Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199.2 УК РФ » Сумма сокрытых средств не может быть больше недоимки, поэтому размер неуплаченных налогов с учетом фактов их уплаты влияет на квалификацию. Приговор отменен. Апелляционное определение Псковского областного суда от 17.03.2022 № 22-93/22

Сумма сокрытых средств не может быть больше недоимки, поэтому размер неуплаченных налогов с учетом фактов их уплаты влияет на квалификацию. Приговор отменен. Апелляционное определение Псковского областного суда от 17.03.2022 № 22-93/22

17 март 2022
185

Суд апелляционной инстанции Псковского областного суда в составе председательствующего судьи Курчановой Н.И., судей Лукина Ю.Н., Казанцева Д.В., при секретарях Александровой А.А., Мингуловой О.Н., Ереминой Я.В., с участием прокурора Кошиной Е.Н., осужденного К.Н., защитника адвоката Синелобова Д.О., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу и дополнения к ней адвоката Синелобова Д.О. в защиту интересов осужденного К.Н. на приговор Псковского городского суда Псковской области от 13 декабря 2021 года, которым К.Н., (дд.мм.гг.) рождения, уроженец <****>, ранее не судимый, осужден по ч.2 ст.199.2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 250000 рублей.

Меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке постановлено отменить по вступлению приговора в законную силу.

По делу разрешены вопросы о вещественных доказательствах и мерах обеспечения исполнения приговора.

Заслушав доклад судьи Курчановой Н.И., выступления осужденного К.Н. и защитника Синелобова Д.О., поддержавших доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, мнение прокурора Кошиной Е.Н., указавшей на законность и обоснованность постановленного судебного решения, суд апелляционной инстанции,

У С Т А Н О В И Л :

Приговором суда К.Н. признан виновным в сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах и законодательством РФ об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и страховым взносам, совершенном в особо крупном размере.

Преступление совершено в период с (дд.мм.гг.) по (дд.мм.гг.) в <****>.

Обстоятельства совершения преступления подробно приведены в приговоре.

В судебном заседании К.Н., не оспаривая факт направления распорядительных писем в адрес ГП ПО «ПС.», вину в совершении инкриминируемого преступления не признал, указав, что действовал в условиях крайней необходимости, в целях недопущения нарушения охраняемых законом государственных и общественных интересов.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней защитник Синелобов Д.О. ставит вопрос об отмене приговора суда и вынесении в отношении К.Н. оправдательного приговора в связи с наличием в его действиях крайней необходимости.

Цитируя положения п. 18.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2016 № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности», а также Федерального закона №68-ФЗ от 21.12.1994 года «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» указывает, что даже краткосрочное прекращение деятельности стратегического предприятия региона ГП ПО «П.», включенного распоряжением губернатора в перечень системообразующих организаций <****>, привело бы к транспортному коллапсу, масштабы которого для двухтысячного города и отдаленных населенных пунктов были бы катастрофическими.

Указанные обстоятельства, по мнению защитника, подтвердили в судебном заседании свидетели Н.И., А.А., Г.О., П.А.

О значимости общественного транспорта для региона говорится и в решении Псковского городского суда от (дд.мм.гг.), в котором сделан вывод о том, что ГП ПО «П.», являясь субъектом естественной монополии, обеспечивает условия жизнедеятельности общества в целом.

Помимо этого, прекращение деятельности предприятия могло повлечь прекращение подачи отопления в жилые дома микрорайона <****>, которое осуществлялось котельной ГП ПО «П.».

Также согласно показаниям свидетеля С.И. сумма, необходимая для организации новых перевозок в случае прекращения деятельности ГП ПО «П.» (порядка 500000000 руб.), значительно превышает сумму вовремя неуплаченной задолженности (216000000 руб.).

По мнению защитника, суд самоустранился от исследования данных обстоятельств и сделал необоснованный вывод об отсутствии в действиях К.Н. признаков крайней необходимости.

Одновременно указывает, что существенный вопрос определения суммы платежей, произведенных через счета ГП ПО «ПС.» судом оставлен без внимания.

Вывод суда о том, что сумма скрытых денежных средств составила 239 280 288 руб., по утверждению автора жалобы, сделан без должного исследования имеющихся в деле доказательств.

Данный вывод, как полагает защитник, основан на математическом сложении сумм указанных в распорядительных письмах.

При этом сокрытые суммы денежных средств, за счет которых подлежат оплате налоги и страховые взносы, не могут превышать суммы выставленных инкассовых поручений, составляющих 216 050 310 руб. Такое несоответствие является существенным и составляет 10,8% от сумм выставленных инкассовых поручений.

Судом не дано оценки фактам оплаты ГП ПО «ПС.» посредством распорядительных писем налоговой задолженности (более 7 000 000 руб.) в инкриминируемый К.Н. период совершения преступления.

Кроме того, оспаривает выводы эксперта К.Е. о непрерывности производственного цикла ГП ПО «П.», который опровергается показаниями свидетелей, а также материалами отраслевой научной литературы. В связи с чем, по мнению защитника, сумма сокрытых денежных средств подлежит пересчету.

Обращает внимание, что на момент вступления К.Н. на должность руководителя ГП ПО «П.» на расчетном счете предприятия находилось 8 262 руб., тогда как задолженность по инкассовым поручениям составляла 157 116 710 руб. В период с (дд.мм.гг.) по (дд.мм.гг.) К.Н. была обеспечена уплата налогов на общую сумму 401 395 027, 36 руб., из которых 212 689 002 руб. по инкассовым поручениям.

С учетом приведенных доводов просит отменить постановленный в отношении К.Н. приговор суда и прекратить производство по делу в связи с наличием в его действиях крайней необходимости.

Суд, выслушав мнения участников процесса, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней приходит к следующему.

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ согласно п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 N 48 "О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления", заключается в сокрытии денежных средств либо имущества, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки (пункт 2 статьи 11 НК РФ) по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном размере.

Из этого следует, что состав преступления, предусмотренный указанной статьей, наличествует, когда размер недоимки по налогам, сборам, страховым взносам равен стоимости сокрытого имущества или превышает ее.

Таким образом, сумма сокрытых денежных средств по ст. 199.2 УК РФ не может быть больше размера установленной недоимки, поскольку возможность обратить взыскание на денежные средства в большем размере, чем размер недоимок законодательство не предусматривает.

Как следует из обжалуемого приговора, определяя размер ущерба, причиненного налоговым преступлением, суд исходил из суммы денежных средств, перечисленных на расчетные счета организаций-кредиторов в период с (дд.мм.гг.) по (дд.мм.гг.) со счетов контрагента-дебитора ГП ПО «ПС.» минуя расчетные счета ГП ПО «П.», составляющих 239280288 рублей.

Вместе с тем, как следует из материалов дела и установлено судом сумма инкассовых поручений, подлежащих списанию в случае поступления на счета предприятия, составляла 216 050 310, 83 руб.

Придя к выводу о том, что сумма сокрытых ГП ПО «П.» денежных средств превысила размер выставленных налоговым органом инкассовых поручений и составила 239 280 288 рублей, суд тем самым допустил противоречие.

Кроме того, как установлено органом предварительного расследования и судом преступление совершено К.Н. в период с (дд.мм.гг.) по (дд.мм.гг.). В подтверждение вывода о виновности осужденного в совершении инкриминируемого преступления судом приведено заключение экономической судебной экспертизы (****) от (дд.мм.гг.), согласно выводам которой сумма подлежащих уплате налогов ГП ПО «П.» за период с (дд.мм.гг.) по (дд.мм.гг.) составила 316996249 руб. 08 коп., а за период с (дд.мм.гг.) по (дд.мм.гг.) составила 127 899 432 руб. 18 коп. За период с (дд.мм.гг.) по (дд.мм.гг.) выставлено инкассовых поручений на уплату налогов и страховых взносов на сумму 96 830 487 руб. 84 коп.

Таким образом период, за который проводилось данное экспертное исследование выходит за рамки периода, который инкриминируется К.Н., а указанные в заключении суммы налогов и сборов, не соответствуют суммам предъявленного осужденному обвинения.

Дополнительная экономическая судебная экспертиза (****) от (дд.мм.гг.),, проведенная за те же периоды, выходящие за рамки предъявленного К.Н. обвинения, также не подтверждает сумму выставленных налоговым органом инкассовых поручений, составляющих 216 050 310, 83 руб.

Каких-либо иных доказательств, подтверждающих указанную сумму, которая относится к предмету доказывания по настоящему делу, судом не приведено.

Более того, согласно п. 14 вышеуказанного постановления Пленума для определения размера ущерба бюджетной системе, причиненного налоговым преступлением, суд должен устанавливать действительный размер обязательств по уплате налогов, сборов, страховых взносов в соответствии с положениями законодательства о налогах и сборах, учитывать в совокупности все факторы, как увеличивающие, так и уменьшающие размер неуплаченных налогов, сборов и страховых взносов.

Из показаний в судебном заседании свидетеля Б.Е., проводившей анализ финансово-экономической деятельности ГП ПО «П.», результаты которого послужили основанием для возбуждения уголовного дела в отношении К.Н., следует, что представленный ею материал не содержит сведений о погашении задолженности по налогам и сборам указанной организацией на сумму 100 000 000 рублей (т.12 л.д.61).

Эксперт К.Е. в судебном заседании пояснила, что в ходе экспертного исследования был установлен факт оплаты задолженности ГП ПО «П.» по налогам и сборам посредством распорядительных писем на сумму 7 564 633, 90 руб. (т.12 л.д.121).

Таким образом, по настоящему делу должно быть установлено, какая сумма налогов и страховых взносов за инкриминируемый осужденному период была уплачена, поскольку она могла привести к уменьшению доли неуплаченных налоговых платежей.

Между тем, указанным обстоятельствам, влияющим на квалификацию действий осужденного, не было дано какой-либо судебной оценки.

Изложенное свидетельствует о наличии по настоящему делу существенных противоречий относительно размера сокрытых денежных средств, влияющих на вопрос об уголовной ответственности, которые не были устранены судом первой инстанции.

Помимо этого, содержание приговора свидетельствует об игнорировании судом требований уголовно-процессуального законодательства.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Согласно положениям ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном уголовно-процессуальным кодексом устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В силу п. 41 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ приговор должен излагаться в ясных и понятных выражениях. Недопустимо загромождение приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к существу рассматриваемого дела.

Указанным требованиям закона обжалуемый приговор не соответствует.

Как усматривается из приговора, в качестве одного из доказательств судом приведены показания подсудимого, изложенные на 10 страницах приговора и загроможденные описанием обстоятельств, не имеющих отношения к существу рассматриваемого дела, в частности указывается: «(дд.мм.гг.) на центральной площади <****> состоялся митинг в защиту предприятия»;. «Анализируя динамику…прослеживается стремление подсудимого к скорейшему урегулированию ситуации..»; «За четыре года сменился уже четвертый директор. Служебное жилье ему не предоставлялось. Расходы по найму жилья в <****> не покрывались». В период работы ему постоянно приходилось испытывать стресс. От общения с семьей и детьми он был оторван. Подсудимый сам покинул ГП ПО «П.» больше его ничего с регионом не связывает».

В показаниях подсудимого детально изложена процедура реорганизации предприятия с приведением содержания гражданского Кодекса РФ, федеральных Законов, методических указаний: «наиболее полно процесс реорганизации сформулирован….Базисными тезисами данного документа в рассматриваемой ситуации являются….».

Одновременно показания подсудимого содержат подробный анализ деятельности предприятия с приведением соответствующих выводов: «Таким образом, доказательств вины в реально существующих обстоятельствах…. С учетом правовой оценки действий…. Суду не представлено»; «Сделанный вывод означает отсутствие в действиях подсудимого состава преступления», а также и другие подобные сведения, не имеющие отношения к обстоятельствам, подлежащим доказыванию в соответствии со ст. 73 УК РФ.

Более того, после изложения показаний подсудимого суд, в нарушение требований уголовно-процессуального законодательства, на трех страницах приговора привел речь защитника, которая в силу ст. 74 УПК РФ к доказательствам не относится.

Вопреки требованиям п.8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 55 "О судебном приговоре", приведенные в приговоре письменные доказательства являются дословной копией данных из обвинительного заключения без учета результатов проведенного судебного разбирательства и судебной оценки, что противоречит принципу свободы оценки судом доказательств, предусмотренному ст. 17 УПК РФ.

Изложенное привело к загромождению приговора, объем которого составил 65 листов, из них собственные выводы суда также изобилуют излишними подробностями.

Так, признавая доказанным совершение К.Н. инкриминируемого преступления, суд привел информацию, из которой неясно какие обстоятельства по делу она подтверждает или опровергает, указав: «Налог - необходимое условие существования Государства…».

Таким образом, постановленное решение не отвечает требованиям ст. ст. 303, 307 УПК РФ предъявляемым к приговору, постановленному от имени государства.

При изложенных обстоятельствах суд апелляционной инстанции, в соответствии с ч.1 ст.389.17 УПК РФ находит, что совокупность указанных нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела и постановлении приговора, является существенным и неустранимым в суде апелляционной инстанции, нарушают принципы уголовного судопроизводства, искажают саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия и могли повлиять на исход дела, в связи с чем приговор в отношении К.Н. подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

Поскольку приговор отменяется в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство, суд апелляционной инстанции в соответствии с положениями ч. 4 ст. 389.19 УПК РФ не входит в обсуждение иных доводов апелляционной жалобы, которые подлежат оценке при новом рассмотрении дела.

В связи с отменой приговора, в целях охраны прав и законных интересов участников процесса и надлежащего проведения судебного заседания в разумные сроки суд апелляционной инстанции считает необходимым оставить без изменения избранную в отношении осужденного К.Н. меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.15, 389.17, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

О П Р Е Д Е Л И Л :

Приговор Псковского городского суда от 13 декабря 2021 года в отношении К.Н. отменить. Уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке, предусмотренном гл. 47.1 УПК РФ, в Третий кассационный суд общей юрисдикции через суд первой инстанции, постановивший приговор.

В случае подачи кассационной жалобы или представления осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции, в том числе с помощью системы видео-конференц-связи, а также поручить осуществление своей защиты избранному им защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

Источник

Похожая практика: