Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199 УК РФ » При взыскании с директора причиненного преступлением ущерба учтено фактическое прекращение организацией деятельности и окончание исполнительного производства из-за отсутствия имущества. Определение Первого кассационного суда от 09.03.2022 № 1335/22

При взыскании с директора причиненного преступлением ущерба учтено фактическое прекращение организацией деятельности и окончание исполнительного производства из-за отсутствия имущества. Определение Первого кассационного суда от 09.03.2022 № 1335/22

09 март 2022
417
Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего Тарасова И.А., судей Батулиной Е.Н. и Яготинцева В.Н., при секретаре Мясниковой Е.А., с участием прокурора кассационного отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степанова Д.П., защитника осужденного Г-на А.Ю. - адвоката Смирновой О.Г., представившей удостоверение № от ДД.ММ.ГГГГ и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ, рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Г-на А.Ю. на приговор Пролетарского районного суда г. Тулы от 2 июля 2020 года и апелляционное определение Тульского областного суда от 9 ноября 2020 года.

По приговору Пролетарского районного суда г. Тулы от 2 июля 2020 года Г-н А.Ю., <данные изъяты>, несудимый, осужден по ч.1 ст.199 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 июля 2017 года № 250-ФЗ) к штрафу в размере 300 000 рублей.

В соответствии с п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, ст.78 УК РФ Г-н А.Ю. освобожден от отбывания наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Удовлетворен гражданский иск первого заместителя прокурора <адрес> в интересах Российской Федерации в лице МИФНС России № по <адрес>. Взыскано с осужденного Г-на А.Ю. в доход Российской Федерации 15 416 943 рубля (сумма неуплаченного в бюджет налога).

Мера процессуального принуждения в виде ареста, наложенного на имущество Г-на А.Ю., а именно: объект недвижимости (для размещения объектов транспорта), кадастровый № по адресу: <адрес>, оставлена без изменения.

Разрешены вопросы о мере пресечения и судьбе вещественных доказательств.

Апелляционным определением Тульского областного суда от 9 ноября 2020 года указанный приговор изменен: резолютивная часть приговора дополнена указанием на оставление ареста наложенного на имущество Г-на А.Ю. объект недвижимости (для размещения объектов транспорта), кадастровый № по адресу: <адрес>, - без изменения до исполнения приговора в части гражданского иска. В остальном приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Тарасова И.А., изложившего содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы осужденного, возражений прокурора на жалобу, выступление защитника осужденного Г-на А.Ю. – адвоката Смирновой О.Г., поддержавшей доводы жалобы об отмене судебных решений, мнение прокурора Степанова Д.П., полагавшего судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

по приговору Г-н А.Ю. признан виновным в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию (расчет) заведомо ложных сведений, на общую сумму 15 416 943 рубля, то есть в крупном размере (в редакции Федерального закона от 29 июля 2017 года № 250-ФЗ).

Преступление совершено в <адрес> в период времени и при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Г-н А.Ю. выражает несогласие с судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными, просит отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

В качестве довода о незаконности судебных решений указывает о нарушении его права на защиту, выразившееся в непредоставлении судом достаточного времени вновь вступившему адвокату для ознакомления с 37 томами уголовного дела, в связи с чем он не был полностью ознакомлен, в том числе с протоколами судебных заседаний, и не смог полноценно осуществлять его (Г-на А.Ю.) защиту.

Также отмечает, что в приговоре необоснованно удовлетворен гражданский иск прокурора, поскольку в производстве судебных приставов-исполнителей имеется исполнительное производство по взысканию с ООО «<данные изъяты>» суммы недоимки по налогам и сборам, таким образом, взыскание с него (Г-на А.Ю.) той же суммы по гражданскому иску в рамках рассмотрения уголовного дела является незаконным.

Утверждает, что суд апелляционной инстанции не в полной мере ответил на доводы его жалобы.

В возражениях на кассационную жалобу защитника прокурор Журба А.В. считает судебные решения законными и обоснованными, просит оставить их без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы осужденного, возражений прокурора на жалобу, заслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст.401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалоб, представления суд кассационной инстанции проверяет законность приговора, постановления или определения суда, вступивших в законную силу, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов.

Вывод суда о виновности Г-на А.Ю. в совершении преступления, за которое он осужден, установлен на основании всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, приведенных в приговоре, которым суд дал надлежащую оценку. Данный вывод не оспаривается и в кассационной жалобе.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст.73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу установлены и нашли свое отражение в приговоре, в котором содержится описание преступного деяния, с указанием времени, места, способа его совершения, формы вины, мотива и цели преступления. Эти обстоятельства подтверждены исследованными по делу доказательствами, которые являются допустимыми доказательствами.

Показания представителя потерпевшего, свидетелей, которые положены в основу приговора, являются последовательными, логичными, согласуются с исследованными по делу доказательствами и не противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам дела. Оснований не доверять этим показаниям у суда не имелось.

Каких-либо противоречий, повлиявших на выводы суда о доказанности вины осужденного, квалификацию его действий, не имеется. Чьей-либо заинтересованности в искусственном создании доказательств обвинения, как и причин для оговора Г-на А.Ю., не выявлено.

Доказательства, положенные в основу приговора, собраны с соблюдением требований ст.86 УПК РФ и сомнений в достоверности не вызывают.

Оценка доказательств судом дана в соответствии с требованиями ст.ст.17, 87, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства оценены в совокупности, поэтому выводы суда являются обоснованными.

В ходе предварительного и судебного следствия нарушений требований УПК РФ допущено не было. Предусмотренные законом процессуальные права Г-на А.Ю., в том числе его право на защиту, на всех стадиях уголовного процесса были реально обеспечены. Все ходатайства, заявленные сторонами, были разрешены в установленном законом порядке, по ним приняты обоснованные и мотивированные решения.

Довод жалобы о том, что вновь вступивший в дело адвокат по соглашению не был ознакомлен с материалами уголовного дела из-за ограничения его во времени несостоятелен. Данный довод проверялся судом апелляционной инстанции и обоснованно был признан несостоятельным.

Как усматривается из материалов уголовного дела по результатам предварительного слушания судебное заседание по уголовному делу в отношении Г-на А.Ю. назначено на ДД.ММ.ГГГГ, и на протяжении всего судебного разбирательства вплоть до стадии допроса подсудимого и прений сторон, до ДД.ММ.ГГГГ защиту Г-на А.Ю. осуществлял адвокат Пасенов С.Х.

Согласно заявлению Г-на А.Ю. от ДД.ММ.ГГГГ он отказался от услуг адвоката Пасенова С.Х. и судом ему были разъяснены положения ст.50 УПК РФ, судебное заседание было отложено по ходатайству Г-на А.Ю. для приглашения защитника.

ДД.ММ.ГГГГ в дело вступила адвокат Копылова Н.А. по назначению суда, и для ее ознакомления с материалами уголовного дела судебное заседание было отложено до ДД.ММ.ГГГГ, и тогда же в дело вступил адвокат Корчевский В.С. по соглашению, который обратился с заявлением об отложении судебного заседания на 2 недели для его ознакомления с материалами уголовного дела. С материалами уголовного дела адвокат Корчевский В.С. знакомился с ДД.ММ.ГГГГ. Позиция защитника совпадала с позицией Г-на А.Ю.

При таких обстоятельствах нарушения права на защиту осужденного Г-на А.Ю. не допущено. Его защиту осуществлял адвокат по соглашению, которому судом было предоставлено время для ознакомления с материалами уголовного дела, время предоставлялось и для подготовки сторон к прениям и к последнему слову подсудимого, и как усматривается из материалов дела и протокола судебного заседания, о неготовности к прениям никто из участников процесса не сообщал.

В этой связи судебная коллегия полагает, что по делу судом первой инстанции не допущено какого-либо ограничения защитника в реализации его процессуальных полномочий и права подсудимого на оказание ему квалифицированной юридической помощи, а позиция Г-на А.Ю. по делу свидетельствовала о злоупотреблении своим правом.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст.273 - 291 УПК РФ, в ходе которого все ходатайства, заявленные сторонами, были разрешены в установленном законом порядке, по ним приняты обоснованные и мотивированные решения.

Судебное разбирательство по делу проведено с достаточной полнотой и соблюдением основополагающих принципов уголовного судопроизводства, в частности, состязательности и равноправия сторон, которым были предоставлены равные возможности для реализации своих прав и созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей. При этом ограничений прав участников уголовного судопроизводства, в том числе, процессуальных прав осужденного во время рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций, либо обвинительного уклона допущено не было.

Таким образом, суд первой инстанции правильно пришел к выводу, что вина Г-на А.Ю. в совершении преступления, за которое он осужден, нашла свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, и его действия квалифицированы судом правильно по ч.1 ст.199 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 июля 2017 года № 250-ФЗ).

Приговор соответствует требованиям ст.ст.297, 304, 307-309 УПК РФ. В нем указаны обстоятельства преступления, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод о виновности осужденного в содеянном, мотивированы выводы относительно квалификации преступления и назначенного наказания. Каких-либо противоречий в выводах не допущено, они основаны на достоверных доказательствах и полностью соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Наказание осужденному Г-ну А.Ю. назначено в пределах санкции статьи закона, по которой он признан виновным, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, имущественного положения осужденного, всех данных о личности осужденного, характеристики, состояния его здоровья, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств. Наказание соответствует требованиям ст.ст.6, 43, 46, 60 УК РФ, является справедливым, соразмерным содеянному и чрезмерно суровым не является.

Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления и свидетельствующих о наличии оснований для назначения наказания с применением ст.64 УК РФ, судами первой и апелляционной инстанций обоснованно не установлено.

Также судом первой инстанции верно применены положения ст.78 УК РФ и Г-н А.Ю. освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Вопросы о мере пресечения, гражданском иске, вещественных доказательствах, аресте имущества (с учетом изменений, внесенных судом апелляционной инстанции) разрешены, верно.

Несмотря на доводы жалобы осужденного, при разрешении гражданского иска, судом приняты во внимание правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженные в Постановлении от 8 декабря 2017 года № 39-П, согласно которым по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 199, 199.1 и 199.2 УК РФ, связанных с деятельностью организаций, являющихся налоговыми агентами либо плательщиками налогов, сборов, страховых взносов, виновное физическое лицо может быть привлечено в качестве гражданского ответчика лишь в случаях, когда отсутствуют правовые и (или) фактические основания для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, отвечающих по ее долгам в предусмотренном законом порядке (например, если у организации - налогоплательщика имеются признаки недействующего юридического лица, указанные в пункте 1 статьи 211 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», либо установлена невозможность удовлетворения требований об уплате обязательных платежей с учетом рыночной стоимости активов организации).

Аналогичные разъяснения содержатся в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления».

Разрешая гражданский иск прокурора <адрес> в интересах Российской Федерации в лице МИФНС России № по <адрес> и принимая решение о взыскании с физического лица – Г-на А.Ю. (генерального директора ООО «<данные изъяты>») материального ущерба, причиненного преступлением, суд установил, что ООО «<данные изъяты>» фактически прекратило свою деятельность с ДД.ММ.ГГГГ года, а исполнительное производство в отношении данного общества прекращено в связи с отсутствием имущества, за счет которого могло производиться взыскание.

При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции были проверены законность, обоснованность и справедливость приговора, соблюдена процедура рассмотрения дела, в полном объеме рассмотрены доводы апелляционных жалоб осужденного, аналогичные доводам кассационной жалобы, апелляционного представления, внесены необходимые изменения, вынесенное апелляционное определение соответствует требованиям ст.389.28 УПК РФ.

В соответствии с ч.1 ст.401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Поскольку существенных нарушений требований закона, повлиявших на исход дела, не установлено, оснований для удовлетворения кассационной жалобы осужденного и к отмене либо изменению судебных решений не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.401.14 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

приговор Пролетарского районного суда г. Тулы от 2 июля 2020 года и апелляционное определение Тульского областного суда от 9 ноября 2020 года в отношении Г-на А.Ю. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.


Комментарий

Похожая практика: