Телефон
+7 (903) 280-70-70

С кого взыскать ущерб по налоговому преступлению

12 август 2022
141

Согласно статьям 42 и 44 УПК РФ основанием для иска является предъявление требования о возмещении имущественного ущерба за причинение физического, имущественного и морального вреда.  

По статье 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Общие основания ответственности за вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, устанавливаются статьей 1064 ГК РФ.

Здесь не рассматриваются вопросы предъявления исков к физическим лицом в рамках ст. 198 УК РФ.  

Особенностью гражданских исков по делам о налоговых преступлениях является то, что в силу бланкетности налоговых составов ответственным за неуплату налогов, является, как правило, организация. Она совершает противоправное деяние опосредованно - через действия, в первую очередь, руководителя.

Статья 309 УПК РФ требует указывать в приговорах решение по предъявленному гражданскому иску. 

C кого же взыскивать неуплаченные налоги?

С одной стороны в налоговых отношениях это недоимка организации, с другой - в уголовном деле вред, причиненный преступлением физического лица.

Суды принимали то одно решение, то другое.

Главный суд страны пытался устранить разногласия и задать направление - неуплата налогов есть вред, причиненный преступлением, подлежащий уплате физическим лицом.

Например, кассационным определением Верховного Суда Республики Коми от 23.11.2012 № 22–4109/12 было заявлено, что взыскание неуплаченных налогов на прибыль и добавленную стоимость за счет личных средств физических лиц, осужденных за уклонение от уплаты указанных налогов, не основано на законе. Лицом, обязанным уплатить налоги и возместить ущерб, является организация. Однако, Верховный Суд РФ в кассационном определении от 30.07.2014 № 3-УДп14-2 возразил: фактически были заявлены требования не о взыскании налогов, а о возмещении ущерба, причиненного преступлением, поэтому ответчиком по уголовному делу по требованиям о возмещении ущерба, причиненного преступлением, выступает виновное в этом преступлении физическое лицо.

Этот вывод повторен и в определении Верховного Суда РФ от 27.01.2015 № 81-КГ14-19 - ущерб в виде неуплаченных налогов причинён физическим лицом, возглавляющим юридическое лицо и в соответствии со ст. 27 НК РФ являющимся его законным представителем, соответственно, лицом, ответственным за возмещение причинённого государству ущерба.

Первоначально заданный «тренд» судами был воспринят.

Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан в постановлении от 03.06.2015 № 44у-209/15 сделал вывод, что в соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред возмещается полностью лицом, его причинившим. Такие же рассуждения и в постановлении Президиума Курганского областного суда от 28.03.2016 № 44у-23/16, апелляционных определениях Московского областного суда от 23.11.2016 № 33-32202/16, Алтайского краевого суда от 10.02.2017 № 22-482/17 и множестве других судебных актов.  

Но, совсем скоро Московский городской суд в апелляционных  постановлениях от 20.07.2016 № 10-11294/16 и от 21.09.2016 № 10-14317/16 вновь посеял сомнения - в качестве гражданского ответчика по налоговым преступлениям может быть привлечено не только физическое лицо, но и юридическое, уплачивающее налоги, чего сделано не было. Аналогичный вывод и в апелляционных решениях Самарского областного суда от 02.05.2017 № 22-2133/17,  Волгоградского областного суда от 27.06.2017 № 22-2594/17 и др.  

И снова неуплаченные налоги стали истребовать то с директоров, то с самих организаций-налогоплательщиков (апелляционные постановления  Московского областного суда от 14.02.2017 № 22-940/17, от 22.08.2017 № 22-5665/17 и др.).

Относительный порядок в этом вопросе был наведен постановлением Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 № 39-П - иск должен быть предъявлен к организации. Разъяснены два потенциальных случая невозможности удовлетворения налоговых требований за его счет: 1) внесение в единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) сведений о прекращении этой организации; 2) «когда организация-налогоплательщик фактически является недействующей, в связи с чем взыскание с нее или с указанных лиц налоговой недоимки и пени в порядке налогового и гражданского законодательства невозможно». Это условие допустимо «лишь при исчерпании либо отсутствии правовых оснований для применения предусмотренных законодательством механизмов удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам в предусмотренном законом порядке».

После издания этого постановления Конституционного Суда РФ некоторые суды, взяв за основу посыл «когда организация-налогоплательщик фактически является недействующей», взыскание неуплаченных налогов с физических лиц продолжили.

Иркутский областной суд апелляционным определением от 23.01.2018 № 22-81/18 отменил приговор в части удовлетворения гражданского иска  прокурора к руководителю. Сведения, представленные налоговым органом о том, что ООО является фактически недействующим, не свидетельствуют о законности выводов суда в этой части.

Кассационным определением Девятого кассационного суда от 26.08.2020 № 77-615/20 установлено, что гражданский иск по уголовному делу разрешен правильно, с учетом факта неисполнения юридическим лицом обязанности по уплате налога и правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2017 года № 39-П.

Определением Восьмого кассационного суда от 03.12.2020 №77-3011/20 рассмотрено дело, когда причиненный неуплатой налогов ущерб взыскан солидарно и с организации, и при недостаточности у нее средств - с руководителя. Приговор в этой части отменен, т.к. не было сведений об утрате возможности взыскания налога с общества. Довольно значимое в этом отношении дело в конце прошлого года рассмотрено Верховным Судом РФ (определение от 14.12.2021 № 20-КГ21-12-К5).

Районный суд удовлетворил иск о взыскании причиненного ущерба с его руководителя, поскольку обеспечить взыскание задолженности по налогам с общества нельзя было в связи с невозможностью установления имущества, денежных средств и иных ценностей общества, перед судом ставился вопрос.

Суд апелляционной инстанции отменил решение и в иске отказал. Он посчитал недоказанным факт невозможности уплаты обязательных платежей самой организацией, которая являлась действующим юридическим лицом. 

Кассационный суд, отменяя апелляционное определение, указал, что судам следовало установить, имеются ли у организации-налогоплательщика признаки недействующего юридического лица, а также активы, из стоимости которых возможно погашение обязательных платежей. Апелляционный суд формально сослался на факт регистрации общества, отсутствие сведений о его ликвидации, тогда как в ИФНС имеется отчет с нулевым балансом, что не свидетельствуют о деятельности юридического лица и наличии у него активов для удовлетворения требований.

Это определение кассационного суда Верховный Суд РФ отменил. Он посчитал правильным вывод апелляционного суда об опровержении выводов суда первой инстанции.

И в самом деле недостаточность имущества не является неплатежеспособностью. Последняя устанавливается в рамках банкротства.

Иногда сам факт введения в отношении налогоплательщика процедуры банкротства может явиться основанием для удовлетворения гражданского иска к руководителю, поскольку эта процедура, по мнению судов, указывают на невозможность удовлетворения налоговых требований самой организацией. Однако этого неверно.

Если в нашей правовой системе допустить наличие уголовной ответственности юридических лиц, то причиненный преступной неуплатой налогов вред безусловно взыскивался бы с организации, а в случае неплатежеспособности - с субсидиарно ответственных лиц в рамках банкротства.

Этот путь фактически и был избран Верховным Судом РФ. Он основан, в том числе, на посыле Конституционного Суда РФ в приведенном ранее постановлении, прямо указывающем на субсидиарно ответственных лиц: физическое лицо платит «лишь при исчерпании либо отсутствии правовых оснований для применения предусмотренных законодательством механизмов удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам в предусмотренном законом порядке».

В противном случае, формально  по одному и тому же обязательству со стороны налоговых и государственных органов возможны одновременно три требования: 1) к физическому лицу в соответствии со ст. ст. 15, 1064 ГК РФ за вред, причинённый преступлением; 2) к организации о взыскании налоговой недоимки; 3) к физическому лицу как субсидиарному ответчику в рамках банкротства организации.

Определениями Верховного Суда РФ от 21.09.2021 № 18-КГ21-71-К4, от 02.03.2021 № 73-КГ20-5-К8 последовательность этих действий упорядочена: 1) сначала требование к юридическому лицу об уплате налоговых долгов; 2) если устанавливается неплатёжеспособность, то по делу о банкротстве организации-налогоплательщика требование к физическому лицу в рамках субсидиарной ответственности; 3) и лишь после этого требование к физическому лицу по ст. ст. 15, 1064 ГК РФ.

Как отметил Верховный Суд РФ в определении от 21.09.2021 № 18-КГ21-71-К4 «до момента окончательного формирования конкурсной массы и последующей реализации имущества должника определить, могут ли быть удовлетворены требования кредитора за счёт другого имущества должника, не всегда представляется возможным».

Действительно, для сбора средств на выплаты кредиторам, в т.ч. и по налогам, арбитражный управляющий в соответствии со ст. ст. 20.3, 61.1, 61.11 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в частности, вправе: проанализировать финансовое состояние должника и результаты его финансовой, хозяйственной и инвестиционной деятельности; оспорить совершенные сделки, возвратив в организацию все выплаченное по ним; установить дебиторскую задолженность и взыскать ее; привлечь к обязательствам организации контролирующих его деятельность лиц, взыскав с них субсидиарно недостающую часть обязательств перед кредиторами, при этом таковыми могут быть не только виновный в налоговом преступлении, но и другие лица.

Более того, в соответствии со ст. 134 Закона о банкротстве в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также расчеты по иным требованиям, во вторую очередь - расчеты по выплате выходных пособий и (или) оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности.

Требования уполномоченных органов, к каковых отнесены и налоговые инспекции, производится в третью очередь, после выплат первой и второй очередей (ст. 137 Закона о банкротстве).

С учетом этого взыскание налоговых требований непосредственно с руководителя организации вне рамок банкротного производства ставит уполномоченные налоговые органы в преимущественное положение по сравнению с другими кредиторами, имеющими более раннее право на получение своих средств от должника

Таким образом, объективной невозможностью взыскания налоговых требований с организации является ее ликвидация. До этих пор удовлетворять требования к физическому лицу нельзя и необходимо придерживаться алгоритма, установленного Верховным Судом РФ.

Адвокат Московской коллегии адвокатов «Норма» Стенькин А.И.

Похожая практика: