Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199 УК РФ » Формулировка о признании права за прокурором на удовлетворение исковых требований незаконна, следует указывать о передаче иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Определение Пятого кассационного суда от 20.12.2021 № 77-2085/21

Формулировка о признании права за прокурором на удовлетворение исковых требований незаконна, следует указывать о передаче иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Определение Пятого кассационного суда от 20.12.2021 № 77-2085/21

20 декабрь 2021
246
Судебная коллегия по уголовным делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего судьи Леонтьева С.А., судей Стадниковой В.А., Харрасовой С.Н., при помощнике судьи Свечкарь А.Ф., ведущей протокол судебного заседания, с участием прокурора Епишина В.В., защитника - адвоката Бизяевой Т.А. в режиме видеоконференц-связи рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу лица, дело в отношении которого прекращено, Л-ва А. Г. на постановление Пятигорского городского суда Ставропольского края от 2 октября 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 3 февраля 2021 года.
Заслушав доклад судьи Стадниковой В.А., изложившей обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы и возражений, выслушав защитника - адвоката Бизяеву Т.А., поддержавшую доводы жалобы, прокурора Епишина В.В., просившего судебные решения в части разрешения гражданского иска отменить, передав его рассмотрение в суд в порядке гражданского судопроизводства, в остальной части – оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

постановлением Пятигорского городского суда Ставропольского края от 2 октября 2020 года уголовное дело в отношении Л-ва А. Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца <адрес> <адрес>, несудимого, обвиняемого по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (в редакции ФЗ от 1 апреля 2020 года № 73-ФЗ), прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в действиях состава преступления.

За прокурором г. Пятигорска признано право на удовлетворение гражданского иска в размере 41 857 344 руб. и передан вопрос о размере для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 3 февраля 2021 года постановление оставлено без изменения.

Л-в А.Г. обвинялся в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере в сумме 41 857 344 рубля за период с 21 октября 2013 года по 10 марта 2017 года.

В кассационной жалобе Л-в А.Г. просит судебные решения по делу отменить, вынести постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием в его действиях состава преступления с признанием за ним права на реабилитацию. В обоснование своих доводов указал, что показания свидетелей, изложенные в постановлении суда и отраженные в протоколе судебного заседания, не соответствуют друг другу. Свидетели ФИО15, ФИО6,  ФИО7, ФИО8 не подтвердили свои показания на предварительном следствии. Не дана надлежащая оценка его доводам о том, что всеми вопросами руководил исполнительный директор ФИО16, он имел от него доверенность, электронная подпись была у главного бухгалтера, именно ФИО16 подписывал налоговый акт №, и он должен нести ответственность за представление недостоверных сведений в налоговый орган. Все сотрудники организации подтвердили, что ФИО16 исполнял обязанности генерального директора, а он, Л-в А.Г., постоянно находился на строительных объектах. Допрошенный ФИО16 отрицал то, что он исполнял обязанности генерального директора, однако эти обстоятельства следственными органами проверены не были. Показания свидетелей – руководителей фирм никак не доказывают вину Л-ва А.Г., так как он с ними не был знаком. Проверки сделок носили поверхностный характер, вывод о том, что фирмы были «однодневками» в должной мере не подтвержден какими-либо доказательствами. Договоры ООО «<данные изъяты>» с контрагентами были заключены и исполнялись надлежащим образом. В ходе предварительного и судебного следствия не установлено, что Л-в А.Г. действовал умышленно. В основу обвинения положены результаты налоговой проверки, однако налоговые органы сами по себе не доказывают, каким контрагентом выполнены работы. Тот факт, что фирмы имели фиктивных директоров, не свидетельствует о том, что сами фирмы не выполняли определенные работы. Следствием не мотивировал вывод о размере подлежащих уплате налогов. В данном случае имеются противоречия. Довод суда о том, что несогласие с суммой, указанной в экспертизе, не влечет недопустимости самого заключения, необоснован. Заключение экспертизы, выполненное экспертом ФИО9, является недопустимым доказательством, так как для проведения данной экспертизы не были представлены необходимые документы: книги покупок, накладные, ежемесячные отчеты о расходовании МПЗ в строительстве, локальные и объектные сметы и др. Ответы на поставленные вопросы эксперт не дала, она не обладает необходимой квалификацией. Эксперт исследовала СД-диск, однако она не обладает техническими познаниями. Выводы эксперта противоречивы, вероятностны. Постановление суда содержит противоречия. Так, суд установил, что размер неуплаченных налогов составляет 11 930 370 рублей, однако непонятно по каким причинам признал за прокурором г. Пятигорска Куц С.А. право на удовлетворение иска на сумму 41 857 344 рубля. Таким образом, принятые решения являются незаконными, противоречивыми, необоснованными. Они подлежат отмене с прекращением дела по реабилитирующему основанию.

В возражениях на кассационную жалобу и.о. заместителя прокурора г. Пятигорска Корниенко А.В. просит судебные решения оставить без изменения, а жалобу – без удовлетворения.

Изучив уголовное дело и проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалоб суд кассационной инстанции проверяет законность приговора, определения или постановления суда, вступивших в законную силу, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов.

Условием прекращения в отношении лица уголовного дела и уголовного преследования со ссылкой на отсутствие в инкриминируемом ему деянии состава преступления является наличие установленного и подтвержденного в уголовно-процессуальных процедурах, осуществленных в надлежащем процессуальном порядке, самого запрещенного уголовным законом деяния, в связи с совершением которого было возбуждено уголовное дело, что предполагает, установление обстоятельств, позволяющих дать этому деянию правильную правовую оценку с учетом доказательств, собранных в зависимости от стадии уголовного судопроизводства и достаточных для выдвижения подозрения или первоначального обвинения.

При этом применение нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, не предопределяет правомерность или неправомерность имевшего место уголовного преследования – процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (пункт 55 статьи 5 УПК Российской Федерации), и, следовательно, не должно влечь для такого лица, если оно полагает выдвигавшиеся обвинения незаконными и необоснованными, ограничений конституционных прав на судебную защиту и на восстановление нарушенных прав и законных интересов, ни объем, ни степень гарантированности которых не могут зависеть от того, реализовало ли государство свое правомочие по осуществлению уголовного преследования или отказалось от этого, приняв новый уголовный закон, устраняющий уголовную ответственность.

Разрешая вопрос о прекращении уголовного дела и уголовного преследования по обвинению Л-ва А.Г. в совершении деяния, преступность и наказуемость которого устранены новым уголовным законом, при возражении обвиняемого, суд проверил, имело ли место деяние, квалифицировавшееся прежним уголовным законом как преступление, обосновано ли обвинение данного лица в его совершении, утратило ли совершенное деяние преступность.

Вывод об этих обстоятельствах суд основал на совокупности представленных доказательств, в том числе показаниях свидетелей, заключениях экспертов, протоколах следственных действий, иных документах.

Судом дана оценка показаниям Л-ва А.Г., не признавшего вину в совершении преступления, а также дана полная и мотивированная оценка показаниям свидетелей защиты и представленным заключениям специалистов.

Оснований к признанию недопустимыми и исключению из числа доказательств заключения эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, показаний эксперта ФИО9, специалиста ФИО11 нет. Данные доказательства получены в соответствии с требованиями УПК РФ. Несогласие стороны защиты с выводами эксперта не влечет недопустимости доказательств. Экспертом проанализированы представленные доказательства, суммы, не подтвержденные документально, исключены из объема инкриминированного первоначально размера неуплаченного налога на добавленную стоимость. Свои выводы эксперт надлежащим образом мотивировала.

Доводы осужденного об ответственности за содеянное иных лиц также проверены судами первой и апелляционной инстанций.

Принимая во внимание исследованные доказательства, суд пришел к правильному выводу об уменьшении размера неуплаченного налога.

Также обоснованным является вывод об отсутствии в действиях Л-ва А.Г. состава преступления ввиду внесения изменений в п. 1 примечаний к ст. 199 УК РФ ФЗ от 1 апреля 2020 года № 73-ФЗ.

Придя к выводу о снижении размера неуплаченного налога до 11 930 370,33 руб., принимая решение о прекращении дела, суд ошибочно указал о прекращении уголовного дела в отношении Л-ва А.Г. по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, поскольку в его действиях до внесенных изменений имелись признаки ч. 1 ст. 199 УК РФ. Указанное деяние также декриминализовано. Таким образом, принятое решение по своей сути является правильным, поэтому оснований к изменению резолютивной части постановления – нет.

Суд апелляционной инстанции рассмотрел уголовное дело в соответствии со ст. 389.13, 389.20 УПК РФ.

Вместе с тем, судебные решения подлежат изменению в части решения по гражданскому иску прокурора.

Данное решение принято без учета положений, отраженных в п.3.4 постановления Конституционного Суда РФ № 39-П от 8 декабря 2017 года, согласно которому возмещение физическим лицом вреда, причиненного неуплатой организацией налога в бюджет или сокрытием денежных средств организации, в случае привлечения его к уголовной ответственности может иметь место только при соблюдении установленных законом условий привлечения к гражданско-правовой ответственности и только при подтверждении окончательной невозможности исполнения налоговых обязанностей организацией-налогоплательщиком. В противном случае имело бы место взыскание ущерба в двойном размере (один раз - с юридического лица в порядке налогового законодательства, а второй - с физического лица в порядке гражданского законодательства), а значит, неосновательное обогащение бюджета, чем нарушался бы баланс частных и публичных интересов, а также гарантированные Конституцией Российской Федерации свобода экономической деятельности и принцип неприкосновенности частной собственности (статья 8; статья 34, часть 1; статья 35, часть 1).

Эти обстоятельства судом не выяснялись. Поэтому принятое решение о признании права за прокурором на удовлетворение исковых требований к Л-ву А.Г. в сумме, превышающей реально установленный судом размер неуплаченных налогов, является незаконным и подлежит отмене с передачей вопроса о разрешении гражданского иска, включая вопроса о его размере, в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь п. 6 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:
        
постановление Пятигорского городского суда Ставропольского края от 2 октября 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 3 февраля 2021 года в отношении Л-ва А. Г. изменить:
        
- заменить указание суда о «признании за заместителем прокурора г. Пятигорска Куц С.А. права на удовлетворение гражданского иска в размере 41 857 344 рубля и передаче вопроса о его размере для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства» на указание о «передаче гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства».
        
В остальном судебные решения оставить без изменения.

Похожая практика: