Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 198 УК РФ » Не раскрыто как подысканы документы о якобы выполненных работах, не конкретизированы действия по внесению заведомо ложных сведений – когда и какие именно. Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 02.12.2021 № 22-6311/21

Не раскрыто как подысканы документы о якобы выполненных работах, не конкретизированы действия по внесению заведомо ложных сведений – когда и какие именно. Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 02.12.2021 № 22-6311/21

02 декабрь 2021
233
Ставропольский краевой суд в составе судьи Агарковой Н.В., при секретаре Маслове А.А., с участием помощника судьи Греховой Л.С., осужденного ФИО1, адвоката Вольнова А.Ю., предоставившего удостоверение № 1761, выданное 15 июня 2007 года, и ордер № С 257252 от 30 ноября 2021 года, прокурора Кошмановой Т.П., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного ФИО1 на приговор Шпаковского районного суда Ставропольского края от 01 сентября 2021 года, которым ФИО1, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданин РФ, имеющий высшее образование, в браке не состоящий, имеющий малолетнего ребенка, являющийся индивидуальным предпринимателем, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, ранее не судимый, осужден по ч.1 ст.198 УК РФ к штрафу в размере <данные изъяты> рублей. На основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования от назначенного наказания освобожден.

Судьба вещественных доказательств по делу разрешена.

С ФИО1 в доход бюджета РФ взыскано <данные изъяты> копейки в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением.

Заслушав доклад судьи, изложившего обстоятельства дела, доводы апелляционной жалобы, выслушав мнения участников процесса, суд апелляционной инстанции

у с т а н о в и л:

при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре Шпаковского районного суда Ставропольского края от 01 сентября 2021 года, ФИО1 признан виновным в уклонении от уплаты налога на добавленную стоимость на общую сумму <данные изъяты> копеек, что является крупным размером.

В апелляционной жалобе осужденный ФИО1 считает приговор незаконным и необоснованным. Полагает, что суд уклонился от оценки исследованных в судебном заседании доказательств и исказил их содержание в приговоре. Указывает, что вывод суда о неуплате им суммы НДС опровергается приобщенной, по ходатайству стороны защиты, выпиской по расчетному счету, где содержатся сведения о всех платежах, произведенных ИП ФИО1 своим контрагентам ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», где в составе платежей в общей сумме безналичным путем перечислен налог на добавленную стоимость <данные изъяты> копейки. Выводы суда о том, что работы вышеуказанными организациями не выполнялись, опровергаются показаниями свидетелей ФИО7, ФИО8, ФИО9, ФИО10; договорами, актами выполненных работ и счет-фактурами, подписанными в полном объеме между ФИО1 и ООО «<данные изъяты>» без замечаний по объему выполненных работ; документами, изъятыми в ходе обыска ДД.ММ.ГГГГ в помещении ООО «<данные изъяты>»; книгой покупок ИП ФИО1, сведениями из ИФНС № и №. Указывает, что в судебном заседании не было исследовано доказательств, подтверждающих обстоятельство, что работы для ООО «<данные изъяты>» в спорные периоды выполнял только лично ИП ФИО1 либо лица, с которыми он имел трудовой договор. Стороной защиты в качестве доказательств были представлены суду тексты всех договоров между ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>» и ФИО1 на производство работ в инкриминируемые периоды, акты выполненных работ к этим договорам и счет-фактуры, в связи с чем выводы суда о том, что сделки с указанными организациями были «фиктивными», противоречат имеющимся в деле доказательствам. Кроме того, свидетели ФИО11 и ФИО12, подтвердили, что они подписывали договоры с ИП ФИО1, копии которых приобщены к делу в качестве вещественных доказательств. Вместе с тем, показания свидетелей ФИО13, ФИО14 и ФИО15 о том, что они не участвовали в деятельности юридических лиц, опровергаются наличием регулярных платежей в представленных ФНС № по <адрес> сведениях по выплате им заработной платы и регулярной сдачей ими налоговой и бухгалтерской отчетности, регулярной уплатой НДС и отсутствием задолженности по этому налогу при прекращении деятельности этих юридических лиц. В судебном заседании стороной обвинения не было представлено доказательств, на основании которых можно сделать вывод о наличии обстоятельства «подыскания» ФИО1 договоров, актов выполненных работ, счет-фактур. 

Указывает, что суд неправильно применил уголовный закон, неправильно определив предмет доказывания по уголовному делу, не учел позицию Верховного Суда РФ, изложенную в Постановлении Пленума от ДД.ММ.ГГГГ № «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления». В ходе судебного разбирательства требуют выяснения обстоятельства заключения ФИО1 с каждым из контрагентов первого уровня договоров и порядок их исполнения. 

Полагает, что судом необоснованно, в нарушение требований УПК РФ, были отклонены ходатайства стороны защиты об истребовании доказательств из ФНС России и коммерческих банков, обслуживавших расчетные счета ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», информации о фактической финансово-хозяйственной деятельности этих организаций в инкриминируемые периоды, лицах без доверенности, или имеющих право по доверенности, действовать от их имени в гражданском обороте, налоговых деклараций, копий регистрационных дел, выписок из Управления Реестра, информации о регистрации рапорта следователя об обнаружении признаков преступления, повторном допросе свидетелей, проведении экспертиз. Указывает, что в приговоре не указан мотив преступления. В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства сторона обвинения не указала, что денежные средства ФИО1 от кого-нибудь затем получил в качестве возврата, что подтверждается сведениями, представленными МИФНС № по СК о движении денежных средств по расчетным счетам контрагентов ФИО1, и его собственному расчетному счету: все оплаты по договорам осуществлялись только безналичным путем, включали сумму НДС и осуществлялись только в одну сторону, от ФИО1 к указанным юридическим лицам. Полагает, что суд необоснованно отказал стороне защиты в ходатайстве об исключении из числа доказательств заключения судебных налоговых экспертиз № и 36. Обращает внимание, что специалист ФИО16 в ходе допроса в судебном заседании после изучения представленных документов и сведений по расчетному счету ФИО1, подтвердила отсутствие задолженности перед бюджетом по уплате НДС и/или положительное сальдо расчетов с указанием денежных сумм всеми контрагентами ФИО1 за инкриминируемые периоды, а специалист ФИО17 в ходе допроса показала, что к налогоплательщику со стороны ФНС претензий предъявлено не было. Также полагает, что дело рассмотрено незаконным составом суда, поскольку ФИО19. в соответствии с ч.2 ст.62 УПК РФ не мог участвовать в рассмотрении дела. Просит приговор отменить, вынести оправдательный приговор.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции считает, что приговор подлежит отмене, а дело возврату прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В соответствии с ч.2 ст.297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он соответствует положениям уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Между тем, данные требования закона, судом первой инстанции не выполнены.

Органами предварительного следствия и судом при рассмотрении настоящего уголовного дела в отношении осужденного ФИО1 допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, что, в соответствии с ч.1 ст.389.17 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

В соответствии с ч.3 ст.389.22 УПК РФ обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с возвращением уголовного дела прокурору, если при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке будут выявлены обстоятельства, указанные в п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ.

Согласно п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Из положений ст.171 УПК РФ следует, что в постановлении о привлечение в качестве обвиняемого должны быть указаны описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1 - 4 части первой статьи 73 УПК РФ.

Статьей 73 УПК РФ закреплено, что при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

Согласно п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении указываются существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Исходя из содержания указанных норм закона, соответствующим требованиям уголовно-процессуального законодательства будет считаться, в частности, такое обвинительное заключение, в котором изложены все предусмотренные законом обстоятельства, с обязательным указанием в полном объеме подлежащих доказыванию и имеющих значение по делу данных о деянии, указанным в формулировке обвинения.

Эти требования закона органами следствия по настоящему делу не соблюдены, поскольку изложенное в обвинительном заключении и постановлении о привлечении в качестве обвиняемого ФИО1 описание преступного деяния, признанного доказанным в приговоре, не соответствует требованиям ст.73 УПК РФ.

Ни в обвинительном заключении, ни в приговоре суда, не конкретизирован способ совершения вмененного преступления.

Так, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указано о том, что ФИО1 решил подыскать организацию, состоящую на учете в налоговом органе, находящуюся на общем режиме налогообложения, имеющую открытый расчетный счет в банке, при этом фактически не осуществляющую хозяйственную деятельность, а производящую транзитные операции по перечислению денежных средств без поставки товарно-материальных ценностей и их обналичивание, и должен был договориться с неустановленными следствием лицами, неосведомленными о его преступных намерениях об изготовлении от имени указанной организации подложных договоров на оказание услуг, товарно-транспортных накладных, актов выполненных работ, товарных накладных, счет-фактур и иных документов о якобы выполненных работах и поставках товарно-материальных ценностей, которые подтверждали бы уплату налога на добавленную стоимость в адрес фирмы контрагента. Реализуя свой преступный умысел, ФИО1 в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ подыскал фиктивные договоры на оказание услуг, акты выполненных работ, счет-фактуры и иные документы со сведениями о якобы выполненных работах контрагентами – ООО «<данные изъяты>» за 3 квартал 2015 года на сумму налога на добавленную стоимость <данные изъяты> копейки, ООО «<данные изъяты>» за 3 квартал 2016 года на сумму налога на добавленную стоимость <данные изъяты> рубля, ООО «<данные изъяты>» за 4 квартал 2016 года на сумму налога на добавленную стоимость <данные изъяты> копеек, ООО «<данные изъяты>» за 2 квартал 2017 года на сумму налога на добавленную стоимость <данные изъяты> копеек, ООО «<данные изъяты>» за 4 квартал 2017 года на сумму налога на добавленную стоимость <данные изъяты> копейки. После чего отразил полученные сведения в бухгалтерском учете за 3 квартал 2015 года, 3, 4 квартал 2016 года, 2, 4 квартал 2017 года, в связи с чем у него возникло право на применение налогового вычета на сумму налога на добавленную стоимость в общей сумме <данные изъяты> копеек.

При этом, в обвинительном заключении не изложены обстоятельства, подлежащие доказыванию, в частности суммы денежных средств, перечисленных ФИО1 в адрес каждой организации - ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», за каждый налоговый период, либо общая сумма перечисленных денежных средств, исходя из которых и установлена сумма, подлежавшая уплате в бюджет в размере 4 682 816 рублей 75 копеек.

При составлении обвинительного заключения не нашли отражение и не дано оценки ответу налогового органа об отсутствии нарушений в сфере налогового законодательства со стороны ИП ФИО1, наличием финансовых операций между ИП ФИО1 и контрагентами – юридическими лицами.

Не раскрыта объективная сторона преступления, как ФИО1 были подысканы фиктивные договоры на оказание услуг, акты выполненных работ, счет-фактуры и иные документы со сведениями о якобы выполненных работах контрагентами ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>»; не конкретизированы действия ФИО1 по внесению заведомо ложных сведений – когда и какие именно сведения были внесены.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о неконкретизированности и неполноте существа обвинения, предъявленного ФИО1, создают неопределенность в сформулированном органом следствия обвинении, нарушают право ФИО1 на защиту, поскольку лишают его возможности определить объем инкриминируемого обвинения, от которого он вправе защищаться, являются существенными и неустранимыми в ходе судебного разбирательства, исключающими возможность принятия судом решения по существу уголовного дела на основании данного обвинительного заключения.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона не могут быть устранены в ходе судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах приговор суда не может быть признан законным и обоснованным, он подлежит отмене, а уголовное дело, согласно п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, необходимо возвратить прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку составленное следователем обвинительное заключение по настоящему уголовному делу исключало возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на его основе.

Согласно ч.4 ст.389.19 УПК РФ при отмене приговора и возвращении уголовного дела прокурору, суд апелляционной инстанции не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности вины обвиняемых, достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимущества одних доказательств перед другими, виде и размере наказания.

В связи с отменой приговора по процессуальным основаниям, доводы апелляционной жалобы по вопросу недоказанности вины и иных нарушениях, допущенных, по мнению защиты, при рассмотрении уголовного дела, оценке не подлежат.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

приговор Шпаковского районного суда Ставропольского края от 01 сентября 2021 года в отношении ФИО1 отменить.

Уголовное дело в порядке п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ возвратить прокурору Шпаковского района Ставропольского края для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в порядке выборочной кассации, предусмотренном статьями 401.10-401.12 УПК РФ, непосредственно в Пятый кассационный суд общей юрисдикции. При этом обвиняемый вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Похожая практика: