Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 198 УК РФ » Бригадир строительно-монтажной бригады без статуса ИП признан субъектом предпринимательской деятельности с взысканием с него НДС и НДФЛ. Апелляционное постановление Верховного Суда Чувашской Республики от 02.12.2021 № 22-2796/21

Бригадир строительно-монтажной бригады без статуса ИП признан субъектом предпринимательской деятельности с взысканием с него НДС и НДФЛ. Апелляционное постановление Верховного Суда Чувашской Республики от 02.12.2021 № 22-2796/21

02 декабрь 2021
82
Верховный Суд Чувашской Республики в составе председательствующего судьи Сумина О.С., при ведении протокола помощником судьи Алексеевой Н.Ф., с участием прокурора отдела прокуратуры Чувашской Республики Лаврентьева А.О., осужденного С-ва Е.П., его защитника адвоката Максимова А.А., рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Максимова А.А. на приговор Ленинского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 6 октября 2021 года, по которому С-в Е.П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, <данные изъяты>, не судимый, осужден по ч.1 ст.198 УК РФ ( п.2 примечания в редакции ФЗ №73 от 1.04.2020 года) к штрафу в размере 150000 (сто пятьдесят) тысяч рублей.

На основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ С-в Е.П. освобожден от назначенного наказания в связи с истечением давности сроков давности уголовного преследования. 

Мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке сохранена до вступления приговора в законную силу.

Постановлено взыскать с С-ва Е.П. в доход бюджета Российской Федерации 2752271 (два миллиона семьсот пятьдесят две тысячи двести семьдесят один) рубль.

Обеспечительные меры в виде наложения ареста на имущество С-ва Е.П.: прицеп к автомобилю <данные изъяты>, 1992 года выпуска, стоимостью 100000 рублей; денежные средства на счетах в ПАО «<данные изъяты>» на сумму 359 рублей 33 копейки и на счетах в АКБ «<данные изъяты>» на сумму 369 рублей 94 копейки, сохранены до исполнения приговора в части гражданского иска.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Сумина О.С., выступления С-ва Е.П. и его защитника адвоката Максимова А.А. об отмене приговора, мнение прокурора отдела прокуратуры Чувашской Республики Лаврентьева А.О., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

у с т а н о в и л:

С-в Е.П. осужден за уклонение от уплаты налогов путем не предоставления налоговой декларации, представление которой в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, в крупном размере.

Преступление совершено им в 2015-2016 годах при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В суде С-в Е.П. вину не признал.

В апелляционной жалобе адвокат Максимов А.А. приводит доводы о необоснованности осуждения С-ва Е.П., считая приговор незаконным. 

Указывает, что выводы о виновности С-ва Е.П., по мнению органа предварительного расследования и суда, основаны ссылкой на ч.2 ст.11 Налогового кодекса РФ (далее по тексту НК РФ), что он занимался предпринимательской деятельностью. Полагает, что судом нарушены требования ст.ст.14, 307 УПК РФ, поскольку не были указаны признаки, по которым суд установил тот факт, что С-в Е.П. осуществлял занятие предпринимательской деятельностью, обосновав наличие признаков предпринимательской деятельности, ограничился лишь решением налогового органа. 

Не соответствуют требованиям закона выводы органа предварительного следствия и суда считающих НДС по актам по форме КС-2, а НДФЛ по переводам на банковскую карту С-ва Е.П. и Свидетель №8, расходно-кассовым ордерам ООО «<данные изъяты>».

Суд оставил без надлежащей оценки - занимался С-в Е.П. или нет предпринимательской деятельностью, а ограничился лишь констатацией, что занимался такой деятельностью, без наличия достоверных и объективных доказательств такого вывода. Данный вывод суд сделал лишь на основания решения налогового органа.

Судом не устранены противоречивые выводы о том, что по его, именно С-в Е.П. заключил два договора субподряда, тогда как согласно заключению эксперта – он эти документы не подписывал, так же как и не подписывал акты КС-2.

Также суд не дал надлежащей оценки доводам стороны защиты об имевших место злоупотреблениях Свидетель №7 

Автор жалобы делает вывод, что суд первой инстанции незаконно признал, что все работы, выполнены по договорам гражданско-правового характера, ссылаясь при этом на преюдицию споров по гражданским и административным делам в отношении С-ва Е.П. При этом решением 6 Кассационного суда общей юрисдикции от 12 февраля 2020 года судебные акты о привлечении С-ва Е.П. к административной ответственности по ч.1 ст.14.1 КоАП РФ отменены, производств по делу прекращено.

Непоследовательные, противоречивые показания директора ООО «<данные изъяты>» Свидетель №7 и бухгалтера Свидетель №13 в части того, какие обязанности выполнял С-в Е.П. по трудовому договору, а какие по договору субподряда, а также какие именно договора между ними были заключены, не могут являться объективными доказательствами виновности С-ва Е.П.

Считает, что не может являться допустимым доказательством и ссылка на договор субподряда №24/02/15 от 4 марта 2015 года, то есть на законность его заключения, по причине противоречия императивным нормам гражданского законодательства. 

Указывает, что стороной обвинения не доказано, что при заключении договора со С-вым Е.П. Свидетель №7 передавал ему какую-либо необходимую документацию. При этом фронт работ определялся заказчиком – ООО «СК «<данные изъяты>».

Автор жалобы делает вывод, что именно Свидетель №7 обманул С-ва Е.П. и других, не делая отчисления с передаваемых денежных средств, в счет выполненных работ. По своему статусу Свидетель №7 не имел права заключать со С-вым Е.П. договор субподряда.

Полагает, что суд оставил без внимания и доводы о том, что С-в Е.П. не нес какие-либо затраты занимаясь «предпринимательской» деятельностью.

По мнению автора С-в Е.П., как всего лишь бригадир, не имел каких-либо властных полномочий по отношению к другим членам своей бригады. 

Считает, что перечисление денежных средств Свидетель №7 на банковскую карту С-ва Е.П., а также наличие КС-2 (согласно которым именно Свидетель №7 являлся субъектом предпринимательской деятельности и должен был делать соответствующие налоговые отчисления), также не свидетельствует о его предпринимательской деятельности. Тем самым отсутствуют объективные доказательства, свидетельствующие о том, что С-в Е.П. занимался предпринимательской деятельностью, поскольку выполнял работу на основании трудового договора как бригадир монтажной бригады.

Считает, что налоговый орган и орган предварительного расследования сделали неправильный вывод, посчитав суммы денежных средств в актах КС-2 выручкой, не увязав эти суммы с реальной оплатой, и не установили при этом сам размер выручки, проигнорировав ряд актов КС-2, представленных С-вым Е.П.

Суд оставил без внимания, что денежные средства, получаемые от ООО «<данные изъяты>», С-в Е.П. принимал только как оплату своего труда и труда членов своей бригады. За период с 4 апреля 2015 года по 28 февраля 2016 года общий объем перечислений С-ва Е.П. составил более 9000000 рублей, что оставлено без какой-либо надлежащей оценки. 

Кроме того, денежные средства полученные С-вым Е.П. для расчета с членами бригады не могут признаться объектом налогообложения.

Ставит под сомнение правильность выводов заключения эксперта №НАЛ0025/02.

Не согласен с выводами, которые сделаны по итогам выездных налоговых проверок.

Обращает внимание на отсутствие доказательств подтверждающих, что именно С-в Е.П., как физическое лицо, привлекался в качестве к работе в качестве подрядчика.

Просит отменить приговор и оправдать С-ва Е.П. за отсутствием в его действиях состава преступления.

Исследовав доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности С-ва Е.П. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.198 УК РФ соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, и подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных в приговоре.

С-в Е.П. отрицал, что занимался предпринимательской деятельностью и что обязан был платить налоги, в неуплате которых его незаконно признали виновным. Его деятельность была оговорена обычным трудовым договором. Никаких гражданско-правовых отношений, основанных на договоре подряда либо субподряда между ним и ООО «<данные изъяты>», не было. Он лишь работал бригадиром монтажной бригады. Договор подряда с руководителем ООО «<данные изъяты>» Свидетель №7 не подписывал.

Вместе с тем вина С-ва Е.П. в совершении инкриминируемого ему деяния подтверждается показаниями свидетелей Свидетель №1, Свидетель №3, Свидетель №7 и других, заключениями проведенных в рамках уголовного дела экспертиз, иными письменными доказательствами, чей подробный анализ и оценка изложены в приговоре. 

Свидетель №7 утверждал, что со С-вым Е.П., являющимся бригадиром монтажной бригады заключались договора подряда и субподряда именно по инициативе последнего. С-в Е.П. объяснил это тем, что так ему будет проще расплачиваться с членами бригады, а также оплачивать иные расходы. 

На основании решения Налоговой инспекции от 20 декабря 2018 года, 15 мая 2019 года была проведена налоговая проверка С-ва Е.П. по вопросам правильности исчисления и своевременной уплаты (удержания, перечисления) налога на добавленную стоимость и налога на доходы физических лиц за период с 2015 по декабрь 2017 года. 

По результатам выездной налоговой проверки Инспекцией составлен акт от 15.05.2019 года №14-09/7 и 28 июня 2019 года принято решение о привлечении С-ва Е.П. к ответственности за совершение налогового правонарушения.

По результатам проверки в отношении С-ва Е.П., осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, не зарегистрировавшегося в качестве индивидуального предпринимателя, как физическое лицо, осуществлявшее предпринимательскую деятельность, и было возбуждено уголовно дело. 

Заключениям проведенных в рамках уголовного дела экспертиз, судом дана надлежащая проверка. Правильность выводов этих экспертиз не вызывает сомнения и у суда апелляционной инстанции.

Вопреки доводам апелляционной жалобы факт того, что С-в Е.П. осуществлял предпринимательскую деятельность, будучи незарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, подтверждается совокупностью имеющихся в материалах дела доказательств. 

Так, в соответствии с п.1 ст.2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту ГК РФ) предпринимательской является деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, которая осуществляется самостоятельно на свой риск лицом, зарегистрированным в установленном законом порядке в качестве индивидуального предпринимателя. 

Предпринимательской деятельностью без образования юридического лица гражданин вправе заниматься лишь с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя - п.1 ст.23 ГК РФ. Гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований пункта 1 данной статьи, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем (пункт 4 статьи 23 ГК РФ).

Согласно статье 11 НК РФ установлено специальное правило о том, что физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей в нарушение требований гражданского законодательства Российской Федерации, при исполнении обязанностей, возложенных на них Налоговым кодексом, не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными предпринимателями.

Поскольку в силу статьи 23 ГК РФ, статьи 11 НК РФ при несоблюдении обязанности пройти государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, не вправе ссылаться на то, что он не является предпринимателем; отсутствие государственной регистрации само по себе не означает, что деятельность гражданина не может быть квалифицирована в качестве предпринимательской, если по своей сути она фактически является таковой (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27.12.2012 N 34-П).

Следовательно, физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, но не зарегистрированные в качестве индивидуального предпринимателя, для целей исполнения обязанностей, установленных Налоговым кодексом РФ, фактически приравниваются к индивидуальным предпринимателям.

При получении физическим лицом доходов от деятельности, не относимой им к предпринимательской, но подлежащей квалификации в качестве таковой, на указанное лицо будет распространяться соответствующий режим налогообложения, установленный НК РФ для индивидуальных предпринимателей.

Согласно материалам дела, 4 марта 2015 года между ООО «<данные изъяты>» и С-вым Е.П. был заключен трудовой договор №5, в соответствии с которым С-в Е.П. был принят на работу в ООО «<данные изъяты>» на должность бригадира монтажной бригады на время выполнения определенной работы монтажа крупнопанельного дома. Срок действия договора до завершения этапа работ.

В тот же день, т.е. 4 марта 2015 года между теми же сторонами был заключен договор субподряда № 24/02/15, где ООО «<данные изъяты>» выступает подрядчиком, а С-в Е.П. субподрядчиком. Предметом договора является выполнение комплекса работ на объекте «<адрес>» стоимость работ определена в размере 800 руб. без НДС за один элемент смонтированного установленного изделия. Договором установлены сроки выполнения работ с 4 марта 2015 года по 30 августа 2015 года, также предусмотрено, что ежемесячно, не позднее 15 и 30 числа текущего месяца стороны подписывают акт приемки выполненных работ (форма КС-2), подрядчик не позднее 15 и 30 числа месяца, следующего отчетным, оплачивают субподрядчику стоимость выполненных и принятых работ. Сторонами договора установлена ответственность сторон: в случае нарушения сроков исполнения обязательств, виновная сторона уплачивает пострадавшей стороне неустойку в размере 0,1% от стоимости невыполненного в срок обязательства за каждый день просрочки.

Материалами дела подтверждается, что по мере выполнения определенных этапов работ, сторонами составлялись Акты о приемке выполненных работ по форме КС-2. Общая сумма выполненных работ по объекту составила 10 146 100 руб.

10 ноября 2015 года между теми же сторонами был заключен договор подряда № 10/11-15 на выполнение комплекса работ на объекте «<адрес>. Стоимость работ определена в размере 1200 руб. без НДС за устройство монолитной фундаментной плиты, 800 руб. Без ДНС за монтаж одного железобетонного изделия, монтаж металлоконструкции, сварку закладных деталей, бетонирование межпанельных стыков; 2500 руб. без НДС за 1 куб залитого бетона. Срок выполнения работ установлены с ноября 2015 года по август 2016 года. Ежемесячно, не позднее 15 и 30 числа текущего месяца стороны подписывают акт приемки выполненных работ (форма КС-2), подрядчик не позднее 15 и 30 числа месяца, следующего отчетным, оплачивают субподрядчику стоимость выполненных и принятых работ. Сторонами договора установлена ответственность сторон: в случае нарушения сроков исполнения обязательств, виновная сторона уплачивает пострадавшей стороне неустойку в размере 0,1% от стоимости невыполненного в срок обязательства за каждый день просрочки.

По мере выполнения определенного этапа работ также составлялись Акты выполненных работ (КС-2). Общая сумма выполненных работ по объекту составила 4 102 325 руб.

Также материалами дела подтверждается, что на лицевой счет, открытый С-в Е.П. в отделении ПАО «Сбербанк» за указанный период от ООО «<данные изъяты>» поступали средства на оплату строительно-монтажных работ на общую сумму 8 813 009 руб. Данным общество также перечислялись денежные средства на лицевой счет Свидетель №8 в сумме 950 000 рублей, в счет оплаты субподрядных работ по договору от 4 марта 2015 года.

Анализ положений ст.ст.420, 421, 702, 740, 706 ГК РФ, содержания договоров субподряда от 4 марта 2015 года и подряда от 10 ноября 2015 года, а также содержащиеся в указанных договорах условия об ответственности за неисполнение обязательств по договору указывают на учет возможных рисков, возникающих при осуществлении предпринимательской деятельности.

Учитывая, что осуществление С-вым Е.П. в период с марта 2015 по март 2016 года подрядных работ на основании заключенных им гражданско-правовых договоров, подтверждено вступившими в законную силу решением Ленинского районного суда г. Чебоксары от 7 октября 2019 года, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики от 16 декабря 2019 года, оставленным без изменения определением Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 11 июня 2020 года, длительность хозяйственных отношений между ООО «<данные изъяты>» и С-вым Е.П., периодичность получения дохода в рамках осуществления подрядных работ, отчет хозяйственных операций, связанных с осуществлением строительно-монтажных работ с привлечением наемных работников, взаимосвязанность всех совершенных С-вым Е.П. в определенный период времени сделок с ООО «<данные изъяты>», выводы о том, что С-в Е.П. в проверяемом периоде фактически осуществлял предпринимательскую деятельность, не зарегистрировавшись в качестве индивидуального предпринимателя, являются правильными.

Оспаривая факт подписания договора подряда, С-в Е.П. между тем требований о признании данного договора недействительным по указанному основанию не предъявлял.

При таких обстоятельствах применительно к доходу, полученному в рамках осуществления предпринимательской деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя в сфере строительно-монтажных работ, налоговым органом сделан правильный вывод о признании С-ва Е.П. плательщиком НДС.

В рассматриваемом случае обязанность по уплате налога на добавленную стоимость возникла у заявителя в силу ст.146 Налогового кодекса РФ с операций, признаваемых объектом обложения по данному налогу.

Согласно п.1 ст.146 Налогового кодекса РФ (в редакции, действующей в рассматриваемый период) объектом налогообложения НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Порядок определения налоговой базы установлен ст. 154 НК РФ (применительно к реализации товаров (работ, услуг).

Согласно п.4 ст.166 НК РФ общая сумма налога исчисляется по итогам каждого налогового периода применительно ко всем операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с пп.1-3 п. 1 ст.146 НК РФ

Момент определения налоговой базы, установленный ст.167 НК РФ, является наиболее ранняя из следующих дат: день отгрузки (передачи) товаров (выполнения работ, оказания услуг), имущественных прав или день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав. 

Пунктом 4 статьи 164 НК РФ предусмотрено, что при получении денежных средств, связанных с оплатой товаров (работ, услуг), предусмотренных ст.162 НК РФ, а также при получении оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав, предусмотренных пп. 2 - 4 ст.155 НК РФ, при удержании налога налоговыми агентами в соответствии с пп. 1-3 ст.161 НК РФ, при реализации имущества, приобретенного на стороне и учитываемого с налогом в соответствии с п.3 ст.154 НК РФ, при реализации сельскохозяйственной продукции и продуктов ее переработки в соответствии с п.4 ст.154 НК РФ, при реализации автомобилей в соответствии с п.5.1 ст.154 НК РФ, а также иных случаях, когда в соответствии с НК РФ, когда сумма налога должна определяться расчетным методом, налоговая ставка определяется как процентное отношение налоговой ставки, предусмотренной п. 2 или п. 3 данной статьи, к налоговой базе, принятой за 100 и увеличенной на соответствующий размер налоговой базы. 

В соответствии с п.3 ст.164 НК РФ доходы, полученные С-вым Е.П. от реализации товаров, работ, услуг (строительно-монтажных работ) в адрес контрагентов, должны быть определены с применением налоговой ставки 18%. Сумма доходов, полученных С-вым Е.П. от осуществления предпринимательской деятельности, является объектом налогообложения НДС, за период с 1 января 2015 года по 31 декабря 2016 года определяется в размере 13 977 307 рублей. 

С учетом того, что документов, служащих для принятия покупателем предъявленные продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав сумм НДС к вычету, предусмотренных главой 21 НК РФ, не имеется, сумма налога, подлежащая уплате в бюджет по НДС не может быть уменьшена на сумму предусмотренных налоговых вычетов. Таким образом, сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая к уплате в бюджет составила 2 132 121 рублей, в т.ч. за 2 квартал 2015 года – 1130354 рублей; за 3 квартал 2015 года – 417356 рублей; за 4 квартал 2015 - 91369 рублей; за 1 квартал 2016 года - 493052 рублей соответственно.

Таким образом, с учетом представленных в деле документов, налоговый орган обоснованно признал С-ва Е.П. плательщиком налога на добавленную стоимость, и начислил ему НДС от доходов, полученных от осуществления предпринимательской деятельности в сфере строительно-монтажных работ. Основанием для исчисления налога на добавленную стоимость послужили выписки по счету № №, отчет по банковской карте, выпущенной к счету за период с 1 января 2015 года по 31 декабря 2017 года, договоры подряда и субподряда, заключенные с ООО «<данные изъяты>», акты о приемке выполненных работ (КС-2), подписанные ООО «<данные изъяты>» и С-вым Е.П., авансовые отчеты, платежные поручения, трудовые договора, ведомости начисления и выдачи аванса и денежных средств.

Исходя из того, что С-в Е.П. получал доход от осуществления предпринимательской деятельности в сфере выполнения строительно-монтажных работ, он обоснованно признан налоговым органом и судом признается плательщиком НДФЛ.

В соответствии с со ст.207 НК РФ налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами РФ, а также лица, получающие доходы от источников в РФ, не являющиеся налоговыми резидентами РФ.

Подпунктом 1 пп.1 и 2 ст.227 НК РФ установлено, что физические лица, зарегистрированные в установленном действующим законодательством порядке, и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, исчисление и уплату налога производят от сумм доходов, полученных от осуществления такой деятельности. Налогоплательщики самостоятельно исчисляют суммы налога, подлежащие уплате в соответствующий бюджет. 

Согласно ст.209 НК РФ объектом налогообложения по налогу на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиком. В силу ст.210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право распоряжения, которое у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст.212 НК РФ. Согласно пп.1 п.1 ст.212 НК РФ доходом налогоплательщика в виде материальной выгоды является материальная выгода, полученная от экономии на процентах за пользование налогоплательщиком заемными средствами, полученными от организации или индивидуальных предпринимателей.

На основании ст.223 НК РФ дата фактического получения дохода определяется как день выплаты дохода, в том числе перечисления дохода на счета налогоплательщика в банках либо по его поручению на счета третьих лиц – при получении доходов в денежной форме; как день передачи доходов в натуральной форме – при получении доходов в натуральной форме; как день уплаты налогоплательщиком процентов по полученным займам (кредитным) средствам, приобретения товаров (работ, услуг), приобретения ценных бумаг – при получении доходов в виде материальной выгоды.

В соответствии со ст. 221 НК РФ при исчислении налоговой базы физические лица, зарегистрированные в установленном порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально произведенных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

В соответствии с п.1 ст.252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Бремя доказывания расходов лежит на налогоплательщике. Если налогоплательщики не в состоянии документально подтвердить свои расходы, связанные с деятельностью в качестве индивидуальных предпринимателей, профессиональный налоговый вычет производится в размере 20 процентов общей суммы доходов, полученной индивидуальным предпринимателем от предпринимательской деятельности. Настоящее положение не применяется в отношении физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей.

Общая сумма дохода, полученная С-вым Е.П. составила 11 497 746 рублей 61 копейка (л.д.193 т.5), в т.ч. за 2015 год - 10 230 797 рублей 46 копеек; за 2016 год - 1 266 949 рублей 15 копеек. 

В соответствии со ст.255 НК РФ, документально подтвержденные расходы на оплату работников С-ва Е.П. составили 6 727 446 руб., в т.ч. за 2015 год - 5 965 232 рублей; за 2016 год - 762 214 рублей соответственно. Согласно справке о доходах физического лица за 2015 года сумма дохода составила 115 280 рублей, сумма исчисленного и удержанного налога составила всего 14 986 рублей. 

С учетом сведений, содержащихся в ведомостях начисления и выплаты заработной платы, выписок с расчетного счета банковской карты С-ва Е.П. о переводе денежных средств работникам и иных документов, сумма налога на доходы физических лиц не уплаченная С-вым Е.П. в бюджет за 2015 год составила 554 524 рублей; за 2016 год - 65 616 рублей соответственно.

Приведенные в жалобе доводы о том, что судебные акты, вынесенные в отношении С-ва Е.П., по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.14.1 КоАП РФ, по настоящему делу не имеют преюдициального значения в силу того, что постановление Шестого кассационного суда общей юрисдикции постановление мирового судьи и решение судьи районного суда были отменены, а производство по делу прекращено, не принимаются. 

Постановлением мирового судьи судебного участка №1 Ленинского района г.Чебоксары от 5 ноября 2019 года С-в Е.П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.14.1 КоАП РФ (л.д.78-79 т.4). Решением судьи Ленинского районного суда г. Чебоксары от 22 ноября 2019 года постановление мирового судьи оставлено без изменения (л.д.80-85 т.4).

Постановление Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 12 февраля 2020 года постановление мирового судьи от 5 ноября 2019 года и решение судьи районного суда от 22 ноября 2019 года отменены, производство по делу прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности (л.д.86-88 т. 4). 

Основанием для отмены послужило то, что административное правонарушение было установлено актом ИФНС России по г. Чебоксары от 15 мая 2019 года, протокол об административном правонарушении составлен 2 октября 2019 года, а постановление вынесено 5 ноября 2019 года, т.е. за пределами срока давности привлечения к административной ответственности, а не отсутствие в действиях С-ва Е.П. состава вмененного административного правонарушения.

Таким образом, исследовав доказательства в их совокупности суд пришел к обоснованному выводу о виновности С-ва Е.П. и дал его действиям правильную юридическую оценку (ч.1 ст.198 УК РФ).

Наказание С-ву Е.П. назначено в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ. Назначая наказание, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления и данные характеризующие личность виновного.

На основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, суд первой инстанции обоснованно освободил его от назначенного наказания.

Нарушений норм УПК РФ влекущих отмену приговора, органом предварительного расследования и судом не допущено. 

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции считает, что приговор в отношении С-ва Е.П. является законным и обоснованным и для его отмены по доводам апелляционной жалобы адвоката Максимова А.А., оснований не имеется. 

Руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции 

п о с т а н о в и л:

приговор Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 6 октября 2021 года в отношении С-ва Е.П. оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Максимова А.А. - без удовлетворения.



Ранее суд находил в действиях трудовые отношения и оправдал бригадира, но оправдательный приговор был отменен.

Похожая практика:

Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив