Обязанность в силу должностного положения проверить достоверность сведений в предоставляемых в налоговую инспекцию декларациях свидетельствует о неосторожном характере вины. Определение Второго кассационного суда от 25.10.2021 № 77-3172/21

Кассационные суды / Статья 199 УК РФ / 115 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего ФИО15, судей ФИО14, ФИО13, при секретаре ФИО3, с участием прокурора ФИО4, адвоката ФИО5, представившего соответствующие ордер и служебное удостоверение, рассмотрела в порядке сплошной кассации кассационную жалобу адвоката ФИО5 в интересах осужденного ФИО2 на приговор Мещанского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ.

Заслушав доклад судьи ФИО15, выступление адвоката ФИО5 в защиту осужденного ФИО2, поддержавшего доводы кассационной жалобы; выступление прокурора ФИО4, полагавшего необходимым состоявшиеся судебные решения оставить без изменения, кассационную жалобу– без удовлетворения, судебная коллегия
У С Т А Н О В И Л А:


приговором Мещанского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, оставленным без изменения апелляционным определением Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, несудимый, осужден по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 2 года лишения свободы; в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 1 год с возложением предусмотренных законом обязанностей.
    
ФИО1 осужден за совершение двух эпизодов уклонения от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере. Преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат ФИО5 в интересах осужденного ФИО2 выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями. Обращает внимание, что суд не привел показания свидетеля ФИО6, данные в судебном заседании, и не привел мотивов, по которым данные показания и показания свидетеля ФИО7 были отвергнуты. Суд в приговоре не изложил показания свидетеля ФИО8 о том, что ни ФИО1, ни представители ООО «НПП Вичел» напрямую не заказывали прекурсоры в ИМЕТ РАН. По мнению автора жалобы, показания названных свидетелей подтверждают позицию защиты.

Указывает, что суд, приводя показания свидетеля ФИО9, не дал оценку справке о трудовой деятельности Л-вой в ООО «Феррмат». Остались без оценки и показания свидетеля ФИО10, подтвердившего факт договорных отношений между ИМЕТ РАН и АО «Феррмат».

Высказывает мнение, что суд лишь формально перечислил письменные доказательства, содержание которых не раскрыто и результаты собственной оценки их в приговоре не приведены. Считает, что в материалах дела отсутствуют доказательства фиктивности хозяйственных операций по поставке прекурсоров со стороны АО «Феррмат» в адрес ООО «НПП Вичел».

Суд не дал оценку доказательствам, представленным стороной защиты об отсутствии каких-либо личных связей между ФИО2 и ООО «НПП Вичел», и доказательств поставки в ИМЕТ РАН исходного сырья.

По мнению автора жалобы, существенные нарушения УПК РФ не были устранены судом апелляционной инстанции.

Помимо изложенного, адвокат указывает, что уклонение от уплаты налогов возможно лишь с прямым умыслом. По делу не установлено, что у ФИО2 имелись основания полагать, что АО «Феррмат» является фиктивным юридическим лицом, не ведущим реальную хозяйственную деятельность, и он заведомо знал о фиктивности документов, как указано в приговоре. Более того, суд первой инстанции по сути пришел к выводу от отсутствии в действиях ФИО2 прямого умысла на совершение уклонения от уплаты налогов по первому эпизоду.

Кроме того, адвокат оспаривает квалификацию содеянного как двух преступлений, считая, что действия ФИО2 должны были быть квалифицированы как единое преступление.

Просит квалифицировать действия ФИО2 как единое преступление; по факту неуплаты налогов при финансово-хозяйственных отношениях с АО «Феррмат» уголовное дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Наказание снизить до штрафа.
        
В возражениях на кассационную жалобу заместитель прокурора Центрального административного округа <адрес> ФИО11 считает приговор и апелляционное определение обоснованными и законными, просит оставить их без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Изучив доводы кассационной жалобы и материалы уголовного дела, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч.1 ст.401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, постановления, определения суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального законодательства, повлиявшие на исход дела.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ судебные решения должны быть законными, обоснованными и справедливыми.

В соответствии с положениями ч. 3 и ч. 4 ст. 389.28 УПК РФ апелляционное решение должно содержать мотивы принятого решения по всем доводам апелляционной жалобы и основания, по которым приговор признается законным, обоснованным и справедливым.

Указанная правовая норма предусматривает в первую очередь проверку приговора на соответствие требованиям ст. 297 УПК РФ, а для обвинительного приговора – и требованиям ст. 307 УПК РФ.

Между тем, апелляционное постановление приведенным нормам закона в полной мере не соответствует.

Признавая приговор в отношении ФИО2 законным, обоснованным и справедливым и оставляя доводы апелляционной жалобы защитника осужденного без удовлетворения, суд апелляционной инстанции не принял во внимание ряд обстоятельств, должная оценка которым могла существенно повлиять на выводы суда апелляционной инстанции.

Так, согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Он признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, содержащимися в п. 6 постановления от ДД.ММ.ГГГГ № «О судебном приговоре» в описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 305, п. 2 ст. 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом.

В нарушение указанной нормы уголовно-процессуального закона и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации суд не привел в приговоре показания свидетеля ФИО6, данные в судебном заседании.

Между тем, показания указанного свидетеля, данные в судебном заседании, существенно отличались от ее показаний, данных на предварительном следствии. Наличие существенных противоречий в показаниях указанного свидетеля признал и суд первой инстанции в ходе судебного разбирательства, а потому оглашал ее показания, полученные на предварительном следствии.

Суд первой инстанции не только не изложил в приговоре показания свидетеля В-вой, данные в судебном заседании, но и не дал никакой оценки существенным противоречиям в ее показаниях и не привел мотивов, по которым отверг ее показания, данные в судебном заседании.

Суд первой инстанции, обосновывая виновность ФИО2 в совершении преступления, сослался в приговоре в том числе и на письменные доказательства. Однако по сути не раскрыл их содержание и не отразил в приговоре, какие объективные данные, содержащиеся в ряде указанных доказательств, подтверждают вину осужденного. Так, в частности, суд, приведя в качестве доказательства протокол осмотра предметов и документов (т. 5, л.д.153-235), не указал, какие документы подтверждают его вывод об осведомленности ФИО2 о фиктивности организации АО «Феррмат».

Более того, суд в приговоре, приводя в качестве доказательства протокол осмотра предметов и документов (т.11, л.д. 226-235), пришел к выводу о том, что они содержат сведения о финансово-хозяйственной деятельности АО «Феррмат» и АО «НПП Вичел». При этом суд не указал, какие из осмотренных документов свидетельствуют о фиктивном характере такой деятельности.

Для выяснения вопроса о том, велась ли финансово-хозяйственная деятельность АО «Феррмат», суд имел возможность допросить в качестве свидетеля его руководителя ФИО12, однако суд первой инстанции не принял всех предусмотренных законом мер для его вызова в судебное заседание, ограничившись лишь представленным последним командировочным удостоверением. Между тем, судебное заседание продолжалось и после окончания командировки Т-ра, однако суд не стал вызывать его в судебное заседание.

Суд в приговоре при описании преступления пришел к выводу о том, что умысел у ФИО2 на уклонение от уплаты налогов с организации возник не позднее ДД.ММ.ГГГГ, то есть до назначения его на должность генерального директора АО «НПП Вичел», и уже в это время, не являясь генеральным директором, игнорируя еще не возложенные на него обязанности, предусмотренные указанными в приговоре нормативно-правовыми актами и Уставом Общества, он разработал преступную схему. При этом суд в приговоре не указал, какими доказательствами подтверждается данный вывод.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом.

Как видно из приговора, судом первой инстанции не приведены доказательства, на основании которых он пришел к выводу о заведомой осведомленности ФИО2 в период до ДД.ММ.ГГГГ (до подписания уточненной декларации за 4 квартал 2015 года, предоставленной в налоговую службу) о том, что АО «Феррмат» не осуществлял финансово-хозяйственную деятельность. Приведение в приговоре данных доказательств было тем более важно, поскольку договор с АО «Феррмат» был подписан прежним руководителем «НПП Вичел» Г-ным. Мотивируя свои выводы о наличии прямого умысла у ФИО2 на уклонение от уплаты налогов, суд в приговоре сослался на то, что он «обязан был в силу занимаемого должностного положения проверить достоверность сведений, содержащихся в предоставляемых в налоговую инспекцию декларациях, что им сделано не было». Между тем, данный вывод суда свидетельствует фактически о неосторожном характере вины ФИО2 при условии, что АО «Феррмат» не вело реальную хозяйственную деятельность, и противоречит иным выводам суда о том, что ФИО1 разработал преступную схему уклонения от налогов до его назначения генеральным директором.

Вышеуказанные существенные нарушения уголовно-процессуального закона могли значительно повлиять как на доказанность вины ФИО2, так и на юридическую квалификацию его действий.

Вызывают сомнения и выводы суда о квалификации действий ФИО2 по совокупности двух преступлений. Давая такую квалификацию, суд первой инстанции не принял во внимание разъяснения, содержащиеся в вышеназванном постановлении Пленума Верховного Суда РФ. Из взаимосвязанных разъяснений, содержащихся в п.п. 12 и 16, следует, что для исчисления крупного или особо крупного размера уклонения от уплаты налогов следует складывать сумму налогов. Действия лица надлежит квалифицировать по совокупности нескольких преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст.199 УК РФ, если он осуществляет физическое или юридическое руководство несколькими организациями и при этом в каждой из них уклоняется от уплаты налогов.

Таким образом, квалификация действий виновного лица по совокупности преступлений зависит не от наличия финансово-хозяйственных взаимоотношений с разными фирмами, как указали суды первой и апелляционной инстанций, а от руководства несколькими организациями. При определении же трех финансовых лет подряд, в пределах которых совершается уклонение от налогов, суд следовало руководствоваться разъяснениями, содержащимися в п. 12 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Помимо вышеизложенного судебная коллегия обращает внимание на то, что, как видно из протокола судебного заседания, до начала судебных прений ООО «НП Вичел» возместил причиненный преступлением ущерб, что позволило суд по второму преступлению признать данное обстоятельство смягчающим наказание в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Однако ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не выяснили и не привели никаких суждений относительно полноты возмещения ущерба, достаточной для прекращения уголовного дела в соответствии с положениями ч. 1 ст. 28.1 УПК РФ, ч. 1 ст. 76.1 УК РФ и примечания 2 к ст. 199 УК РФПри этом судам нижестоящих инстанцией следовало принять во внимание изменения, внесенные в ч. 1 ст. 28.1 УПК РФ Федеральным законом №336-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ, которыми исключены положения о таком возмещении вреда только до назначения судебного заседания.

Таким образом, суд апелляционной инстанции по сути оставил без внимания допущенные судом первой инстанции нарушения положений ст. 88 УПК РФ, касающихся правил оценки доказательств, и ст. 307 УПК РФ.

Данные нарушения судебная коллегия считает существенными, повлиявшими на исход дела.

Установленные судебной коллегией существенные нарушения закона могут быть исправлены в суде апелляционной инстанции в соответствии с его полномочиями, предусмотренными ст.389.20 УПК РФ, а потому апелляционное определение подлежит отмене, а уголовное дело – направлению на новое апелляционное рассмотрение.

При новом апелляционном рассмотрении помимо устранения вышеназванных нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона необходимо проверить и соответствие содержания показаний свидетелей У-ва, М-ва, изложенных в приговоре, показаниям, данным ими непосредственно при судебном разбирательстве, сопоставив их содержание с аудиопротоколом судебного заседания, на что обращено внимание в кассационной жалобе. Неполное отражение данных показаний в протоколе судебного заседания также могло повлиять на выводы суда о доказанности вины ФИО2 в совершении неуплаты налогов за период с 2014 по 2016 годы.

На основании изложенного, руководствуясь положениями ст. ст. 401.13 - 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

апелляционное определение Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ, которым оставлен без изменения приговор Мещанского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО2, отменить. Уголовное дело направить на новое апелляционное рассмотрение в Московский городской суд в ином составе судей.

Кассационную жалобу удовлетворить частично.

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Только суть

практика по налоговым преступлениям.

ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛ

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images