Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199 УК РФ » Возмещение НДС из бюджета признано мошенничеством. Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 08.12.2021 № 22-4638/21

Возмещение НДС из бюджета признано мошенничеством. Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 08.12.2021 № 22-4638/21

08 декабрь 2021
771
Волгоградский областной суд в составе председательствующего судьи Калининой Т.И., судей Шестопаловой Н.М., Фоменко А.П., при ведении протокола судебного заседания и аудиозаписи помощником судьи Харламовой Н.В., с участием осужденных Ф-ва А.В., С-вой (Ф-вой) Ю.М., адвокатов Иванова Л.Н., Плохова А.В., представителя потерпевшего <.......> – ФИО1 прокурора Захаровой С.А., рассмотрел в судебном заседании апелляционные: представление (основное и дополнительное) государственного обвинителя по делу Жильцовой Е.Ю., жалобы осужденного Ф-ва А.В. (основную и дополнительную), его защитников – адвокатов Потапова О.В., Иванова Л.Н. (дополнительную), защитника осужденной С-вой (Ф-вой) Ю.М. – адвоката Синицыной С.В. на приговор Центрального районного суда г. Волгограда от 27 июля 2021 года, по которому Ф-в А. В., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в г. <.......>, ранее судимый: 19 июля 2017 года по ст. 196 УК РФ (с учетом апелляционного определения Волгоградского областного суда от 27 сентября 2017 года) к 2 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, освободившийся 26 сентября 2019 года по отбытию срока наказания, осужден по: - ч. 3 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; - ч. 3 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; -ч. 4 ст.159 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы; - пп «а», «б» ч. 2 ст.199 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено Ф-ву А.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору Дзержинского районного суда г. Волгограда от 19 июля 2017 года назначено Ф-ву А.В. окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлено засчитать в срок отбытия наказания по настоящему приговору наказание, отбытое Ф-вым А.В. по приговору Дзержинского районного суда г. Волгограда от 19 июля 2017 года, в виде 2-х лет лишения свободы.

Постановлено зачесть на основании п. «б» ч.3.1 ст.72 УК РФ в срок отбытия наказания Ф-ва А.В. время его задержания по данному уголовному делу с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ из расчета один день лишения свободы за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима и согласно п.2 ч.10 ст.109 УПК РФ время нахождения Ф-ва А.В. под домашним арестом в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ из расчета один день лишения свободы за один день содержания под домашним арестом.

С-ва (Ф-ва) Ю. М., родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в <.......>, осуждена по: - ч. 3 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, - ч. 4 ст.159 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

Согласно ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено С-вой (Ф-вой) Ю.М. наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлено зачесть на основании п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ в срок отбытия наказания С-вой (Ф-вой) Ю.М. время ее задержания по данному уголовному делу ДД.ММ.ГГГГ из расчета один день лишения свободы за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

На основании ч. 1 ст. 82 УК РФ отсрочено реальное отбывание наказания в виде лишения свободы С-вой (Ф-вой) Ю.М. до достижения ребенком – <.......>, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, четырнадцатилетнего возраста.

Разрешены вопросы по гражданскому иску, мере пресечения и вещественным доказательствам.

Заслушав доклад судьи Шестопаловой Н.М., выслушав прокурора Захарову С.А., полагавшую приговор подлежащим изменению по доводам апелляционного представления, апелляционные жалобы - оставить без удовлетворения, представителя потерпевшего <.......> – ФИО1., поддержавшего доводы апелляционного представления, кроме изменения меры наказания осужденной, в удовлетворении апелляционных жалоб просившего отказать, осужденного Ф-ва А.В., поддержавшего доводы жалоб и возражавшего против удовлетворения представления, его защитника –адвоката Иванова Л.Н., поддержавшего доводы жалоб и возражавшего против удовлетворения представления, за исключением довода, где прокурор утверждает, что приговор в отношении <.......> не может быть доказательством, осужденную С-ву (Ф-ву) Ю.М. и ее защитника – адвоката Плохова А.В., поддержавших доводы жалоб и возражавших против удовлетворения апелляционного представления, суд апелляционной инстанции

у с т а н о в и л :

согласно приговору, Ф-в А.В. совершил:

- мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, в крупном размере;
- мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере;
- мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере;
- уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

С-ва (Ф-ва) Ю.М. совершила:
- мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору в крупном размере;
- мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере.

В судебном заседании Ф-в А.В. и С-ва (Ф-ва) Ю.М. вину в совершении преступлений не признали.

В апелляционных:

- представлении (основном и дополнительном) государственный обвинитель по делу Жильцова Е.Ю. просит приговор отменить (основном), изменить (дополнительном): исключить из мотивировочной части ссылку на приговор <.......> в отношении ФИО2 как на доказательство виновности Ф-ва А.В.; исключить из резолютивной части приговора ссылку на ч. 1 ст. 82 УК РФ при назначении наказания С-вой (Ф-вой) Ю.М., назначить ей наказание по ч. 3 ст. 159 УК РФ - 3 года 6 месяцев лишения свободы, по ч. 4 ст. 159 УК РФ - 4 года 6 месяцев лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Указывает на то, что в нарушение ст. 74 УПК РФ суд привел в качестве доказательства указанный приговор в отношении ФИО2, не являющийся таковым. По мнению гособвинителя, назначенное С-вой (Ф-вой) Ю.М. наказание с применением отсрочки реального отбывания наказания в виде лишения свободы является чрезмерно мягким. Указывает на то, что осужденная совершила ряд умышленных корыстных преступлений против собственности, относящихся к категории тяжких, чему суд не дал должной оценки, как и тому, что С-ва (Ф-ва) Ю.М. вину не признала, не предприняла мер для добровольного возмещения имущественного ущерба.

- жалобе (основной и дополнительной) осужденный Ф-в А.В. просит приговор суда отменить, оправдать его по предъявленному обвинению или вернуть дело на новое рассмотрение и ином составе суда, а также отменить постановления об отклонении замечаний на протокол судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ. По мнению автора жалобы, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. ООО «<.......>» являлось юридическим лицом и занималось легальной деятельностью. Налоговая инспекция проводила проверку представленных документов и самостоятельно принимала решение о возмещении НДС. Бухгалтер, получая первичные бухгалтерские документы по поставкам нефтепродуктов, в том числе от ООО «<.......>», отражала их в налоговом учете, т.к. не могла этого не делать вне зависимости от какого-либо указания с его стороны. Выводы суда о том, что он давал указания главному бухгалтеру ФИО3 отражать фиктивные финансово-хозяйственные отношения в налоговом учете ООО «<.......>», не подтверждены надлежащими доказательствами в ходе судебного следствия. Выражает несогласие с выводом суда о том, что способом совершения хищения денежных средств являлось создание фиктивных_аффилированных юридических лиц: ООО «<.......>», ООО «<.......>», ООО «<.......>». Все указанные предприятия вели реальную деятельность, оплачивали установленные законом налоги. Факт того, что ООО «<.......>» являлся налогоплательщиком, подтверждается: актом налоговой проверки в отношении ООО «<.......>» № <...>, согласно которому проводилась выездная налоговая проверка и зафиксировано, что предприятие проводило хозяйственную деятельность по реализации нефтепродуктов, являлся плательщиком налогов: как налога на прибыль, так и НДС; справкой - выпиской 1С бухгалтерии ООО «<.......>»; решением выездной налоговой проверки в отношении ООО «<.......>» от ДД.ММ.ГГГГ и решением о привлечении к налоговой ответственности от ДД.ММ.ГГГГ. Выражает несогласие с выводом суда о том, что Акт налоговой проверки ООО «<.......>» от ДД.ММ.ГГГГ не опровергает выводы налоговой по взаимоотношению с ООО «<.......>». Обращает внимание на то, что адвокат Синицына ходатайствовала, чтобы суд истребовал решение выездной налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ и акт к данному решению, которое было удовлетворено судом, но указанные документы судом получены не были, то есть ходатайство по факту полностью не было исполнено, что является нарушением закона. По мнению автора жалобы, в приговоре не дается оценка актам, которые были оформлены налоговой инспекцией по факту проверки правильности возмещения НДС, которые не отменялись и не признавались неверными. Вывод суда о том, что ООО «<.......>», ООО «<.......>», ООО «<.......>», якобы, не платили налогов, сделан без учета фактических реальных фактов и сумм уплаченных налогов, что является нарушением его прав. Ссылаясь показания свидетелей ФИО4  ФИО5., ФИО6., ФИО7.,  ФИО8., ФИО9,  ФИО10., ФИО11., ФИО12.,  ФИО13 ФИО14., осужденный указывает на то, что данные свидетели подтвердили то, что ООО «<.......>», ООО «<.......>» являлись налогоплательщиками. Ссылаясь на показания свидетелей ФИО15., ФИО3.,  ФИО16., осужденный указывает на то, что декларации подавались, после чего собирался полный пакет документов. Свидетель ФИО17. подтвердил, что ООО «<.......>» работал только с реальными поставками по реальным договорам и поставки в адрес предприятия были реальными. Обращает внимание на то, что суд, приводя в качестве доказательств показания свидетелей, выборочно упоминает некоторые показания, при этом игнорируя показания, которые являются подтверждением доводов стороны защиты. Указывает на то, что следствие необоснованно отказало, а суд первой инстанции оставил без рассмотрения ходатайства стороны защиты об истребовании сведений, которые подтверждают факты уплаты налогов ООО «<.......>», а именно истребовать в Межрайонной ИФНС по <адрес>: сведения о подаче в <.......> годах ООО «<.......>» налоговой декларации об уплате налогов, их размере, а также о производстве налоговых проверок в отношении указанного юридического лица, при их наличии предоставить заключения проверок; сведения о том, в каком размере ООО «<.......>» оплачены налоги за период <.......> гг по каждому из видов налогов в отдельности; сведения об осуществлении проверок ООО «<.......>» в части возмещения НДС по факту взаимоотношений с ООО «<.......>». Аналогичные ходатайства стороны защиты о запросе сведений по фирмам «<.......>» и «<.......>» были отклонены следствием, а судом первой инстанции оставлены без рассмотрения, что не позволило ни следствию, ни суду увидеть полную картину произошедших событий. Судом первой инстанции фактически не были изучены счета-фактуры по операциям между ООО «<.......>» и ООО «<.......>», только перечислены номера и суммы по счетам-фактурам, как не были исследованы первичные документы (накладные на отгрузку, квитанции, товарно-сопроводительные документы) на основании которых счета-фактуры были выполнены, что свидетельствует о формальном подходе к изучению материалов в суде. Считает, что суд не может ссылаться на решение Арбитражного суда как на доказательство его вины, поскольку данное решение было принято в пользу налоговой по формальным обстоятельствам: в связи с тем, что был пропущен срок исковой давности. Указывает на то, что Ф-ва (С-ва) Ю.М. не является соучастником преступления, т.к. никакого предварительного сговора на совершение хищения денежных средств с ней не было, как и факта хищения. Свидетели - работники финотдела, бухгалтерии подтвердили, что она не имела отношения ни к бухгалтерии, ни к налоговой отчетности, ни к вопросам, связанных с возмещением НДС, договоры фрахта так же готовили иные люди, бухгалтерия работала без контроля со стороны Ф-вой (С-вой). Формулировка обвинения о том, что Ф-в А.В. во всех случаях, связанных с возмещением НДС, формировал основания для последующего незаконного применения налоговых вычетов по НДС, является крайне не конкретизированной и не раскрытой следствием. Утверждает, что налоговые вычеты формировались по факту сделок по купле основных средств - судов, а не продаже нефтепродуктов. Что касается ч. 4 ст. 159 УК РФ, то его виновность не нашла своего подтверждения. Указывает на то, что суда, предоставленные по заключенным договорам, никогда не пересекали территорию РФ, порт их приписки также не находится в РФ, свою деятельность по перевозке они осуществляли за пределами территории РФ, местом реализации услуг РФ признаваться не может. В данном случае подлежит применению п. 2.1. ч. 1 ст. 164 НК РФ, согласно которой налогообложение производится по ставке 0 процентов. Согласно ответу ИФНС России по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ № <...>, перевозка за пределами территории РФ не подлежит налогообложению, что также подтверждается письмом Министерства <.......>, представленным суду стороной защиты. Суд данное письмо в нарушение закона посчитал недействительным, сославшись на то, что законодательство изменилось, однако письмо Министерства <.......> от ДД.ММ.ГГГГ под № <...> до сих имеется в базах нормативных документов как действительное. Решения о применении нулевой ставки были приняты в результате работы бухгалтерии с аудиторами, консультациями с налоговой инспекцией, анализа действующего законодательства РФ. Налоговая инспекция ежеквартально получала и подтверждала бухгалтерские балансы с выделенными в отдельном разделе судами, тем самым подтверждая работы судов «<.......>», «<.......>», «<.......>» к объектам, которые не облагаются налогами, при этом автор жалобы также ссылается на показания свидетелей: ФИО7,  ФИО11., ФИО3,  ФИО18., ФИО12. Утверждает, что Ф-ва Ю.М. вопросами налогообложения либо <.......> не занималась, поэтому в силу своих должностных обязанностей не знала и не должна была знать о налоговых ставках, применяемых при сдаче судов в аренду. Выражает несогласие с выводом суда о том, что соучастие С-вой Ю.М. в совершении данного преступления заключалось в составлении ею и подписании заявления № <...> о применении заявительного порядка возмещения НДС, а также предоставление его в налоговую инспекцию. Ф-ва Ю.М. могла подписывать документы по его указанию во время его отсутствия в офисе, так как имела доверенность. Кроме того, данное письмо имеет информативно-заявительный характер, а само возмещение осуществляется и подтверждается по факту сдачи налоговой декларации, к составлению которой <.......> не имела отношения. Указывает на то, что его обращение в Волгоградский филиал <.......> с заявлением на предоставление банковской гарантии на сумму <.......> рублей для последующего применения заявительного порядка возмещения ООО «<.......>» не может быть признано частью объективной стороны преступления, так как банковская гарантия является предусмотренным законом способом обеспечения возврата в бюджет неосновательно полученных денежных средств в качестве возмещения НДС. Указанные им обстоятельства свидетельствуют об отсутствии у него как генерального директора умысла на уклонение от уплаты налогов. Судом не приняты во внимание показания свидетелей ФИО19 ФИО20,  ФИО21, ФИО7, на которые автор жалобы ссылается в жалобе. Автор жалобы утверждает, что не имел отношения ни к переводам из-за границы, ни к составлению договоров <.......> - переводы из-за границей контролировала ФИО20 под руководством ФИО2. Показания ФИО2 не имеют под собой документальных подтверждений и опровергаются показаниями свидетелей ФИО7, ФИО22. Обращает внимание на то, что вывод суда о сговоре с ФИО2 о неуплате налогов основан на показаниях ФИО2., которые никакими фактами не подкреплены. Полагает, что являются недопустимыми доказательствами показания свидетеля ФИО2 и вынесенный в отношении него в особом порядке приговор в совершении аналогичных преступлений, поскольку судом не исследовались доказательства, кроме того, у ФИО2 имеются основания для его оговора. По мнению автора жалобы недопустимыми доказательствами являются: заключение специалиста ФИО23, поскольку заключение полностью дублирует заключения налоговых проверок, кроме того специалист ФИО23 к участию в деле привлечен не следователем, а начальником отделения, т.е. неполномочным лицом, при этом специалист пояснил, что имеет высшее экономическое образование, бухгалтерского либо аудиторского образования не имеет, то есть привлечено в качестве специалиста лицо, не имеющее специальных познаний в области бухгалтерского учета или аудита; результаты оперативно-розыскной деятельности, оформленные актом налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, акт налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, решение № <...> от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении ООО «<.......>» к ответственности, решение № <...> от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении ООО «<.......>» к ответственности; заключение по исследованию документов № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, составленное специалистом-ревизором отдела № <...> <.......> ФИО23, поскольку налоговая проверка проведена лицами, неполномоченными, не являющимися сотрудниками правоохранительных органов, имеющих право на проведение оперативно-розыскной деятельности, из числа перечисленных ст. 13 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Кроме того, в проведении налоговой проверки принимал участие ст. оперуполномоченный ФИО24., которому в установленном законом порядке не поручалось участие в проведении налоговой проверки. По мнению осужденного, районная Налоговая инспекция в силу закона в принципе не имела права проводить проверку и делать выводу по группе аффилированных компаний по налогу на прибыль. ООО «<.......>», ООО «<.......>», ООО «<.......>» ООО «<.......>» стали аффилированными (взаимозависимыми) лицам в <.......> году, при этом такие лица для целей налогообложения определяются через призму статей 20 и 105.1 НК РФ. В связи с этим с ДД.ММ.ГГГГ у налоговых органов значительно сужены их полномочия по контролю за сделками, совершаемыми взаимозависимыми лицами - контроль за ними в соответствии со ст. 105.17 НК РФ должен был осуществлять федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный по контролю и надзору в области налогов и сборов, т.е. ФНС Российской Федерации, а не территориальный налоговый орган. При этом контроль соответствия цен, применяемых в контролируемых сделках, не может быть предметом выездных и камеральных проверок территориального налогового органа.

Указывает на противоречия в предъявленном обвинении при описании совершенного им преступления, предусмотренного пп «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, а именно: указано, что по договору перевозки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ между ООО «<.......>» и «<.......>» осуществлялись услуги по международной перевозке грузов, однако далее указано, что услуги по международной перевозке якобы не оказывались; указано, что задолженность по налогу на прибыль составила <.......> руб., при этом не указано, каким образом она образовалась. Договор № <...> упоминается только в фабуле обвинительного заключения, однако сам бланк договора в доказательствах отсутствует, текста договора никто не изучал и не предъявлял к ознакомлению. Судом первой инстанции получены доказательства, согласно которым ООО «<.......>» являлся плательщиком налогов на прибыль и НДС, что противоречит самой фабуле обвинения в том, что фирма не осуществляла уплату налогов. Считает, что предъявленное ему обвинение в полном объеме не нашло своего подтверждения, поскольку обстоятельства, подлежащие доказыванию, стороной обвинения не доказаны. Считает, что обвинение не конкретизировано, содержит многочисленные противоречия, а также указание на совершение неких действий при неустановленных следствием обстоятельствах.

Обращает внимание на то, что при ознакомлении с протоколом судебного заседания и аудиозаписями судебных заседаний им были выявлены существенные несоответствия в показаниях свидетелей и участников процесса, влияющих на обоснованность и законность принятого в отношении него приговора, которые незаконно отклонены постановлениями судьи от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ. Кроме того, по мнению автора жалобы, необоснованно ему было отказано в восстановлении срока на подачу замечаний на протокол судебного заседания, поскольку он не смог подготовить их в установленный 3-х дневный срок ввиду большого объема информации и материала, который нужно было сверить после ознакомления с протоколом судебного заседания с аудиозаписями. Отклоняя поданные им замечания, судья указала, что протокол не может дословно отражать происходящее в процессе. При этом судьей не дано оценки тому, что сказанное свидетелями и другими участниками процесса не имело место в судебном заседании, что подтверждается аудиозаписями. Между тем показания свидетелей, имеющиеся на аудиозаписях, противоречат изложенным в приговоре выводам суда. Указывает на то, что на аудиозаписи судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ прокурор представляет документ - Решение № <...> о возмещении суммы НДС от ДД.ММ.ГГГГ, однако в протоколе судебного заседания сведения об этом отсутствуют. Прокурор текст решения не зачитывал, а указал лишь суть документа, то есть суд не исследовал данный документ полностью и не принял во внимание положительное одобрение и законность возмещения НДС, отраженного в указанном Акте. Кроме того, после того, как гособвинитель закончил представлять доказательства, бухгалтерские декларации ООО «<.......>», им даны комментарии, которые в тексте протокола искажены и не приведены полностью. Указывает на несоответствие протокола судебного заседание от ДД.ММ.ГГГГ аудиозаписи в части показаний свидетеля ФИО25., которые существенно искажены на противоположное значение. ФИО25 своими показаниями в судебном заседании подтверждает, что компания «<.......>» работала реально, поэтому он о ней и слышал. В данном протоколе отсутствует текст части ответа свидетеля ФИО25. на вопрос С-вой Ю.М. относительно бункерных расписок, оформленных в адрес «<.......>», которые были реальными документами, подтверждающими факт состоявшихся отгрузок нефтепродуктов, их невозможно подделать. В протоколах судебных заседаний от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ отсутствует его пояснения при представлении обвинением текста формулировок банковской гарантии, диалог между ним и председательствующим, неверно изложены в протоколе судебного заседания его пояснения по поводу решения арбитражного суда об использованной «<.......>» налоговой ставки 0%. Утверждает, что председательствующий в приведенном им диалоге, который отсутствует в протоколе, подтверждает, что в решении Арбитражного суда установлено, что в налоговую не были представлены некоторые (не все) документы к договору № <...> между ООО «<.......>» и <.......>, что противоречит изложенным в приговоре выводам. Указывает на отсутствие в протоколе судебного заседания его фразы относительно того, что первичные документы перевозки (коносаменты) не попали в налоговую. Отсутствие его фразы в тексте протокола имеет большое значение, так как он заявил о том, что никто не произвел проверку и оценку факта отсутствия некоторых документов, которые, якобы, не были приложены к счетам- фактурам, а может и были приложены, но причину отсутствия их во время налоговой проверки никто не выяснил и не проанализировал, как не было судом дано оценки тому, что не было проведено проверки наличия или отсутствия некоторых документов. Протокол судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ содержит несоответствия с аудиозаписью судебного заседания относительно допроса ФИО2 и угрозах в его (Ф-ва) адрес.

- жалобе защитник – адвокат Потапов О.В. просит приговор отменить и вынести новый судебный акт об оправдании Ф-ва А.В. по предъявленному обвинению, в случае отказа в удовлетворении жалобы об оправдании Ф-ва А.В. снизить назначенное ему наказание, применить ст. 73 УК РФ. Ссылаясь на показания свидетелей ФИО25, ФИО26, ФИО27.,  ФИО28., ФИО29., ФИО11,  ФИО30, ФИО31.,  ФИО32, ФИО33., ФИО34., ФИО35,  ФИО20., ФИО20., делает вывод о том, что они не содержат какой-либо значимой информации по делу с точки зрения доказанности виновности Ф-ва А.В. в инкриминированных ему преступлениях. Автор жалобы считает, что к показаниям свидетеля ФИО2 следует отнестись критически, так как между ним и Ф-вым А.В. имеются неприязненные отношения, которые являются основанием для оговора. ФИО2 утверждает, что не получал доходов от деятельности ООО «<.......>», Ф-в А.В. присвоил полученные денежные средства в качестве возмещения НДС. Данные показания являются несостоятельными, так как в силу ст. 28 Федерального закона от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", распределение прибыли общества производится на основании решения его участников, а ФИО2 являлся полноправным участником данного общества. Приговор в отношении ФИО2 не может быть доказательством по уголовному делу в отношении Ф-ва А.В., т.к. приговор постановлен в особом порядке, без исследования фактических обстоятельств дела и собранных по нему доказательств. Суд в основу обвинительного приговора положил показания свидетелей ФИО22 и ФИО36., которые, по мнению автора, основаны на предположениях, домыслах и слухах, в связи с чем являются недопустимыми доказательствами по делу. Автор жалобы, приводя показания свидетелей ФИО37., ФИО3., ФИО13., ФИО16., ФИО14., считает, что показания данных свидетелей не подтверждают виновность Ф-ва А.В. во вмененных ему преступлениях, а, наоборот, подтверждают версию стороны защиты. По мнению защитника заключение специалиста ФИО23 не может быть признано в качестве допустимого доказательства по делу, так как он первичные бухгалтерские документы ООО «<.......>», а также иных предприятий не исследовал, иных документов, кроме заключений налоговых проверок, не изучал. Согласно заключениям налоговой инспекции, государственный орган самостоятельно произвел расчет суммы неуплаченных налогов, а также излишне полученного возмещения НДС. Письменные доказательства, приведенные в приговоре в качестве виновности Ф-ва А.В., в частности счета-фактуры, товарные накладные по взаимоотношениям между ОО «<.......>» и ООО «<.......>» свидетельствуют о том, что сделки были исполнены реально. Указывает на то, что налоговая проводила проверку и самостоятельно принимала решение о возмещении НДС, при этом нарушений при проведении проверок документов, представленных в налоговую инспекцию, выявлено не было. По мнению защитника, не соответствует действительности вывод суда о том, что в целях реализации умысла на хищение денежных средств Ф-в А.В., якобы, давал указания главному бухгалтеру ФИО3 отражать фиктивные финансово-хозяйственные отношения в налогом учете ООО «<.......>», поскольку сама ФИО3 подобных сведений не сообщала. Вывод суда о том, что Ф-ва Ю.М. является соучастником преступления, является необоснованным, так как никакого предварительного сговора на совершение хищения денежных средств между Ф-вым А.В. и С-вой Ю.М. не имелось. Схема по продаже нефтепродуктов по цепочке от ООО «<.......>» к ООО «<.......>» создана по инициативе ФИО2 и в его интересах. Самостоятельного интереса в данной деятельности у С-вой Ю.М. не было, т.к. она являлась наемным работником и не осуществляла принятие важных решений в деятельности ООО «<.......>». В отсутствие Ф-ва А.В. в офисе С-ва Ю.М. имела доверенность на подписание документов могла подписывать их, однако самостоятельного решения по ним не принимала. Обращает внимание на то, что согласно договорам <.......>, заключенным между ООО «<.......>» и «<.......>», последнему были предоставлены суда т/х «<.......>», т/х «<.......>», т/х «<.......>», т/х «<.......>», данные суда никогда не пересекали территорию РФ, порт их приписки также не находится в РФ, свою деятельность по перевозке они осуществляли за пределами территории РФ. В данном случае подлежит применению п. 2.1. ч. 1 ст. 164 НК РФ, согласно которой налогообложение производится по ставке 0 процентов. Указывает, что доказательств наличия у Ф-ва А.В. умысла на уклонение от уплаты налогов путем применения 0% налогообложения не имел. Как руководитель ООО «<.......>» он принимал все возможные меры к получению разъяснений относительно вопросов налогообложения. Обращает внимание на то, что стороной защиты суду были представлены доказательства наличия у ООО «<.......>» переплаты налога. Однако суд пришел к выводу о том, что переплата налога не свидетельствует об уклонении от уплаты, что противоречит закону. С-ва Ю.М. вопросами налогообложения либо <.......> не занималась, поэтому в силу своих должностных обязанностей не знала и не должна была знать о налоговых ставках применяемых при сдаче судов в аренду. Выражает несогласие с выводом суда о том, что соучастие ее в совершении данного преступления заключалось в составлении ею и подписании заявления № <...> о применении заявительного порядка возмещения НДС, а также предоставление его в налоговую инспекцию. Автор жалобы считает, что предъявленное Ф-ву А.В. обвинение в ходе судебного разбирательства не нашло своего подтверждения, поскольку обвинение не конкретизировано, содержит многочисленные противоречия, а также указание на совершение неких действий при неустановленных следствием обстоятельствах, в связи с чем защита считает, что в действиях Ф-ва А.В. отсутствует состав вмененных ему обвинений. Кроме того, назначенное Ф-ву А.В. наказание является чрезмерно суровым. Указывает на то, что на иждивении Ф-ва А.В. имеет <.......>, из них <.......> с С-вой Ю.М., младший <.......>. Осужденная <.......>. Ф-в А.В., <.......> <.......>. Защитник полагает, что исправление Ф-ва А.В. возможно без реального отбывания назначенного ему наказания. Осужденный ранее не судим, <.......>.

- дополнительной жалобе защитник осужденного Ф-ва А.В. – адвокат Иванов Л.Н. просит приговор суда отменить, вынести по делу новый судебный акт, которым Ф-ва А.В. оправдать по всем эпизодам в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. По мнению автора жалобы, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, и опровергаются показаниями свидетелей и письменными доказательствами. Выводы суда основаны на мнении налогового органа и органа предварительного следствия о том, что ООО «<.......>» являлось «лжепредприятием», аффилированным юридическим лицом, подконтрольным ООО «<.......>», оно не вело финансово-хозяйственную деятельность, не платило налоги, в том числе и НДС. Однако данный вывод опровергается: выпиской с расчетного счета ООО «<.......>», которая находится на оптическом диске в файле «<.......>» <.......>; актом выездной налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ. Сделки по приобретению нефтепродуктов ООО «<.......>» у ООО «<.......>» и последующая их реализация в полном объеме отражены в декларациях по НДС ООО «<.......>», а также в декларациях по налогу на прибыль. Соответствующие налоги исчислены, и в дальнейшем перечислены в бюджет, что подтверждается налоговыми декларациями, и выпиской с расчетного счета ООО «<.......>», сведения о которых размещена на оптических дисках, приобщенных к материалам дела. ООО «<.......>» не может платить многомиллионные налоги, не ведя при этом финансово-хозяйственную деятельность. Налоговым законодательством РФ предусмотрено право на возмещение из бюджета НДС. Суд первой инстанции не дал надлежащей оценки тому, что налоговая инспекция, принимая решения о возмещении суммы НДС за <.......> в соответствии с законом проводила камеральные проверки в отношении ООО «<.......>» и подтвердила правильность возмещения НДС. Решения налоговой инспекции о возмещении НДС до настоящего времени никем не отменены. Таким образом, автор жалобы считает, что в действиях Ф-ва А.В. отсутствует состав двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ. Ссылаясь на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 года № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», выражает несогласие с выводом суда о виновности Ф-ва А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Обращает внимание на то, что в приговоре по данному эпизоду вообще отсутствует обвинение Ф-ва А.В. и С-вой Ю.М. в том, что являлись заведомо ложными внесенные по их указанию в первичную и уточненную налоговую декларацию № <...>, сведения об отнесении услуг по сдаче судов в аренду по договорам <.......> на сумму <.......> к операциям, не подлежащим налогообложению. Кроме того, в приговоре не указано, что была заведомо ложной сумма НДС в размере <.......> руб. в налоговой декларации № <...>, подлежащая возмещению из бюджета. По мнению защитника, обвинение Ф-ва А.В. и С-вой Ю.М. в совершении мошенничества путем обмана было бы состоятельным только в том случае, если бы указанные выше сведения в налоговую декларацию вносились умышленно и они были заведомо ложными, а таких доказательств нет. Налоговая инспекция никаких ошибок и несоответствий сведений в налоговой декларации и документах, представленных ООО «<.......>», при проведении камеральной проверки в связи с возмещением НДС не выявила, при этом решение от ДД.ММ.ГГГГ не отменено и не признано незаконным. То обстоятельство, что через 2 года налоговая инспекция при проведении выездной налоговой проверки поменяла свое мнение относительно отнесения операций по сдаче судов в аренду по договорам <.......> к операциям, которые подлежат налогообложению, никак не свидетельствует о том, что со стороны Ф-ва А.В. и С-вой Ю.М имело место мошенничество. Судом первой инстанции не учтено, что сам по себе факт сдачи судов в аренду по договорам <.......> при соблюдении определенных условий мог дать налогоплательщику повод для предположения о наличии у него права на возмещение НДС, в связи с чем его обращение в налоговый орган за подтверждением такого права выступает закрепленной законом формой реализации налогоплательщиком своих правомочий. Ссылаясь на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 июля 2020 года, утверждает, что все действия осужденных в связи с получением налогового вычета - возмещения НДС по сдаче судов в аренду по договорам <.......> иностранной компании были основаны на их мнении о том, эти операции не подлежат налогообложению. Автор жалобы указывает, что с договорами <.......> были предоставлены суда, которые никогда не пересекали территорию РФ, порт их приписки также не находится в РФ, свою деятельность по перевозке они осуществляли за пределами территории РФ, поэтому в данном случае подлежит применению п. 2.1. ч. 1 ст. 164 НК РФ, согласно которой налогообложение производится по ставке 0 процентов. По мнению автора жалобы, представители ИФНС ФИО38 и ФИО1; свидетели ФИО25., ФИО26.,  ФИО27 - работники ООО «<.......>»; свидетель ФИО44. - учредитель ООО «<.......>»; свидетель ФИО45.,  ФИО46., свидетели ФИО47.,  ФИО48 - сотрудники ИФНС России по <.......>; свидетели ФИО37, ФИО39., ФИО40.,  ФИО20., ФИО41.,  ФИО31., ФИО31.,  ФИО6  ФИО42., ФИО5.,  ФИО4., ФИО44,  ФИО49., ФИО50.,  ФИО35., ФИО14 - работники ООО «<.......>»; свидетели ФИО51., ФИО52,  ФИО53 ФИО54.,  ФИО10.,  ФИО55. в судебном заседании не дали никакой значимой информации по поводу применения ООО «<.......>» нулевой ставки по договорам <.......> с иностранной компанией, составления налоговой декларации № <...> и обращения ООО «<.......>» в лице Ф-ва А.В. и С-вой Ю.М. в налоговую инспекцию в целях возмещения НДС в сумме <.......> рублей. При этом суд первой инстанции в нарушение требований ст. 88 УПК РФ не дал надлежащей оценки показаниям свидетелей: ФИО22., о том, что нулевая ставка НДС предусмотрена Налоговым кодексом при международных перевозках, однако в <.......> года о возможности ее применения в деятельности ООО «<.......>» возникли вопросы, ФИО3 – о том, что она со своим заместителем <.......> по заданию Ф-ва А.В. тщательно прорабатывали вопрос о праве возмещения НДС по нулевой ставке, в связи с чем консультировались с ИФНС по <адрес> и аудиторами, аналогичные показания дала ФИО20.; ФИО 12., ФИО11., ФИО33., о том, что вместе с декларацией в налоговую инспекцию в обязательном порядке сдавалась подтверждающая нулевую ставку документация, при этом со стороны налогового органа по этому поводу никогда никаких замечаний не было; ФИО14 о том, что при ознакомлении с документацией организации она обнаружила письма ООО «<.......>» за <.......> в налоговую инспекцию по поводу возможности применения нулевой ставки и в ответах ИНФС было указано на возможность применения нулевой ставки; специалиста ФИО23., согласно которым он исследовал акты выездных налоговых проверок в отношении ООО <.......>» № <...> от ДД.ММ.ГГГГ и № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, вопросы о проверке правильности и достоверности этих актов перед ним поставлены не были и первичные документы организации ему не представлялись; ФИО19 – о выездных налоговых проверок. Автор жалобы считает, что показания свидетеля ФИО2 о том, что он и Ф-в А.В. знали о невозможности применения нулевой ставки по договорам <.......> с иностранной компанией, носят характер оговора, поскольку полностью опровергаются как показаниями Ф-ва А.В., так и показаниями свидетелей о том, что вопрос применения нулевой ставки обсуждался с налоговой инспекцией, которая подтвердила возможность ее применения. По мнению защитника, суд дал ненадлежащую оценку показаниям ФИО2. как изобличающих его самого в совершении тяжкого преступления, так как уголовного преследования в отношении ФИО2 по ч. 4 ст. 159 УК РФ не было, его показания в отношении Ф-ва А.В. в совершении последним мошенничества являются оговором. Автор жалобы считает, что суд дал неправильную оценку представленным стороной защиты: запросу ООО «<.......>» № <...> от ДД.ММ.ГГГГ в адрес налоговой инспекции; ответу налоговой инспекции № <...> от ДД.ММ.ГГГГ; информационному письму <.......> № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, которое содержится в правовой информационной системе «Консультант Плюс» и никаких отметок о том, что оно признано утратившим силу, не имеется. В нарушение ст. 87-88 УПК РФ суд принял во внимание Акт выездной налоговой инспекции № <...> от ДД.ММ.ГГГГ без должной его проверки и оценки, поскольку никому из допрошенных работников налоговой инспекции не были заданы вопросы об обоснованности выводов выездной налоговой проверки. Автор жалобы считает, что при спорности вопросов о порядке исчисления НДС в отношении услуг по предоставлению морских судов по договору аренды без экипажа (<.......>) и отнесению их к операциям, которые не подлежат налогообложению, а также в целях проверки правильности и обоснованности акта выездной налоговой инспекции № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, суду первой инстанции следовало было назначить комплексную бухгалтерскую и налоговую судебную экспертизу. Автор жалобы указывает, что по ст. 199 УК РФ Ф-ву А.В. вменяется период уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость (НДС), началом которого был установлен 1 квартал ДД.ММ.ГГГГ, а окончание 2 квартал ДД.ММ.ГГГГ. Однако из материалов уголовного дела следует, что началом уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость (НДС) и налога на прибыль предприятия следует считать <.......> год, что подтверждается заключением № <...> от ДД.ММ.ГГГГ № <...> Управления ФНС по <адрес> «О нарушении законодательства и сборах и о правильности предварительного расчета суммы предполагаемой недоимки по налогам и сборам». При таких обстоятельствах, исходя из смысла ст. 199 УК РФ, об исчислении уклонения от уплаты налогов в пределах 3 финансовых лет подряд, действия Ф-ва А.В. по первому периоду с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ должны были быть квалифицированы судом по ч. 1 ст. 199 УК РФ, так как особо крупный размер и предварительный сговор между Ф-вым А.В. и ФИО2 на совершение данного преступления в ходе судебного следствия не установлен. По второму периоду с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ по обвинению в неуплате налогов в общей сумме <.......> руб. уголовное преследование в отношении Ф-ва А.В. должно было быть прекращено судом в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, т.к. крупный размер уклонения от уплаты налогов составляет <.......> рублей. Обращает внимание на то, что в приговоре нет указания о том, какие конкретно заведомо ложные сведения были внесены в налоговую декларацию за <.......> годы по налогу на прибыль организации. Из смысла приговора понятно, что сумма <.......> руб. получена в результате каких-то расчетов, однако эти расчеты в приговоре суда не нашли своего отражения. Указанное обстоятельство делает приговор суда первой инстанции непонятным. Защитник утверждает, что никаких прямых или косвенных указаний сотрудникам бухгалтерии с умыслом на уклонение от уплаты налогов Ф-в А.В. не давал, сотрудники бухгалтерии, имея официальное разъяснение налоговой инспекции, отражали в бухгалтерских документах, как они думали, правильные сведения о применении нулевой ставки налогообложения. При этом налоговая инспекция ежеквартально получала и подтверждала бухгалтерские балансы с выделенными в отдельном разделе судами, что подтверждается свидетелей <.......>, <.......>, <.......> <.......>. Считает, что суд не дал должной оценки данным свидетелям, показаниям осужденного Ф-ва А.В., и письменным доказательствам, не учел положения ст. 111 и 3 НК РФ, применение которых должно было повлечь за собой признание Ф-ва А.В. невиновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФКроме того, автор жалобы оспаривает выводы суда, ссылаясь на заключение специалиста ФИО56., данное за пределами судебного разбирательства, в приобщении которого к материалам дела в качестве доказательства судом апелляционной инстанции отказано;

- жалобе защитник осужденной С-вой (Ф-вой) Ю.М. – адвокат Синицына С.В. просит приговор суда в отменить и прекратить уголовное дело в отношении С-вой (Ф-вой) Ю.М. в связи с отсутствием в деянии состава преступления. По мнению защитника, вина С-вой (Ф-вой) Ю.М. не доказана. Осужденная пояснила суду об отсутствии у нее умысла на мошенничество с целью завладения чужим имуществом, что согласуется с показаниями Ф-ва А.В., свидетелей и письменными доказательствами по делу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и жалоб, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что расследование уголовного дела было проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Его рассмотрение судом имело место в соответствии с положениями глав 36 - 39 УПК РФ, определяющих общие условия судебного разбирательства, с обеспечением принципа состязательности и равноправия сторон, с обоснованием сделанных выводов собранными по делу доказательствами, проверенными в сопоставлении друг с другом и в совокупности, оцененными на предмет их относимости и законности, признанными достаточными для установления событий преступлений, причастности к ним Ф-ва А.В. и С-вой Ю.М. и виновности осужденных.

Постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением ее мотивов, аргументированы выводы, относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

Несмотря на занятую осужденными позицию по отношению к предъявленному обвинению, суд правильно установил, что Ф-в А.В. в результате необоснованного принятия к вычету сумм НДС по затратам ООО «<.......>» и неправомерно заявленного ООО «<.......>» в данной части к возмещению из бюджета НДС путем обмана похитил из бюджета денежные средства в сумме <.......> рублей; Ф-в А.В. и С-ва (Ф-ва) Ю.М., действуя группой лиц по предварительному сговору, в результате необоснованного принятия к вычету сумм НДС по затратам ООО «<.......>» и неправомерно заявленного ООО «<.......>» в данной части к возмещению из бюджета НДС путем обмана похитили из бюджета денежные средства в сумме <.......> рублей; они же по предварительному сговору в результате неправомерного отнесения ООО «<.......>» услуг по предоставлению в аренду судов т/х «<.......>», т/х «<.......>» и т/х «<.......>» иностранной организации «<.......> на основании договоров <.......> № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, № <...> от ДД.ММ.ГГГГ и б/н от ДД.ММ.ГГГГ к операциям по реализации услуг, местом которых не признается Российская Федерация, похитили из бюджета как необоснованно возмещенный НДС в размере <.......> руб.; Ф-в А.В. уклонился от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере - сумма неуплаченного ООО «<.......>» НДС и налога на прибыль за период <.......> гг. составила <.......> рубля.

Данный вывод суда подтверждается проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Так, представитель потерпевшего - ИФНС России по <адрес> ФИО38 в судебном заседании показал, что ООО «<.......>» ранее состояло на учете в их инспекции, а с ДД.ММ.ГГГГ состоит на учете ИФНС России по <адрес>. В ходе проведенной их инспекцией проверки ООО «<.......>» выяснилось, что Общество незаконно возместило из бюджета НДС по первому кварталу <.......> года - <.......> рублей, по второму кварталу <.......> года - <.......> рублей. ООО «<.......>» возмещение НДС осуществляло по взаимоотношениям с ООО «<.......>», однако в рамках процессуальной проверки было установлено, что данные взаимоотношения носили фиктивный характер, поскольку фактически ООО «<.......>» закупало нефтепродукты у «<.......>», а ООО «<.......>» участвовало в данной схеме для увеличения стоимости нефтепродуктов. Декларации за 1 и 2 кварталы <.......> года были представлены ООО «<.......>» в ИФНС по <адрес>, была проведена проверка по данным декларациям, и в рамках проведенных проверок ИФНС по <адрес> были приняты решения о возмещении НДС от ДД.ММ.ГГГГ № <...> и ДД.ММ.ГГГГ № <...>. Ущерб до настоящего времени не возмещен. Ему известно, что ООО «<.......>» обращалось в налоговый орган за разъяснением порядка налогообложения операций по сдачи в аренду судов, эксплуатируемых за пределами РФ, какой ответ был дан налоговым органом, он не знает.

Представитель потерпевшего - ИФНС России по <адрес> ФИО1. в судебном заседании показал, что налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка ООО «<.......>» в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. По итогам рассмотрения материалов проверки руководителем было вынесено решение № <...> от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения. Основанием для вынесения указанного решения явились данные, свидетельствующие о занижении ООО «<.......>» налоговой базы по налогам на прибыль за <.......> года, и неправомерное применение налоговых вычетов по НДС по счетам-фактурам на приобретение нефтепродуктов у ООО «Б.-Т.», ООО «<.......>», ООО «<.......>», в результате завышения стоимости нефтепродуктов. Указанное нарушение повлекло неуплату НДС, к завышению НДС, излишне возмещенного из бюджета, а также неуплату налога на прибыль организации. Также налоговым органом в отношении ООО «<.......>» проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления полноты и своевременности уплаты в бюджет налога на прибыль организации, налога на добавленную стоимость, налога на имущество организации, транспортного налога, земельного налога и налога на доходы физических лиц за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. По результатам проверки составлен акт налоговой проверки и вынесено решение от ДД.ММ.ГГГГ № <...>, в соответствии с которым ООО «<.......>» привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения. По фактам совершенных правонарушений материалы были направлены в следственные органы, и возбуждено уголовное дело. По имеющейся у налогового органа информации ущерб в размере <.......> рублей не возмещен.

Лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, ФИО2., в судебном заседании показал, что на момент рассматриваемых событий он занимал должность директора филиала по <.......> России компании «<.......>», а также был учредителем ООО «<.......>», но он никогда не являлся сотрудником данной компании. Помимо него, также владельцем указанной организации являлся Ф-в А.В. При осуществлении деятельности ООО «<.......>» их с Ф-вым А.В. обязанности были распределены так, что он (ФИО2.), помимо того, что являлся основным владельцем, он же определял стратегические моменты развития компании. Непосредственно текущей деятельностью компании занимался Ф-в А.В., который был генеральным директором, а Ф-ва Ю.М. в <.......> году занимала должность управляющего директора данной организации. Ф-в А.В. предложил ему создать технические компании, которые будут выступать посредниками между «<.......>» и конечными потребителями, и через них искусственно накачивать обороты для того, чтобы не потерять объемы, кредитуемые банками. Ближе к <.......> году Ф-в А.В. сказал, что эти компании он может использовать и для оптимизации налогообложения. Созданием этих компаний, подбором людей, на которых они были оформлены, всей бухгалтерской документацией, занималась Ф-ва Ю.М. Фактически Ф-вы Ю.М. и А.В. курировали всю бухгалтерскую налоговую отчетность, Ф-в А.В. делал это со стороны «<.......>», а Ф-ва Ю.М. со стороны этих организаций. Соответственно, через эти организации завышались входные цены для «<.......>», что позволяло увеличить объем НДС к возмещению. Компании были разные - «<.......>»«<.......>», «<.......>», при этом в каких-то ситуациях эти компании могли иметь прямые договоры с «<.......>», которые со стороны «<.......>» подписывал он (ФИО2.). Поскольку компании платили за поставляемое топливо, у «<.......>» вопросов к этим контрагентам не возникало. Однако, обслуживание этих компаний проводилось сотрудниками «ВДСА», они имели номинальных директоров, учредителей, которых он не знал. Ему был известны <.......>, которые поочередно занимала должность руководителя ООО «<.......>», однако фактически являлись сотрудниками «ВДСА». Использовались указанные компании для получения налоговых вычетов через увеличение закупочной цены между поставщиком в лице «<.......>», и далее «по цепочке» до конечного потребителя. Регулирование размеров наценок между указанными аффилированными компаниями позволяет «играть» прибылью, входным и выходным НДС, что и делалось ООО «<.......>». Ему, Ф-ву А.В. и Ф-вой Ю.М. было известно о том, что ООО «<.......>», ООО «<.......>»ООО «<.......>» являлись подконтрольными ООО «<.......>» организациями и использовались ими для увеличения закупочной цены от Волгоградского филиала ООО «<.......>» и, как следствие, для увеличения налоговых вычетов и расходов. Кроме того, у ООО «<.......>» были суда, которые сдавались в аренду иностранным компаниям по договорам «<.......>», т.е. в аренду без экипажа в чистом виде. При этом со стороны иностранной компании налоговая ставка применялась нулевая. Учредителями иностранной компании «<.......>» являлись он, <.......> и Ф-в А.В. «<.......>» часть флота сдавало их же иностранной компании в аренду, но при этом поменялась нулевая ставка НДС. Изначально со слов Ф-ва А.В. и главного бухгалтера следовало, что ООО «<.......>» обоснованно применяет эту ставку, однако в ходе налоговой проверки выяснилось, что нулевая ставка применяется при заключении договора «<.......>», а ООО «<.......>» сдавали флот в аренду по договору «<.......>». Неправильное применение нулевой ставки повлекло ответственность его ФИО2 как директора этой иностранной компании. Примерно в апреле <.......> года по предложению Ф-ва А.В. он подписал с банком «<.......>» договор поручительства для получения ООО «<.......>» банковской гарантии, по которым в последствии Ф-в А.В. смог возместить НДС. У него (ФИО2.) никогда не было доступа к расчетным счетам ООО «<.......>», не было банковских ключей. Доходом, полученным от незаконно возмещенного НДС, распоряжался Ф-в А.В. Не согласен с утверждением Ф-ва А.В. о том, что у «<.......>» существовала политика относительно того, что одна и та же компания не могла одновременно являться перевозчиком для «<.......>» и потребителем топлива. Руководство ООО «<.......>» завышало входные цены в адрес «<.......>», ставив «прокладку» между «<.......>» и компанией «<.......>», а также применяли нулевую налоговую ставку вместо положенных <.......> %, при этом суда «<.......>», «<.......>», «<.......>» не заходили на территорию РФ. Ф-ва Ю.М. руководила работой бухгалтерии ООО «<.......>», постоянно «вмешивалась» в бухгалтерские вопросы, навязывала определенные моменты, что привело к увольнению главного бухгалтера ФИО3., которая не желала исполнять указания Ф-вой Ю.М., что привело к конфликтной ситуации. Между «<.......>» и «<.......>» могло быть заключено множество договоров. В рамках одних договоров могли оплачиваться реальные услуги, в рамках других договоров могли производиться реальные платежи за фиктивные услуги. Договоры аренды дают больше оснований для фиктивного перечисления денег, так как судно можно поставить на отстой, а по договору аренды все равно проходят оплаты. При этом никаких коносаментов не требуется, поскольку коносамент является документом, подтверждающим факт загрузки-выгрузки в портах судном груза. Он полностью признает вину в совершении совместно с Ф-вым А.В. уклонения от уплаты налогов.

Свидетель ФИО25 в судебном заседании показал, что он работает заместителем директора филиала «<.......>», основной видом деятельности которого является продажа нефтепродуктов. Данная организация входит в группу компаний «<.......>». Ему знакомы компании «<.......>», «<.......>», которым ООО «<.......>» реализовывал нефтепродукты или оказывал какие-то услуги, но кто являлся директорами данных компаний – он пояснить не может. Ф-в А.В. ему знаком, поскольку он работал в бункеровочных компаниях, в том числе, в организации «<.......>», которые оказывали услуги организации, в которой работал он (ФИО25). С-ва Ю.М. была помощником Ф-ва А.В., и одновременно сама возглавляла какую-то компанию. ФИО2 – его (свидетеля) бывший руководитель, он являлся директором Волгоградского филиала «<.......>». Относительно того, что в компании «<.......>» существовала политика - разделять договора продажи и перевозки, и что организации, которые оказывают услуги перевозки, не имеют права иметь договора по купле-продаже топлива напрямую с «<.......>», ему ничего не известно.

Свидетели ФИО39 и ФИО40 показали, что поочередно занимали должность директора ООО «<.......>», но фактически при этом работали в ООО «<.......>», к составлению документов от имени возглавляемого ими Общества отношения не имели, несмотря на то, что подписывали их, как и к расчетным счетам и финансово-хозяйственным отношениям ООО «<.......>», то есть являлись номинальными руководителями указанной компании, за что получали ежемесячное вознаграждение в размере <.......> рублей.

Свидетель ФИО40. показал также, что по поручению Ф-ва А.В. получал как руководитель ООО «<.......>» кредиты, а также займ на свои личные нужды, однако ни в каких переговорах с контрагентами участия не принимал, кто входил в штат ООО «<.......>» и кто занимался бухгалтерской и налоговой отчетностью – ему не известно.

Свидетели – сотрудники ООО «<.......>» также подтвердили аффилированность ООО «<.......>»:

- свидетель ФИО22., занимавший должность начальника юридического отдела ООО «<.......>», показал, что ФИО2 мог принимать участие в совещаниях, проводимых Ф-вым А.В., и давать какие-то распоряжения, но при этом указания Ф-ва А.В. как руководителя ООО «<.......>», были обязательны для исполнения. Юридический отдел ООО «<.......>» готовил договоры от имени ООО «<.......>» и иных фирм. <.......> занимала должность управляющего директора ООО «<.......>», непосредственно руководила отделом нефтрейда, а в отсутствие Ф-ва А.В. исполняла все его функции;

- главный бухгалтер ООО «<.......>» ФИО2 в судебном заседании показала, что помимо бухгалтерии данной организации, сотрудниками бухгалтерии ООО «<.......>» велся бухгалтерский и налоговый учет ООО «<.......>», ООО «<.......>», «<.......>», «<.......>» и других. Данные организации были аффилированными ООО «<.......>». ООО «<.......>» платил налоги, и согласно сложившейся практики ФИО2 ставил свою визу на реестрах платежей. ФИО40 являлся сотрудником бухгалтерии ООО «<.......>», но при этом числился директором ООО «<.......>», никаких самостоятельных решений в данной компании не принимал, в том числе, по кредитованию ООО «<.......>», поскольку фактически деятельностью всех организаций, входящих в группу компаний ООО «<.......>», руководили Ф-в А.В. и ФИО2

- свидетель ФИО57 показала, что директором ООО «<.......>» была ФИО39., но налоговая отчетность согласовывалась бухгалтерией не с ней, а с руководством ООО «<.......>»; свидетель ФИО42 – сотрудник бухгалтерии ООО «<.......>» показала, что ФИО40 также работал в данной бухгалтерии, фактическое руководство ООО «<.......>» не осуществлял, хотя значился там директором;

- из оглашенных по ходатайству государственного обвинителя в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО36., данных им на предварительном следствии, следует, что он работал в должности заместителя генерального директора по <.......>, находился в непосредственном подчинении у Ф-ва А.В. и в силу занимаемой должности должен был проверять контрагентов компании. Также ему известны названия организаций ООО «<.......>», ООО «<.......>, «<.......>», где сотрудниками числились работники ООО «<.......>». Указанные организации были «дочерними» ООО «<.......>», и их проверку ему проводить не требовалось, поскольку они создавались руководством ООО «<.......>»;

- свидетели ФИО43., ФИО35.,  ФИО50 показали, что каждая формально числилась сотрудниками ООО «<.......>», однако никогда там фактически не работали, зарплату там не получали;

- свидетель ФИО4 показала, что она работала в ООО «<.......>» в должности менеджера по <.......>. По просьбе С-вой Ю.М. она на свое имя зарегистрировала компанию ООО «<.......>», но сама к деятельности данной компании никакого отношения не имела, все решения принимал ФИО2. Электронно-цифровая подпись, которую она (свидетель) получила как руководитель «<.......>», хранилась в бухгалтерии ООО «<.......>»;

Свидетель ФИО52 показал, что по просьбе С-вой (Ф-вой) Ю.М. открыл на свое имя фирму ООО «<.......>»; электронный ключ для расчетов с контрагентами по указанию Ф-вой Ю.М. передал в бухгалтерию ООО «<.......>». Фактически к деятельности указанной компании отношения не имел.

Свидетель ФИО58 в судебном заседании показал, что открыл на свою имя фирму по просьбе малознакомой ему женщины, но к деятельности данной компании отношения не имел, только подписывал предоставляемые ему этой женщиной документы.

Факты возмещения ООО «<.......>» налога на добавленную стоимость за 1 и 2 кварталы <.......> года, 1 квартал <.......> подтверждается соответствующими заявлениями ООО «<.......>», решениями налогового органа, протоколами выемки и осмотра документов.

Согласно заключению эксперта № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, подпись от имени генерального директора Ф-ва А.В. в заявлении о применении заявительного порядка возмещения НДС № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, вероятно, выполнена Ф-вым А.В. Ответить на вопрос в категоричной форме не представилось возможным ввиду простоты строения исследуемой подписи.

Подпись от имени управляющего директора С-вой Ю.М. в заявлении о применении заявительного порядка возмещения НДС № <...> от ДД.ММ.ГГГГ и в заявлении о применении заявительного порядка возмещения НДС № <...> от ДД.ММ.ГГГГ выполнены Ф-вой (С-вой) Ю.М <.......>).

Согласно решению № <...> ИФНС России по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, ООО «<.......>» привлечено к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, выразившиеся в искусственном завышении стоимости нефтепродуктов по счетам-фактурам на приобретение нефтепродуктов у ООО «<.......>» <.......>), ООО «<.......>» (<.......>), ООО «<.......>» (<.......>), а также в связи с неправомерным отнесением ООО «<.......>» услуг по предоставлению в аренду судов т/х «<.......>», т/х «<.......>», т/х «<.......>» иностранной организации <.......> на основании договоров <.......> б/н от ДД.ММ.ГГГГ, № <...> от ДД.ММ.ГГГГ и б/н от ДД.ММ.ГГГГ к операциям по реализации товаров и услуг, местом реализации которых не признается территория РФ на основании ст.148 НК РФ. (<.......>).

Решением Арбитражного суда Волгоградской области по делу № <.......> от ДД.ММ.ГГГГ в удовлетворении заявления ООО «<.......>» о признании недействительным решения инспекции Федеральной налоговой службы по <адрес> № <...> от ДД.ММ.ГГГГ – отказано в связи с пропуском срока на обжалование.

Из Акта налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ следует, что в ходе анализа товарных накладных, бункеровочных расписок (бункеровочная расписка свидетельствует о дате получения покупателем нефтепродуктов, данная расписка заверяется печатью организации, выполняющей услугу хранения нефтепродуктов на бункеровочной базе и печатью судна покупателя) и счетов-фактур установлено, что выставленные ООО «<.......>» в адрес ООО «<.......>» документы (товарные накладные и счета-фактуры) перевыставлялись в тот же день в адрес ООО «<.......>» с тем же объемом поставки нефтепродуктов (тонны), с указанием одно и того же судна, на которое осуществлялась перегрузка (передача) нефтепродуктов, только с увеличением стоимости данных нефтепродуктов; документов, подтверждающим доставку нефтепродуктов от ООО «<.......>» в адрес ООО «<.......>», далее от ООО «<.......>» в адрес ООО «<.......>», и в дальнейшем доставка до покупателя, является один и тот же документ – бункеровочная расписка, в которой указан бункеровщик, на котором доставлялись нефтепродукты от ООО «<.......>», и т\х, на который производилась перегрузка (передача) нефтепродуктов с использованием оборудования бункеровщика. Согласно бункеровочным распискам, бункеровщиком (нефтерудовоз), осуществляющий доставку нефтепродуктов от ООО «<.......>», в том числе, являлись суда, которые принадлежат ООО «<.......>» на праве собственности (суда «<.......>», «<.......>», «<.......>», «<.......>», «<.......>». Заявки на отпуск нефтепродуктов, подаваемые ООО «<.......>» в адрес ООО «<.......>», направлялись на имя директора Волгоградского филиала ООО «<.......>» ФИО2., который с ДД.ММ.ГГГГ является учредителем ООО «<.......>», с долей участия в зависимости от период от 50% до 100%.

В ходе выездной проверки установлено, что фактически товар (нефтепродукты) приобретался у действительного поставщика ООО «<.......>», при этом создан формальный документооборот через искусственно созданную цепочку организации-посредника «промежуточного звена» ООО «<.......>». В ходе проверки установлена согласованность действий между ООО «<.......>» и ООО «<.......>», направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

Имущества и транспорта в собственности ООО «<.......>» не имеется.

Кроме того, проверкой установлено нарушение порядка исчисления НДС, установленного ст.166 НК РФ, с учетом ст.148 НК РФ, в связи с неправомерным отнесением ООО «<.......>» услуг по предоставлению в 1 квартале <.......> года в аренду судов т/х «<.......>», т/х «<.......>», т/х «<.......>» иностранной организации «<.......>) (<.......>) на основании договоров <.......> № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, № <...> от ДД.ММ.ГГГГ и б/н от ДД.ММ.ГГГГ к операциям по реализации товаров и услуг, местом реализации которых не признается территория РФ на основании ст.148 НК РФ.

Выводы налогового органа, изложенные в Акте налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, также подтверждаются заключениями старшего специалиста-ревизора отдела <.......> ФИО23 (<.......>).

Вопреки утверждению осужденных и защитников, эти и другие приведенные в приговоре доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и не вызывают сомнений в своей достоверности, согласуются между собой по фактическим обстоятельствам, дополняют друг друга и не содержат существенных противоречий, в связи с чем правильно признаны судом достоверными и положены в основу приговора.

Обстоятельства, при которых осужденным совершены преступления и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Материалы дела и представленные в суд сторонами доказательства судом первой инстанции исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются.

В соответствии с приговором всем доказательствам по делу судом дана верная оценка в их совокупности, соответствующая требованиям уголовно-процессуального закона.

Проанализировав и проверив доводы осужденных о непричастности к преступлениям и недоказанности обстоятельств преступлений, о недопустимости некоторых из доказательств, в том числе доводы, аналогичные указанным в апелляционных жалобах, суд мотивировал в приговоре, почему он принял те или иные доказательства в качестве допустимых и достоверных, признал их в своей совокупности достаточными для разрешения дела, а с другой - критически оценил и отверг показания Ф-ва А.В. и С-вой (Ф-вой) Ю.М. и выдвинутые ими аргументы в свою защиту.

Несогласие осужденных с положенными в основу приговора доказательствами, как и с приведенной в приговоре их оценкой, не может свидетельствовать о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного заседания, и недоказанности виновности осужденных в инкриминируемых им деяниях.

Показания свидетелей, положенные в основу обвинительного приговора, каких-либо противоречий, влияющих на доказанность установленных судом обстоятельств совершенных преступлений осужденными, не содержат. Незначительные неточности в показаниях лиц, положенных в основу обвинительного приговора, обусловлены как объективными обстоятельствами - непостоянным наблюдением за происходящим на месте преступления, так и субъективным восприятием происходящего, физиологическими особенностями запоминания, при этом не влияют на доказанность установленных судом обстоятельств совершенных преступлений.

Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о наличии у ФИО2 неприязненных отношений к Ф-ву А.В., или иных поводов к его оговору, судом первой инстанции не установлено, не представлены таковые и в суд апелляционной инстанции. Утверждение осужденного об обратном является голословным и расценивается как способ защиты. Оснований сомневаться в достоверности показаний ФИО2 у суда не имелось, поскольку они нашли свое подтверждение в полном объеме.

Вопреки утверждению осужденного Ф-ва А.В., оснований для признания показаний ФИО2 недопустимыми доказательствами также не имеется, так как никаких нарушений уголовно-процессуального закона при их получении органом предварительного расследования и судом не было допущено.

Судом первой инстанции были рассмотрены и признаны несостоятельными аналогичные приведенным Ф-вым А.В. в апелляционной жалобе доводы стороны защиты о недопустимости в качестве доказательств результатов оперативно-розыскной деятельности, а именно акта налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, акта налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, решения № <...> от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении ООО «<.......>» к ответственности, решения № <...> от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении ООО «<.......>» к ответственности, поскольку налоговая проверка проведена лицами, не имеющими право на проведение оперативно-розыскной деятельности, из числа перечисленных ст. 13 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Кроме того, в проведении налоговой проверки принимал участие ст. оперуполномоченный ФИО59 которому в установленном законом порядке не поручалось участие в проведении налоговой проверки.

Постановление суда от ДД.ММ.ГГГГ об отказе в удовлетворении соответствующего ходатайства основано на законе, в нем подробно приведены мотивы признания необоснованности ходатайства о признании указанных документов недопустимыми, поэтому по этим же основаниям суд апелляционной инстанции признает доводы осужденного Ф-ва А.В. в данной части не подлежащими удовлетворению.

Согласно Акту налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ООО «<.......>» (<.......>), проверка проводилась в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, после чего ДД.ММ.ГГГГ вынесено решение о привлечении ООО «<.......>» к ответственности за совершение налогового правонарушения (<.......>). Основанием для проведения выездной налоговой проверки в отношении ООО «<.......>» является Решение заместителя руководителя ИФНС России по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ № <...>.

Кроме того, согласно Акту налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ (<.......>), решения № <...> от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении ООО «<.......>» к ответственности за налоговое правонарушение (<.......>), проверка проводилась в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. Основанием для проведения выездной налоговой проверки в отношении ООО «<.......>» является Решение заместителя руководителя ИФНС России по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ № <...>.

В проведении данной проверки принимал участие <.......> ФИО59., что не противоречит ч.1 ст.36 НК РФ. Таким образом, из материалов уголовного дела следует, что налоговая проверка проводилась уполномоченными на то должностными лицами не в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий, а исключительно в рамках выездной налоговой проверки.

Тот факт, что в последующем данные документы были направлены по запросу и представлены следователю как полученные в результате ОРД, не противоречит требованиям действующего законодательства, поскольку согласно ст.6 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», при осуществлении оперативно-розыскной деятельности допустимо исследование предметов и документов (<.......>).

На основании постановления <.......> ФИО60. от ДД.ММ.ГГГГ о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, налоговому органу или в суд – оперативно-розыскные мероприятия в отношении <.......> Ф-ва А.В. и учредителя Общества ФИО2 были проведены в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (<.......>). Таким образом, и данное постановление свидетельствует о том, что налоговые проверки, проведенные в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, не относится к числу ОРМ, проведенных в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Факт наличия запросов, направленных в ходе ОРД в налоговые органы, а также предоставленные на данные запросы Акт проверки и решение налогового органа, также усматривается как из вышеуказанного постановления, так и из сопроводительного письма № <...> от ДД.ММ.ГГГГ о направлении результатов ОРД в следственный орган (<.......>), и что согласуется с требованиями ст.11 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

При таких данных исследование полученных в ходе ОРМ по запросу документов не противоречит положениям ст. 6 Федерального закона № 144-ФЗ, в связи с чем являются необоснованными доводы стороны защиты о нарушении порядка получения данных доказательств. Оснований, предусмотренных ст.75 УПК РФ, для признания их недопустимыми, не имеется.

Согласно показаний свидетелей – сотрудников налоговых органов – отсутствие нарушений в деятельности ООО «<.......>» по заключению проводимых камеральных проверок, не свидетельствует о недостоверности выводов выездной налоговой проверки, которая является наиболее полной, с расширенными полномочиями и сроком ее проведения, однако документы, которые были получены в ходе камеральных проверок, принимались во внимание при даче заключения по выездной налоговой проверке.

Вопреки утверждению осужденного в жалобе, выездная налоговая проверка <.......> в отношении ООО «<.......>» проведена в установленном законом порядке, выводы в соответствующем акте даны в пределах компетенции и полномочий территориального налогового органа.

Соответственно не может согласиться суд второй инстанции и с доводом Ф-ва А.В. о порочности заключения по исследованию документов № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, составленного специалистом-<.......> ФИО23., поскольку, по его мнению, налоговая проверка проведена лицами, не являющимися сотрудниками правоохранительных органов, имеющих право на проведение оперативно-розыскной деятельности.

Вопреки утверждению осужденного, привлечение к участию в деле специалиста <.......> ФИО61., то есть руководителем следственного органа, не противоречит ст. 144 УПК РФ. При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что специалист был привлечен для дачи заключения на стадии доследственной проверки, то есть до возбуждения уголовного дела, когда уголовное дело не было в производстве следователя.

Приведенные выше заключения и сами показания специалиста ФИО23 не противоречат установленным в ходе судебного разбирательства обстоятельствам, поэтому оснований для признания их недопустимыми или недостоверными доказательствами не имеется.

Иные доводы осужденных и защитников о невиновности Ф-ва А.В. и С-вой (Ф-вой) Ю.М. в совершении инкриминированных им деяний сводятся к переоценке доказательств, положенных в основу обвинительного приговора. Вместе с тем несогласие их с оценкой, данной судом доказательствам как в отдельности, так и их совокупности, не являются основанием для отмены состоявшегося судебного решения.

Поскольку суд располагал исчерпывающими доказательствами относительного каждого из обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, и обосновал принятое в отношении осужденных судебное решение ссылкой на доказательства, полученные в установленном законом порядке, при этом представленных суду первой инстанции стороной обвинения доказательств было достаточно для разрешения дела, суд второй инстанции признает несостоятельными доводы осужденных и их защитников о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, необъективной оценке судом представленных ему доказательств, неустранении имеющихся по делу сомнений в доказательствах, неполноте и односторонности судебного следствия.

Квалификация действий Ф-ва А.В. и С-вой (Ф-вой) Ю.М. по каждому инкриминированному им деянию соответствует фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, и потому является правильной.

Судом правильно установлено, что деятельностью ООО «<.......>» руководил Ф-в А.В., все распоряжения и указания исходили от него. Между компаниями ООО «<.......>» и ООО «<.......>» был создан формальный документооборот, поскольку данная компания являлась «<.......>» по отношению к ООО «<.......>», а потому сам факт ведения данной организацией финансово-экономической деятельности, не связанной с деятельностью «группы компаний ООО «<.......>», уплата налогов, на что ссылаются осужденные, не опровергает вывод налоговой инспекции относительно взаимоотношений между данными конкретными двумя организациями - ООО «<.......>» и ООО «<.......>». Тот факт, что ООО «<.......>» кредитовалось, и выплачивало кредиты, также не исключает наличие формальных финансово-хозяйственных взаимоотношений именно между указанной организацией и ООО «<.......>», а согласно показаний сотрудников <.......>, данных ими в суде, наличие группы компаний являлось дополнительным положительным фактором для выдачи как банковских гарантий, так и кредитов.

ООО «<.......>» входило в так называемую «<.......> «<.......>», бухгалтерской и налоговой отчетностью указанной организации занимались бухгалтеры ООО «<.......>», ФИО 39 и ФИО40., поочередно занимавшие должность директора ООО «<.......>», фактически при этом работали в ООО «<.......>», к составлению документов от имени возглавляемого ими Общества отношения не имели, несмотря на то, что подписывали их, к расчетным счетам и финансово-хозяйственным отношениям ООО «<.......>» отношения также не имели, то есть являлись номинальными руководителями указанной компании, за что получали ежемесячное вознаграждение в размере <.......> рублей.

В судебном заседании установлено, что фактически С-ва (Ф-ва) Ю.М. возглавляла отдел <.......>, который занимался непосредственно куплей-продажей нефтепродуктов, и помимо самой С-вой (Ф-вой) Ю.М., доступ к базе «1С Бухгалтерия» был у всех сотрудников ее отдела. Таким образом, документы по взаимоотношениям с ООО «<.......>», которые затем принимались к учету отделом бухгалтерии ООО «<.......>», формировались, в том числе, в отделе <.......>, возглавляемого С-вой (Ф-вой) Ю.М., а потому она располагала сведениями о фактическом характере данных взаимоотношений, обладала полномочиями на подпись документов, в том числе, на получение банковской гарантии, либо на подачу заявления о возмещении НДС в заявительном порядке. Они незаконно возместили НДС из бюджета, используя при этом как способ хищения полученную банковскую гарантию. В ходе судебного разбирательства установлено, что заявление о применении заявительного порядка возмещения НДС № <...> от ДД.ММ.ГГГГ подписано управляющим директором С-вой Ю.М., то есть С-ва (Ф-ва) Ю.М., будучи осведомленной о формальном характере взаимоотношений между ООО «<.......>» и необоснованно заявленного к возмещению НДС по данным взаимоотношениям, действуя согласованно с Ф-вым А.В., обратилась с вышеуказанным заявлением о возмещении НДС, что также свидетельствует о совместном умысле Ф-ва А.В. и С-вой (Ф-вой) Ю.М. на хищение бюджетных денежных средств.

Ф-в А.В. в результате необоснованного принятия к вычету сумм НДС по затратам ООО «<.......>» и неправомерно заявленного ООО «<.......>» в данной части к возмещению из бюджета НДС путем обмана похитил из бюджета денежные средства в сумме <.......> рублей; Ф-в А.В. и С-ва (Ф-ва) Ю.М., действуя группой лиц по предварительному сговору, в результате необоснованного принятия к вычету сумм НДС по затратам ООО «<.......>» и неправомерно заявленного ООО «<.......>» в данной части к возмещению из бюджета НДС путем обмана похитили из бюджета денежные средства в сумме <.......> рублей.

Наличие переплаты по налоговым платежам не исключает ответственности руководителя ООО «<.......>» Ф-ва А.В. в части незаконности возмещения НДС из бюджета. При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что показания свидетеля ФИО14., являющейся главным бухгалтером ООО «<.......>» после введения процедуры банкротства, а также информация, предоставленная конкурсным управляющим ООО «<.......>» ФИО62., не подтверждается какими-либо объективными документами, в том числе из налогового органа.

В результате неправомерного отнесения ООО «<.......>» услуг по предоставлению в аренду судов т/х «<.......>», т/х «<.......>» и т/х «<.......>» иностранной организации <.......> на основании договоров <.......> № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, № <...> от ДД.ММ.ГГГГ и б/н от ДД.ММ.ГГГГ к операциям по реализации услуг, местом которых не признается Российская Федерация, и, соответственно, не исчисления НДС с реализации данных услуг в 1 квартале <.......> года в сумме <.......> руб., в результате совместных действий Ф-ва А.В. и С-вой (Ф-вой) Ю.М. необоснованно похищены денежные средства путем возмещения из бюджета НДС в указанном размере.

Факт сдачи указанных судов по договорам <.......> не оспаривался осужденными. Согласно Ответу ИФНС России по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ на запрос ООО «<.......>» даны следующие разъяснения: «договор <.......> судов на время (<.......>) является разновидностью договора аренды… Таким образом, доходы и расходы, полученные (понесенные) в результате эксплуатации судов, зарегистрированных в <.......>, в виде предоставления их нерезиденту по договору <.......> для осуществления международных морских перевозок грузов (между российскими и иностранными портами) не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль организации…В соответствии с п.8 ст.374 НК РФ движимое имущество, принятое с ДД.ММ.ГГГГ на учет в качестве основных средств, не признается объектом налогообложения».

Из указанного ответа следует, что данные положения закона применяются к договорам <.......>, что согласуется с выводами выездной налоговой проверки. При этом в самом запросе ООО «<.......>», адресованном в ИФНС России по <адрес>, за № <...> от ДД.ММ.ГГГГ отсутствует указание на предоставление судов в аренду по договорам <.......>, то есть условия предоставления судов в аренду не конкретизированы. Вопреки утверждению адвоката Иванова Л.Н., данный ответ не содержит неясностей и завуалированности про договоры <.......> - в нем содержатся сведения по договорам <.......>.

В ответе налоговой инспекции со ссылкой на нормы действующего законодательства даны исчерпывающие разъяснения, однако ООО «<.......>» действовало вопреки данным разъяснениям. Суд правильно пришел к выводу о том, что у руководства ООО «<.......>» имелось достаточно данных для соблюдения норм действующего налогового законодательства при определении ставки НДС по предоставляемым в аренду судам по договорам <.......>, однако этого сделано не было. При этом не подтверждает обратное Информационное письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики и ответ аудиторской компании ООО «<.......>», согласно которому «по вопросу применения 0% ставки по сдаче в аренду морских судов, осуществляющих оказание услуг за пределами территории РФ», официальных обращений из ООО «<.......>» ООО «<.......>» не получало… из имеющегося в архиве ОО «Аудиторская компания «<.......>» комплекта заметок об изменениях законодательства, предполагается, что могла быть предоставлена ООО «<.......>» информация об изменениях в отношении законодательства с <.......> года: перевозка экспортируемых или импортируемых товаров на основании договоров фрахтования судна на время (<.......>) облагается НДС по нулевой ставке…».

Суд апелляционной инстанции также отмечает, что решением Арбитражного суда Волгоградской области по делу № <...> от ДД.ММ.ГГГГ в удовлетворении заявления ООО «<.......>» о признании недействительным решения инспекции Федеральной налоговой службы по <адрес> № <...> от ДД.ММ.ГГГГ отказано. Суд не нашел оснований для признания неправомерным решения налоговой инспекции. Копия указанного решения была приобщена судом по ходатайству осужденного Ф-ва А.В. и исследована в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ.

Судом установлено, что на время отсутствия Ф-ва А.В. С-ва (Ф-ва) Ю.М. обладала полномочиями на подпись документов, в том числе, на получение банковской гарантии, либо на подачу заявления о возмещении НДС в заявительном порядке. Заявление о применении заявительного порядка возмещения НДС № <...> от ДД.ММ.ГГГГ подписано управляющим директором С-вой Ю.М., то есть С-ва (Ф-ва) Ю.М., подписывая заявление о возмещении НДС, брала на себя ответственность за полноту и достоверность предоставляемых ею в налоговые органы сведений, действуя при этом согласованно с Ф-вым А.В., после чего обратилась с вышеуказанным заявлением о возмещении НДС, что также свидетельствует о совместном умысле Ф-ва А.В. и С-вой (Ф-вой) Ю.М. на хищение бюджетных денежных средств.

Вопреки утверждению осужденных и защитников о том, что в приговоре не дается оценка актам налоговой проверки, которые были оформлены налоговой инспекцией по факту проверки правильности возмещения НДС, которые не отменялись и не признавались неверными, суд признал, что отсутствие нарушений в деятельности ООО «<.......>» по заключению проводимых <.......> проверок, не свидетельствует о недостоверности выводов выездной налоговой проверки, которая является наиболее полной, с расширенными полномочиями и сроком ее проведения, однако документы, которые были получены в ходе <.......> проверок, принимались во внимание при даче заключения по выездной налоговой проверке. Поэтому доводы Ф-ва А.В. и С-вой (Ф-вой) Ю.М. относительно отсутствия у них умысла на хищение бюджетных денежных средств путем обмана со ссылкой на периодически проводимые в Обществе камеральные проверки, подтверждающие правомерность применения ставки 0% по спорным операциям, являются способом защиты в целях избежать уголовной ответственности.

Кроме того, в результате умышленных действий Ф-ва А.В., а также второго фактического руководителя (учредителя) ООО «<.......>» ФИО2., именно искусственного завышения стоимости нефтепродуктов по счетам-фактурам на приобретение нефтепродуктов у ООО «<.......>», ООО «<.......>»ООО «<.......>», отнесения услуг по предоставлению судов т/х «<.......>», т/х «<.......>», т/х «<.......>», т/х «<.......>» иностранным компаниям, к операциям, не подлежащим налогообложению, а также без документального подтверждения отнесения услуг по договору международных перевозок груза иностранной компанией к операциям по реализации услуг, облагаемых по ставке 0%, неправомерно увеличены затраты по исчислению налога на прибыль организации, необоснованно применены налоговые вычеты по НДС и не в полном объеме отражены суммы налогов, подлежащих уплате с реализации, с ООО «<.......>» не исчислены и не уплачены налоги в бюджет Российской Федерации, в том числе НДС на общую сумму <.......> руб., а также в том, что ООО «<.......>» не исчислен и не уплачен налог на прибыль организации за <.......> год в сумме <.......> руб., по сроку уплаты – ДД.ММ.ГГГГ, а всего на общую сумму за период <.......> года в размере <.......> рубля.

При этом доход в сумме <.......> рублей, полученный от услуг по международной перевозки товара на основании договора перевозки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между ООО «<.......>» и «<.......>» регистрационный № <...>, относится к операциям, не подлежащим налогообложению (освобожденным) от НДС согласно ст.148 НК РФ, а налогообложение данной услуги может производиться по налоговой ставке 0% в соответствие с пп.2.1 п.1 ст.164 НК РФ, при условии документального подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0% в соответствии в п.3.1 ст.165 НК РФ».

То, что на момент направления налоговым органом Требования о предоставлении ООО «<.......>» документов, подтверждающих правомерность применения ставки 0%, либо отнесение к операциям, не подлежащим налогообложению, Ф-в А.В. не имел отношения к деятельности Общества в связи с проводимой процедурой банкротства, не исключает его ответственности, так как необходимый пакет подтверждающих документов также не был в полном объеме представлен и в ходе камеральных проверок, когда Ф-в А.В. являлся полноценным руководителем ООО «<.......>».

При этом указание в предъявленном Ф-ву А.В. обвинении договора перевозки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между ООО «<.......>» и «<.......>», то как фиктивного, то как реально действующего договора, не свидетельствует о противоречивости обвинения и невиновности осужденного. ООО «<.......>» заключалось множество договоров, однако и в рамках реально существующих договоров Ф-вым А.В. могли приниматься к учету документы о фиктивном оказании услуг наряду с реальными. То обстоятельство, что сам договор перевозки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ в материалах уголовного дела отсутствует и не исследовался как доказательство, не свидетельствует о необоснованности предъявленного обвинения и не является доказательством невиновности Ф-ва А.В., поскольку им самим, как и С-вой (Ф-вой) Ю.М. не отрицался факт наличия перевозки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между ООО «<.......>» и «<.......>».

Таким образом, проведенной выездной налоговой проверкой в отношении ООО «<.......>» установлен факт отсутствия всех необходимых для подтверждения ставки 0% документов, контролирующему органу были частично представлены документы, подтверждающие оказание ООО «<.......>» услуг в рамках вышеуказанного договора перевозки № <...>.

Пунктом 3.1 ст. 165 НК РФ предусмотрен Перечень документов, которые налогоплательщик обязан представить в налоговые органы в качестве подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов при реализации услуг, предусмотренных пп 2.1 п. 1 ст. 164 настоящего Кодекса (услуг по международной перевозке товаров).

Согласно ч. 1 ст.164 НК РФ положения, регламентирующие налогообложение по налоговой ставке 0 процентов, применяются при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных ст. 165 настоящего Кодекса.

По смыслу закона, именно на налогоплательщика возлагается обязанность подтвердить обоснованность применения указанной налоговой ставки.

То, что у осужденных отсутствовала возможность в установленном законом порядке и сроки обжаловать решения налогового органа ввиду введения процедуры банкротства в отношении ООО «<.......>», не дают оснований ставить под сомнение законность вынесенных налоговым органом актов с учетом вышеприведенных судом мотивов.

Что касается довода адвоката Иванова Л.Н. о том, что, исходя из смысла ст. 199 УК РФ, об исчислении уклонения от уплаты налогов в пределах 3 финансовых лет подряд, действия Ф-ва А.В. по первому периоду с <.......> по <.......> должны были быть квалифицированы судом по ч. 1 ст. 199 УК РФ, так как особо крупный размер и предварительный сговор между Ф-вым А.В. и ФИО2 на совершение данного преступления в ходе судебного следствия не установлен, а по периоду с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ по обвинению в неуплате налогов в общей сумме <.......> руб. уголовное преследование в отношении Ф-ва А.В. должно было быть прекращено судом в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, т.к. крупный размер уклонения от уплаты налогов составляет <.......> рублей, то суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

Согласно ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и по предъявленному обвинению. Изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушает его право на защиту. Органом предварительного расследования Ф-ву А.В. вменялся период уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость (НДС), началом которого был установлен 1 квартал <.......> года, а окончание - 2 квартал <.......> года, ему не вменялся период <.......> года, суд самостоятельно расширить период уклонения от уплаты налогов, а соответственно и обвинение, не вправе, поэтому довод защитника о переквалификации действий осужденного является надуманным и не состоятельным, противоречащим уголовному и уголовно-процессуальному закону.

Лишен основания и довод защитника о том, что судом установлены иные обстоятельства совершения преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, чем указано в обвинительном заключении, что является нарушением закона. В силу вышеуказанной ст. 252 УПУ РФ суд может изменить обвинение, в том числе обстоятельства совершения преступления, если это не ухудшает положение обвиняемого и не нарушает его право на защиту. При этом суд второй инстанции отмечает, что именно суд в приговоре устанавливает обстоятельства совершенного преступления. В данном случае изменение обвинение и установленные судом обстоятельства совершения преступлений никоим образом не ухудшили положение осужденных и не нарушили их право на защиту.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, органом предварительного расследования и судом не допущено.

Объективные данные, которые бы давали основание предполагать, что уголовное дело сфабриковано сотрудниками полиции, а доказательства сфальсифицированы, в материалах дела отсутствуют.

Непроведение следователем комплексной финансово-экономической, бухгалтерской и налоговой экспертизы, а также отказ следователя об истребовании документов из налоговой инспекции, а также банковских выписок, подтверждающих деятельность ООО «<.......>», ООО «<.......>», ООО «<.......>», ООО «<.......>» не свидетельствует о невиновности осужденных или нарушении их права на защиту, поскольку их виновность в полном объеме подтверждается, как указано выше, совокупностью исследованных судом доказательств. Кроме того, в силу ст. 38 УПК РФ следователь самостоятельно принимает решение о проведении тех или иных следственных или процессуальных действий, определяет ход предварительного следствия.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства в соответствии с требованиями ст. 15, 244, 274 УПК РФ обеспечено равенство прав сторон, которым суд первой инстанции, сохраняя объективность и беспристрастие, в условиях состязательного процесса создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Вопреки утверждению осужденных и их защитников, все представленные сторонами доказательства исследованы судом, а содержащиеся в исследованных доказательствах противоречия устранены, заявленные участниками судебного разбирательства ходатайства, в том числе защитником подсудимого Ф-ва А.В. - адвокатом Потаповым О.В. о признании доказательств недопустимыми, истребовании в Межрайонной ИФНС по <адрес>: сведений о подаче в ДД.ММ.ГГГГ годах ООО «<.......>» налоговой декларации об уплате налогов, их размере, а также о производстве налоговых проверок в отношении указанного юридического лица, при их наличии предоставить заключения проверок; сведений о том, в каком размере ООО «<.......>» оплачены налоги за период ДД.ММ.ГГГГ годы по каждому из видов налогов в отдельности; сведения об осуществлении проверок ООО «<.......>» в части возмещения НДС по факту взаимоотношений с ООО «<.......>», - разрешены в установленном законом порядке, при этом отказ в их удовлетворении не может свидетельствовать о нарушениях права на защиту и принципа состязательности сторон, так как данные решения суда мотивированы и суд апелляционной инстанции находит их обоснованными.

Суд апелляционной инстанции отмечает, что в удовлетворении ходатайства адвоката Потапова О.В. об истребовании в Межрайонной ИФНС по <адрес> сведений об уплате в ДД.ММ.ГГГГ ООО «<.......>» налогов, их размере, а также о производстве налоговых проверок в отношении указанного юридического лица в части возмещения НДС по факту взаимоотношений с ООО «<.......>» судом в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ было отказано как преждевременно заявленного в связи с тем, что ранее было удовлетворено ходатайство стороны защиты, а именно адвоката Синицыной С.В. о запросе информации относительно деятельности ООО «<.......>» из налоговой инспекции <адрес>. При этом судом было разъяснено стороне защиты право на повторное обращение с ходатайством после исследования представленных суду дополнительных доказательств. Однако никто из участников уголовного процесса не заявил повторного ходатайства об истребовании в Межрайонной ИФНС по <адрес> сведений по ООО «<.......>», как и не возражал закончить судебное следствие после того, как стороны завершили предоставлять доказательства. При этом данных, свидетельствующих о лишении или ограничении участников процесса, в том числе Ф-ва А.В. и его защитника заявить соответствующее ходатайство, материалы уголовного дела не содержат.

По этим же основаниям является несостоятельным довод осужденного Ф-ва А.В. о том, что суд первой инстанции нарушил закон, не в полной мере исследовав доказательства по уголовному делу, так как ходатайство адвоката Синицыной С.В. об истребовании дополнительных доказательств удовлетворил, а фактически судом было получено и изучено лишь решение выездной налоговой проверки № <...> от 30 ДД.ММ.ГГГГ и акт к данному решению. При этом решение выездной налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ и акт к данному решению судом получены не были, то есть удовлетворенное ходатайство по факту исполнено не было.

Суд в силу своих полномочий истребовал заявленные защитником документы из налогового органа и исследовал представленные документы. Согласно протоколу судебного заседания, ни у кого из участников уголовного процесса вопросов по исследованным документам не возникло и никто, в том числе Ф-в А.В. не настаивал на истребовании решения выездной налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ и акта к данному решению. Утверждение осужденных об обратном является голословным.

Вопреки утверждению осужденного Ф-ва А.В., аналогичные ходатайства стороны защиты о запросе сведений по другим фирмам, в том числе ООО «<.......>» и ООО «<.......>», в судебном заседании никем не заявлялись.

Лишен основания и довод адвоката Иванова Л.Н. о том, что суду необходимо было провести комплексную судебную бухгалтерскую и налоговую экспертизу. В соответствии с уголовно-процессуальным законом доказательства представляются сторонами обвинения и защиты, которые равноправны перед судом, суд же не выступает на стороне обвинения или защиты, а в условиях состязательного процесса создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Между тем в суде первой инстанции никто из участников процесса не заявлял ходатайства о назначении указанной, как и какой-либо иной судебной экспертизы. Утверждение осужденной С-вой (Ф-вой) Ю.М. в настоящем судебном заседании о том, что такое ходатайство заявлялось стороной защиты, противоречит протоколу судебного заседания, который в данной части не был оспорен сторонами, в том числе осужденными.

Суд апелляционной инстанции также отмечает, что уголовно-процессуальный закон, в том числе ст. 284 УПК РФ, не обязывает суд исследовать приобщенные к уголовному делу вещественные доказательства. В обоснование виновности осужденных судом положены протоколы осмотра предметов (оптического диска) от ДД.ММ.ГГГГ и протокол признания его вещественным доказательствами, которые подробно исследовались. <.......>). Никто из участников уголовного процесса не заявлял ходатайства об исследовании вещественных доказательств, в том числе оптического диска, при этом данных, свидетельствующих о лишении или ограничении участников процесса, в том числе Ф-ва А.В. заявить соответствующее ходатайство, материалы уголовного дела не содержат.

В связи с изложенным данных свидетельствующих о необъективности и предвзятости председательствующего по делу, создания преимуществ какой-либо стороне при исследовании доказательств, судом апелляционной инстанции не установлено.

Как следует из материалов уголовного дела, со всеми протоколами осужденный был ознакомлен, принесенные им замечания на протоколы судебного заседания рассмотрены в установленном законом порядке. Несогласие Ф-ва А.В. с решениями суда в данной части не свидетельствует об их порочности. Уголовно-процессуальный закон не предусматривает обязательное стенографирование судебного заседания. Постановление судьи от ДД.ММ.ГГГГ о возврате осужденному замечаний на протокол судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ в связи с пропуском процессуального срока является законным и обоснованным. Оснований для отмены постановлений судьи об отклонении замечаний на протоколы судебных заседаний от ДД.ММ.ГГГГ не имеется.

Вопреки утверждению Ф-ва А.В., в протоколе судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ несоответствий аудиозаписи судебного заседания не имеется, в том числе и относительно исследования Решения № <...> о возмещении суммы НДС от ДД.ММ.ГГГГ (<.......>) Согласно протоколу судебного заседания, исследовались материалы – сопроводительное письмо с приложениями (<.......>), то есть и указанный осужденным документ на листе дела <.......>

Что касается отсутствия в протоколах судебного заседания некоторых диалогов между осужденным и председательствующим, в которых, как считает осужденный, судья делает выводы, противоречащие изложенным в приговоре, то суд апелляционной инстанции отмечает, что все вопросы, предусмотренные ст. 299 УПК РФ, разрешаются судом при постановлении приговора в совещательной комнате и никак иначе.

Отсутствие комментариев осужденного при исследовании письменных доказательств, на что обращает внимание Ф-в А.В., что, по его мнению, не позволило суду дать им оценку и провести проверку заявленных им фактов, являются несостоятельными. Судом были исследованы представленные сторонами доказательства и им дана оценка в соответствии с требованиями закона, позиция осужденного, изложенная в приговоре, соответствует его показаниям, данным в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, а также позиции в прениях сторон и последнем слове, при этом позиция Ф-ва А.В. относительно предъявленного ему обвинения не менялась. Как отмечено выше, уголовно-процессуальный закон не предусматривает обязательное стенографирование судебного заседания. Суд второй инстанции также отмечает, что все доводы, аналогичные приведенным осужденным в апелляционной жалобе, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и им дана надлежащая оценка.

Доводы защитника Иванова Л.Н. о несогласии с выводами суда со ссылкой на заключение специалиста ФИО56., не рассматриваются судом второй инстанции, поскольку заключение дано за пределами судебного разбирательства, в его приобщении к материалам дела в качестве доказательства в настоящем судебном заседании судом отказано.

Вопреки утверждениям в апелляционных жалобах, по форме и содержанию приговор не противоречит положениям ст. 307 УПК РФ. В нем установлены время, место и обстоятельства совершенных преступлений, приведены мотивы, по которым судом приняты во внимание одни доказательства и отвергнуты другие, а также приведено обоснование принятых решений по всем вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ. Все доказательства, представленные сторонами, судом были исследованы всесторонне и полно, они получили объективную оценку в приговоре. Каких либо неясностей, противоречий, влияющих на выводы суда о виновности осужденных, приговор не содержит.

Оценивая доводы адвоката Потапова О.В., изложенные в апелляционной жалобе, о несправедливости приговора вследствие чрезмерной суровости назначенного Ф-ву А.В. наказания суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

При определении вида и размера наказания подсудимому Ф-ву А.В. суд в соответствии со ст. 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о его личности, смягчающие обстоятельства, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Наличие на иждивении <.......>, состояние здоровья подсудимого и членов его семьи судом обоснованно признаны обстоятельствами, смягчающими Ф-ву А.В. наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание осужденному, судом не установлено.

Выводы суда о назначении Ф-ву А.В. наказания в виде лишения свободы без дополнительных наказаний по каждому преступлению мотивированы, как и отсутствие оснований для применения положений ч. 6 ст. 15, 73 УК РФ. С решением суда в этой части суд апелляционной инстанции не находит оснований не согласиться.

Таким образом, судом первой инстанции при назначении осужденному наказания учтены все предусмотренные законом обстоятельства, в том числе указанные в жалобе защитником.

По мнению суда апелляционной инстанции, также не имеется оснований для применения положений ст. 64 УК РФ, поскольку не установлено каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений, которые позволили бы назначить Ф-ву А.В. более мягкое наказание, применить ст. 64 УК РФ, а с учетом фактических обстоятельств дела и для изменения категории преступления на менее тяжкую.

Доводы государственного обвинителя о несправедливости приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного С-вой (Ф-вой) Ю.М. наказания не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Вид и мера назначенного осужденной наказания подробно мотивированы в приговоре.

При определении вида и размера наказания С-вой (Ф-вой) Ю.М. суд в соответствии со ст. 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к категории тяжких, данные о ее личности, смягчающие обстоятельства, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи.

Наличие у С-вой (Ф-вой) Ю.М. на иждивении <.......>, наличие <.......>, состояние здоровья членов ее семьи <.......>, судом обоснованно признаны обстоятельствами, смягчающими ей наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание С-вой (Ф-вой) Ю.М., судом по делу не установлено.

Выводы суда о назначении осужденной наказания в виде лишения свободы без дополнительных видов наказания по каждому преступлению мотивированы, как и отсутствие оснований для применения положений ч. 6 ст. 15, 73 УК РФ. С решением суда в этой части суд апелляционной инстанции не находит оснований не согласиться.

По мнению суда апелляционной инстанции, не имеется основания для применения положений 64 УК РФ, поскольку не установлено каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений, которые позволили бы назначить С-вой (Ф-вой) Ю.М. более мягкое наказание, применить ст. 64 УК РФ, а с учетом фактических обстоятельств дела и для изменения категории преступления на менее тяжкую.

Вопреки утверждению государственного обвинителя в апелляционном представлении, суд правильно пришел к выводу на основании ч. 1 ст. 82 УК РФ отсрочить С-вой (Ф-вой) Ю.М. реальное отбывание наказания в виде лишения свободы до достижения ребенком – <.......>, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, четырнадцатилетнего возраста, учитывая наличие у нее на иждивении <.......>; <.......> <.......>, <.......>, а также принимая во внимание совокупность вышеперечисленных смягчающих наказание подсудимой обстоятельств и отсутствие отягчающих обстоятельств,

Решение суда о применении в отношении С-вой (Ф-вой) Ю.М. ч.1 ст. 82 УК РФ подробно мотивировано и не противоречит уголовному закону.

Таким образом, судом первой инстанции при назначении наказания осужденной учтены все предусмотренные законом обстоятельства, в том числе указанные в представлении. Назначенное ей наказание соразмерно содеянному, в полной мере соответствует требованиям ст. 6, 60 УК РФ, поэтому не является чрезмерно мягким.

Вопреки утверждению государственного обвинителя по делу в представлении, судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, а именно то, что совершенные С-вой (Ф-вой) Ю.М. преступления относятся к категории тяжких преступлений. При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что выводы суда о признании смягчающих наказание осужденной обстоятельств, как и обстоятельств, на основании который суд пришел к выводу об отсрочке исполнения ей наказания, государственным обвинителем в представлении не оспариваются.

Факт наличия указанных в апелляционном представлении обстоятельств, которые судом первой инстанции учтены и приняты во внимание, не может свидетельствовать о незаконности судебного решения и являться безусловным основанием для усиления назначенного ей наказания.
Что касается довода государственного обвинителя о том, что С-ва (Ф-ва) Ю.М. вину не признала, не предприняла мер для добровольного возмещения имущественного ущерба, то данные обстоятельства не могут быть признаны отягчающими наказание ей обстоятельствами, как и основанием для усиления наказания, поскольку в соответствии со ст. 51 Конституции РФ являются ее правом.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Согласно ст. 389.15 УПК РФ, основаниями изменения судебного решения в апелляционном порядке являются: существенное нарушение уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона.

Суд в качестве доказательства виновности Ф-ва А.В. по всем преступлениям сослался на приговор <.......> от ДД.ММ.ГГГГ, вступивший в законную силу ДД.ММ.ГГГГ, по которому ФИО2 осужден в совершении преступления, предусмотренного <.......>. Уголовное дело в отношении ФИО2. рассмотрено в особом порядке, без исследования и оценки доказательств по делу.

Между тем по смыслу закона вступивший в законную силу приговор, постановленный в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не может предрешать вопрос о виновности соучастников, совершивших преступление совместно с таким лицом.

Таким образом, доводы государственного обвинителя в апелляционном представлении, осужденного Ф-ва А.В. и адвоката Потапова О.В. в апелляционных жалобах о недопустимости данного доказательства являются обоснованными.

Данное обстоятельство не является основанием для отмены приговора, как просили гсобвинитель в основном апелляционном представлении и авторы жалоб, а является основанием для его изменения: подлежит исключению из описательно-мотивировочной части ссылка на приговор <.......> от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО2 как на доказательство виновности Ф-ва А.В.

Внесение такого изменения не влияет на доказанность виновности Ф-ва А.В. в совершенных преступлениях, не уменьшает объём предъявленного ему обвинения и не может служить основанием для смягчения назначенного наказания.

В остальной части приговор суда является законным, обоснованным и справедливым, нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов в ходе судебного разбирательства, влекущих отмену или изменение приговора по иным основаниям, по делу не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

определил:

Приговор Центрального районного суда г. Волгограда от 27 июля 2021 года в отношении Ф-ва А. В. изменить: - исключить из описательно-мотивировочной части ссылку на приговор <.......> от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО2 как на доказательство виновности Ф-ва А.В. по всем преступлениям.

В связи с вступлением приговора в законную силу взять Ф-ва А.В. . под стражу в зале судебного заседания.

Срок отбывания наказания Ф-ву А. В. исчислять со дня вступления приговора в законную силу 8 декабря 2021 года.

В остальном приговор в отношении Ф-ва А.В., тот же приговор в отношении С-вой (Ф-вой) Ю. М. оставить без изменения, апелляционные представление и жалобы – без удовлетворения.

Апелляционные представление (основное и дополнительное) государственного обвинителя по делу Жильцовой Е.Ю., жалобы осужденного Ф-ва А.В. (основную и дополнительную), адвоката Потапова О.В. удовлетворить частично.

Апелляционное определение может быть обжаловано в Четвертый кассационный суд общей юрисдикции в порядке сплошной кассации, предусмотренном ст. 401.7 и 401.8 УПК РФ, в течение шести месяцев со дня его вынесения, через суд первой инстанции, а осужденным, содержащимся под стражей, – в тот же срок со дня вручения ему копии апелляционного определения.

В случае пропуска шестимесячного срока для обжалования судебного решения в порядке сплошной кассации или отказа в его восстановлении, кассационные жалоба, представление подаются непосредственно в Четвертый кассационный суд общей юрисдикции и рассматриваются в порядке выборочной кассации, предусмотренном ст. 401.10 – 401.12 УПК РФ.

Осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.


Источник


Четвертый кассационный суд 01.04.2022 решил, что жалоба Ф. подана с нарушением подсудности, установленной в ст. 401.3 УПК РФ

Похожая практика: