Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199.2 УК РФ » Действия директора квалифицированы и как сокрытие, и как злоупотребление должностными полномочиями, но по ст.285 УК РФ могут быть осуждены только содействовавшие уклонению иные лица. Определение Девятого кассационного суда от 24.01.2022 № 77-53/22

Действия директора квалифицированы и как сокрытие, и как злоупотребление должностными полномочиями, но по ст.285 УК РФ могут быть осуждены только содействовавшие уклонению иные лица. Определение Девятого кассационного суда от 24.01.2022 № 77-53/22

24 январь 2022
469
Судебная коллегия по уголовным делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего Железнова Е.В., судей Малышевой Н.В., Резниченко Е.В., с участием: прокурора Науменковой М.С., адвоката Чмых И.В., осужденного ФИО14, при помощнике судьи Назаровой И.В., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Чмых И.В. в интересах осужденного ФИО15 на приговор Черниговского районного суда Приморского края от 15 июня 2021 года, апелляционное постановление Приморского краевого суда от 8 сентября 2021 года,

УСТАНОВИЛА:

по приговору Черниговского районного суда Приморского края от 15 июня 2021 года ФИО16, ДД.ММ.ГГГГ, судимый 7 июня 2017 года мировым судьей судебного участка № 95 Черниговского судебного района Приморского края по ч. 1 ст. 145.1, ч. 2 ст. 145.1 УК РФ к штрафу в размере <данные изъяты> руб., осужден по ч. 1 ст. 285 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года, по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ к штрафу <данные изъяты> руб., освобожден от наказания, назначенного по ч.1 ст. 1992 УК РФ за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, ч. 8 ст. 302 УПК РФ, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, взыскано с ФИО17 в счет возмещения ущерба в доход федерального бюджета <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп.

Апелляционным постановлением Приморского краевого суда от 8 сентября 2021 года приговор суда изменен: в части взыскания с ФИО18 в счет возмещения ущерба в доход федерального бюджета <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп. приговор отменен, и уголовное дело в этой части направлено на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

Арест, наложенный постановлением суда от 8 ноября 2018 года на нежилые здания и земельный участок постановлено сохранить до разрешения гражданского иска прокурора о возмещении задолженности по налогам и сборам. В остальном приговор суда оставлен без изменения.

ФИО19 осужден за использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной и иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, а также за сокрытие денежных средств и имущества организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, в крупном размере.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационной жалобе адвокат Чмых И.Е. оспаривает законность и обоснованность судебных решений, утверждает о допущенных по делу существенных нарушениях уголовно-процессуального закона и неправильном применении уголовного закона, считает, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, являются противоречивыми, приговор постановлен при отсутствии доказательств наличия в действиях ФИО20 составов инкриминированных преступлений.

Утверждает о наличии оснований для возвращения дела прокурору, в связи с нарушением требований ст. 220 УПК РФ при составлении обвинительного заключения, в котором не указано существо обвинения ФИО21 отдельно по ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 199.2 УК РФ. Считает, что из описания деяния, изложенного в приговоре, невозможно определить время совершения вменных преступлений, разграничить действия ФИО22, относящиеся к каждому из преступлений, что не позволяет достоверно выделить место и способ совершения, форму вины, мотивы, цели и последствия преступлений.

Указывает, что суд, квалифицируя действия ФИО23, в приговоре не привел обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном признака причинения существенного вреда государству, а также совершение данного преступления из корыстной и иной личной заинтересованности. Оценивая вред, причиненный интересам общества и государства, суд вышел за пределы предъявленного обвинения и указал, что действия ФИО24 повлекли банкротство МУП ВКХ «Сибирцевское», однако причинение таких последствий не вменялось, как и не вменялось совершение преступления из корыстных побуждений.

Считает, что по преступлению, предусмотренному ст. 199.2 УК РФ не доказана осведомленность ФИО25 о наличии задолженности по налогам, поскольку материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих направление МУП ВКХ «Сибирцевское» требований об уплате налога в электронной форме, а также доказательств приема указанных требований налогоплательщиком, как и направления требований на бумажном носителе. Усматривает в показаниях свидетелей ФИО26, ФИО27, ФИО28 противоречия о виде связи, используемой для направления требований, которые судом не устранены, оценка им не дана.

Указывает, что согласно требованию об уплате налога от 30 декабря 2016 года на сумму <данные изъяты> руб. дата исполнения – 26 января 2017 года. С учетом того, что согласно предъявленному обвинению ФИО29 вменялось совершение определенных действий с 30 декабря 2016 года по 19 января 2017 года, то считает, привлечение его к уголовной ответственности в части указанной суммы незаконным. Вывод суда о совершении преступлений в период с 30 июня 2016 года по 29 мая 2017 года не мотивирован.

Утверждает, что в материалах дела отсутствуют документы, на основании которых могла быть установлена сумма задолженности по налогам, выражает несогласие с оценкой суда выводов специалиста в заключении № 22/2149 от 10 апреля 2019 года.

Оспаривая правильность применения судом уголовного закона при квалификации действий ФИО30 по ч. 1 ст. 285 УК РФ, указывает, что осужденный понес уголовную ответственность за невыплату заработной платы за период с 1 июня 2016 года по 30 ноября 2016 года в сумме <данные изъяты> руб., действия по сокрытию имущества при наличии задолженности по налогам и сборам, охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, а правоотношения между МУП ВКХ «Сибирцевское» и ПАО «ДЭК»-«Дальэнергосбыт», связанные с неоплатой потребленной электроэнергии, регулируются нормами гражданского законодательства, при этом считает, что сумма задолженности необоснованно завышена.

Настаивает на том, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что ФИО31 лично причинил вред имуществу ПАО «ДЭК»-«Дальэнергосбыт» или вред деловой репутации общества, полагает незаконным признание ПАО «ДЭК»-«Дальэнергосбыт» потерпевшим по делу, выражает несогласие с тем, что действиями осужденного причинен вред законным интересам общества и государства.

Указывает, что в приговоре не дана оценка доводам стороны защиты о том, что ФИО32 по состоянию здоровья не мог подписать в декабре 2016 года и 19 января 2017 года договор уступки и дополнительное соглашение к нему, заключению эксперта от 31 марта 2021 года, при этом ссылку суда апелляционной инстанции на показания свидетеля ФИО33 считает необоснованной, поскольку показаниями свидетеля не установлено, какой именно договор был подписан в присутствии ФИО34 К показаниям свидетеля ФИО35 считает, следовало отнестись критически, поскольку в отношении свидетеля у следственных органов имелись подозрения в совершении преступления.

Считает, что надлежащие меры по установлению места нахождения оригиналов спорного договора и дополнительного соглашения к нему не принимались, и полагает, что сокрыты или уничтожены лицами, заинтересованными в привлечении к уголовной ответственности ФИО36 Происхождению копий документов, а также показаниям свидетеля ФИО37 о том, что налог на прибыль был нулевой, судом оценка не дана.

Оспаривает обоснованность заявленных исковых требований.

Настаивает, что судом апелляционной инстанции доводам стороны защиты надлежащая оценка не дана, допущены противоречия в выводах.

Просит отменить судебные решения, производство по делу прекратить в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Заслушав доклад судьи Малышевой Н.В., изложившей обстоятельства дела, содержание принятых по делу судебных решений, доводы кассационной жалобы, выступления адвоката Чмых И.В. и осужденного ФИО38, поддержавших доводы жалобы, прокурора Науменковой М.С., полагавшей апелляционное постановление подлежащим отмене, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия находит, что по делу судом апелляционной инстанции допущены нарушения уголовно-процессуального закона, отвечающие критериям, указанным в ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, влекущие отмену апелляционного постановления.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Таким признается судебный акт, соответствующий требованиям закона, содержащий основанные на материалах дела выводы суда по обстоятельствам, относящимся к предмету разрешаемых вопросов.

Производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции, согласно ст. 38913 УПК РФ, осуществляется в порядке, установленном гл. 35-39 УПК РФ (с изъятиями, предусмотренными гл. 451 УПК РФ), регулирующими в том числе общие условия судебного разбирательства, включая правило о его проведении в пределах предъявленного лицу обвинения.

В соответствии с требованиями ст. ст. 389.9, 389.28 УПК РФ суд апелляционной инстанции, проверяя законность, обоснованность и справедливость приговора суда первой инстанции, и, отклоняя доводы жалоб, должен привести обоснованные и убедительные мотивы принятого решения, указать в судебном решении доказательства, в силу которых эти доводы признаны необоснованными или несущественными. Выводы суда не должны содержать противоречий.

При рассмотрении настоящего уголовного дела судом апелляционной инстанции эти требования уголовно-процессуального закона в должной мере не выполнены.

Как следует из материалов уголовного дела, суд первой инстанции, исследовав и оценив представленные сторонами доказательства, установил, что ФИО39, являясь в период с 30 июня 2016 года по 29 мая 2017 года директором муниципального унитарного предприятия Водоканализационное Коммунальное хозяйство «Сибирцевское», достоверно зная о наличии по состоянию на 30 декабря 2016 года недоимки по налогам и сборам в сумме <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп., с целью сокрытия денежных средств организации, за счет которых должно производиться взыскание налогов и сборов, действуя из иной личной заинтересованности, а также стремясь извлечь выгоды имущественного характера, достоверна зная о наличии задолженности по заработной плате перед работниками организации, по электроснабжению перед ПАО «ДЭК»-«Дальэнергосбыт» на сумму <данные изъяты> руб., перед бюджетом Российской Федерации по налогам в размере <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп., используя свои служебные полномочия вопреки интересам МУП ВКХ «Сибирцевское», осознавая, что причиняет существенный вред законным интересам ПАО «ДЭК»-«Дальэнергосбыт», охраняемым законом интересам общества и государства, заключил договор уступки права требования и дополнительное соглашение к нему, согласно которому МУП ВКХ «Сибирцевское», являясь должником ООО «Рент Инжиниринг», передало имеющееся право требования от должника ОАО «Российские железные дороги» - ООО «Рент Инжиниринг» в сумме <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп., и которую ОАО «РЖД» готово было оплатить МУП ВКХ «Сибирцевское» по требованию данного предприятия в порядке претензионной работы.

Таким образом, ФИО40, имея реальную возможность погасить задолженность МУП ВКХ «Сибирцевское» по налогам и сборам за счет денежных средств ОАО «РЖД», которые, минуя счет МУП ВКХ «Сибирцевское» были перечислены 25 октября 2017 года на счет ООО «Рент Инжиниринг», злоупотребив своими должностными полномочиями, сокрыл денежные средства предприятия, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, в крупном размере.

В результате указанных действий ФИО41 МУП ВКХ «Сибирцевское» не смогло выполнить принятые на себя долговые обязательства перед бюджетом Российской Федерации в сумме <данные изъяты> руб., перед филиалом ПАО «ДЭК»-«Дальэнергосбыт» в сумме <данные изъяты> руб., работниками МУП ВКХ «Сибирцевское» в виде своевременной выплаты заработной платы, а также осуществлять уставную деятельность, что существенно нарушило охраняемые законом интересы общества и государства.

Действия ФИО42 судом квалифицированы по ч. 1 ст. 285 УК РФ как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной и иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, и по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ как сокрытие денежных средств и имущества организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, в крупном размере.

В приговоре выводы суда о существенности нарушения охраняемых законом интересов государства действиями ФИО43 не мотивированы, судом не указано, в чем конкретно выразилась существенность, и нарушение каких именно интересов государства они повлекли.

Суд апелляционной инстанции, признавая правильной квалификацию действий ФИО44 по ч. 1 ст. 285 УК РФ, указал, что судом в приговоре мотив совершения преступления – иная личная заинтересованность и стремление извлечь выгоду имущественного характера, установлен, а также установлено наступление последствий в виде существенного нарушения охраняемых законом интересов общества и государства, выразившихся в невозможности МУП ВКХ «Сибирцевское» выполнить принятые на себя обязательства перед бюджетом Российской Федерации, филиалом ПАО «ДЭК» и невозможности осуществлять уставную деятельность.

Вместе с тем, органами предварительного расследования действия ФИО45 по таким признакам злоупотребления должностными полномочиями, как повлекшие существенное нарушение охраняемых законом интересов общества либо законных интересов организаций, квалифицированы не были.

Кроме того, признавая квалификацию действий ФИО46, занимавшего должность директора муниципального унитарного предприятия, правильной и в обоснование выводов ссылаясь на разъяснения, данные в п. 23 Постановлении Пленума Верховным Судом Российской Федерации от 26 ноября 2019 года № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», суд апелляционной инстанции оставил без внимания, что эти разъяснения касаются квалификации иных деяний, связанных с действиями должностных лиц органов государственной власти и органов местного самоуправления, умышленно содействовавших совершению налоговых преступлений другими лицами.

Принимая во внимание, что изложенные нарушения требований закона могли привести к судебной ошибке при разрешении вопросов об уголовной ответственности ФИО47, квалификации его действий и наказании, то есть повлиять на исход дела, судебная коллегия полагает апелляционное постановление отменить и передать уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение.

В связи с отменой апелляционного постановления по указанным выше основаниям, суд кассационной инстанции не входит в обсуждение доводов кассационной жалобы адвоката, поскольку они подлежат проверке при новом рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционное постановление Приморского краевого суда от 8 сентября 2021 года в отношении ФИО48 – отменить, уголовное дело передать на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд иным составом.

Похожая практика: