Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199.2 УК РФ » Наличие иного имущества, за счет которого можно взыскать недоимку, во внимание не принято - обращение взыскания на арестованное имущество применяется в крайнем случае. Апелляционное постановление Тверского областного суда от 07.02.2022 № 22-230/22

Наличие иного имущества, за счет которого можно взыскать недоимку, во внимание не принято - обращение взыскания на арестованное имущество применяется в крайнем случае. Апелляционное постановление Тверского областного суда от 07.02.2022 № 22-230/22

07 февраль 2022
441
Тверской областной суд в составе председательствующего судьи Павловой В.В., при секретаре Беляковой В.С., с участием прокурора Мышковской Е.А., адвоката Лухина К.М., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Лухина К.М. в защиту интересов осужденного Б-ва И.В. на приговор Бежецкого межрайонного суда Тверской области (постоянное судебное присутствие в г. Весьегонске) от 2 декабря 2021 года, которым Б-в И.В., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере <данные изъяты> рублей в доход государства.

Мера пресечения Б-ву И.В. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения - в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад председательствующего судьи Павловой В.В., изложившей обстоятельства дела, содержание обжалуемого приговора, мотивы апелляционной жалобы, выступление адвоката Лухина К.М., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Мышковской Е.А., полагавшей приговор законным и обоснованным, суд апелляционной инстанции

установил:

Б-в И.В. признан виновным в сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах и законодательством РФ об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, страховым взносам, в крупном размере.

Преступление совершено в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Б-в И.В. вину в совершении инкриминируемого ему преступления не признал.

В апелляционной жалобе адвокат Лухин К.М. в защиту осужденного Б-ва И.В. ставит вопрос об отмене обвинительного приговора и вынесении оправдательного приговора. Полагает постановленный приговор незаконным и необоснованным.

В обоснование доводов жалобы указывает, что, фактически Б-в признан виновным в том, что сокрыл от налогового органа дебиторскую задолженность <данные изъяты>» - денежные средства, которые организация-налогоплательщик могла получить от контрагента <данные изъяты>». Согласно п. 2 ст. 38 НК РФ, ст. 75 Федерального закона «Об исполнительном производстве» дебиторская задолженность организации не относится ни к денежным средствам, ни к имуществу, которое является предметом преступного посягательства по смыслу ст. 199.2 УК РФ. Дебиторская задолженность отнесена не к имуществу, а к имущественным правам.

Действия Брылева И.В. как руководителя <данные изъяты>» в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого не описаны. Операции <данные изъяты>» никоим образом не были связаны с денежными средствами организации-налогоплательщика.

Совершенные Брылевым И.В. и указанные в обвинительном заключении действия не имели никакого отношения к сокрытию имущества ООО «Шостка» и не создавали угрозы невозможности взыскания недоимки по налогам и страховым взносам.

Обращает внимание, что арест на имущество <данные изъяты>» на сумму <данные изъяты> рубля <данные изъяты> копеек был наложен в пределах имевшейся задолженности, сумма которой существенно превышает размер якобы сокрытых денежных средств. Препятствий к реализации данного имущества Б-вым И.В. и иными сотрудниками ООО не чинилось, действия по сокрытию имущества не предпринимались. У организации также имелось иное имущество на сумму более <данные изъяты> рублей, за счет которого могло быть произведено взыскание недоимки. Указывает, что, если стоимость имущества, принадлежащего налогоплательщику, превышает размер недоимки, а действия по сокрытию данного имущества не предпринимались, то использование другой части его имущества, в том числе денежных средств, заведомо не посягает на охраняемый ст. 199.2 УК РФ объект.

Отмечает, что срок, установленный налоговым органом, на момент совершения инкриминируемого преступления, не истек: действия, инкриминируемые Б-ву И.В., совершены в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, а срок добровольного исполнения требований по уплате недоимки был установлен до ДД.ММ.ГГГГ и до ДД.ММ.ГГГГ. Какие действия, направленные на сокрытие денежных средств были совершены Б-вым И.В. после указанного в требовании срока, в обвинительном заключении не указано. Ссылки на иные направлявшиеся Брылеву И.В. требования необоснованны, поскольку они в обвинительном заключении не указаны, что нарушает пределы судебного разбирательства. Обвинительное заключение не отвечает требованиям закона.

В дополнениях к апелляционной жалобе адвокат Лухин К.М. указывает, что из текста приговора следует, что он постановлен ДД.ММ.ГГГГ с участием государственного обвинителя ФИО7 Однако из материалов дела усматривается, что приговор был провозглашен ДД.ММ.ГГГГ, а государственный обвинитель ФИО7 ни в одном судебном заседании участия не принимал.

Отмечает, что текст показаний свидетелей ФИО8, ФИО9, ФИО10 в приговоре существенно отличается от тех показаний, которые свидетелями даны в судебном заседании и отражены в протоколе, они дословно перенесены из обвинительного заключения. Оглашение их показаний, данных на предварительном следствии, в судебном заседании не производилось. Указание в приговоре на то, что показания свидетеля Андреса соответствуют показаниям свидетеля ФИО24 не соответствует действительности. Показания свидетеля Я-вой существенно искажены.

Обращает внимание, что в фамилии свидетеля ФИО11 допущена техническая ошибка. Также данный свидетель показал, что ей исследовалось письмо от директора <данные изъяты> - в адрес <данные изъяты>» с просьбой оплатить денежные средства контрагентам. Факт направления данных писем Б-ву И.В. не вменяется, материалами дела сам факт существования таких писем не подтвержден. Судом первой инстанции каких-либо действий, направленных на устранение данного противоречия и установление факта наличия подобных писем не предпринято.

Текст показания свидетеля ФИО21 также почти дословно перенесен из обвинительного заключения.

Отмечает, что сумма денежных средств, якобы сокрытых Б-вым от взыскания — <данные изъяты>, выводами эксперта не подтверждена. Указанная сумма не фигурирует ни в одном из доказательств по уголовному делу, за исключением справки № об исследовании доказательств — это сумма расчетных документов, неисполненных в срок налогоплательщиком по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ. Далее, по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ, все инкассовые поручения были исполнены в полном объеме. Полагает, что сумма сокрытых денежных средств не установлена надлежащим образом.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу прокурор ФИО12 полагает приговор законным и обоснованным, а апелляционную жалобу – не подлежащей удовлетворению. При этом указала, что со стороны налогового органа были приняты исчерпывающие меры по взысканию недоимки в принудительном порядке. Наложение ареста на имущество является превентивной мерой. Перед наложением ареста должнику направлялось требование о погашении имеющейся задолженности по налогам и сборам. Полагает, что вина ФИО20 установлена.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и в возражениях на нее, выслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции полагает постановленный по делу обвинительный приговор законным и обоснованным.

Материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что оно рассмотрено полно, объективно и всесторонне, с соблюдением состязательности сторон, без нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора.

Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и сделал соответствующие им выводы.

Виновность ФИО20 в совершенном преступлении полностью установлена судом и подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым суд дал надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ на предмет их относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения дела.

Так, из показаний свидетелей ФИО8, ФИО9 следует, что <данные изъяты>» в адрес налогового органа представлены расчеты по страховым взносам, декларация по НДС, расчет сумм НДФЛ. В установленный законом срок начисленные в соответствии с указанными налоговыми декларациями и расчетами суммы налогов и страховых взносов не были уплачены, в связи с чем Межрайонной ИФНС России № по <адрес> предпринимались меры принудительного взыскания. <данные изъяты>» не исполнило обязанности по уплате налоговых платежей. Инспекцией было принято решение о взыскании налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, а также электронных денежных средств, и направлено в адрес <данные изъяты>». К расчетному счету <данные изъяты> в <данные изъяты>», Тверское отделение № Инспекцией предъявлены инкассовые поручения о принудительном исполнении обязанности по уплате налогов, сборов, страховых взносов, пеней и штрафов путем списания и перечисления в соответствующие бюджеты необходимых денежных средств со счета налогоплательщика. По состоянию на ДД.ММ.ГГГГ сумма неисполненных инкассовых поручений по налогам превысила <данные изъяты> рублей. Инспекцией вынесено и направлено решение о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке, а также переводов электронных денежных средств. Инспекцией и Межрайонной ИФНС России № по <адрес> приняты все меры принудительного взыскания задолженности в отношении <данные изъяты>» в связи с неисполнением обязанности по уплате налоговых платежей, в том числе в виде приостановления расходных операций по расчетным счетам организации. Межрайонной ИФНС России № по <адрес>, установлено, что <данные изъяты>» оплачивало задолженность перед третьими лицами, используя расчетные счета в банках других организаций. Выявлено, что денежные средства от <данные изъяты>», гендиректором которого является Б-в И.В., поступают непосредственно на счета третьих лиц. Анализ операций по расчетным счетам <данные изъяты>» показал, что <данные изъяты>» производит расчеты за <данные изъяты> минуя расчетный счет <данные изъяты>», с рядом контрагентов.

Свидетели ФИО8, ФИО13 сообщили суду известные им сведения, оснований подвергать сомнению которые у суда не имелось. Данные ими показания согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами.

В приговоре изложено существо данных свидетелями ФИО14, ФИО13, ФИО10, ФИО15 показаний, поскольку при расследовании дела они в целом давали такие же показания, оснований полагать, что они приведены судом неверно, не имеется.

Согласно показаниям свидетеля ФИО11, в результате проведенного исследования документов финансово-хозяйственной деятельности <данные изъяты>» установлено, что по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты>» имело недоимку перед бюджетом в сумме <данные изъяты> рублей, на ДД.ММ.ГГГГ – <данные изъяты> рублей. Частично в данный период произошло списание со счетов данной организации более <данные изъяты> рублей на погашение задолженности. В адрес директора Общества Б-ва И.В. направлены требования об уплате недоимки по налогам и страховым взносам.

Б-в И.В. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ не погашал задолженность, в связи с чем Межрайонной ИФНС России № по <адрес> вынесены решения о взыскании налогов и страховым взносов за счет денежных средств организации, находящихся на расчетных счетах в банках. По состоянию на ДД.ММ.ГГГГ в картотеке к расчетному счету <данные изъяты> остались неисполненными поручения на сумму <данные изъяты> рублей, в том числе выставленных в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. Для обеспечения исполнения решений о взыскании налогов и страховых взносов операции по расчетным счетам ООО приостанавливались. Ей установлено, что с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты>» платежными поручениями, минуя расчетный счет <данные изъяты>», осуществило перечисления на расчетные счета кредиторов <данные изъяты>» на общую сумму более <данные изъяты> рублей. В этот период Б-вым И.В. подписаны от лица <данные изъяты>» и <данные изъяты>» акты взаимозачетов, которые в то же период были приняты к бухгалтерскому учету. Она видела письма директора <данные изъяты>» с просьбой произвести расчеты с его контрагентами <данные изъяты>».

Техническая ошибка при указании фамилии этого свидетеля при оценке показаний допрошенных судом лиц не является основанием для признания выводов необоснованными. Приведенные в приговоре показания свидетеля ФИО11 относимы к предъявленному ФИО20 обвинению и оценены в совокупности с другими исследованными доказательствами.

Вина Б-ва И.В. в совершении инкриминируемого ему преступления также подтверждается:

- показаниями свидетеля ФИО10 – старшего госналогинспектора аналитического отдела Межрайонной ИФНС России № по <адрес>, которая пояснила, что <данные изъяты>» не исполнило обязанности по уплате налоговых платежей. Инспекцией были направлены требования об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа. В связи с неисполнением требований принято решение о взыскании указанных задолженностей за счет денежных средств налогоплательщика в банках, электронных денежных средств. <данные изъяты>» предъявлены инкассовые поручения. По состоянию на ДД.ММ.ГГГГ сумма неисполненных инкассовых поручений превысила <данные изъяты> рублей. Инспекцией были приостановлены операции по счетам ООО в банке, а также переводов электронных денежных средств в размере <данные изъяты> рублей. ДД.ММ.ГГГГ наложен арест на имущество ООО. Обращение взыскания задолженности на арестованное имущество является крайней мерой. ДД.ММ.ГГГГ задолженность по инкассовым поручениям была погашена;

- показаниями свидетеля ФИО16 – главного бухгалтера ГБУ <данные изъяты>» о том, что ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ между ГБУ и <данные изъяты>» заключены договоры поставки № и №. ДД.ММ.ГГГГ от <данные изъяты>» на основании платежных поручений № и № поступили платежи на общую сумму <данные изъяты> рублей. В назначении платежа указывалось, что денежные средства перечислены за <данные изъяты>» по указанным договорам;

- показаниями свидетеля ФИО17 – главного бухгалтера <данные изъяты>», согласно которым ДД.ММ.ГГГГ между <данные изъяты>» и <данные изъяты>» был заключен договор поставки. Данный договор ежегодно продлевался, по нему организации работают и в настоящее время. ДД.ММ.ГГГГ ООО «Лагуна» произвело расчет за <данные изъяты>» по указанному договору в сумме <данные изъяты> рублей, о чем было указано в платежном поручении №;

- показаниями свидетеля ФИО18 - директора <данные изъяты>», согласно которым между <данные изъяты>» и <данные изъяты>» был заключен договор на сервисное обслуживание, который ежегодно продлевался, по нему организации работают и в настоящее время. ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты>» произвело расчет за <данные изъяты>» по указанному договору в сумме <данные изъяты> рублей, о чем имелась соответствующая запись в платежных поручениях;

- показаниями свидетеля ФИО19 – юрисконсульта <данные изъяты>», который показал, что ДД.ММ.ГГГГ между <данные изъяты>» и <данные изъяты>» заключен договор финансовой аренды №, общая сумма которого <данные изъяты> рублей. ДД.ММ.ГГГГ между <данные изъяты>» и <данные изъяты>» также были заключены договоры финансовой аренды № и № соответственно. От директора <данные изъяты>» приходили письма о том, что оплата по указанным договорам будет произведена с расчетного счета <данные изъяты>». В их адрес от <данные изъяты>» поступали платежи, в платежных поручениях было указано, что денежные средства перечислены за <данные изъяты>». В настоящее время <данные изъяты>» самостоятельно производит оплату, до ДД.ММ.ГГГГ года <данные изъяты>» также самостоятельно проводило оплату по указанным договорам.

Оснований подвергать сомнению показания указанных свидетелей у суда не имелось, поскольку они согласуются между собой и не содержат противоречий, а также подтверждаются показаниями свидетеля ФИО21 - главного бухгалтера <данные изъяты>, которая пояснила, что она осуществляла руководство бухгалтерией <данные изъяты>», вела бухучет по указанию Брылева И.В. – гендиректора <данные изъяты>» и директора <данные изъяты>». В ДД.ММ.ГГГГ года у <данные изъяты>» имелась задолженность по налоговым платежам и сборам в сумме <данные изъяты> рублей. Межрайонной ИФНС № по <адрес> было выставлено требование по уплате задолженности по налогам и сборам, она лично сообщала о задолженности ФИО20 С ДД.ММ.ГГГГ года в отношении <данные изъяты>» налоговой инспекцией № <адрес> для взыскания указанной задолженности были выставлены инкассовые платежные поручения. ДД.ММ.ГГГГ налоговой инспекцией № был наложен арест на имущество. Расчетные счета <данные изъяты>» блокировались в ДД.ММ.ГГГГ года. На расчетные счета общества налоговым органом выставлялась картотека №2. О данных фактах Брылев И.В. знал, об этом она сообщала ему лично. Расчеты с контрагентами пришлось осуществлять через расчетные счета <данные изъяты>». Данные решения принимал лично Брылев И.В., указания передавал ей в устной форме. Взаимозачеты между <данные изъяты>» и <данные изъяты>» по расчетам в указанный период не проводились. Взаимозачеты от <данные изъяты>» также производились по распоряжению Брылева И.В.

В приговоре приведены и другие доказательства, которые свидетельствуют о сокрытии осужденным денежных средств организации, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, страховым взносам.

Согласно показаниям Б-ва И.В., последний не отрицал тех фактов, что всеми делами, в том числе по переводу денежных средств, занималась бухгалтер ФИО21 по его просьбе.

Указанные доказательства в совокупности свидетельствуют о наличии у Б-ва И.В. умысла на сокрытие денежных средств, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах и законодательством и законодательством РФ об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и страховым взносам. Установленные судом обстоятельства, подтвержденные исследованными допустимыми и достоверными доказательствами, достаточны для того, чтобы сделать вывод о том, что Б-ву И.В. было известно о наличии требований об уплате налогов и страховых взносов в установленном судом размере, о приостановлении операций по счетам, о перечислении денежных средств <данные изъяты>» в адрес контрагентов <данные изъяты>» в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ по его указанию главным бухгалтером <данные изъяты>» ФИО21 Общая сумма сокрытых денежных средств за период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ установлена и составила <данные изъяты> рублей.

Эти обстоятельства подтверждаются исследованными судом письменными доказательствами, приведенными в приговоре, что опровергает доводы жалобы защитника в этой части.

Судом достоверно установлен размер недоимки перед бюджетом по налогам и страховым взносам.

По результатам проведенной экспертизы установлены суммы поступления и списания денежных средств <данные изъяты>» в кассу и на расчетные счета организаций за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; денежных средств, направленных <данные изъяты>» путем проведения расчетов с кредиторами через счета третьих лиц за указанный период.

Оснований подвергать сомнению выводы эксперта у суда не имелось. Экспертное заключение мотивировано, научно обосновано, выводы эксперта основаны на представленных ему достаточных данных, которые позволили разрешить поставленные вопросы.

Достоверность показаний допрошенных по делу свидетелей у суда апелляционной инстанции сомнений не вызывает, их показания согласуются между собой, соответствуют материалам уголовного дела, дополняют друг друга и содержат исчерпывающие сведения относительно подлежащих доказыванию обстоятельств. Суд апелляционной инстанции находит верной оценку исследованных доказательств как с точки зрения относимости, допустимости и достоверности каждого из них, так и с точки зрения достаточности всей их совокупности для принятия правильного решения по делу и считает обоснованным вывод о виновности Б-ва И.В. в совершении инкриминируемого ему преступления.

Таким образом, Б-в И.В. осужден судом обоснованно, оснований для его оправдания у суда не имелось.

В действиях Б-ва И.В. судом обоснованно были установлены признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, выразившиеся в сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством Российской Федерации обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, страховым взносам, в крупном размере.

При этом суд правильно исходил из тех обстоятельств, что Б-в И.В., являясь директором <данные изъяты> ответственным за финансово-хозяйственную деятельность общества, на которого возложены обязанности по ведению бухгалтерского учета, будучи достоверно осведомленным о наличии у Общества задолженности по налогам, сборам и страховым взносам, а также о неоднократных требованиях налогового органа по уплате недоимки по налогу, решениях о выставлении инкассовых поручений на расчетный счет Общества для обращения бесспорного взыскания недоимки, а также решений о приостановлении операций по счетам и постановлений о взыскании налоговых органов за счет имущества, истечении срока уплаты указанной задолженности, действуя умышленно, имея возможность погасить указанную задолженность, не исполнил обязанность по уплате налога, страховых взносов, своими действиями воспрепятствовал принудительному взысканию задолженности, скрыл денежные средства предприятия в крупном размере на общую сумму <данные изъяты> рублей, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством РФ об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, путем осуществления расчетов с контрагентами, через счета третьего лица, минуя направление денежных средств на расчетные счета Общества, лишив тем самым государственные органы возможности произвести принудительное взыскание задолженности.

Б-в И.В. располагал сведениями о наличии инкассовых поручений на расчетном счете организации, однако воспрепятствовал принудительному взысканию недоимки, распорядившись деньгами предприятия на цели, не связанные с уплатой налогов. При этом директор обязан был руководствоваться требованиями закона об обязанности в первую очередь погасить задолженность перед государством по уплате налогов и страховых взносов.

Период совершения преступления установлен правильно, поскольку согласно п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2019 года N 48 "О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления", уголовная ответственность по ст. 199.2 УК РФ может наступить после истечения срока, установленного в полученном требовании об уплате налога, сбора, страхового взноса. Сроки уплаты налогов, страховых вносов истекли, о чем указано в предъявленном обвинении и при описании фабулы преступления судом. Так, согласно требованию от ДД.ММ.ГГГГ № <данные изъяты>» предписано в срок до ДД.ММ.ГГГГ погасить задолженность по налогам в размере <данные изъяты> коп., требованию № от ДД.ММ.ГГГГ – в срок до ДД.ММ.ГГГГ погасить задолженность по налогам и страховым взносам в сумме <данные изъяты>.

Указание в обвинении и при изложении описания преступного деяния на другие требования, срок уплаты налогов по которым не истек, - от 4 ДД.ММ.ГГГГ и от ДД.ММ.ГГГГ, не учтенные при определении размера сокрытых денежных средств, не свидетельствует о необоснованности предъявленного Б-ву И.В. обвинения. Обвинительное заключение соответствует предъявляемым требованиям. В нем изложены все подлежащие доказыванию обстоятельства согласно ст. 73 УПК РФ применительно к инкриминируемому преступлению, которые судом установлены. Препятствий для вынесения приговора на основе представленного обвинительного заключения не имелось. Пределы судебного разбирательства не нарушены.

Исследованные доказательства давали суду основания для вывода о том, что уполномоченными органами приняты исчерпывающие меры по принудительному взысканию недоимки и страховых взносов посредством направления соответствующих требований, решений и постановлений, были приняты меры по наложению ареста на имущество <данные изъяты>

Таким образом, при наличии в деле доказательств, суд, исходя из отношения Б-ва И.В. к содеянному и направленности его умысла, установив, что последним выполнены действия, направленные на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и страховым взносам в крупном размере, в соответствии с правильно установленными фактическими обстоятельствами совершения преступления его действия обоснованно квалифицировал по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ как сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, законодательством РФ об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и страховым взносам в крупном размере.

Согласно примечанию к ст. 170.2 УК РФ размер подлежащей взысканию недоимки по налогам и страховым взносам превышает <данные изъяты> рублей, а поэтому является крупным.

Изложенные в приговоре выводы основаны на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах и соответствуют им.

Предусмотренных законом оснований для отмены приговора в отношении Б-ва И.В. и вынесении оправдательного приговора суд апелляционной инстанции не усматривает.

Доводы апелляционной жалобы защитника о том, что в распоряжении <данные изъяты>» имелось иное имущество на сумму более <данные изъяты>, за счет которого могло быть произведено взыскание недоимки, не могут быть приняты во внимание, поскольку обращение взыскания задолженности на арестованное имущества является превентивной мерой и применяется в крайнем случае. Кроме того, в соответствии с положениями налогового законодательства налоговый орган может взыскать недоимку за счет имущества налогоплательщика, только если невозможно списать задолженность с банковских счетов или погасить ее за счет электронных денег организации. В данном случае установлено, что такие денежные средства имелись, однако были сокрыты. При таких данных факт необращения взыскания на арестованное имущество не является основанием для освобождения от уголовной ответственности по ст. 199.2 УК РФ.

Все доводы, приводимые стороной защиты и Б-вым И.В. в судебном заседании в обосновании своей позиции по делу, судом оценены и обоснованно отвергнуты как несостоятельные с приведением надлежащих мотивов, с которыми соглашается суд апелляционной инстанции. Оснований полагать, что Брылеву И.В. фактически вменена дебиторская задолженность <данные изъяты>», о чем указано в апелляционной жалобе защитника, не имеется. Приведенные в приговоре доказательства эти утверждения опровергают.

Оснований полагать, что указанные действия Б-в И.В. совершил в состоянии крайней необходимости, в связи с чем, в соответствие с ч. 1 ст. 39 УК РФ в его действиях отсутствует состав преступления, у суда первой инстанции не имелось. Из исследованных судом доказательств такие обстоятельства не усматриваются.

При этом суд правильно принял во внимание, что действия осужденного были направлены непосредственно на достижение коммерческого результата, а не социально-полезной цели. Исходя из данных о личности Б-ва И.В., его поведения в судебном заседании, он обоснованно признан вменяемым в отношении инкриминируемого ему преступления, способным нести уголовную ответственность и наказание.

Органами следствия при производстве предварительного расследования, а также судом при рассмотрении дела в судебном заседании, каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе тех, которые бы путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено судом всесторонне, полно и объективно.

В ходе судебного разбирательства судом было обеспечено равенство сторон, созданы необходимые условия для всестороннего и полного рассмотрения дела, стороны не были ограничены в праве представления доказательств и в заявлении ходатайств.

При назначении наказания виновному суд учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о его личности, состояние здоровья, семейное положение, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Б-ва И.В., суд обоснованно признал, в соответствии с п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ - добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления РФ, путем выплаты всех задолженности по налогам и страховым взносам, пеням и штрафам; в соответствии с ч. 2 ст.61 УК РФ - совершение впервые преступления небольшой тяжести, активную меценатскую деятельность по содержанию парка «<данные изъяты>» <адрес>, строительству часовни в сквере в <адрес>.

Иных обстоятельств, которые могли бы обусловить смягчение наказание осужденному, из материалов дела не усматривается.

Вместе с тем, суд ошибочно указал о том, что такие обстоятельства, как совершение впервые преступления небольшой тяжести, активное ведение меценатской деятельности признаны смягчающими в соответствии с ч. 2 ст. 62 УК РФ, поскольку следовало указать ч. 2 ст. 61 УК РФ.

В силу изложенного приговор в этой части следует уточнить. Вносимое изменение не является основанием для смягчения наказания, поскольку судом допущена описка при указании нормы закона, которой следовало руководствоваться.

Отягчающих наказание Б-ва И.В. обстоятельств суд первой инстанции обоснованно не усмотрел.

Решение суда о виде и размере назначенного Б-ву И.В. наказания надлежаще мотивировано, данные о его личности исследованы и учтены судом в полном объеме. Суд пришел к обоснованному выводу о том, что самый мягкий вид наказания, предусмотренный ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, будет соразмерен им содеянному, способствовать целям исправления осужденного, предупреждения совершения им новых преступлений и отвечать принципу справедливости, закрепленному в ст.6 УК РФ. При этом оснований для применения при назначении наказания положений ст. 64 УК РФ суд первой инстанции правильно не усмотрел с учетом критериев, установленных этой нормой закона.

Назначенное осужденному наказание соответствует им содеянному, данным о его личности, всем заслуживающим внимания обстоятельствам, является справедливым, а поэтому оснований для его смягчения суд апелляционной инстанции не усматривает.

Судьба вещественных доказательств разрешена судом в соответствии с положениями ст. 81 УПК РФ.

Вместе с тем, как обоснованно указано в апелляционной жалобе защитника, приговор провозглашен судом 3 декабря 2021 г. после возвращения суда из совещательной комнату в 17 часов, при этом в рассмотрении дела участвовал государственный обвинитель ФИО12

При таких данных во вводную часть приговора надлежит внести соответствующие изменения.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

приговор Бежецкого межрайонного суда Тверской области (постоянное судебное присутствие в г. Весьегонске) от 2 декабря 2021 года в отношении Б-ва ФИО1 изменить:

- уточнить вводную часть приговора указанием на дату его вынесения ДД.ММ.ГГГГ с участием гособвинителя ФИО12;

- в описательно-мотивировочной части приговора указание о признании в качестве обстоятельств, смягчающих наказание осужденного, совершение впервые преступления небольшой тяжести, активное ведение меценатской деятельности в соответствии с ч. 2 ст. 62 УК РФ, заменить указанием об учете данных обстоятельств в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ.

В остальном указанный приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката Лухина К.М. – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в соответствии с требованиями главы 47.1 УПК РФ в судебную коллегию по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции с подачей жалобы, представления через суд первой инстанции в течение шести месяцев со дня вступления приговора в законную силу, а в случае пропуска указанного срока либо отказа в его восстановлении - с подачей жалобы, представления непосредственно во Второй кассационный суд общей юрисдикции.

Комментарий

Похожая практика: