Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199 УК РФ » Исследовав распечатки о просмотре деклараций с базы инспекции, суд не установил их наличие, не проверил и не оценил обстоятельства их подписания и передачи в ИФНС. Апелляционное определение Ленинградского областного суда от 15.10.2021 № 22-2127/21

Исследовав распечатки о просмотре деклараций с базы инспекции, суд не установил их наличие, не проверил и не оценил обстоятельства их подписания и передачи в ИФНС. Апелляционное определение Ленинградского областного суда от 15.10.2021 № 22-2127/21

15 октябрь 2021
602
Ленинградский областной суд в составе председательствующего – судьи Ануфриевой О.А., судей Качаранц К.Р., Плечиковой Н.Ф., при секретаре Нагаюк А.В., с участием прокурора отдела Управления прокуратуры <адрес> Тихановой Н.А., осужденного С-на П.В., защитника – адвоката Соколова Н.Ф., рассмотрев в апелляционном порядке в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Орешиной Ю.М., апелляционным жалобам адвокатов Соколова Н.В. и Копёнкина И.О. в защиту осужденного С-на П.В., на приговор <адрес> городского суда Ленинградской области от ДД.ММ.ГГГГ, которым С-н Павел Витальевич, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес> <адрес>, гражданин РФ, несудимый, осужден по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (в редакции Федерального Закона № 420-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ) к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

В срок лишения свободы зачтено время содержания С-на П.В. под стражей в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

На основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального собрания РФ от 24.04.2015 № 6576 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» С-н П.В. освобожден от назначенного наказания и в соответствии с п. 12 данного Постановления с него снята судимость.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении С-на П.В. оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

За <адрес> городским прокурором признано право на удовлетворение гражданского иска о взыскании с С-на П.В. причиненного преступлением ущерба, вопрос о размере которого передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств и снят арест, с депозитного счета №, открытого в АО «Коммерческий банк «ФИО2» на имя С-на П.В.

Заслушав доклад судьи Ануфриевой О.А., изложившей краткое содержание приговора, существо апелляционного представления и апелляционных жалоб, выслушав выступления осужденного С-на П.В. и адвоката Соколова Н.Ф., поддержавших доводы апелляционных жалоб и возражавших против удовлетворения апелляционного представления, мнение прокурора Тихановой Н.А., поддержавшей доводы апелляционного представления и возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции

установил:

С-н П.В. признан виновным в уклонении от уплаты налогов и сборов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере.

Преступление совершено в период с ДД.ММ.ГГГГ 2010 года по ДД.ММ.ГГГГ 2010 года <адрес> Ленинградской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании суда первой инстанции С-н П.В. вину в совершении преступления не признал, показав, что налоговые декларации не подписывал и не подавал в МИФНС № по Ленинградской области.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Орешина Ю.М., не оспаривая выводы суда о доказанности вины осужденного и квалификации его действий, находит приговор подлежащим изменению.

Считает необоснованным решение суда о признании за прокурором права на удовлетворение гражданского иска с передачей вопроса о его размере для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, поскольку исследованными по делу доказательствами – актом выездной проверки в т. 1 на л.д. 1-80, решением Арбитражного суда от ДД.ММ.ГГГГ в т. 7 на л.д. 208-218, а также справкой МИФНС о задолженности <данные изъяты> по налогам за 2010 год в т. 7 на л.д. 224-225 подтверждается причинение действиями С-на П.В. ущерба бюджетной системе РФ в размере 29399640, 46 рублей, в связи с чем иск прокурора подлежал удовлетворению, однако указанные документы не получили оценку суда.

Отмечает, что документы в т. 7 на л.д. 226-227, на которые суд сослался в обоснование принятого по иску прокурора решения, сторонами в качестве доказательств не предоставлялись и судом не исследовались.

Не соглашается с выводами суда о необходимости предоставления стороной обвинения доказательств наличия или отсутствия исполнительного производства по решениям Арбитражного суда, поскольку данные решения подтверждают лишь правильность выводов налогового органа о наличии фактов нарушения налогового законодательства со стороны ООО «Спин», но не предрешают вопросы уголовной ответственности С-на П.В. и взыскания с него ущерба в размере 29399640, 46 рублей.

Приводит доводы о том, что суд оставил без внимания предложение государственного обвинителя в судебных прениях 17.01.2020 об исключении из предъявленного С-ну П.В. обвинения излишне вмененной фразы «не менее» относительно размера причиненного ущерба, поскольку заключением судебной налоговой экспертизы установлена конкретная сумма причиненного ущерба в размере 29399640, 46 рублей, тогда как изменение и конкретизация обвинения в этой части не ухудшали положение С-на П.В.

Просит приговор суда изменить, исключить из предъявленного С-ну П.В. обвинения как излишне вмененную фразу «не менее» относительно размера причиненного ущерба, исключить из приговора ссылку на л.д. 226-227 в томе 7, удовлетворить иск прокурора, взыскав с С-на П.В. в пользу РФ имущественный ущерб в размере 29399640, 46 рублей.

В апелляционной жалобе адвокат Соколов Н.В. выражает несогласие с приговором суда.

Полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтверждаются исследованными доказательствами; суд не учел обстоятельства, которые могли бы существенно повлиять на его выводы и положил в основу приговора противоречивые доказательства, не приведя мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие.

Цитируя положения ст. ст. 73, 171, 220 УПК РФ, Постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» и Постановления Пленума ВС РФ от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», указывает, что в постановлении о привлечении С-на П.В. в качестве обвиняемого и обвинительном заключении подлежащие доказыванию и имеющие значение для дела обстоятельства изложены не в полном объеме, поскольку содержат в себе ссылки лишь на общие положения Налогового кодекса РФ, без указания его конкретных норм, регламентирующих нарушения, существо которых вменено С-ну П.В.

Приводит доводы о том, что предварительное следствие и суд исходили из факта только поставки ООО <данные изъяты> в адрес ООО <данные изъяты> алкогольной продукции, тогда как из анализа положений ч. 1 и 4 ст. 14 Федерального закона от 22.11.1995 №171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», п.п. 3, 4 Положения о предоставлении деклараций об объемах производства, оборота и использования этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, утвержденного постановлением Правительства РФ от 31.12.2005 № 858 (действовавшего до 27.08.2012) и п.п. 1.2, 8.2 Порядка заполнения деклараций об объемах производства, оборота и использования этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, утвержденного Приказом Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка от 15.03.2010 № 24н (действовавшего до 23.09.2012), следует, что в декларации об объемах поставки алкогольной продукции должен быть отражен объем алкогольной продукции, как поставленной организацией-поставщиком, так и полученной организацией-покупателем. В ходе производства по делу установлено, что ООО <данные изъяты> в адрес ООО <данные изъяты> была выписана товарно-транспортная накладная от 01.09.2010 № на отгрузку алкогольной продукции, от получения которой ООО <данные изъяты> отказалось, что свидетельствует об отсутствии факта поставки алкогольной продукции. В связи с этим генеральным директором ООО <данные изъяты> С-ным П.В. в МИФНС № 24.12.2010 было направлено заявление с уточнением информации по этой поставке. А ввиду отсутствия товарно-транспортных накладных от ООО <данные изъяты> о возврате алкогольной продукции ООО <данные изъяты> не имело возможности внести в ЕГАИС сведения о ее возврате грузополучателем.

По мнению автора жалобы, заключение налоговой судебной экспертизы (т. 8 л.д. 159-165) не соответствует требованиям статей 14 и 25 Федерального закона «О государственной экспертной деятельности в РФ», поскольку налоговая экспертиза проведена экспертом отдела криминалистики СУ СК РФ по <адрес>, подпись которой не заверена печатью экспертного учреждения, при этом следователь самостоятельно поручил производство экспертизы конкретному сотруднику, в связи с чем заключение эксперта является недопустимым доказательством.

Считает недопустимым доказательством заключение эксперта № Э-38/П/№ по результатам проведения назначенной в ходе судебного разбирательства почерковедческой экспертизы, поскольку в нем подпись эксперта не заверена печатью экспертного учреждения, и предметом исследования эксперта являлись финансовые документы, подписанные не рукописной подписью, а факсимиле С-на П.В., которую, по утверждению осужденного, он никогда не использовал, что не опровергнуто. При этом Министерство РФ по налогам и сборам в письме от 01.04.2004 № указало на недопустимость использования факсимиле на документах, имеющих финансовые последствия, и запретило его использование.

В обоснование доводов о недопустимости экспертных заключений, автор жалобы указывает на неустановление в ходе судебного разбирательства источника появления документов – предмета исследования экспертов, а также неустановление экспертным путем принадлежности подписей Свидетель №1 и ФИО10 в этих документах указанным лицам, и отказ стороны обвинения от допроса свидетеля Свидетель №1, являвшегося в инкриминируемый период руководителем ООО <данные изъяты> показания которого имели существенное значение для установления истины по делу.

Полагает недопустимым доказательством справку о результатах оперативного исследования от ДД.ММ.ГГГГ №/№ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, поскольку исследование проводилось по копиям документов.

Ссылаясь на Постановление Пленума ВС РФ от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» и Постановление Конституционного суда РФ от 21.11.2011 № 30-П, считает, что фактические обстоятельства, установленные решениями арбитражных судов, приведенными судом в приговоре, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности лица в совершении преступления.

Просит приговор отменить, и в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ возвратить дело <адрес> городскому прокурору Ленинградской области.

В апелляционной жалобе адвокат Копёнкин И.О. выражает несогласие с приговором суда, считая его вынесенным с нарушением требований уголовно-процессуального и уголовного законодательства РФ.

Считает недопустимым и недостоверным доказательством справку о результатах оперативного исследования от ДД.ММ.ГГГГ № ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (т. 8 л.д. 90-91), поскольку исследование проводилось по копиям документов; лицо, производившее исследование, не предупреждалось об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ; в материалах дела не имеется документов, подтверждающих предоставление данной справки органу предварительного расследования в соответствии со ст. ст. 2, 7, 8 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Отмечает, что, установив виновность С-на П.В. в уклонении от уплаты налогов и сборов путем внесения заведомо ложных сведений в налоговые декларации и предоставления этих деклараций в МИФНС №, суд не исследовал, не оценил указанные декларации и не дал им оценку в описательно-мотивировочной части приговора.

Цитируя примечание № 1 к ст. 199 УК РФ, полагает, что, поскольку ни следствием, ни судом не установлен размер подлежащих уплате налогов ООО <данные изъяты> за период трех финансовых лет, предшествующий инкриминируемым действиям, и финансовая деятельность общества за этот период не исследовалась, то выводы суда о том, что размер ущерба в сумме 29399640, 46 рублей превышает 50% подлежащих уплате сумм налогов, сборов и страховых взносов в пределах трех финансовых лет подряд, являются необоснованными.

По мнению автора жалобы, факт реальной поставки ООО <данные изъяты> алкогольной продукции ООО <данные изъяты> не доказан, поскольку грузополучатель отказался от получения этой продукции, что подтверждается товарно-транспортной накладной № от 01.09.2010, в которой отсутствуют сведения, которые должны быть указаны грузополучателем в случае принятия товара, претензией ООО <данные изъяты> в адрес ООО <данные изъяты> от 01.09.2010 и письмом ООО <данные изъяты> от 24.12.2010 в адрес налогового органа об уточнении информации об этой поставке. Исходя из этого, делает вывод об отсутствии у ООО <данные изъяты> налоговой задолженности, вытекающей из данной сделки.

Считает, что суд вышел за рамки диспозиции статьи 199 УК РФ, указав в качестве способа совершения преступления предоставление налоговых деклараций с заведомо ложными сведениями, что не предусмотрено данной статьей закона, а также с учетом отсутствия доказательств принятия ООО <данные изъяты> поставленной алкогольной продукции и, как следствие, причинения ущерба бюджету РФ.

Приводит доводы о том, что представленные МИФНС № документы, на основании которых построено обвинение, в том числе, товарно-транспортная накладная № от 01.09.2010, были получены налоговым органом не от ООО <данные изъяты> а от иных организаций.

Обращает внимание на установленный в ходе судебного разбирательства факт непоступления в адрес ООО <данные изъяты> от ООО <данные изъяты> денежных средств за поставку алкогольной продукции по вышеуказанной товарно-транспортной накладной.

Просит приговор отменить и в порядке со ст. 237 УПК РФ возвратить уголовное дело Волховскому городскому прокурору для пересоставления обвинительного заключения в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы защитников государственный обвинитель Орешина Ю.М. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции находит приговор подлежащим отмене, исходя из следующего.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он соответствует положениям уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовно-процессуального закона.

В силу п. 1 ст. 389.15 УПК РФ основаниями отмены судебного решения в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Согласно п. 2 ст. 389.16 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Как следует из приговора, С-н П.В. признан виновным в уклонении от уплаты налогов и сборов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере, при следующих обстоятельствах:

С-н П. В., являясь генеральным директором и исполняющим обязанности главного бухгалтера в ООО <данные изъяты> которое в 2010 году осуществляло предпринимательскую деятельность по производству дистиллированных алкогольных напитков и оптовой торговле алкогольными напитками, и в соответствии со ст. ст. 19, 143, 179 НК РФ являлось плательщиком налога на добавленную стоимость и акциза, располагалось по адресу: <адрес>, было зарегистрировано и состояло на учете в МИФНС России № <адрес>, будучи обязанным согласно уставу ООО <данные изъяты> соблюдать требования действующего законодательства, обеспечивать организацию бухгалтерского учета и ведение отчетности, соблюдать требования ст. 57 Конституции РФ, ст.ст. 23, 143, 179 НК РФ, в период с 01.09.2010 по 20.12.2010, действуя от имени и в интересах ООО <данные изъяты>, с прямым умыслом на уклонение от уплаты НДС за 3 квартал 2010 года и акциза за сентябрь 2010 года в особо крупном размере, 02.12.2010 предоставил в МИФНС № декларацию по НДС за 3 квартал 2010 года со сроком уплаты 20.12.2010, а также декларацию по акцизам на подакцизные товары за сентябрь 2010 года со сроком уплаты 25.10.2010, включив в указанные декларации заведомо ложные сведения о налоговых вычетах и исчисленной налогооблагаемой базе, умышленно занизив в них налогооблагаемую базу для исчисления НДС и акциза путем невключения в эти декларации сведений о реализации алкогольной продукции в адрес ООО <данные изъяты> по счет-фактуре № от 01.09.2010, уклонившись таким образом в установленный НК РФ срок до 20.12.2010 от уплаты НДС за 3 квартал 2010 года в размере 6255 036 рублей 46 копеек, в установленный НК РФ срок до 25.10.2010 года – от уплаты акциза за сентябрь 2010 года в размере 23 144 604 рубля, причинив своими действиями Бюджетной системе РФ ущерб в особо крупном размере на сумму не менее 29399 640 рублей 46 копеек, что превышает 50 процентов подлежащих уплате сумм налогов и сборов.

Указанные действия квалифицированы судом по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011).

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.п. 4, 7, 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» способами уклонения от уплаты налогов, сборов, страховых взносов являются действия, состоящие в умышленном включении в налоговую декларацию (расчет) или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, либо бездействие, выражающееся в умышленном непредставлении налоговой декларации (расчета) или иных указанных документов.

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 199 УК РФ, может быть лицо, уполномоченное в силу закона либо на основании доверенности подписывать документы, представляемые в налоговые органы организацией, являющейся плательщиком налогов, сборов, страховых взносов, в качестве отчетных за налоговый (расчетный) период. Такими лицами являются руководитель организации – плательщика налогов, сборов, страховых взносов либо уполномоченный представитель такой организации (статья 29 НК РФ).

Субъектом данного преступления может являться также лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя организации – плательщика налогов, сборов, страховых взносов.

Уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов, неисполнение обязанностей налогового агента, сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов, страховых взносов, возможны только с прямым умыслом.

При решении вопроса о наличии такого умысла суду необходимо, в частности, учитывать обстоятельства, исключающие вину в налоговом правонарушении (статья 111 НК РФ), а также исходить из предусмотренного пунктом 7 статьи 3 НК РФ принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, налогового агента).

Таким образом, для вывода о наличии либо отсутствии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, суду необходимо установить в числе прочих обстоятельств факт наличия налоговых деклараций (в бумажном или электронном виде); их подписание определенным лицом (руководителем, главным бухгалтером или иным лицом); способ подписания деклараций (лично, посредством факсимиле или ЭЦП); обстоятельства их предоставления в налоговый орган; осведомленность лица, привлекаемого к уголовной ответственности, о внесении в такие декларации заведомо ложных сведений и наличие у него прямого умысла на совершение указанных действий с целью уклонения от уплаты налогов и сборов.

Вместе с тем, придя к выводу о виновности С-на П.В. в уклонении от налогов и сборов с организации путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений о налогооблагаемой базе, суд первой инстанции, исследовав распечатки о просмотре деклараций с информационной базы налогового органа, не установил наличие самих деклараций, не проверил и не оценил обстоятельства их подписания и передачи в МИФНС №, тогда как указанные обстоятельства могли существенно повлиять на выводы суда о виновности С-на П.В. в совершении преступления, который в период предварительного и судебного следствия последовательно утверждал, что декларации ООО <данные изъяты> не подписывал и в налоговый орган представлял.

Кроме того, вопреки требованиям ст.ст. 87, 88 УПК РФ, а также п. 6 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре», суд первой инстанции уклонился от надлежащей проверки и оценки доказательств, положенных в основу обвинительного приговора.

Так, не получили оценки суда с точки зрения допустимости и достоверности такие доказательства как справка о результатах оперативного исследования от 19.12.2014 №, заключение налоговой судебной экспертизы и заключение почерковедческой судебной экспертизы, которые оспаривались стороной защиты, чьи доводы о недопустимости этих доказательств были оставлены судом без внимания.

Помимо этого, удовлетворив в судебном заседании 21.05.2019 ходатайство стороны защиты о вызове и допросе свидетеля Свидетель №1, суд не вызвал в следующее судебное заседание указанного свидетеля и не предпринял каких-либо мер к установлению его местонахождения, а в дальнейшем продолжил судебное разбирательство в отсутствие данного свидетеля, не обсудив со сторонами такую возможность. В результате показания свидетеля Свидетель №1 не были исследованы судом, тогда как они могли повлиять на выводы суда о виновности С-на П.В., который полагал, что Свидетель №1 мог подтвердить факт возврата алкогольной продукции из ООО <данные изъяты> в ООО <данные изъяты>

Также не были оценены судом с точки зрения относимости, допустимости и достоверности представленные стороной защиты СД-диски с аудиозаписями телефонных переговоров С-на П.В. со свидетелем Свидетель №2, которые, по мнению защитника, подтверждали показания осужденного о его непричастности к совершению преступления.

Допущенные судом первой инстанции нарушения требований уголовного и уголовно-процессуального законодательства могли существенно повлиять на выводы суда о виновности С-на П.В. в совершении преступления и являются безусловным основанием для отмены приговора и направления уголовного дела на новое судебное разбирательство, поскольку не могут быть устранены в суде апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит устранить допущенные нарушения, надлежащим образом проверить представленные сторонами доказательства, дать им соответствующую оценку и принять законное, обоснованное и справедливое решение.

С учетом изложенного, иные доводы, содержащиеся в апелляционных и кассационной жалобах, а также апелляционном представлении, подлежат проверке и оценке судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела по существу.

Принимая во внимание характер, конкретные обстоятельства предъявленного обвинения и данные о личности С-на П.В., а также в целях беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства, суд полагает необходимым меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении С-на П.В. оставить без изменения.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.16, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

определил:

приговор <адрес> городского суда Ленинградской области от 31.01.2020 в отношении С-на Павла Витальевича отменить, передать уголовное дело в тот же суд на новое судебное разбирательство в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении С-на П.В. оставить без изменения.
Апелляционные жалобы адвокатов Копёнкина И.О. и Соколова Н.В. удовлетворить частично.

Апелляционное представление государственного обвинителя Орешиной Ю.М. оставить без удовлетворения.

Похожая практика: