупном размере.

Обстоятельства совершения им преступления подробно изложенных в приговоре суда.
 
В апелляционной жалобе осуждённый Х-в Р.А., не соглашаясь с приговором суда, считает его незаконным и необоснованным, указывая следующее. Сумма неуплаченных налогов, положенных в основу обвинения, находится за пределами сроков обвинения. Суммы неуплаченных налогов определены на основании Заключения эксперта № 17520э от 18.02.2020 и противоречат суммам в Справке об исследовании документов от 22.01.2018. Справка № 4 в приговоре подробно процитирована и положена в основу обвинения, заключение эксперта № 17520э от 18.02.2020 также приведена в приговоре. Не указана сумма денежных средств за каждый налоговый период перечисленных в адрес контрагентов. Как усматривалось из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и из обвинительного заключения, сумма неуплаченных налогов составляет сумма, из которых НДС за 1, 2, 3, адрес 2013 года, за 1, 2, 3, адрес 2014 года и 1, 2, адрес 2015 года в размере <сумма>, налог на прибыль за 2013, 2014 и 2015 годы в размере <сумма>. Однако, на основании каких данных следствие пришло к указанным цифрам, из приговора установить не удается. Непонятна ссылка «указанные выше суммы налога...», поскольку выше такие данные отсутствуют. Какова общая сумма переведенных средств, за какие конкретно периоды, каким образом из них исчислены неуплаченный НДС, каким образом из них вытекает сумма неуплаченного налога на прибыль - не указано. В налоговые декларации вошли данные не только по представленным восьми организациям, а по всем более 30000 контрагентам, как это требуется по налоговому законодательству. Такие нарушения согласно апелляционному постановлению Московского городского суда от 09.08.2017 № 10-13097/17 являются грубым нарушением, нарушающим право на защиту. В апелляционном постановлении от 07.11.2018 № 10-19942/18 Московский городской суд тоже согласился с решением о направлении дела прокурору, т.к. не были указаны суммы денежных средств, которые были перечислены контрагентам за каждый налоговый период, либо общая сумма перечисленных денежных средств, исходя из которых установлена подлежащая уплате в бюджет сумма. Такой же вывод Московский городской суд сделал и в апелляционном постановлении от 10.12.2018 № 10-21622/18, как и Оренбургский областной суд в апелляционном постановлении от 04.04.2018 № 22-837/18. Не учтены суммы имевшихся переплат при расчете суммы неуплаченных налогов. Справкой ИФНС № 28 в ООО «Компания Тарра» установлена переплата более сумма. Не учтены контрагенты, результаты, выводы и суммы, уплаченные по результатам выездной налоговой проверки ИФНС. Как видно из Акта налоговой проверки налогоплательщику предложено было уплатить НДС за 2013 год по взаимоотношениям с ООО «Вогстайл» сумма, по отношениям с ООО «МегаЛайн» за 2013-2014 годы сумма Обвинение связано с этими организациями и указанными 2013-2014 годами. Эти требования налогового органа платежными поручениями в период с 06.02.2017 по 13.03.2017 были исполнены. Эти платежи были быть учтены. Отсутствует почерковедческая экспертиза. Ни по одному человеку такая экспертиза не проводилась. Вместе с тем, участником общества «АртЛайн» был <фио> В договоре поставки от 25.03.2012 подписантом от имени этого поставщика значится <фио> Множество лиц получали от руководителя ООО «АртЛайн» <фио> доверенности. Это <фио>, Л-о А.П., С-в Р.Г., <фио>,  <фио>, <фио>, <фио>, <фио>,  <фио>, <фио>,  <фио>, <фио>, <фио>, <фио>,  <фио>, <фио>, <фио> (т. 5, л.д. 93, 95, 96, 99, 102, 105, 108, 111, 114, 117, 120, 124, 127, 140, 145, 150, 153). Нужно было проверить достоверность подписи <фио> на этих документах. Из всех представленных 8 контрагентов в суде устно и непосредственно был допрошен один только <фио> (ООО «АртЛайн»). Защита пыталась устранить эти пробелы, представив Заключение специалиста № 1/ЗС-2020 от 20.07.2020, согласно которому на документах от ООО «АртЛайн» в строе «подпись руководителя», вероятно, выполнены <фио>. Однако суд решил, что заключение не может быть положено в основу приговора. Множество лиц получали от руководителя ООО «АртЛайн» <фио> доверенности (т. 5 л.д. 93, 95, 96, 99, 102, 105, 108, 111, 114, 117, 120, 124, 127, 140, 145, 150, 153), но ни один из них не допрошен, достоверность подписи <фио> на этих документах следствием и судом не исследовалась, лица не допрошены. В расчет суммы неуплаченных налогов не приняты счет-фактуры с кодами грузовой таможенная декларация, грузовой декларации. Суд не учел информацию налогового органа, что организации-контрагенты не имели признаков недействующих юридических лиц (фиктивности). В ответ на запрос следователя ИФНС сообщил, «что ООО «Метаком» признаками недействующего юридического лица не обладает и на дату предоставления отчетности на 08.06.2016 за ней числится задолженность в размере сумма». На 01.01.2019 инспекция предоставила выписку о том, что задолженности нет, есть небольшая переплата в размере сумма Он (Х-в Р.А.) не контролировал и не мог контролировать действия и решения контрагентов. Из всех представленных 8 контрагентов в суде был допрошен только <фио>. Его образцы подписи и почерка на предварительном следствии не исследовались. Третий учредитель ООО «АртЛайн» <фио> к следователю и в суд не вызывался. Приговор указывает на то, что он (Х-в Р.А.) получил и подписал с обществом от лица ООО «Компания Тарра» договор поставки от 10.01.2012 № 4. Но в суде этот документ не исследовался, поскольку в обвинительном заключении он не приведен, ссылок на него нет. Среди 14 томов уголовного дела его нет. В протоколе осмотра предметов от 23.12.2019 этот договор также не указан. Он (Х-в Р.А.) осуждён и за то, что получил и подписал от ООО «Компания Тарра» с ООО «Трейд Альянс» договор поставки от 03.06.2013 № 23. Со стороны ООО «Трейд Альянс» он был выполнен от имени <фио>. В обвинительном заключении приведены ее показания от 29.07.2019, но в суде она не допрашивались, показания не оглашались. В налоговой инспекции она заявляла, что Х-ва Р.А. не знала, образцы подписи и почерка у нее не изымалась, почерковедческая экспертиза не проводилась. Таким образом: сумма неуплаченных налогов, положенных в основу обвинения, находится за пределами сроков обвинения; не указана сумма денежных средств за каждый налоговый период перечисленных в адрес контрагентов; не учтены суммы имевшихся переплат при расчете суммы неуплаченных налогов; не учтены контрагенты, результаты, выводы и суммы, уплаченные по результатам выездной налоговой проверки ИФНС; отсутствует почерковедческая экспертиза; не исследованы многочисленные доверенности; в расчет суммы неуплаченных налогов не приняты счет-фактуры с кодами ГТД; суд не учел информацию налогового органа, что организации-контрагенты не имели признаков недействующих юридических лиц (фиктивности); я не контролировал и не мог контролировать действия и решения контрагентов. Просит приговор суда отменить, вынести оправдательный приговор.
 
В апелляционной жалобе и в дополнении к ней защитник - адвокат Стенькин А.И., приводя положения Постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации от 26 ноября 2019 года № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре», от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», не соглашаясь с приговором суда, считает его незаконным, необоснованным, несправедливым ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, отсутствия в действиях Х-ва Р.А. состава преступления, указывает следующее. У Х-ва Р.А. не было прямого умысла на неуплату налогов. Х-в Р.А. был руководителем ООО «Компания Тарра». В деле не выявлено, что ООО «АртЛайн», ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «Трейд Альянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком», ООО «Мега Лайн» и ООО, «Вогстайл» контролировались <фио> <фио> восьми контрагентов в суде был допрошен один <фио> как участник общества «АртЛайн», который Х-ва Р.А. и Компанию «Тарра» не знает. Образцы подписи и почерка <фио> на предварительном следствии не исследовались. Х-в Р.А. получил и подписал от лица ООО «Компания Тарра» с ООО «ЭльГрупп» договор поставки от 03.09.2012 № 234 с подписью от имени поставщика <фио>, показания которого приведены в обвинительном заключении, но среди лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, он не указан, в суде не допрошен, показания не оглашены, образцы его подписи и почерка не изымалась, почерковедческая экспертиза не проводилась. В договоре от 03.09.2012 № 234 в качестве генерального директора ООО «ЭльГрупп» обозначен не <фио>, а К-ва Е.Ю., которая не допрашивалась, как и второй учредитель <фио> В исследованных документах адрес относительно расчетных счетов ООО «ЭльГрупп» из юридического дела организации подписи проставлены от имени <фио>. Согласно приговору Х-в Р.А. получил и подписал от лица ООО «Компания Тарра» договор поставки от 30.09.2014 с ООО «Метаком». В обвинительном заключении приведены показания <фио> от 29.07.2019, однако, среди лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, он не указан, в суде не допрошен, показания не оглашались. В рамках выездной налоговой проверки отношения между ООО «Компания Тарра» с ООО «Метаком» не рассматривались. Согласно приговору  Х-в Р.А. подписал от лица ООО «Компания Тарра» с ООО «Валерион» договоры поставки от 01.10.2013 № 01/10/13-1 и от 01.10.2014 № 01/10/14-10, от контрагента подписанные от имени <фио>, от допроса которого 16.11.2020 государственный обвинитель отказался. Других свидетельств по этой сделке нет. Обозначенные в доверенностях лица не допрошены. Второй учредитель ООО «Валерион» <фио> не допрашивался. Из оглашенных 25.09.2020 показаний С-вой Е.А. от 26.08.2019 (ООО «РусОптТорг»), видно, что в связи с потерей паспорта на ее имя было зарегистрировано ООО «РусОптТорг», однако деятельности она не вела и документы не подписывала. Несмотря на то, что ее образцы подписи и почерка не были исследованы, суд пришел к выводу, что Х-в Р.А. якобы получил и подписал от лица ООО «Компания Тарра» договор поставки от 19.03.2012 № 374.  <фио> (ООО «ЭльГрупп») сообщал, что отношений с ООО «Компания Тарра» не имел. <фио>, от имени которого со стороны ООО «МегаЛайн» подписан договор поставки от 28.11.2013 № 28/11/13-19 с ООО «Компания Тарра», в суде и на следствии, в налоговом органе не допрашивался, однако приговором Х-в Р.А. обвинен в этом. Сотрудники ООО «Компания Тарра» <фио>, <фио>, <фио>, <фио>, Б-ва Е.А. и Ч-ва Е.В. лишь подтвердили никем не оспариваемый факт руководства обществом со стороны <фио> <фио> ни один из них не сообщил суду о подконтрольности, подчиненности контрагентов налогоплательщику, поскольку таких фактов не было. В суде налоговый инспектор <фио> показал, что ООО «Компания Тарра» была привлечена к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неосторожность из-за отсутствия в действиях его руководителей должной осмотрительности. Если бы налоговый орган установил подконтрольность поставщиков проверяемому налогоплательщику, то организация была бы привлечена по п. 3 ст. 122 НК РФ за умышленные поступки. Отсутствие должной осмотрительности Х-ва Р.А. свидетельствует о неосторожности в его поступках, тогда как для преступного уклонения от уплаты налогов необходим прямой умысел. Умысла у Х-ва Р.А. на уклонение от уплаты налогов не было. Суд в деле не разобрался и, осудил невиновного. Заявленные защитой ходатайства не рассмотрены. Через электронный портал 22.06.2020 в суд было заявлено ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела и вещественными доказательствами путем их фотографирования на телефон и копирования оптических дисков на электронные носители. Оно не рассмотрено.  В судебном заседании было заявлено ходатайство об исключении доказательств, которые после 30.10.2019 были получены за пределами сроков предварительного следствия, поскольку продлены посредством злоупотребления правом - вынесением незаконных постановлений о приостановлении следствия с последующими отменами этих решений, а также документы, составляющие банковскую тайну, находились в деле без судебного решения; полученные до возбуждения уголовного дела, составляющие налоговую тайну документы получены без судебного решения. Все приобщенные к делу документы (за исключением Справок по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность, а также по счетам и вкладам физических лиц), полученные без судебного решения, юридической силы не имеют. Недопустимые доказательства были исследованы при проведении экспертиз. Из приговора следует, что виновность Х-ва Р.А. подтверждается материалами с 1 по 4 тома, при этом их представление было произведено не стороной обвинения, а судом. Этим самым суд выступил на стороне обвинения, принял на себя несвойственную для этого органа функцию изобличения виновного. В судебном заседании 14.10.2020 по ходатайству защиты к делу было приобщено Заключение специалистов №021994/16/77001/092020/ И-13779 от 26.03.2020 в области экономической экспертизы по результатам исследования документов ООО «Компания Тарра» (на 86 листах и 840 листов приложений), выполненное <фио> и <фио> Ходатайство о допросе специалиста <фио> не было удовлетворено. Показания недопрошенного специалиста <фио> могли повлиять на выводы суда. Было заявлено ходатайство о проведении по делу повторной налоговой экспертизы, однако судом необоснованно отказано. Отвергая доказательство защиты - Заключение специалистов №021994/16/77001/092020/И-13779, суд выступил в несвойственной ему роли эксперта в сфере финансов, налогов и экономики, не прибегнул к помощи специалиста, не назначил просимую экспертизу.  В приговоре не упомянуты, не проанализированы и не опровергнуты приведенные защитой доводы о невиновности обвиняемого, не доказан прямой умысел для совершения преступления, не приведено в какие пункты, разделы и графы этих деклараций внесены заведомо ложные сведения, в связи с чем обвинение не конкретизировано, в обвинении не указаны суммы денежных средств, перечисленных в адрес контрагентов за каждый налоговый период, либо общая сумма перечисленных денежных средств, исходя из которых установлена подлежащая уплате в бюджет сумма. Достаточные доказательства для обвинительного приговора отсутствовали. В обвинении неверно указаны даты, в которые должны были быть уплачены Х-вым Р.А. налоги. Уголовное дело в отношении Х-ва Р.А. было возбуждено по отношениям ООО «Компания Тарра» с шестью организациями, однако обвинение предъявлено по восьми организациям: добавились ООО «МегаЛайн» и ООО «Вогстайл», дело по эпизодам с которыми не возбуждалось. Оценка доводам о недопустимости заключения эксперта не дана вовсе либо такая оценка представляет собой противоречащие закону. В качестве подтверждения размера неуплаченных налогов суд сослался на два противоречащих друг другу по размеру неуплаченных налогов заключения эксперта № 07919э от 29.10.2019, так и № 17520э от 18.02.2020. Суд не устранил противоречия между суммами неуплаченных налогов, положенных в основу обвинения на основании Заключения эксперта № 17520э от 18.02.2020, и суммами, выявленными в Справке об исследовании документов от 22.01.2018, которые находятся за пределами сроков обвинения. От назначения экспертизы в некоммерческую организацию суд отказался. Не дано судом оценки указанным в ходатайстве защиты о назначении повторной налоговой экспертизы, об исключении доказательств. Экспертиза № 17520э неправомерно признана дополнительной. Суд не дал оценки доводам об отсутствии ответов на поставленные эксперту вопросы, оценки приведенным защитой фактам о включении в Заключение эксперта предположительных, расчетных методов. Допущена судебная ошибка, подконтрольности контрагентов налогоплательщику как обязательный признак прямого умысла нет. Заявленные защитой ходатайства не рассмотрены: об ознакомлении с материалами уголовного дела; об исключении доказательств, о продлении следствия путем незаконных приостановлений следствия, о недопустимости полученных без судебного решения документов, составляющих банковскую тайну; о получении без судебного решения до возбуждения уголовного дела сведений, составляющих налоговую тайну. Суд не привел, не проанализировал и не оценил в приговоре доводы защиты об отсутствии подконтрольности поставщиков, о неустановлении конкретных искаженных пунктов, разделов и граф налоговых деклараций; о неуказании сумм денежных средств, перечисленных в налоговый период; об осуществлении контрагентами ООО «Компания Тарра» реальной финансово-хозяйственной деятельности, о неразделении дат платежей по НДС на три этапа, неопредлении дат третьих платежей; о неопределении сроков предоставления налоговой декларации и уплаты конкретного налога на прибыль за 2014 год; об искажении сроков предоставления налоговых деклараций по НДС; о невозбуждении уголовного дела по взаимоотношениям с ООО «МегаЛайн» и ООО «Вогстайл»; о недопустимости заключения эксперта; о немотивированности назначения экспертизы в некоммерческую организацию, а не в государственно-экспертное учреждение; о неподтверждении компетентности и квалификации эксперта; о наличии в заключении эксперта правовых выводов; о противоречиях между суммами неуплаченных налогов, положенных в основу обвинения на основании Заключения эксперта, и суммами, выявленными в Справке об исследовании документов; об игнорировании переплаты; об отсутствии ответов на поставленные эксперту вопросы; о включении в Заключение эксперта предположительных, расчетных методов. Просит приговор отменить, вынести в отношении Х-ва Р.А. оправдательный приговор.
 
В апелляционной жалобе и в дополнении к ней защитник - адвокат Шубина Т.В. считает приговор незаконным и необоснованным, подлежащим отмене ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, существенного нарушение уголовно-процессуального закона.  Уклонение от уплаты имело место в отношении НДС и налога на прибыль на общую сумму <сумма>, в пределах трех финансовых лет подряд (с 01.01.2013г. по 31.12.2015г.). На момент назначения экономической экспертизы и её производства <фио> «Центр судебных исследований «Экспертология», исходя из предмета своей деятельности, не имело компетенции такую экспертизу проводить. Эксперт Л-ва Е.С. не имела соответствующих полномочий. В тексте заключения отсутствует информация, характеризующая компетентность и уровень профессиональной (экспертной) подготовки Л-вой Е.С. Во вводной части экспертного заключения отражено, что на экспертизу представлены материалы уголовного дела, но перечень таких материалов не составлялся, невозможно сделать вывод, с какими конкретно материалами знакомилась эксперт, что нарушает п. 7 ч. 1 ст. 204 УПК РФ. В заключении не перечислены объекты «исследования» с указанием реквизитов для идентификации. Эксперт поставила два дополнительных инициативных вопроса, но ответы на них дала в предположительной форме, что является типичной экспертной ошибкой. В экспертных заключениях о примечании поименованных методов не упоминается, нет ссылок и на научные труды или публикации, подтверждающие научную обоснованность, чем нарушены положения ст. 8 ФЗ № 73-Ф3 и п. 9 ч. 1 ст. 204 УПК РФ. Для определения суммы не исчисленного налога необходимо было исследовать не налоговые декларации, а договоры с поставщиками, акты о приемке товара, товарные накладные, ТТН, счета-фактуры, журналы учета счетов-фактур, книгу покупок и книгу продаж, оборотно-сальдовые ведомости по конкретным соответствующим счетам. В заключении нет ссылки на документы, подтверждающие внесение изменений в налоговые декларации. Эксперт приняла за основу информацию, полученную не из анализа первичных учетных документов, а обвинительную версию следователя, что противоречит принципам судебно-экспертной деятельности и позволяет усомниться в обоснованности выводов о суммах фактической задолженности. В материалах дела не имеется доказательств о фиктивности сделок с использованием фирм-однодневок. Непоставка товаров на склад ООО «Компания Тарра», взаимосвязь и взаимозависимость ООО «Компания Тарра», в лице Х-ва Р.А., со всеми поставщиками вместе и с каждым из них не подтверждены. Не прослеживается руководящая роль Х-ва Р.А. во взаимоотношениях с юридическими лицами, о которых идет речь в деле. Документооборот между поставщиками и покупателем (налогоплательщиком) не является формальным. Из содержания приговора нельзя сделать вывод, что налогоплательщик, сам Х-в Р.А. действовал без должной осмотрительности и осторожности. Среди доказательств обвинения в приговоре не приведено ни одного факта согласованности «противоправных» действий хозяйствующих субъектов. Материалами предварительного и судебного следствия не установлен «сговор» ООО «Компания Тарра» и его контрагентов, направленный на получение необоснованной налоговой выгоды, в т.ч. обстоятельств, свидетельствующих о том, что Х-в Р.А. контролировал деятельность контрагентов-поставщиков, определял их поведение или иным образом влиял на их работу. Суд допустил ошибки при оценке заключений экономической судебной экспертизы, посчитав их допустимыми и достоверными доказательствами. Особо крупный размер, составляющий сумма, указанный в экспертном заключении, необоснован и недостоверен. Экономические экспертизы проведены на низком профессиональном уровне, содержит экспертные ошибки, характерные для такого вида экспертиз, что, безусловно, не могло не повлиять на правильность, достоверность и обоснованность выводов. Ходатайство защиты о назначении повторной экономической судебной экспертизы суд необоснованно отклонил. Выводы эксперта, сформулированные в заключениях, не могут быть проверены с точки зрения их объективности и достоверности никакими способами, а потому заключения не могут являться доказательством по делу и служить источником достоверной информации о сумме налоговых вычетов по НДС и сумме НДС, подлежащей уплате в бюджет. Выводы эксперта нельзя считать обоснованными ходом и результатом «исследования», которое фактически не проводилось. Сумма неуплаченных налогов в размере сумма, является обоснованной, поскольку получена в результате анализа специалистами документов, которые перечислены выше. Суд при вынесении приговора, оценивая экспертные заключения нарушил положения ст. 87 УПК РФ о проверке доказательств и ст. 88 УПК РФ о правилах оценки доказательств. В приговоре не приведено доказательств, опровергающих мнение специалистов относительно суммовой разницы в размере неуплаченных налогов. Сторона защиты не может согласиться с выводами суда в приговоре, что заключение специалистов № 021994/16/77001/092020/и-13779 от 26.03.2020г. не имеет отношения к уголовному судопроизводству, а может быть использовано в ходе налогового процесса для обоснования позиции налогоплательщика. Просит отменить приговор суда в отношении Х-в Р.А., уголовное дело в отношении Х-ва Р.А. прекратить за отсутствием в его деянии состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.
 
Проверив материалы уголовного дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным, мотивированным и справедливым.

Как следует из материалов дела, предварительное расследование и судебное разбирательство проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, всесторонне и полно с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон.

Вопреки утверждениям в жалобах в дополнениях к ним, в приговоре, как это предусмотрено требованиями ст. 307 УПК РФ, содержится описание преступных действий осужденного с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины и мотивов, с изложением доказательств виновности по каждому подтверждённому в суде обвинению, приведены основания, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты судом, сформулированы выводы о квалификации действий осужденного, а также по другим вопросам, подлежащим разрешению при постановлении обвинительного приговора.

Суд проверил все доводы в защиту осужденного, в приговоре каждому из доводов дана правильная оценка, основанная на анализе исследованных доказательств.

Из протокола судебного заседания усматривается, что все ходатайства сторон обвинения и защиты, в том числе о возврате уголовного дела прокурору, признании ряда доказательств недопустимыми, о допросе свидетелей, экспертов и специалистов, судом разрешены после выяснения мнений участников судебного разбирательства и исследования фактических обстоятельств дела, относящихся к данным вопросам. Решения суда по этим ходатайствам являются мотивированными и сомнений в своей законности и обоснованности не вызывают. Право стороны защиты на представление доказательств при судебном разбирательстве дела судом не нарушено.

Позиция защиты как по делу в целом, так и по отдельным деталям обвинения и обстоятельствам доведена до сведения суда с достаточной полнотой и определенностью. Она получила объективную оценку в приговоре, как и доказательства, представленные стороной защиты. Содержание показаний свидетелей и других исследованных доказательств изложено в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания без каких-либо искажений в сторону ухудшения положения осужденного.

Утверждения стороны защиты, повторяемые в апелляционных жалобах и в дополнениях к ним, об отсутствии в деле доказательств вины осужденного в преступлении, за совершение которого он осужден, опровергаются совокупностью доказательств, непосредственно исследованных в судебном заседании.

Данных о том, что предварительное следствие и судебное разбирательство проводились предвзято либо с обвинительным уклоном, а суд отдавал предпочтение какой-либо из сторон, из материалов уголовного дела не усматривается.

В судебном заседании всесторонне, полно и объективно исследовались показания свидетелей, экспертов и специалистов, а также при наличии противоречий в показаниях сторонами процесса выяснялись их причины.

Выводы суда первой инстанции о виновности осужденного в совершении инкриминированного преступления, вопреки утверждениям авторов апелляционных жалоб и дополнений к ним об обратном, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на согласующихся и взаимно дополняющих друг друга показаниях свидетелей, протоколах следственных действий, заключениях экспертов, документах, вещественных доказательствах и иных допустимых и достоверных доказательствах, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Все фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, судом были исследованы с надлежащей полнотой, приведенные в приговоре доказательства собраны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, всесторонне, полно и объективно исследованы судом, правильно оценены в соответствии с положениями ст. ст. 87, 88 и 307 УПК РФ, являются относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для вынесения обвинительного приговора, обоснованно использованы судом для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

Оснований не согласиться с данными выводами у судебной коллегии не имеется.

Каких-либо противоречий в доказательствах, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осужденного в содеянном, в выводах суда первой инстанции судебная коллегия не усматривает, а утверждения авторов апелляционных жалоб и дополнений к ним о невиновности осуждённого расценивает как несостоятельные.

Несогласие защитников с положенными в основу приговора доказательствами, как и с их оценкой в приговоре, не может свидетельствовать о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного заседания, недоказанности вины осужденного и мотивов содеянного им, непричастности к инкриминированному деянию, неправильном применении уголовного закона, как и об обвинительном уклоне суда.

В судебном заседании Х-в Р.А. вину в предъявленном ему обвинении не признал, указав на отсутствие события преступления, доказательств его причастности и вины во вмененном преступлении.

Суд дал правильную оценку этим показаниям Х-ва Р.А., расценив их как способ защиты от предъявленного обвинения.

Несмотря на занятую осуждённым Х-вым Р.А. позицию, его вина в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере, как правильно указал суд, установлена и подтверждается собранными по делу доказательствами, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: 

справкой № 6 об исследовании документов в отношении ООО «Компания Тарра» от 22.01.2018;

договорами поставки, заключенными ООО «Компания Тарра» в период 2012-2014 гг., с организациями-контрагентами: ООО «РусОптТорг» ИНН 7706769383, ООО «ЭльГрупп» ИНН 7730666237, ООО «АртЛайн» ИНН 7720768906, ООО «ТрейдАльянс» ИНН 7702815744, ООО «Валерион» ИНН 7730685670, ООО «Метаком» ИНН 772701001;

выписками движения денежных средств по расчетным счетам ООО «Компания Тарра» о перечислении в адрес ООО «АртЛайн», ООО «РусОптТорг», ООО «ТрейдАльянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком», ООО «ЭльГрупп» денежные средства на общую сумму сумма 

сведениями об отсутствии в период с 21.03.2012г. по 06.11.2014г. движения денежных средств на расчетных и валютных счетах: № 40702156000001005014,  №40702156700000005014, №40702810600000085014,  № 40702840100000005014,  № 40702840400001005014 в ПАО «ВТБ 24» за период с 01.01.2013 года по 25.08.2016 года, № 40702810738000027420 в ПАО «Сбербанк» с 19.03.2015 года по 06.09.2016 года; №40702810000003004543 в ПАО «Промсвязьбанк»;

ответом на запрос ИФНС № 28 по адрес от 10 марта 2017 года, о предоставлении выписки из ЕГРЮЛ в отношении ООО «Компания Тарра», сведения об открытых и закрытых банковских с указанием реквизитов банка и номера счета; справки о всех начисленных и уплаченных за период с 2013 года налогах с приложением указанных документов (т. 1 л.д. 151-184);

ответом на запрос ПАО Сбербанк от 08.09.2016 года о предоставлении выписки о движении денежных средств по расчетному счету ООО «Компания Тарра» с приложением цифрового носителя (т. 1 л.д. 188-189);

ответом ПАО ВТБ24 о предоставлении расширенной выписки по счетам ООО «Компания Тарра» с приложением цифрового носителя (т. 1 л.д. 191-192);

ответом ПАО «Промсвязьбанк» о предоставлении справки о наличии счетов, выписки по расчетному счету, с приложением цифрового носителя в отношении ООО «Компания Тарра» (т. 1 л.д. 194-197);

ответом ПАО «Газпромбанк» о предоставлении расширенной выписки по расчетному счету в отношении ООО «Компания Тарра» с приложением цифрового носителя (т. 1 л.д. 199-200);

ответом ИФНС № 6 по адрес о невозможности предоставления отчетности в отношении ООО «РусОптТорг» в связи с тем, что с 2013 года отчетность не предоставлялась и 01.09.2014 года деятельность организации прекращена с исключением из ЕГРЮЛ (т. 1 л.д. 202);

ответом ИФНС № 30 по адрес о предоставлении сведений в отношении ООО «ЭльГрупп», ООО «Валерион» с предоставлением копий бухгалтерской отчетности, деклараций по НДС, по налогу на прибыль (т.1 л.д. 222-260);

выписками из ЕГРЮЛ в отношении ООО «ЭльГрупп», ООО «Трейд Альянс», ООО «Арт-Лайн» (т. 2 л.д. 29-38, 108-116, 119-133);

налоговыми декларациями: ООО «ЭльГрупп» от 11.04.2013 года, 21.01.2013 года,  11.04.2013 года, 21.01.2013 года,  21.01.2013 года (т. 2 л.д. 41-61), ООО «Трейд Альянс» от 16.10.2013 года,  17.07.2013 года, 23.10.2013 года, 16.10.2013 года,  17.07.2013 года (т. 2 л.д. 64-107); ООО «Арт-Лайн» от 25.01.2016 года, 26.10.2015 года,  27.07.2015 года, 27.04.2015 года, 31.05.2016 года,  26.01.2015 года, 20.10.2014 года,  21.07.2014 года, 21.04.2014 года, 20.01.2014 года,  21.10.2013 года, 22.07.2013 года,  22.02.2013 года, 20.01.2014 года, 28.03.2014 года,  26.01.2015 года, 30.03.2015 года, 25.01.2016 года,  28.03.2016 года (т. 2 л.д. 1-62, 134-251),  ООО «Валерион» от 12.03.2014 года, 30.03.2015 года,  28.10.2016 года,  13.03.2014 года, 25.01.2016 года, 20.01.2014 года (т. 2 л.д. 1-28);

ответом ИФНС № 27 по адрес с приложением выписки из ЕГРЮЛ в отношении ООО «Метаком», налоговых деклараций, цифрового носителя (т. 3 л.д. 64-103);

ответом из ООО «Компания Тарра» о предоставлении информации, а именно копии счетов-фактур ООО «РусОптТорг», ООО «Эль Групп», ООО «Арт-Лайн», ООО «Трейд Альянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком» с приложением цифрового носителя, а также копии документов поставщиков, учредительные и уставные документы Общества (т. 3 л.д. 107-197);

ответом ПАО «БыстроБанк» о предоставлении информации о компании ООО «АртЛайн», цифрового носителя, заявления на открытие счета, договора банковского счета, карточка с образцами подписей и печати, анкеты, отчет IP-адресам (т. 3 л.д. 211-234);

ответами ГК «Агентство по страхованию вкладов» о предоставлении сведений в отношении ООО «ТрейдАльянс», ООО «АртЛайн», ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «Валерион»  с приложением цифровых носителей (т. 3 л.д. 236-238, 240-242, 244-246, 248-249, 251-253, т. 4 л.д. 63-65, 165-166, 161-163, 168-170, т. 5 л.д. 90-139, 141-162);

регистрационным делом ООО «Валерион» из адрес с представлением копий документов указанного Общества (т. 4 л.д. 2-61);

ответом КБ «ЛОКО-Банк» (АО) о предоставлении расширенной выписки о движении денежных средств по расчетному счету, банковское досье клиента ООО «Валерион» (т. 4 л.д. 73-159, 172-288);

ответом адрес Инвестиционно-промышленный банк от 14.03.2019 года № 1-12/346 о предоставлении сведений в отношении ООО «Метаком» с приложением расширенной выписки по расчетному счету (л.д. 164-266);

ответом АКБ «Инвестиционный банк» (ПАО) о предоставлении документов юридического дела в отношении ООО «АртЛайн», сведений об IP-адресах, о расчетных счетах (т. 5 л.д. 2-88);

ответом адрес Инвестиционно-промышленный банк о предоставлении сведений в отношении ООО «Метаком» с приложением расширенной выписки по расчетному счету (т. 5 л.д. 164-266);

предоставленными ИФНС России №№ 2, 6, 30, 27, 20 по адрес регистрационными делами ООО «Трейд Альянс», ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «Метаком», ООО «Артлайн», (т. 6 л.д. 2-40, 42-43, 45-90, 92-185, 187-199);

решением начальника инспекции ФНС № 28 по адрес № 14/2131 от 13.12.2016 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения ООО «Компания Тарра», согласно которого ООО «Компания Тарра» доначислить суммы неуплаченных налогов с учетом состояния расчета с бюджетом по налогу на прибыли и НДС в размере общей суммы сумма, привлечь ООО «Компания Тарра» к налоговой ответственности предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы по Налогу на прибыль организаций, зачисляемый в федеральный бюджет, по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы по Налогу на прибыль организаций, зачисляемый в бюджет субъектов РФ (адрес), п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы по Налогу на добавленную стоимость на товары (работы, услуги), реализуемые на адрес. Начислить пени за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности 13.12.2016 года в размере сумма (т. 7 л.д. 5-320);

актом налоговой проверки № 14/1410 от 30.09.2016 год, что по результатам налоговой проверки установлена неуплата налогов и сборов (недоимка), предложено начислить пени и привлечь к ответственности за совершение налогового правонарушения (т. 8 л.д.1-163);

выводами заключения эксперта <фио> «Экспертология» № 07919э от 29 октября 2019 года, что в результате включения в состав налоговых вычетов недостоверных сведений о сделках с ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «АртЛайн», ООО «ТрейдАльянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком», ООО «Мега Лайн», ООО «Вогстайл» при исчислении к уплате в бюджет налога на добавленную стоимость ООО «Компания Тарра» за период с 01.01.2013 года по 31.12.2015 года уменьшена сумма налога, исчисленная к уплате в бюджет в размере сумма (2013 год: I кв. 2013 года – сумма;  II кв. 2013 года - сумма; III кв. 2013 года - сумма;  IV кв. 2013 года – сумма 2014 год: I кв. 2014 года - сумма;   II кв. 2014 года - сумма; III кв. 2014 года - сумма; IV кв. 2014 года - сумма; 2015 год: I кв. 2015 года - сумма;  II кв. 2015 года - сумма; III кв. 2015 года - сумма). В результате включения в налоговые показатели недостоверных сведений о сделках с ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «АртЛайн», ООО «ТрейдАльянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком», ООО «Мега Лайн», ООО «Вогстайл» при исчислении к уплате налога на прибыль организаций ООО «Компания Тарра» за период с 01.01.2013 года по 31.12.2015 года: за 2013 год уменьшена сумма налога, исчисленная к доплате сумма; за 2014 год уменьшена сумма налога, исчисленная к доплате сумма, увеличена сумма налога к уменьшению: сумма; за 2015 год уменьшена сумма налога, исчисленная к доплате: сумма. Сумма денежных средств, перечисленная ООО «Компания Тарра»  за период с 01.01.2013 года по 31.12.2015 года в адрес ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «АртЛайн», ООО «ТрейдАльянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком», ООО «Мега Лайн», ООО «Вогстайл» составила (руб.): за 2013 год всего сумма (ООО «АртЛайн» - сумма; ООО «Валерион» - сумма; ООО «РусОптТорг» - сумма; ООО «ТрейдАльянс» - сумма; ООО «ЭльГрупп» - сумма); за 2014 год всего сумма (ООО «АртЛайн» - сумма; ООО «Валерион» - сумма; ООО «Метаком» - сумма); за 2015 год всего сумма (ООО «АртЛайн» - сумма; ООО «Валерион» сумма; ООО «Метаком» - сумма). Сумма не перечисленных к уплате в бюджет налогов, определенных по налогам, составила сумма (т. 10 л.д. 201-365);

протоколом осмотра изъятых в ООО «Компания Тарра» по адресу: адрес предметов и документов со сведениями финансово-хозяйственной деятельности, учредительных документов ООО «Компания Тарра», договоров поставок с контрагентами, оборотно-сальдовыми ведомостями, внешнего USB диска черного цвета WD Elements 1Tb SN:WXF1A78HP1VF с электронной информацией по финансово-хозяйственной деятельности ООО «Компания Тарра» (т. 11 л.д. 2-221);

протоколом выемки на основании постановления Черемушкинского районного суда адрес в ИФНС России № 28 по адрес, регистрационного дела, бухгалтерской и налоговой отчетности ООО «Компания Тарра» (т. 11 л.д. 229-233);

протоколом осмотра материалы регистрационного дела, бухгалтерской и налоговой отчетности ООО «Компания Тарра», USB-накопителя «smartbuy», с электронными файлами выездной налоговой проверки ИНФС России № 28 по адрес в отношении ООО «Компания Тарра», иных сведений в отношении указанного общества (т. 11 л.д. 235-237);

вещественными доказательствами (т. 11 л.д. 238-239);

сведениями регистрационного дела ООО «Мега Лайн» с копиями документов: о постановке на налоговый учёт, решение о государственной регистрации, свидетельство о государственной регистрации права, Устава Общества, иные значимые для уголовного дела документы (т. 12 л.д. 1-3);
протоколом обыска в помещении ООО «Компания Тарра» по адресу: адрес, с изъятием предметов и документов финансово-хозяйственной Общества (т. 12 л.д. 80-87);

протоколами обысков в помещениях ООО «Компания Тарра» по адресам: адрес, и адрес, с изъятием предметов и документов финансово-хозяйственной деятельности Общества (т. 12 л.д. 94-99, 148-201, 141-145);

протоколом осмотра изъятых при обысках предметов и документов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Компания Тарра», учредительных документов, налоговых деклараций, книг учётов, актов сверки взаимных расчетов, счетов-фактур (т. 12 л.д. 202-222);

ответом из Центрального информационно-технического таможенного управления о том, что сведений о совершении таможенных операций в отношении товаров, оформленных на ООО «МегаЛайн» и ООО «Вогстал» за период с 01.01.2013 года по 31.12.2015 год в ЦБД ЕАИС таможенных органов, не имеется (т. 13 л.д. 16);

выводами заключения эксперта № 17520э от 18.02.2020 года, что в результате включения в состав налоговых вычетов недостоверных сведений о сделках с ООО «РусОптТорг» ИНН 7706769383, ООО «ЭльГрупп» ИНН 7730666237, ООО «АртЛайн» ИНН 7720768906, ООО «ТрейдАльянс» ИНН 7702815744, ООО «Валерион» ИНН 7730685670, ООО «Метаком» ИНН 7727840598, ООО «Мега Лайн» ИНН 7702819097, ООО «Вогстайл» ИНН 7707754975, при исчислении к уплате в бюджет налога на добавленную стоимость ООО «Компания Тарра» за период с 01.01.2013 года по 31.12.2015 года, уменьшена сумма налога, исчисленная к уплате в бюджет в размере сумма (2013 год: I кв. 2013 года - сумма; II кв. 2013 года - сумма; III кв. 2013 года - сумма; IV кв. 2013 года - сумма 2014 год: I кв. 2014 года - сумма;  II кв. 2014 года - сумма; III кв. 2014 года - сумма; - IV кв. 2014 года - сумма; 2015 год: I кв. 2015 года - сумма; II кв. 2015 года - сумма; III кв. 2015 года - сумма). В результате включения в налоговые показатели недостоверных сведений о сделках с ООО «РусОптТорг» ИНН 7706769383, ООО «ЭльГрупп» ИНН 7730666237, ООО «АртЛайн» ИНН 7720768906, ООО «ТрейдАльянс» ИНН 7702815744, ООО «Валерион» ИНН 7730685670, ООО «Метаком» ИНН 7727840598, ООО «Мега Лайн» ИНН 7702819097, ООО «Вогстайл» ИНН 7707754975 при исчислении к уплате налога на прибыль организаций ООО «Компания Тарра» за период с 01.01.2013 года по 31.12.2015 года: за 2013 год уменьшена сумма налога, исчисленная к доплате: сумма; за 2014 год уменьшена сумма налога, исчисленная к доплате: сумма, увеличена сумма налога к уменьшению: сумма; за 2015 год уменьшена сумма налога, исчисленная к доплате: сумма. Сумма денежных средств, перечисленная ООО «Компания Тарра» за период с 01.01.2013 года по 31.12.2015 года в адрес ООО «РусОптТорг» ИНН 7706769383, ООО «ЭльГрупп» ИНН 7730666237, ООО «АртЛайн» ИНН 7720768906, ООО «ТрейдАльянс» ИНН 7702815744, ООО «Валерион» ИНН 7730685670, ООО «Метаком» ИНН 7727840598, ООО «Мега Лайн» ИНН 7702819097, ООО «Вогстайл» ИНН 7707754975 составила (руб.): за 2013 год всего сумма (ООО «АртЛайн» - сумма; ООО «Валерион» - сумма; ООО «РусОптТорг» - сумма; ООО «ТрейдАльянс» - сумма; ООО «ЭльГрупп» -  4 791 164,54 рублкй; ООО «Вогстайл» -сумма; ООО «Мега Лайн» - сумма); за 2014 год всего сумма (ООО «АртЛайн» - сумма; ООО «Валерион» - сумма; ООО «Метаком» - сумма; ООО «Мега Лайн» - сумма); за 2015 год всего сумма (ООО «АртЛайн» - сумма; ООО «Валерион» сумма; ООО «Метаком» - сумма). Сумма не перечисленных к уплате в бюджет налогов, определенных по результатам исследования по первому и второму вопросам, составила сумма (т. 13 л.д. 22-191);

подробно приведёнными в приговоре показаниями свидетелей <фио>,  <фио>, <фио>,  <фио>, Б-вой Е.А., С-вой Е.А., Ч-вой Е.В., <фио>,  <фио>, <фио>, <фио>, эксперта Л-вой Е.С.,

другими исследованными в суде первой инстанции доказательствами.

Суд первой инстанции обоснованно пришёл к выводу о достоверности показаний указанных свидетелей и эксперта, поскольку они не имеют противоречий, влияющих на правильность установления судом обстоятельств совершения осуждённым преступления и на доказанность его вины, подтверждаются всей совокупностью собранных по делу доказательств, в том числе изъятыми документами, протоколами следственных действий, заключениями экспертиз, протоколами осмотров предметов и документов, являются последовательными, согласуются с другими доказательствами уголовного дела. 

Показания свидетелей, экспертов, специалистов и иные, исследованные в судебном заседании доказательства, всесторонне, полно и объективно исследованы судом, их анализ и оценка изложены в приговоре. 

Доказательства, положенные в основу приговора, непосредственно исследованы судом первой инстанции, что видно из протокола судебного заседания, где имеются указания на оглашение конкретных томов и листов уголовного дела с приведением названия исследованного документа. При этом нарушений требований статьи 259 УПК РФ о ведении протокола судебного заседания, в том числе отражения в нём хода и порядка судебного разбирательства, приведения содержания исследованных в суде доказательств, не установлено. 

Доводы защиты, что суд выступил на стороне обвинения и принял на себя функцию изобличения виновного, поскольку самостоятельно произвел исследование материалов дела с 1 по 4 тома было, не основаны на материалах. Так, в ходе судебного заседания государственным обвинителем было заявлено ходатайство об оглашении письменных материалов уголовного дела, которое при отсутствии возражений других участников процесса было судом удовлетворено. А то обстоятельство, что указанные прокурором в четырех томах дела доказательства были оглашены председательствующим, соответствует требованиям ч. 1 ст. 240 УПК РФ, представляющей суду право и возможность оглашать протоколы и иные документы, производить другие судебные действия по исследованию доказательств.

Приведенное в приговоре содержание показаний свидетелей, экспертов, специалистов соответствует содержанию их показаний, отраженных в протоколе судебного заседаний (в его частях).

Показания свидетелей на предварительном следствии были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. 

Утверждения в жалобах о недопустимости заключений экспертов №07919э от 29 октября 2019 года и №17520э от 18.02.2020 года (т. 10 л.д. 201-365, т. 13 л.д. 21-191), положенных в основу приговора, материалами дела не подтверждены.

Суд привёл в приговоре мотивы, по которым согласился с заключениями экспертиз и признал их допустимыми доказательствами. Такая оценка соответствует материалам уголовного дела, оснований не согласиться с ней у судебной коллегии оснований не имеется.

Нарушений правовых норм, регулирующих основания и порядок производства экспертизы по уголовному делу, а также правила проверки и оценки оспариваемых стороной защиты экспертиз, которые бы могли повлечь недопустимость заключений экспертов, не допущено.

Суд обоснованно учёл, что экспертизы произведены на основании постановлений следователя, вынесенных в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона.

В производстве экспертиз участвовала эксперт Л-ва Е.С., имеющая соответствующее образование – кандидат экономических наук, являющаяся доцентом кафедры «Экономических экспертиз и финансового мониторинга», и стаж экспертной деятельности по специальности «Бухгалтерский учёт, анализ, аудит» с 2001 года (т. 10 л.д. 183-194, 195-198).

Проведение исследований с привлечением этого эксперта, компетентность которого не вызывает сомнений, соответствует положениям ч. 2 ст. 195, п. 60 ст. 5 УПК РФ. В деле отсутствуют какие-либо основанные на фактических данных сведения о наличии предусмотренных ст. 70 УПК РФ обстоятельств для отвода эксперта, проводившей экспертизы.

Заключения экспертиз отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, содержат полные ответы на все поставленные вопросы, ссылки на примененные методики и другие необходимые данные, научно аргументированы, являются ясными и полными, не содержат противоречий и согласуются с другими доказательствами по делу, заверены подписями экспертов записи, удостоверяющие то, что эксперту разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, и они предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений. Представленные на исследование материалы дела были достаточны для ответов на поставленные перед экспертами вопросы.

При принятии решения по делу суд принял во внимание выводы оспариваемых стороной защиты экспертиз и обоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств об исключении заключений экспертиз из числа допустимых доказательств, о назначении и проведении дополнительных и повторных экспертиз, мотивированно изложив свою позицию, с которой согласна судебная коллегия.

Проведение по делу дополнительной экономической судебной экспертизы № 17520э от 18.02.2020 года (т. 13 л.д. 21-191) было обусловлено, как это видно из материалов уголовного дела, появлением дополнительных материалов для исследований - добавились организации контрагенты ООО «Мега Лайн» и ООО «Вогстайл», которые при предыдущей экспертизе не учитывались, а также ввиду допущенной технической ошибке в экспертизе № 07919э от 29 октября 2019 года в нумерации таблицы, что не меняло смысловой нагрузки и не влияло на правильность выводов эксперта. 

При таких обстоятельствах поручение проведение дополнительной экономической судебной экспертизы №17520э от 18.02.2020 года, вопреки доводам стороны защиты, было законно и обоснованно.

Давая оценку указанным заключениям экспертов в совокупности с другими доказательствами по уголовному делу, суд пришел к правильному выводу об их допустимости, обоснованно принял во внимание выводы дополнительной экономической судебной экспертизы №17520э от 18.02.2020 года (т. 13 л.д. 21-191) при определении неуплаченных Х-вым Р.А. налогов на добавленную стоимость и налога на прибыль ООО «Компания Тарра» на общую сумму <сумма>, так как данной экспертизой, в отличии от судебной экспертизы № 07919э от 29 октября 2019 года, учитывались все организации контрагенты, сотрудничавшие с ООО «Компания Тарра», и все имеющиеся по организациям документы.

Объем предоставленных эксперту материалов был достаточен для ответов на поставленные следователем вопросы.

Суд, разрешая доводы стороны защиты о необходимости постановки эксперту вопроса об учете переплаты и уплаченных по решению налогового органа платежей в бюджет, пришел к правильному выводу, что эксперту не может ставиться вопрос, связанный учетом расчётов с бюджетом, так как учет расчётов с бюджетом является исключительной компетенцией налогового органа, который ведется на специальных лицевых счетах, умысел осуждённого на уменьшение суммы налога к уплате в бюджет в налоговой декларации автоматически приводит к неуплате налога в бюджет на сумму уменьшения, так как нельзя уплатить налог, который не был исчислен.

Суммы неуплаченных Х-вым Р.А. налогов на добавленную стоимость и налога на прибыль ООО «Компания Тарра», указанные в Справке (т.1 л.д. 97-144) и Акте налоговой проверки (т. 8 л.д. 1-163) , как правильно указал суд, не могли быть приняты судом как достоверные, поскольку:

в налоговые декларации, подписанные Х-вым Р.А. и представленные в ИФНС, были включены заведомо ложные сведения, полученные из документов, сведения в которых не соответствуют действительности, в связи с чем в самой справке налогового органа указано на необходимость в дальнейшем  в целях проверки полноты исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость  проанализировать налоговые декларации и книги покупок ООО «Компания Тарра» за 2013-2015 годы;
 
при производстве налоговой проверки, в том числе учитывалось и наличие товара поставленного на склад в последующем, что не отразилось на выводах проверяющего налогового органа, 

суммарная разница между выводами эксперта и выводами налогового органа, объясняется как показал в суде свидетель <фио>, подписавший Акт налоговой проверки (т.8 л.д. 163, т. 20 л.д. 41), проверка осуществлялась налоговым органом выборочным методом, исследовалась деятельность в отношении всего лишь несколько контрагентов, тогда как в заключение эксперта было исследовано уже восемь организаций имеющих признаки сомнительности. 

Суд оценивал результаты экспертных заключений во взаимосвязи с другими фактическими данными, что в совокупности позволило правильно установить виновность осуждённого Х-ва Р.А. в совершении вмененного ему преступления.

То обстоятельство, что в тексте постановления о возбуждении уголовного дела не были указаны все организации контрагенты, работавшие с ООО «Компания Тарра», не является основание для признания данного постановления незаконным и необоснованным, поскольку уголовное дело было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, в отношении  Х-ва Р.А. В данном случае последующее установление органом следствия в ходе досудебного производства по уголовному делу ещё двух таких организаций-контрагентов, по взаимоотношениям с которыми ООО «Компания Тарра» в лице её руководителя Х-ва Р.А. не были уплачены налоги, не требовало вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы защиты о том, что документы, касающиеся ООО «Компания Тарра», с ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «АртЛайн», ООО «ТрейдАльянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком», ООО «Мега Лайн», ООО «Вогстайл», в том числе имеющие налоговую и банковскую тайну, получены органом следствия в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Так, данные документы были истребованы в связи с проводимой органом полиции проверкой по официальным запросам надлежащих должностных лиц на основании ст. 13 Федерального закона «О полиции», ст. 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", а также на основании постановления Гагаринского районного суда <адрес> (т. 1 л.д. 150, 185, 187, 190, 193, 198, 201, 203, 221, т. 2 л.д. 62, 117, т. л.д. 63, 104, 106). В последующем переданы органу следствия, что сответствует положениям УПК РФ. 

В обоснование несогласия с приговором суда осуждённый Х-в Р.А. ссылается на апелляционные постановления Московского городского суда от 09.08.2017 № 10-13097/17, от 07.11.2018 № 10-19942/18, от 10.12.2018 № 10-21622/18, Оренбургского областного суда от 04.04.2018 № 22-837/18, однако они не имеют никакого отношения к настоящему уголовному делу, а аналогия, на которую указывает сторона защиты, в данном случае не приемлема.

Отсутствие экспертных исследований подписей в договорах организаций-контрагентов, принимая во внимание обстоятельства, вмененные в обвинении Х-ва Р.А., не влияет на законность и обоснованность приговора суда и на квалификацию действий осуждённого.

Как установлено судом, ООО «Компания Тарра», руководимое Х-вым Р.А., заключило договора, используемые при составлении и предоставлении налоговой отчетности, с ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «АртЛайн», ООО «ТрейдАльянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком», ООО «Мега Лайн», ООО «Вогстайл», которые не осуществляли реальной экономической деятельности, Х-в Р.А. использовал указанные компании исключительно с целью получения необоснованной налоговой выгоды путём увеличения налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость и налога на прибыль организации, и, как следствие, неправомерного занижения суммы уплаты налога на добавленную стоимость и на прибыль организации, при этом Х-в Р.А. представлял в налоговые органы декларации с заведомо ложными сведениями, полученные, в том числе из договоров с указанными организациями-контрагентами. При этом кем из надлежащих лиц организаций-контрагентов были подписаны договоры и другие документы, в данном случае для уголовного дела не имеет какого-либо существенного доказательственного значения, в связи с чем необходимости в проведении почерковедческих экспертиз у органа предварительного следствия и суда не имелось. 

Отказ суда в допросе специалиста <фио>, являющегося наряду с <фио> автором заключения специалистов №021994/16/77001/092020/И-13779 от 26.03.2020г., не является существенным и не нарушает прав представителей стороны защиты, поскольку в судебном заседании была допрошена <фио>, приобщено само указанное заключение специалистов (т. 16 л.д. 43-153, т. 17, т. 18 л.д. 1-219, 1-249, 1-372), которому в приговоре как и показаниям <фио> дана надлежащая оценка. Доводы защиты, что при допросе <фио> разрешалось задавать только ограниченный круг вопросов, не соответствуют протоколу судебного заседания, из которого видно, что стороне защиты была представлена возможность задать вопросы специалисту и выяснить с учётом требований ст. 252 УПК РФ  все интересующие обстоятельства. 

Решение o привлечении ООО «Компания Тарра» к ответственности за совершение налогового правонарушения не влияет на законность и обоснованность приговора суда и на квалификацию действий осуждённого.

Доводы защиты, что в обвинении и приговоре должна быть указана сумма денежных средств за каждый налоговый период перечисленных в адрес контрагентов, не соответствуют требованиям ст. 73 УПК РФ. С учётом того, Х-в Р.А. осуждён за уклонение от уплаты налогов, в приговоре приведены все признаки этого состава преступления, в том числе указаны периоды неуплаты им налогов, виды неуплаченных налогов и их размера.

Также нельзя согласиться с доводами жалоб, что в обвинении неверно указаны даты, в которые должны были быть уплачены Х-вым Р.А. налоги. 

Доводы адвоката Стенькина А.И. о нарушении его прав на ознакомление с делом тем, что не было рассмотрено его заявление об этом, не соответствуют материалам дела. Заявление адвоката Стенькина А.И. приобщено к делу. Из рукописных записей этого заявления, сделанных самим адвокатом, следует, что возможность реализовать право на ознакомление с материалами дела ему была предоставлена. Кроме того, адвокат Стенькин А.И. имел право и возможность заявить ходатайство о ознакомлении с делом как момента его вступления в дело в качестве защитника с 11 июня 2020 года, так в ходе судебного рассмотрения дела, продолжавшегося до 27 января 2021 года, однако таких ходатайств от него, согласно протоколу судебного заседания и материалам судебного производства, не заявлено. В тоже время многочисленные мотивированные со ссылкой на материалы дела ходатайства и заявления адвоката Стенькина А.И., отраженные в протоколе судебного заседания, и имеющиеся в виде отдельных документов, приобщенных к материалам дела, содержание его вопросов допрашиваемым в суде лицам, представление им доказательств стороны защиты, выступления в прениях сторон, указывают на то, что он ознакомлен  с материалами уголовного дела.

Представленный защитой в суде апелляционной инстанции Акт экспертной консультации от 17 мая 2021 г., в котором даётся оценка заключению эксперта № 17520э от 18.02.2020г., не опровергает выводов суда о допустимости заключения эксперта и о виновности Х-ва Р.А.

Судебная коллегия отмечает, что в материалах дела не имеется, в суд первой и апелляционной инстанции не представлено доказательств, свидетельствующих об искусственном создании органом уголовного преследования доказательств обвинения.

Являются необоснованными и не соответствующими действительности доводы защиты о том, что приговор представляет собой копированный текст обвинительного заключения, поскольку приговор в отношении осужденного постановлен в соответствии с требованиями норм уголовно-процессуального закона, в нем приведены исследованные в судебном заседании доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, при этом всем доказательствам судом дана надлежащая оценка, сомневаться в правильности которой у судебной коллегии оснований не имеется. Приговор отвечает требованиям ст. 307 УПК РФ.

Факт последующей частичной уплаты доначисленного налога не свидетельствует об отсутствии в действиях Х-ва Р.А. признаков состава преступления.

По смыслу закона, под возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, следует понимать уплату в полном объеме до назначения судом первой инстанции судебного заседания недоимки, пеней и штрафов в размере, определяемом в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний с учетом представленного налоговым органом или территориальным органом страховщика расчета размера пеней и штрафов. 

Полное возмещение ущерба, произведенное после назначения судом первой инстанции судебного заседания, в соответствии с п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ признается судом обстоятельством, смягчающим наказание. На основании части 2 той же статьи в качестве такового может быть признано и частичное возмещение причиненного преступлением ущерба.

Исходя из положений п. 1 ст. 45 Налогового кодекса Российской Федерации о возможности исполнения обязанности налогоплательщика по уплате налога также иным лицом для целей применения ч. 1 ст. 76.1 УК РФ полное возмещение ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации, может быть подтверждено документами, удостоверяющими факт перечисления в бюджетную систему Российской Федерации начисленных сумм в счет задолженности налогоплательщика - организации или физического лица (например, платежным поручением или квитанцией с отметкой банка). Суд не лишен возможности проверить указанный факт.

Однако осуждённым Х-вым Р.А. не представлено таких документов о полной уплате налога на добавленную стоимость и налога на прибыль ООО «Компания Тарра» за указанные в описательной части приговора периоды времени.

Судебная коллегия признает несостоятельными доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним о допущенных в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства нарушениях права на защиту. 

Нарушений норм УПК РФ в период предварительного следствия и судебного разбирательства, которые бы повлияли на вынесение итогового решения и влекли отмену приговора, судебная коллегия не усматривает. Не усматривается также оснований считать незаконными и необоснованными промежуточные решения, вынесенные в ходе судебного разбирательства. Оснований для возвращения уголовного дела прокурору, а также для его прекращения, у суда первой инстанции не имелось, не имеется и у судебной коллегии.

В приговоре суд первой инстанции не ограничился только указанием на доказательства, но и привел мотивы, по которым принял одни доказательства в качестве достоверных и допустимых и отверг другие доказательства, в частности: 

***

Приведенная по уголовному делу стороной защиты собственная оценка доказательств, в том числе со ссылкой на показания допрошенных в суде по ходатайству защиты свидетеля <фио>, специалистов <фио>, <фио>,  <фио>,  заключения специалистов № 1/ЗС-2020 от 20 июля 2020 года, № 29-20 от 16 марта 2020 года, № 021994/16/77001/092020/И-13779 от 26.03.2020 года, - обусловлена их позицией, которая не подтверждается материалами дела.

Суд пришёл к правильным выводам и мотивировал в приговоре, что:

заключение специалистов №021994/16/77001/092020/И-13779 от 26.03.2020 года не может положить в основу приговора, поскольку его содержание не имеет отношения к уголовному судопроизводству, может быть использовано лишь в ходе налогового процесса для обоснования позиции налогоплательщика, в неё не содержится какого-либо исследования, оно противоречит требованиям Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28, так как заключение специалиста не может содержать исследований доказательств;

показания специалистов <фио>, <фио> и <фио> содержат лишь их частные мнения, которые не являются основанием для признания доказательств по делу недопустимыми, не доказывают и не опровергают обстоятельства, установленные судом;
свидетеля <фио> не обладает информацией, касающейся предмета судебного разбирательства.

Суд обоснованно отверг как ненашедшие своего подтверждения доказательствами доводы защиты: о том, что Х-в Р.А. проявил должную степень осмотрительности при привлечении контрагентов при заключении с ними договоров, которые были реально исполнены, при этом ООО «Компания Тарра» в лице Х-ва Р.А. не должна отвечать и уплачивать налоги подлежащие уплате контрагентами; о проведении по уголовному делу повторной налоговой экспертизы; о возвращении уголовного дела прокурору; о недопустимости доказательств.

Не устраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, сомнений в виновности осужденных, требующих истолкования их в пользу последних, судебной коллегией по делу не установлено. Оснований для иной оценки представленным, как стороной обвинения, так и стороной защиты, доказательствам, судебная коллегия также не усматривает.

Судебная коллегия отмечает, что судом первой инстанции в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ установлены, как событие преступления, время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, так и форма вины, мотив, цель и последствия преступления, и в соответствии с положениями ст. 307 УПК РФ изложены в описательно-мотивировочной части приговора.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, представленные, как стороной обвинения, так и стороной защиты, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, проверив все доводы в защиту осужденных и правильно отвергнув их, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о достаточности доказательств для разрешения дела, правильно установил фактические обстоятельства дела, обоснованно пришел к выводу о виновности Х-ва Р.А. в совершении преступления, дал правильную юридическую оценку, квалифицировав его действия по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ как уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путём включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере.

Выводы суда о юридической квалификации действий виновного убедительно аргументированы и основаны на исследованных судом доказательствах, с ними согласна судебная коллегия. Основания для иной правовой оценки действий осуждённого отсутствуют. 

Суд первой инстанции назначил Х-ву Р.А. наказание в виде лишения свободы с соблюдением принципов законности и справедливости, в соответствии с требованиями уголовного закона, положений ст. ст. 43, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, данных, характеризующих его личность, всех смягчающих наказание обстоятельств, которыми признаны: положительные характеристики, в том числе данные сообщенные свидетелем <фио> в ходе судебного следствия, наличие на иждивении малолетних детей в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ, неработающей супруги, оказание материальной помощи родителям. 

Оснований для признания других обстоятельств в качестве смягчающих у суда первой инстанции не имелось, не усматривается и судом апелляционной инстанции.

Обстоятельств, отягчающих наказание Х-ва Р.А., судом не установлено.

При этом, проанализировав обстоятельства деяния, суд пришёл к правильному выводу о возможности исправления Х-ва Р.А. при назначении ему наказания в виде лишения свободы, условно, с применением ст. 73 УК РФ, без реальной изоляции от общества, посчитав, что данное наказание будет отвечать закрепленным в УК РФ целям исправления и предупреждения совершения им новых преступлений, обоснованно возложив на него обязанности не менять место жительства без уведомления органа уголовно-исполнительной инспекции, по вызовам являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства, не совершать административных правонарушений. 

Принимая во внимание фактические обстоятельства преступления и степень его общественной опасности, личность виновного,  суд пришёл к правильному выводу об отсутствии оснований для применения при назначении ему наказания положений ч. 6 ст. 15 УК РФ и ст. 64 УК РФ, мотивировав свои выводы. Также и судебная коллегия с учётом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности в совокупности с данными о личности Х-ва Р.А. не усматривает правовых и фактических оснований для применения к осуждённому положений ч. 6 ст. 15 УК РФ и ст. 64 УК РФ.

Судебная коллегия находит назначенное Х-ву Р.А. наказание, его вид и размер, справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного преступления и его личности, отвечающим принципам гуманизма и справедливости, задачам их исправления и предупреждения совершения новых преступлений, а потому не находит оснований для смягчения назначенного наказания, изменения вида наказания, снижения срока лишения свободы и испытательного срока.

Судом принято правильное решение об оставлении без рассмотрения гражданского иска Прокурора адрес о взыскании с Х-ва Р.С. причиненного преступлением вреда в размере сумма в доход государства, с признанием права на удовлетворение гражданского иска и передачей вопроса о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства ввиду необходимости дополнительного расчета и обоснования исковых требований  с учетом факта оплаты доначисленного налога.

Выводы суда относительно определения судьбы вещественных доказательств являются правильными.

Судебное разбирательство по уголовному делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с соблюдением всех принципов судопроизводства, в том числе состязательности и равноправия сторон, права на защиту, презумпции невиновности. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, в том числе письменные материалы уголовного дела. Все заявленные ходатайства в ходе судебного следствия, разрешены судом в установленном законом порядке, в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ и по ним приняты мотивированные решения. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов стороне защиты в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по делу не допущено. 

Таким образом, все фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, органами следствия и судом были исследованы с надлежащей полнотой, они получили в приговоре оценку в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, каких-либо противоречий в выводах суда не усматривается. Судебная коллегия не усматривает оснований для изменения либо отмены приговора, смягчения либо снижения назначенного осуждённому наказания, в том числе, по доводам апелляционных жалоб и дополнений к ним.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия 
 
О П Р Е Д Е Л И Л А:
 
Приговор Зюзинского районного суда адрес от 27 января 2021 года в отношении  Х-вА  РУСТАМА  АСИЯТУЛЛАЕВИЧА оставить без изменений, а апелляционные жалобы и дополнения к ним защитников - адвокатов Шубиной Т.В. и Стенькина А.И., апелляционную жалобу осуждённого Х-ва Р.А. – без удовлетворения.
 
Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, во Второй кассационный суд общей юрисдикции в течение шести месяцев со дня вступления приговора в законную силу, осуждённый имеет право заявить ходатайство о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Источник


Из жалоб

1. Суды при вынесении приговора и его анализе отказались от презумпции невиновности. Обвинительное решение постановлено на предположениях, при отсутствии обязательного для этой категории дел прямого умысла. Допущена судебная ошибка. 

В соответствии со ст. 49 Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. 

Согласно пункту 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом.

Приговор анализирует исключительно деятельность третьих лиц - поставщиков ООО «АртЛайн», ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «Трейд Альянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком», ООО «Мега Лайн» и ООО «Вогстайл». 

Вместе с тем, с совместном письме Следственного комитета РФ и Федеральной налоговой службы РФ от 13.07.2017 № ЕД-4-2/13650@ «Методические рекомендации «Об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумма налога (сбора)» основным фактором прямого умысла при взаимоотношениях с организациями, которые не уплачивают налоги, является их подконтрольность налогоплательщику-выгодоприобретателю, указывается на необходимость выявлять принадлежность фирмы-однодневки покупателю и доказать это.

Организация, желающая получить необоснованную налоговую выгоду, заключает хозяйственные договоры с лицом, не исполняющим свои налоговые обязательства, причем деятельность фирмы-«однодневки» прямо или косвенно подконтрольна получателю необоснованной налоговой выгоды, перечисляет ему определенную договором сумму (в том числе сумму косвенных налогов). 

В письме приведены примеры прямого умысла: 

- представление обществом в инспекцию документов от имени контрагентов, которые фактически оформлялись представителями самого общества (учредитель и руководитель организации-налогоплательщика одновременно являлся учредителем и руководителем фирм-однодневок, работник налогоплательщика одновременно являлся руководителем фирмы-однодневки);

- согласованность действий общества и его контрагентов по созданию видимости соблюдения требований закона, с целью предъявления к вычету НДС и отнесения затрат в состав профессиональных налоговых вычетов: отсутствие реальной возможности поставки товара, отсутствие подтверждения доставки товара, отсутствие участия контрагентов в движении товара, транзитный характер расчетов, обналичивание денежных средств, при этом участником контрагентов является сам привлекаемый к ответственности. 

В определении от 28.05.2020 № 05-ЭС19-16064 Верховный Суд РФ установил, что «доначисление НДС обществу обусловлено безосновательным переложением налоговых обязательств общества поставщика и контролируемых им лиц на налогоплательщика, тогда как непоступление НДС в бюджет в связи с неправомерными действиями поставщиков первого, второго и более дальних звеньев является основанием для налоговых претензий к этим компаниям и контролирующим их лицам, а не к обществу, причастность которого к действиям контрагентов не подтверждена».

В этом определении также заявлено, что «в ходе налоговой проверки не установлены обстоятельства сговора налогоплательщика и его контрагентов, направленного на получение необоснованной налоговой выгоды, в том числе обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик контролировал деятельность общества контрагента и связанных с ним лиц, допустивших неуплату НДС при совершении операций…, определял поведение или иным образом влияя на их деятельность, являлся выгодоприобретателем по сделкам».

Контрагенты-поставщики Х-вым Р.А. не контролировались и не могли контролироваться, поступление товара от продавцов ни обвинением, ни судом не оспаривалось. 

Он руководил ООО «Компания Тарра». Предметом судебного разбирательства были отношения с поставщиками ООО «АртЛайн», ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «Трейд Альянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком», ООО «Мега Лайн» и ООО «Вогстайл», которые будто бы частично или полностью не платили налоги.  

*** 
 
Руководитель ООО «Компания Тарра» мог действовать криминально, только если продавцы (ООО «АртЛайн», ООО «РусОптТорг», ООО «ЭльГрупп», ООО «Трейд Альянс», ООО «Валерион», ООО «Метаком», ООО «Мега Лайн» и ООО «Вогстайл») им контролировались. 
Ни в деле, ни в приговоре, ни в апелляционном определении не приведено ни одного доказательства об этом. 

По сведениям из приговора, ООО «Компания Тарра» с 01.01.2013 по 31.12.2015 перечислила в адрес восьми контрагентов не менее 384 млн руб. - в ООО «АртЛайн» - 153 955 545 руб., в ООО «РусОптТорг» - 10 262 732 руб., в ООО «ЭльГрупп» - 4 791 164 руб., в ООО «Трейд Альянс» - 49 948 421 руб., в ООО «Валерион» - 56 172 490 руб., в ООО «Метаком» - 25 345 197 руб., в ООО «Мега Лайн» - 73 347 389 руб. и в ООО «Вогстайл» - 12 542 386 руб. (листы 6-7).

Нет никакого экономического смысла терять указанные значительные средства, получив за это выгоду по неуплаченным налогам на 56 млн руб., только если указанные контрагенты не будут находиться под контролем плательщика с возможностью возвратить потраченные 384 млн руб., например, путем обналичивания.    

Из всех представленных восьми контрагентов в суде устно и непосредственно был допрошен только один С-в В.М. Из его показаний от 16.11.2020 как участника общества «АртЛайн» следовало, что Х-ва Р.А. и Компанию «Тарра» он не знает, отношений с ними не было.  

В договоре поставки от 25.03.2012 (л. 3 приговора) подписантом от имени этого поставщика значится не С-в В.М., а К-ва С.Б., но она не допрошена, государственный обвинитель от ее вызова в суд отказалась.   

Третий учредитель ООО «АртЛайн» Е-н В.Н. (т. 5, л.д. 14) также ни к следователю, ни в суд не вызывался.

Уставный капитал ООО «АртЛайн» был равен 10 200 000 руб. За период с 01.01.2013 по 31.12.2015 организация уплатила более 800 тыс. руб. НДС, обороты по счету за этот период составили сумму не менее 700 000 000 руб. 

Из оглашенных показаний А-ва И.С. от 13.02.2020 видно, что он в деятельности ООО «Вогстайл» как руководитель участия не принимал, какие-либо документы не подписывал.  

Приговор указывает на то, что Х-в Р.А. получил и подписал с этим обществом от лица ООО «Компания Тарра» договор поставки от 10.01.2012 № 4 (л. 3). Но в суде этот документ не исследовался, в обвинительном заключении он не приведен, ссылок на него нет. Среди 14 томов уголовного дела его нет. В протоколе осмотра предметов от 23.12.2019 (т. 11, л.д. 2-221) этот договор также не указан.  

Согласно оглашенным показаниям П-вой Л.В. от 14.02.2020, ООО «Вогстайл» зарегистрировала по просьбе своей знакомой, однако в деятельности организации участия не принимала и финансово-хозяйственные документы не подписывала. 

Осужден Х-в Р.А. и за то, что получил и подписал от лица ООО «Компания Тарра» с ООО «Трейд Альянс» договор поставки от 03.06.2013 № 23 (л. 3 приговора). Со стороны ООО «Трейд Альянс» он был выполнен от имени К-вой Майи Сергеевны. В суде она не допрашивались, показания не оглашались.

Обороты ООО «ТрейдАльянс» за 2013 год составили 238 039 869 руб.

По выводам суда, Х-в Р.А. получил и подписал от лица ООО «Компания Тарра» с ООО «ЭльГрупп» договор поставки от 03.09.2012 № 234 с подписью от имени поставщика П-ва Константина Николаевича (л. 3 приговора). Он в суде не допрошен, показания не оглашены.

Более того, в этом договоре в качестве генерального директора ООО «ЭльГрупп» обозначен не П-в К.Н., а К-ва Е.Ю. (т. 3, л.д. 161), которая ни на одной из стадий уголовного процесса не допрашивалась, как и второй учредитель Евдокимова М.А.

ООО «ЭльГрупп» имело уставный капитал в 200 000 руб. и только за три месяца 2013 года обороты не менее 89 097 240 руб.

Согласно приговору, Х-в Р.А. получил и подписал от лица ООО «Компания Тарра» договор поставки от 30.09.2014 с ООО «Метаком» (л. 3). 

Представитель этой организации Л-кий А.А. в суде не допрошен, показания не оглашались.

В ООО «Метаком» в 2014 году доходы от реализации составляли 16 248 172 руб., в 2015 году – 12 146 939 руб., был уплачен НДС более 50 000 руб. 

В ответ на запрос следователя ИФНС сообщил, «что ООО «Метаком» признаками недействующего юридического лица не обладает и на дату предоставления отчетности на 08.06.2016 за ней числится задолженность в размере 8484 руб. 39 коп.» (т. 6, л.д. 144). На 01.01.2019 инспекция предоставила выписку о том, что задолженности нет, есть небольшая переплата в размере 16 500 руб. (т. 6, л.д. 151-153). 

С участием ООО «Метаком» имелся арбитражный спор по делу А40-184892/2015.

По выводам приговора Х-в Р.А. получил и подписал от лица ООО «Компания Тарра» с ООО «Валерион» договоры поставки от 01.10.2013 № 01/10/13-1 и от 01.10.2014 № 01/10/14-10 (л. 3), подписанные Л-вым А.П., от допроса которого 16.11.2020 государственный обвинитель отказался. Других свидетельств по этой сделке нет.  

Второй учредитель ООО «Валерион» М-в В.И. не допрашивался (т. 4, л.д. 31-34).  

Уставный капитал ООО «Валерион» составлял 200 000 руб., доходы от реализации в 2013 году - 302 386 124 руб., в 2014 году – 1 072 920 025 руб., в 2015 году – 596 790 158 руб. Организация уплатила налог на прибыль за 2013 год 14 220 руб., в 2014 году – 32 627 руб., в 2015 году – 400 341 руб., а также НДС более 100 000 руб.

Были как минимум два арбитражных дела с участием ООО «Валерион». 

Из оглашенных 25.09.2020 показаний С-вой Е.А. от 26.08.2019 (ООО «РусОптТорг») (л. 25 приговора), видно, что в связи с потерей паспорта на ее имя было зарегистрировано ООО «РусОптТорг», однако деятельности она не вела и документы не подписывала. 

Обороты ООО «РусОптТорг» только за два месяца с 01.01.2013 по 28.02.2013 составили не менее 101 204 722 руб. Организация участвовала и в арбитражных спорах, например, в деле А40-154500/2013 по договору поставки на сумму 700 000 руб. 

С-в Владимир Александрович, от имени которого со стороны ООО «МегаЛайн» подписан договор поставки от 28.11.2013 № 28/11/13-19 (л. 3 приговора), ни в суде, ни на следствии не допрашивался.

Эти доводы были изложены в апелляционной жалобе, однако вопреки ч. 4 ст. 7 УПК РФ в апелляционном определении не затронуты совсем.  
 
2. Выводы выездной налоговой проверки прямо указывают на отсутствие в действиях Х-ва Р.А. умысла. 

Из приведенного в приговоре решения налогового органа № 14/2131 от 13.12.2016 видно, что ООО «Компания Тарра» привлечена к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неосторожность (л. 17 приговора). 

Статья 122 НК РФ имеет пункт 3, когда действия налогоплательщика могут квалифицироваться как умышленные, однако налоговый орган отказался от этого.  

Налоговый инспектор В-в Ю.А. в суде подтвердил, что ООО «Компания Тарра» по результатам акта выездной налоговой проверки была привлечена к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неосторожность в связи с отсутствием в действиях его руководителя должной осмотрительности. При установлении подконтрольности поставщиков проверяемому налогоплательщику организация была бы наказана по п. 3 ст. 122 НК РФ за умышленные поступки (протокол судебного заседания от 16.11.2020). 

Вывод апелляционного суда о том, что «решение о привлечении ООО «Компания Тарра» к ответственности за совершение налогового правонарушения не влияет на законность и обоснованность приговора суда и на квалификацию действий осужденного» (л. 21 апелляционного определения) не обоснован и противоречит закону. 

В соответствии с п. 4 ст. 110 НК РФ вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц, каковым в исследованный период был обвиняемый. Пунктом 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» установлено, что доказательствами, подтверждающими отсутствие в содеянном признаков составов налоговых преступлений могут быть акты налоговых проверок. 

О том, что апелляционный суд фактически не рассматривал жалобы, говорит, среди прочего, следующее.

По приговору суда Х-в Р.А. будто бы утверждал о проявлении им должной осмотрительности. 

В апелляционной жалобе было заявлено, что как раз наоборот, он не отрицал отсутствия должной осмотрительности при выборе контрагентов, отсутствие должной осмотрительности свидетельствовало о неосторожности в его поступках, тогда как для преступного уклонения от уплаты налогов необходим был прямой умысел. 

Несмотря на это апелляционная инстанция вновь, без анализа жалобы, заявила, что «суд обоснованно отверг как ненашедшие своего подтверждения доказательствами доводы защиты: о том, что Х-в Р.А. проявил должную степень осмотрительности при привлечении контрагентов при заключении с ними договоров, которые реально были исполнены...» (л. 24 апел. опред.). 

Проигнорировал апелляционный суд и приведенную в апелляционных жалобах судебную практику, которая свидетельствует о единообразии при применении закона. 

Так, Ростовский областной суд в апелляционном определении от 13.01.2020 № 22-3/20 установил, что отсутствие в действиях должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов свидетельствуют об отсутствии прямого умысла, направленного на уклонение от уплаты налогов. Бездействие руководителя юридического лица, связанное с ненадлежащей проверкой контрагентов предприятия, может свидетельствовать о наличии в его действиях налоговой ответственности, но не может расцениваться как способ уклонения от уплаты налогов.

Так же рассудил Хабаровский краевой суд в апелляционном определении от 11.04.2017 № 22-605/17 - законом не предусмотрена обязанность руководителя организации запрашивать в государственных органах, банках и иных учреждениях сведения о субподрядчиках, в связи с чем, возможно проявленную неосмотрительность нельзя считать основанием для уличения в умысле на неуплату налогов. Нарушение контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей само по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Свердловский областной суд в апелляционном приговоре от 25.05.2018 № 22-4001-18 оправдал обвиняемого, указав, что отсутствие должной осмотрительности и осторожности не свидетельствуют об умышленном характере действий виновного лица. Оправданный имел возможность получить информацию о контрагентах только в объеме, содержащемся в Едином государственном реестре юридических лиц, в котором отсутствуют обстоятельства неосуществления хозяйственной деятельности контрагентами, а базы «Риски», «Контур-Фокус» имели закрытый, служебный характер.  

Налоговый инспектор В-в Ю.А. на допросе 16.11.2020 сообщил суду, что информационные ресурсы в 2013-2015 годах не действовали.
 

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images