Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199.2 УК РФ » Сокрытия нет, решения направлены на сохранение предприятия, иное имущество позволяло взыскать задолженность, направленные на зарплату суммы исключены. Апелляционное постановление Новосибирского областного суда от 06.04.2022 № 22-1916/22

Сокрытия нет, решения направлены на сохранение предприятия, иное имущество позволяло взыскать задолженность, направленные на зарплату суммы исключены. Апелляционное постановление Новосибирского областного суда от 06.04.2022 № 22-1916/22

06 апрель 2022
160
Суд апелляционной инстанции Новосибирского областного суда в составе председательствующего судьи Свинтицкой Г.Я., при секретаре Бондаренко М.В., с участием прокурора прокуратуры Новосибирской области Маховой Е.В., адвоката Погудина М.В., оправданной И-вой Е.А., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению и дополнениям к нему государственного обвинителя Проскуриной А.С. на приговор Заельцовского районного суда г. Новосибирска от 14 декабря 2021 года, которым И-ва Е.А., родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в селе <адрес>, ранее не судимая, оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, за И-вой Е.А. признано право на реабилитацию в соответствии со ст.ст. 133-138 УПК РФ, решен вопрос о судьбе вещественных доказательств,

у с т а н о в и л:

органами следствия И-вой Е.А. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ.

Судом в связи с отсутствием состава преступления постановлен оправдательный приговор.

В апелляционном представлении и дополнениях к нему государственный обвинитель Проскурина А.С., ссылаясь на п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 48, просит отменить приговор суда как незаконный, необоснованный, несправедливый, в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенным нарушением уголовно-процессуального и неправильным применением уголовного закона, направить дело на новое судебное рассмотрение.

По доводам апелляционного представления основаниями для отмены судебного решения являются следующие обстоятельства:
- по смыслу закона объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, заключается в совершении специальным субъектом – руководителем организации-налогоплательщика – деяния, направленного на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере.

В соответствии с налоговым законодательством под денежными средствами и имуществом организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в установленном порядке должно производиться взыскание налоговой недоимки, понимаются денежные средства налогоплательщика (плательщика сборов) на счетах в банках, их наличные денежные средства, а также иное имущество, перечисленное в ст.ст. 47, 48 НК РФ.

Поскольку сокрытие имущества или денежных средств осуществляется, как правило, легальным способом, путем совершения различных гражданско-правовых сделок, открытия новых расчетных счетов в банках, иными способами, не запрещенными законом, то данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом, направленным именно на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам.

Таким образом, действия И-вой Е.А. полностью соответствуют объективной стороне преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ,

- суд счел доказанным, что действия И-вой Е.А., осуществившей расчеты с третьими лицами за товары, работы, услуги, минуя приостановленные расчетные счета ОАО <данные изъяты> на сумму 3 163 162, 74 рубля, направлены на то, чтобы принадлежащие организации денежные средства не были направлены на ее расчетные счета и в последующем принудительно направлены на погашение налоговой задолженности, что сама И-ва Е.А. не отрицала. Однако суд необоснованно не посчитал такие действия сокрытием согласно ст. 199.2 УК РФ, указав на отсутствие в ее действиях умысла на совершение преступления, тогда как желание И-вой Е.А. поддерживать бесперебойный производственный цикл для сохранения поголовья скота и осуществление производственной деятельности является не целью, а мотивом совершения действий, составляющих объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, который по смыслу закона не имеет значения для квалификации действий виновного лица и не может влиять на вывод суда об отсутствии или наличии умысла на совершение преступления,

- также суд необоснованно указал на то, что согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ общая сумма необходимых эксплуатационных расходов ОАО <данные изъяты> оплаченных со счетов третьих лиц в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, превышает сумму «сокрытия» доходов ОАО «<данные изъяты> от уплаты налогов и сборов путем непоступления выручки от реализации продукции на счета общества. Данный вывод суда является «подменой понятия», поскольку указанное обстоятельство может свидетельствовать об отсутствии умысла на сокрытие денежных средств только в случае непоступления в ОАО <данные изъяты> в указанный период иных денежных средств и их отсутствия на ДД.ММ.ГГГГ, однако такой объективной оценки суд не дал.

В возражениях на апелляционное представление адвокат Погудин М.В. просит приговор оставить без изменения, ссылаясь на его законность и обоснованность, а апелляционное представление – без удовлетворения.

Проверив материалы дела и доводы представления, заслушав объяснения оправданной И-вой Е.А., адвоката Погудина М.В., возражавших против удовлетворения представления, мнение прокурора Маховой Е.В., поддержавшей доводы представления и полагавшей необходимым приговор суда отменить, апелляционный суд приходит к следующему.

Уголовная ответственность за сокрытие в крупном размере денежных средств либо имущества организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах и (или) законодательством РФ об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам предусматривается в соответствии с ч. 1 ст. 199.2 УК РФ во взаимосвязи с п. 21 постановления Пленума Верховного суда РФ от 26.11.2019 №48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», согласно которому при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 199.2 УК РФ, судам надлежит устанавливать не только наличие у организации денежных средств или имущества, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, но и обстоятельства, свидетельствующие о том, что указанные денежные средства и имущество были намеренно сокрыты с целью уклонения от взыскания недоимки.

Как видно из приговора, суд учел приведенные требования закона и положения постановления.

Из материалов дела следует, что И-ва Е.А. обвинялась в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, то есть в том, что будучи исполнительным директором ОАО «<данные изъяты>» и обязанной соблюдать налоговое законодательство Российской Федерации, заведомо зная о значительной недоимке своего предприятия по налогам и страховым взносам, о наличии на его расчетном счете инкассовых поручений и осознавая, что ОАО <данные изъяты> не может осуществить никаких банковских операций, не оплатив выставленные инкассовые поручения, умышленно, с целью сокрытия денежных средств организации в крупном размере, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборами страховым взносам, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ сокрыла денежные средства ОАО «<данные изъяты>», за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам и страховым взносам в размере, превышающем 2 250 000 рублей – в сумме 6 555451, 78 рублей, то есть в крупном размере, которую в судебном заседании с учетом заключения судебной бухгалтерской и финансово-экономической экспертизы, государственный обвинитель просил уменьшить до 3 163 162,74 рублей.

Проверив доказательства, представленные обвинением, заслушав доводы И-вой Е.А. о том, что умысла на сокрытие денежных средств организации у нее не имелось, показания свидетелей <данные изъяты> об обстоятельствах приобретения предприятием ГСМ, электроэнергии, кормов для животных, о поставках молока и расчетах за эту продукцию, о периодах и способах получения заработной платы, о мероприятиях, проводимых И-вой Е.А. для сохранения рабочих мест и деятельности предприятия, а также об основаниях возбуждения исполнительных производств, сопоставив эти доказательства и оценив их в совокупности, суд установил иные обстоятельства и привел их в приговоре.

Так, судом установлено, что по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ у ОАО «<данные изъяты>» имелась недоимка по уплате налогов и страховых взносов в размере 5 480 129,31 руб., в том числе:
- налога на прибыль организаций – 94 749 руб.;
- водного налога – 1 613 руб. за 4 квартал 2017 г.;
- налога на добавленную стоимость в сумме 644 335 руб.,
- земельного налога – 33 908 руб.;
- по пенсионному страхованию – 3 033 571,79 руб.,
- страхованию по временной нетрудоспособности и в связи с материнством – 660 268,51 руб.,
- медицинскому страхованию – 1 011 684,01 руб.

С целью возмещения возникшей недоимки МИФНС России № по Новосибирской области, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ направило в ОАО «<данные изъяты>» требования об уплате налога, сбора, страховых взносов на общую сумму 7 764 689,92 рублей с установленными сроками уплаты: № от  ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от  ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от  ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от  ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от  ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от  ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от  ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, и с  ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ предприятием задолженность была частично погашена на общую сумму 2 284 560,61 руб.

Между тем, в связи с неисполнением И-вой Е.А. обязанностей по уплате налогов в установленный срок и наличием имеющейся недоимки по налогам, налоговым органом приняты решения о взыскании налога за счет денежных средств на счетах ОАО «<данные изъяты>» в банках на общую сумму – 7 257 699,34 рублей.

На основании этих решений в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на расчетный счет ОАО «<данные изъяты>» в АО «<данные изъяты>» для обращения банком на денежные средства, находящиеся на расчетном счете предприятия, были выставлены инкассовые поручения № от ДД.ММ.ГГГГ., № от  ДД.ММ.ГГГГ., № от ДД.ММ.ГГГГ., № от  ДД.ММ.ГГГГ., № от ДД.ММ.ГГГГ., № от  ДД.ММ.ГГГГ., № от ДД.ММ.ГГГГ., № от ДД.ММ.ГГГГ., № от  ДД.ММ.ГГГГ., № от ДД.ММ.ГГГГ., № от ДД.ММ.ГГГГ., № от  ДД.ММ.ГГГГ., № от ДД.ММ.ГГГГ., № от  ДД.ММ.ГГГГ., № от ДД.ММ.ГГГГ., № от ДД.ММ.ГГГГ., № от  ДД.ММ.ГГГГ. И кроме того, решениями МИФНС России № по Новосибирской области, приведенными судом в приговоре, были приостановлены операции по расчетным счетам ОАО «<данные изъяты>», открытым в АО «<данные изъяты>», <данные изъяты>, <данные изъяты>», <данные изъяты>, филиале <данные изъяты> и приняты решения и вынесены постановления о взыскании налогов за счет имущества организации-налогоплательщика, которые направлены судебному приставу - исполнителю для исполнения.

Однако указанные меры принудительного и обеспечительного характера, направленные на взыскание налоговым органом задолженности в порядке, предусмотренном законодательством о налогах и сборах, не привели к полному погашению имеющейся задолженности ОАО «<данные изъяты>», задолженность за период со ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ составила 5 480 129,31 руб.

Между тем, И-ва Е.А., являясь руководителем ОАО «<данные изъяты>», зная о значительной недоимке руководимой ею организации по налогам и страховым взносам, о наличии на расчетном счете организации ОАО «<данные изъяты>» инкассовых поручений, а также о том, что ОАО «<данные изъяты>» не может осуществлять какие-либо банковские операции, не оплатив выставленные инкассовые поручения, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, направила письма в адрес руководителей ООО «<данные изъяты>», КХ «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», имеющих перед ОАО «<данные изъяты>» обязательства, с требованиями о переводе денежных средств в счет оплаты по обязательствам ОАО «<данные изъяты>» в адрес контрагентов ОАО «<данные изъяты>», а также дала распоряжение финансовому директору ОАО «<данные изъяты>» Г. не вносить на расчетный счет ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в размере 1 600 000 рублей для расчета с ОАО «<данные изъяты>», а получить указанную сумму в подотчет в кассе ОАО «<данные изъяты>» и передать их ИП Г., который, получив указанные денежные средства, произвел расчет за ОАО «<данные изъяты>» с ОАО «<данные изъяты>» в размере 1 600 000 рублей.

На основании данных писем и требований указанные выше организации в указанный период перечисляли в счет оплаты обязательств ОАО «<данные изъяты>» денежные средства контрагентам ОАО «<данные изъяты>» в сумме 10 505 589 руб., из которых 3 525 720 руб. и 3 816 706, 26 руб. направлены на выплату заработной платы работникам ОАО «<данные изъяты>».

Таким образом, И-ва Е.А. осуществила расчеты с третьими лицами за товары, работы и услуги, минуя приостановленные расчетные счета ОАО «<данные изъяты>» в целях поддержания бесперебойного производственного цикла, на общую сумму 3 163 162,74 рубля (10 505 589 рублей - 895 720 рублей - 1 630 000 рублей - 1 000 000 рублей - 3 816 706, 26 рублей), за счет которых могло быть произведено принудительное взыскание недоимки ОАО «<данные изъяты>» по налогам, сборам и страховым взносам.

Учитывая мотивы и цели, в силу которых И-ва Е.А. принимала указанные решения, суд пришел к выводу о том, что эти действия она совершила не имея умысла на сокрытие денежных средств вышеуказанной организации, за счет которых должно производиться взыскание по недоимке, и не посягая на экономическую безопасность Российской Федерации, а в целях поддержания бесперебойного производственного цикла, сохранения деятельности предприятия, имеющего по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ более 2200 голов крупного рогатого скота, 139 голов лошадей, 250 человек сотрудников.

Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам, поэтому оснований не согласиться с ним не имеется.

Доводы апелляционного представления о том, что судом нарушены требования уголовно-процессуального закона, неправильно применен уголовный закон, выводы суда не соответствуют установленным обстоятельствам, являются необоснованными.

Как следует из протоколов судебных заседаний, при рассмотрении дела по существу суд обеспечил равенство прав сторон, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. При этом суд проверил все предложенные версии, в том числе версию о наличии в действиях И-вой Е.А. умысла на совершение преступления в ее действиях, заслушал доводы стороны обвинения, защиты и оправданной, привел их в приговоре и дал им оценку в соответствии с требованиями закона.

Из приговора также видно, что суд устранил все возникшие противоречия путем сопоставления и оценки исследованных доказательств, не усмотрев неустранимых сомнений.

Правила проверки и оценки доказательств, предусмотренные ст. 87 и ст. 88 УПК РФ, судом выполнены, суд оценил доказательства с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности – с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела.

Приводя в приговоре оправдывающие И-ву Е.А. доказательства, и описав установленные фактические обстоятельства, суд указал основания, в силу которых отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Приведенную в приговоре совокупность доказательств суд признал достаточной для разрешения дела по существу с постановлением оправдательного приговора за отсутствием в действиях И-вой Е.А. состава преступления, что опровергает доводы апелляционного представления о том, что выводы суда о недоказанности вины И-вой Е.А. основаны на неправильном применении закона.

Приговор суда соответствует требованиям ст.ст. 305-306 УПК РФ, формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданной, судом не допущено.

Вопреки доводам апелляционного представления, мотивы и цели, в силу которых действовала И-ва Е.А., и на которые имеются ссылки в представлении, судом установлены правильно.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что все доказательства всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании и получили надлежащую оценку суда в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 87, 88 УПК РФ, все выводы суда об отсутствии в действиях И-вой Е.А. состава преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела, мотивированны и поэтому являются объективными, а также об объективности и беспристрастности суда, проявленной при слушании дела, о полноте его рассмотрения, что опровергает доводы апелляционного представления о нарушении судом уголовно-процессуального закона и неправильном применении уголовного закона.

Нельзя согласиться с доводами апелляционного представления и о том, что суд не усмотрел в действиях И-вой Е.А. сокрытия денежных средств, подменив это понятие и необоснованно указав на то, что согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ общая сумма необходимых эксплуатационных расходов ОАО «<данные изъяты>» превышает сумму «сокрытия» доходов ОАО «<данные изъяты>» от уплаты налогов и сборов путем непоступления выручки от реализации продукции на счета общества.

Как видно из материалов дела, указанные доводы стороны обвинения проверялись судом и обоснованно опровергнуты приведенными в приговоре доказательствами, свидетельствующими о невиновности И-вой Е.А.

Проверяя представленные доказательства, суд учитывал, что объектом сокрытия выступает принцип законности экономической деятельности - экономической безопасности государства, а объективная сторона заключается в совершении специальным субъектом - руководителем организации-налогоплательщика - деяния, направленного на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере, а также из того, что в соответствии с налоговым законодательством под денежными средствами и имуществом организации, за счет которых в установленном порядке должно производиться взыскание налоговой недоимки, понимаются денежные средства налогоплательщика (плательщика сборов) на счетах в банках, их наличные денежные средства, а также иное имущество, перечисленное в ст. 47 и ст. 48 НК РФ.

Учел суд и то, что поскольку сокрытие имущества или денежных средств осуществляется, как правило, легальным способом, путем совершения различных гражданско-правовых сделок, открытия новых расчетных счетов в банках, иными способами, не запрещенными законом, то данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом, направленным именно на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам.

Однако, суд пришел к выводам о том, что действия И-вой Е.А. по «сокрытию» денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, в крупном размере, что предусмотрено ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, не подпадают под указанные требования уголовного закона.

Так, судом установлено, что, вопреки доводам представления, в соответствии с заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, общая сумма необходимых эксплуатационных расходов ОАО «<данные изъяты>» оплаченных со счетов третьих лиц, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, превышает сумму «сокрытия» доходов ОАО «<данные изъяты> от уплаты налогов и сборов путем непоступления выручки от реализации продукции на счета общества.

При этом суд верно указал, что под сокрытием денежных средств либо имущества понимаются «действия по фактическому утаиванию денежных средств, имущества, информации о них и документов, их удостоверяющих, в том числе бухгалтерских документов, носителей любой информации о денежных средствах или имуществе, либо бездействия в форме несообщения такой информации, когда ее носителем выступает человек. Сокрытие информации возможно и в форме действия сообщения заведомо ложных сведений о денежных средствах или имуществе, поскольку тем самым утаивается истинная информация. Сокрытие образует также передача имущество в иное владение, то есть сопряженная с утаиванием и основанная на обоюдном согласий сторон, передача имущества как в законное (титульное), так и в незаконное владение другого лица. Сокрытие возможно в форме отчуждения денежных средств или имущества, под которым с учетом, положений п. 1 ст. 235 ГК РФ понимается не связанное с исполнением правовой обязанности безвозмездное, неэквивалентное или бесхозяйственное добровольное отчуждение имущества либо безвозмездная, неэквивалентная или бесхозяйственная растрата денежных средств, влекущие прекращение права собственности».

Оценив представленные доказательства, проверив доводы И-вой Е.А. и свидетелей во взаимосвязи с приведенными определениями, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии в действиях оправданной утаивания или сокрытия реального количества денежных средств, а также сокрытия бухгалтерских иных документов о реальном движении денежных средств, попыток сообщения ложных сведений об этом либо фиктивной передаче денежных средств не было, то есть об отсутствии действий, направленных на такое сокрытие.

Выводы суда в этой части также соответствуют установленным обстоятельствам и мотивированы, поэтому оснований для выводов о подмене понятия «сокрытия» иным определением, у апелляционного суда не имеется.

С доводами апелляционного представления государственного обвинителя о необоснованности выводов суда об отсутствии умысла в действиях И-вой Е.А. на совершение преступления, согласиться также нельзя.

Данные доводы также проверены судом и опровергнуты приведенными в приговоре доказательствами о невиновности И-вой Е.А.

Как установлено судом, представленные обвинением доказательства не подтверждают виновности И-вой Е.А., а в частности – показания свидетелей, напротив, подтверждают ее невиновность, поскольку указывают на ее деятельность, направленную на поддержание бесперебойного производственного цикла и сохранение деятельности предприятия.

Кроме того, судом установлено и то, что допрошенная в судебном заседании эксперт М. подтвердила выводы, изложенные в заключении № от ДД.ММ.ГГГГ, о том, что сумма денежных средств, поступившая в ОАО «<данные изъяты>» с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в кассу и на расчетные счета № (Новосибирский АО <данные изъяты>), № (<данные изъяты>») составила 27299227,93 руб., но при этом указала, что при проведении исследования наличие движимого и недвижимого имущества ОАО «<данные изъяты>» не учитывалось, экспертиза проведена на основании представленных данных, проверялись только те платежи, которые перечислены контрагентам, то есть только по расчетным счетам, а дальнейшее назначение денежных средств не отслеживалось.

Из показаний специалиста И. следует, что ею была подготовлена справка № об исследовании документов в отношении ОАО «<данные изъяты>» от ДД.ММ.ГГГГ и при этом установлено, что суммы, направленные на выплату заработной платы в обход расчетных счетов организации, исключаются из суммы сокрытия денежных средств. При подготовке справки она исследовала письма и платежные поручения, дальнейшее движение денежных средств не проверялось, и сведения о наличии движимого и недвижимого имущества ОАО «<данные изъяты>» ей также не представлялись. По мнению специалиста, если у организации есть имущество, то сокрытие не имеет места, так как задолженность возможно взыскать за счет имущества.

Из показаний специалиста П. установлено, что она проводила документальное исследование деятельности ОАО «<данные изъяты>», по результатам которого составила заключение № от ДД.ММ.ГГГГ, но при этом данные о движимом и недвижимом имуществе ей не представлялись, залоговое имущество также ею не исследовалось. Специалист также пришла к выводу о том, что суммы, направленные на выплату заработной платы, исключаются из суммы сокрытия, так как любая спорная ситуация расценивается в пользу налогоплательщика. Дальнейшее движение денежных средств ею также не проверялось.

Кроме того, в соответствии с заключением комплексной финансово-экономической экспертизы, проведенной во время судебного следствия, сумма сокрытия выручки (доходов) ОАО «<данные изъяты>» от уплаты налогов в исследуемый период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ составила 10 505 589 руб., в указанной сумме содержится заработная плата, перечисленная с расчетного счета ООО «<данные изъяты>» (895 720 руб. + 1 630 000 руб. + 1 000 000 руб.) на расчетные счета работников ОАО «<данные изъяты>», открытых в ОАО «<данные изъяты>»; после вычета в соответствии с порядком очередности платежей сумм, перечисленных работникам общества в качестве заработной платы, исследуемое сокрытие доходов составило 6 979 869 рублей. Кроме того, в ходе предварительного следствия установлено и принято к расчету погашение задолженности ОАО «<данные изъяты>» по заработной плате в сумме 3 816 706, 26 рублей, образовавшейся в исследуемом периоде по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ.

В соответствии с выводами эксперта, общая сумма необходимых эксплуатационных расходов ОАО «<данные изъяты>», оплаченных со счетов третьих лиц, в спорный период составила 3 402 460, 03 рублей.

Эксперт З., проводившая вышеуказанную экспертизу, подтвердила свои выводы, указав, что 1 600 000 рублей, оплаченных ИП Г. ОАО «<данные изъяты>» за ОАО «<данные изъяты>» не было включено в сумму необходимых расходов, а также то, что необходимые эксплуатационные расходы это те расходы, без которых предприятие не может существовать.

Оценивая приведенные доказательства, суд установил, что в указанный период И-ва Е.А. действительно осуществляла расчеты с третьими лицами за товары, работы и услуги, минуя приостановленные расчетные счета ОАО «<данные изъяты>» на общую сумму 10 505 589 рублей, однако указанные доказательства, как в своей совокупности, так и в отдельности, свидетельствуют об отсутствии у нее умысла на сокрытие денежных средств, и о направленности ее действий на поддержание бесперебойного производственного цикла и сохранения ОАО «<данные изъяты>».

Таким образом, тщательно исследовав обстоятельства дела, устранив все возникшие сомнения и правильно оценив все доказательства в совокупности, суд пришел к правильному выводу о недоказанности вины И-вой Е.А в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ и оправдал ее в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления, признав за ней в соответствии со ст.133-138 УПК РФ право на реабилитацию.

При этом требования ст. 305 УПК РФ выполнены судом надлежащим образом, поскольку в описательно-мотивировочной части приговора изложены существо предъявленного И-вой Е.А. обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания и доказательства их подтверждающие, а также мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Дело рассмотрено судом всесторонне, полно и объективно, все выводы, в силу которых суд установил отсутствие в действиях И-вой Е.А. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, мотивированы, формулировок, ставящих под сомнение данные выводы, суд в приговоре не привел, поэтому оснований не согласиться с выводами суда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, ст. 389.28 УПК РФ, апелляционный суд

п о с т а н о в и л:

приговор Заельцовского районного суда города Новосибирска от 14 декабря 2021 года в отношении И-вой Е. А. оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя Проскуриной А.С. - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, в течение 6 месяцев со дня вступления судебного решения в законную силу.

Похожая практика:

Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив