Фактически суды подвергли сомнению правильность способа расчета налога, дали оценку обоснованности предъявленного обвинения, указали на восполнение неполноты расследования. Определение Шестого кассационного суда от 02.06.2021 № 77-2235/21

Статья 198 УК РФ / Кассационные суды / 220 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего Попова О.В., судей Пикалова И.Н., Якушевой Е.В., при секретаре Бобряшовой О.А., с участием: обвиняемого И-на М.М., защитников – адвокатов Исаева А.М., Кобалии Л.А., прокурора Фищенко Е.И., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению заместителя прокурора Республики Башкортостан Абзалетдинова Р.З. на постановление Демского районного суда г.Уфы Республики Башкортостан от 18 ноября 2020 года и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 января 2021 года по уголовному делу в отношении И-на Марата Мунавировича.

Заслушав доклад судьи Попова О.В., изложившего обстоятельства дела, содержание вынесенных судебных решений, доводы кассационного представления, выступление прокурора Фищенко Е.И. в поддержание доводов кассационного представления, мнение обвиняемого И-на М.М. и защитников Исаева А.М. и Кобалии Л.А., возражавших против удовлетворения кассационного представления, судебная коллегия

установила:
        
постановлением Демского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 18 ноября 2020 года уголовное дело в отношении И-на Марата Мунавировича, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца д. <адрес> Республики Башкортостан, несудимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК РФ, возвращено прокурору Республики Башкортостан в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.
       
Мера пресечения И-ну М.М. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения.

13 января 2021 года апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Башкортостан постановление Демского районного суда <адрес> Республики Башкортостан от ДД.ММ.ГГГГ оставлено без изменения.

В кассационном представлении заместитель прокурора Республики Башкортостан Абзалетдинов Р.З. выражает несогласие с принятыми судебными решениями, считая их незаконными и необоснованными. Указывает, что обвинительное заключение соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ, а выводы суда о наличии препятствий для вынесения итогового решения по уголовному делу опровергаются доказательствами, подтверждающими предоставление И-ным М.М. в налоговый орган недостоверных счетов-фактур, товарных накладных, квитанций, оформленных от имени ИП Г.С.А., при отсутствии реальных хозяйственных отношений между ними, а также вступившими в законную силу решениями арбитражных судов об отсутствии между индивидуальными предпринимателями И-ным М.М. и Г.С.А. договорных отношений и гражданско-правовых обязательств. Ссылается на положения Налогового Кодекса РФ, возлагающего документальное обоснование права на налоговые вычеты сумм НДС на налогоплательщика. Считает, что выводы суда первой инстанции о неопределенности и неконкретности размера налогов, от уплаты которых уклонился И-н М.М., в связи с неустановлением лиц, фактически поставивших ему товары, основан на суждении стороны защиты о проверке обстоятельств, не влияющих на существо предъявленного И-ну М.М. обвинения и размер неуплаченного налога. Безосновательно определив подлежащие доказыванию обстоятельства, суд вышел за пределы судебного разбирательства, нарушив положения ст. 252 УПК РФ и тем самым возложив на сторону обвинения обязанность установить источник происхождения товара, фиктивное документальное оформление приобретения которого является элементом инкриминируемого И-ну М.М. преступления. По мнению автора кассационного представления, суд фактически предопределил действия прокурора и органа предварительного следствия по восполнению имеющейся неполноты следствия, указав на необходимость сбора дополнительных доказательств, тем самым нарушив принципы беспристрастности и состязательности сторон, самоустранился от возложенной на него обязанности по оценке представленных доказательств и принятию итогового решения, определил необходимость производства непредусмотренного законом дополнительного следствия. Считает, что допущенные судом нарушения принципов законности, справедливости, состязательности сторон и осуществления правосудия в разумный срок и в пределах предъявленного обвинения являются фундаментальными, искажающими саму суть правосудия. Просит постановление Демского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 18 ноября 2020 года и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 января 2020 года по уголовному делу в отношении И-на М.М. отменить, уголовное дело передать на новое рассмотрение.
       
Выслушав стороны в судебном заседании, изучив материалы уголовного дела и проверив по ним доводы кассационного представления, судебная коллегия считает, что оспариваемые судебные решения подлежат отмене, по следующим основаниям.
       
В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
       
Согласно ст. 401.6 УПК РФ, пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.
       
По настоящему делу допущены такие существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, которые в соответствии с частью 1 статьи 401.15 УПК РФ являются основаниями отмены судебных решений при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке. 
      
В соответствии с ч. 4 ст.7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. По смыслу закона, судебное решение признается таковым, если суд при его вынесении исходил из материалов, рассмотренных в судебном заседании, сделал выводы на установленных им фактах, правильно применил закон. 
       
Постановления судов первой и апелляционной инстанций не отвечают в полной мере данным требованиям закона.
       
В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления.
        
При этом положения ст. 237 УПК РФ предусматривают исчерпывающий перечень случаев, когда уголовное дело возвращается прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
         
Из разъяснений, содержащихся в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2009 N 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству», следует, что при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в статье 237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225, частях 1, 2 статьи 226.7 УПК РФ положений, которые служат препятствием для рассмотрения судом уголовного дела по существу и принятия законного, обоснованного и справедливого решения. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление не подписаны следователем (дознавателем), обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждено прокурором, обвинительный акт или обвинительное постановление не утверждены начальником органа дознания или прокурором; в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу. 
          
Как следует из п.19 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2017 N 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)», если в ходе судебного разбирательства выявлены существенные нарушения закона, указанные в пунктах 1 - 6 части 1 статьи 237 УПК РФ, допущенные в досудебном производстве по уголовному делу и являющиеся препятствием к постановлению судом приговора или вынесения иного итогового решения, не устранимые судом, то суд по ходатайству стороны или по своей инициативе возвращает дело прокурору при условии, что их устранение не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 27.02.2018 г. N 274-О, возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его судебному рассмотрению может иметь место лишь в случае, если допущенное органами предварительного расследования процессуальное нарушение является таким препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора.
        
В обоснование вывода о необходимости возвращения уголовного дела в отношении И-на М.М. прокурору суд сослался на то, что согласно обвинению ИП Г.С.А. фактически поставку товара И-ну М.М. не производил, последний приобретал товар у различных частных лиц без документального подтверждения, и неплательщиков НДС, после чего продавал его, однако данные обстоятельства, в том числе лица, являющиеся неплательщиками НДС, у которых И-н М.М. приобретал товар, в обвинительном заключении не отражены, и, соответственно, следствием не определен и не конкретизирован действительный размер налогов, от уплаты которых уклонился И-н М.М., а обвинение ему предъявлено по сумме налогового вычета, выставленного фиктивным продавцом товара ИП Г.С.А.
        
Между тем приведенные судом основания принятого решения о возвращении уголовного дела прокурору не отвечают требованиям п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ. Как следует из материалов уголовного дела, существенных нарушений при составлении обвинительного заключения, влекущих возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, по данному делу не имеется. 

Исходя из обстоятельств дела, изложенных в обвинительном заключении, И-н М.М. при осуществлении предпринимательской деятельности в период с 01 января 2013 года по 25 марта 2016 года закупал часть товарно-материальных ценностей у различных частных лиц без документального подтверждения, и неплательщиков НДС, осознавая, что это исключает законные основания для включения их в состав налоговых вычетов по НДС. С целью создания видимости наличия условий для возникновения у него права на искусственное увеличения налогового вычета по НДС он приискал документы первичного учета с реквизитами ИП Г.С.А., с которым фактических взаимоотношений не имел, после чего по его поручению в бухгалтерском и налоговом учете отражались ложные сведения о приобретении товарно-материальных ценностей у ИП Г.С.А., в стоимость которых был включен НДС. Используя фиктивный документооборот, И-ным М.М. было организовано включение в налоговые декларации по НДС заведомо ложных сведений о величине налоговых вычетов, что повлекло неуплату НДС, то есть причинение ущерба Российской Федерации на сумму 409 282 867 рублей, что является особо крупным размером. 
       
Как следует из материалов уголовного дела, в обвинительном заключении указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, в том числе, вопреки выводам оспариваемого судебного постановления, указан конкретный размер НДС, от уплаты которого, по мнению обвинения, уклонился И-н М.М., приведен расчет размера неуплаченного налога поквартально начиная с 1 квартала 2013 года и заканчивая 4 кварталом 2015 года.
       
Фактически суды первой и апелляционной инстанций в своих решениях подвергли сомнению правильность примененного обвинением способа расчета налога, от уплаты которого уклонился И-н М.М., тем самым выразив свою оценку обоснованности предъявленного И-ну М.М. обвинения, не приняв при этом во внимание, что по смыслу закона основанием для возвращения дела прокурору являются только такие допущенные органами предварительного расследования существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые суд не может устранить самостоятельно и которые исключают возможность постановления законного и обоснованного приговора, и такие процессуальные нарушения не могут касаться ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации деяния и доказанности вины обвиняемых.
      
Указав на необходимость отражения в обвинительном заключении данных о лицах, являющихся неплательщиками НДС, у которых И-н М.М. приобретал товар, суд в нарушение требований уголовно-процессуального закона вышел за пределы предоставленных ему процессуальных полномочий и фактически дал указание органам обвинения о восполнении неполноты проведенного предварительного расследования.
        
Вывод о том, что отмеченные судом нарушения не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения на основании данного обвинительного заключения, в обжалуемых судебных решениях никак не мотивирован.
        
Таким образом суд, фактически дав оценку доказательствам, изложенным в обвинительном заключении, обоснованности предъявленного И-ну М.М. обвинения, сослался на обстоятельства, не предусмотренные ст. 237 УПК РФ, и возвратил уголовное дело прокурору.
        
Верховный Суд Республики Башкортостан, рассматривая дело по апелляционному представлению государственного обвинителя, не дал надлежащей оценки изложенным обстоятельствам и не устранил нарушения закона, допущенные судом первой инстанции.
        
Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что при принятии решения о возвращении уголовного дела прокурору допущено существенное нарушение требований уголовно-процессуального закона, повлекшее необоснованное возвращение уголовное дело на досудебную стадию судопроизводства, что нарушило основополагающие принципы законности, состязательности сторон и осуществления судопроизводства в разумный срок, исказило саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, что в соответствии со ст. 401.6, 401.15 УПК РФ является основанием для отмены судебных постановлений в кассационном порядке и передачи уголовного дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд первой инстанции в ином составе суда.

По данному делу годичный срок, предусмотренный ст. 401.6 УПК РФ, не истек, поскольку оспариваемое постановление вступило в законную силу 13 января 2021 года.
       
На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.13 - 401.16 УПК РФ, судебная коллегия
    
определила:

постановление Демского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 18 ноября 2020 года и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 января 2021 года в отношении И-на Марата Мунавировича - отменить, уголовное дело передать на новое рассмотрение в Демский районный суда г. Уфы Республики Башкортостан в ином составе суда.

Кассационное представление заместителя прокурора Республики Башкортостан Абзалетдинова Р.З. удовлетворить.

Определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ.

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images