Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 194 УК РФ » Эксперт по специальности экспертиза технических объектов и транспортных средств один провел товароведческую экспертизу, тогда как нужен был комплексный анализ. Апелляционное постановление Ленинградского областного суда от 06.07.2022 № 22-54/22

Эксперт по специальности экспертиза технических объектов и транспортных средств один провел товароведческую экспертизу, тогда как нужен был комплексный анализ. Апелляционное постановление Ленинградского областного суда от 06.07.2022 № 22-54/22

06 июль 2022
23

Ленинградский областной суд в составе судьи Кондрашовой Л.В., при секретаре Воронковой К.В., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Хапалюка Ю.Н. в защиту осужденного Г-на В.С. на приговор Выборгского городского суда Ленинградской области от 11 марта 2021 года, которым Г-Н Вячеслав Сергеевич, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 194 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 100 000 рублей.

Меру пресечения Г-ну В.С. постановлено не избирать, меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке по вступлении приговора в законную силу постановлено отменить.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Приговором суда Г-н В.С. признан виновным и осужден за уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с физического лица, в крупном размере.

Преступление совершено не позднее 10 часов 00 минут ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Кондрашовой Л.В., кратко изложившей содержание приговора, существо апелляционной жалобы, выступления осужденного Г-на В.С., адвоката Хапалюка Ю.Н., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Марковой А.А., просившей об оставлении приговора без изменения, суд апелляционной инстанции

установил:

в апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Хапалюк Ю.Н. ставит вопрос об отмене приговора в отношении Г-на В.С. как незаконного и необоснованного, ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона.

В обосновании апелляционной жалобы указывает, что в нарушение требований ст. 297 УПК РФ суд постановил приговор на основании недопустимых и не относимых доказательств, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также суд не дал в приговоре оценку каждому из заключений эксперта в совокупности с другими доказательствами по делу и не привел мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другое.

Считает, что приговор основан на недопустимом доказательстве — заключении эксперта экспертно-исследовательского отдела № (<адрес>) Экспертно-криминалистической службы —регионального филиала Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления (<адрес>) ФИО15 от ДД.ММ.ГГГГ №, которое выполнено с нарушениями УПК РФ, Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», Базовой методики определения рыночной стоимости товара» и Методических рекомендаций «Рыночная стоимость. Методология, принципы, особенности определения рыночной стоимости при производстве товароведческих экспертиз в ЦЭКТУ».

Указывает, что постановлением о назначении экспертизы старший дознаватель по ОВД отдела дознания Выборгской таможни ФИО6 ДД.ММ.ГГГГ назначил комплексную товароведческую судебную экспертизу, из заключения которой следует, что в производстве экспертизы принимал участие один эксперт ФИО15, а потому комплексная экспертиза проведена не была, а проведенная экспертиза не соответствует положениям ч. 1 ст. 201 УПК РФ и ст. 23 Закона об экспертизе, в связи с чем выводы суда о получении заключения эксперта по результатам комплексной экспертизы не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Обращает внимание, что из постановления о назначении экспертизы, ДД.ММ.ГГГГ старший дознаватель ФИО6 разъяснил эксперту ФИО15 права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, а также эксперт ФИО15 был предупреждён дознавателем об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, однако в заключении эксперта указано, что права и ответственность эксперта разъяснены ему ДД.ММ.ГГГГ, что, по мнению автора жалобы, свидетельствует о нарушении положений ч. 4 ст. 199 УПК РФ, согласно которым дознаватель вручает постановление и необходимые материалы эксперту и разъясняет ему права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, только если судебная экспертиза производится вне экспертного учреждения — что не соответствует обстоятельствам проведения экспертизы по данному делу.

Ссылается, что на постановлении о назначении экспертизы отсутствует штамп канцелярии Центрального экспертного криминалистического таможенного управления в <адрес>, однако и.о. заместитель начальника Выборгской таможни ФИО7 направил постановление и прилагаемые документы начальнику экспертно-криминалистической службы ФИО8 по адресу: Санкт-Петербург, <адрес>. 2, где на сопроводительном письме стоит входящий штамп ЭИО № — ЭКС филиала ЦЭКТУ в <адрес>, где дознаватель разъясняет эксперту его права и ответственность; что начальник ЭИО № в <адрес> таможенной службы ФИО9 отправил старшему дознавателю ФИО6 заключение эксперта №.

По мнению автора апелляционной жалобы, при производстве экспертизы эксперт ФИО15 нарушил требования ст. 204 УПК РФ и ст. 25 Закона об экспертизе, проигнорировав содержащее в п. 4 постановления о назначении экспертизы учесть при производстве экспертизы два предыдущих заключения экспертов.

Указывает, что эксперту ФИО15 были предоставлены экспертное заключение Санкт-Петербургской Торгово-промышленной палаты от ДД.ММ.ГГГГ № и заключение эксперта ФБУ Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы Минюста ФИО10  ФИО17 от ДД.ММ.ГГГГ №, которые содержат иные выводы, чем заключение эксперта ФИО15.

Считает, что эксперт ФИО15 выполнил фактически повторную экспертизу в отсутствие соответствующего постановления следователя о её назначении, без оценки и учёта предоставленных ему заключений экспертов, а потому заключение эксперта ЭИО № (<адрес>) ЭКС — регионального филиала ЦЭКТУ (<адрес>) ФИО15 от ДД.ММ.ГГГГ № является недопустимым доказательством, которое суд, вопреки положениям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, положил в основу обвинительного приговора, не дав оценки доводам защиты о допущенных нарушениях при производстве экспертизы, ставящих под сомнение допустимость и достоверность данного доказательства.

Обращает внимание, что суд не оценил доводы стороны защиты об использовании экспертом при производстве экспертизы не соответствующих характеристикам оцениваемого транспортного средства, а потому непригодных аналогов при расчёте сравнительным методом, об отсутствии иллюстративного материала в отношении использованных экспертов аналогов, об использовании аналога № при отсутствии сведений о пробеге данного автомобиля, о нарушении п. 7.3.2 Базовой методики в связи с использованием однородного, а не аналогичного транспортного средства, что существенно увеличило итоговую стоимость, об отсутствии корректировки на накопленный износ исследуемого транспортного средства и использованных экспертом аналогов, об отсутствии источников определения использованных экспертов корректирующих коэффициентов, об отсутствии учёта объёма двигателя в расчётах эксперта.

По мнению автора жалобы, суд не дал оценки в приговоре тому обстоятельству, что использованный экспертом ФИО15 «метод прямого сравнительного анализа продаж аналогичного / однородного по базовым свойствам (по наименованию, по функциональному назначению и основным техническим характеристикам) товара» отсутствует в Базовой методике, в Методических рекомендациях, а его применение противоречит смыслу рекомендованных в данных документах методов, о чем свидетельствует разъяснение специалиста ФИО11, приведенное в его заключении № 21 от ДД.ММ.ГГГГ.

Считает, что суд, сославшись на заключение эксперта ФБУ Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы Минюста ФИО10 ФИО17 от ДД.ММ.ГГГГ №, в нарушение требований закона, не дал в приговоре оценку данному доказательству в совокупности с другими доказательствами по делу и не привел мотивы, по которым он отверг данное заключение эксперта.

Указывает, что из содержания заключения эксперта ФБУ Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы Минюста ФИО10 ФИО17 от ДД.ММ.ГГГГ № следует, что рыночная стоимость того же самого транспортного средства составляет 2 552 900 рублей, что почти в 2 раза меньше рыночной стоимости, установленной месяц спустя экспертом ФИО15; что на основании данного заключения эксперта ДД.ММ.ГГГГ главный государственный таможенный инспектор отдела таможенных платежей службы федеральных таможенных доходов Выборгской таможни Свидетель №5 составила заключение специалиста №, согласно которому сумма подлежащих уплате в федеральный бюджет таможенных платежей составляет 1 527 927 рублей 77 копеек; что эксперт ФБУ Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы Минюста ФИО10 ФИО17 в заключении от ДД.ММ.ГГГГ № применил наиболее достоверный затратный подход, при выполнении исследования руководствовался Законом об экспертизе и следовал утверждённым ФБУ РФЦСЭ «Методическим рекомендациям по проведению судебных автотехнических экспертиз и исследований колёсных транспортных средств в целях определения размера ущерба, стоимости восстановительного ремонта и оценки», учёл пробег, реальное состояние, комплектацию и мощность двигателя исследуемого транспортного средства, заключение эксперта содержит иллюстрационную таблицу.

Обращает внимание, что в ходе судебных прений государственное обвинение не высказывало сомнений в допустимости, достоверности и относимости заключения эксперта ФБУ Северо-Западный региональный Центр судебной экспертизы Минюста ФИО10 ФИО17 от ДД.ММ.ГГГГ №, в связи с чем оно может быть использовано как доказательство для определения рыночной стоимости грузового транспортного средства марки «SCANIA R16L 6X4) г.р.з. LHI-401, идентификационный номер (VIN)  №, оснащенного гидроманипулятором марки «Palfinger Epsilon Q150L97» и последующего расчета величины таможенных платежей.

По мнению автора апелляционной жалобы, в действиях Г-на В.С. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 194 УК РФ, поскольку в представленных материалах уголовного дела не имеется доказательств, подтверждающих его уклонение от уплаты таможенных платежей в крупном размере, то есть в сумме, превышающей два миллиона рублей.

Просит вынести в отношении Г-на В.С. оправдательный приговор.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции считает необходимым отменить приговор в отношении Г-на В.С. на основании ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ, п. 2 ст. 389.16 УПК РФ ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на вынесение законного и обоснованного судебного решения, а также в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

В силу положений ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона. При этом в описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений п. 2 ст. 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом.

Так, обжалуемым приговором установлено, что Г-н В.С., являясь водителем фирмы «LEANTI OY»/«Леанти ОЮ», ДД.ММ.ГГГГ по поручению директора «LEANTI OY»/«Леанти ОЮ» Юха Ланкинена прибыл на таможенную территорию Евразийского экономического союза (далее – ЕАЭС) из Финляндской Республики в Российскую Федерацию, в зоне деятельности таможенного поста многосторонний автомобильный пункт пропуска (далее МАПП) Светогорск Выборгской таможни, расположенного по адресу: <адрес>, Муниципальное образование Светогорское городское поселение, автомобильная дорога Выборг – Иматра, 55 километр от <адрес>, на грузовом транспортном средстве марки «SCANIA R16L 6X4», оснащенного гидроманипулятором марки «Palfinger Epsilon Q150L97», идентификационный номер (VIN) №, государственный регистрационный знак LHI-401 (далее – транспортное средство), с целью загрузки лесоматериалом в <адрес>, декларировав таможенному органу, как транспортное средство международной перевозки (далее – ТСМП), ввозимое на таможенную территорию ЕАЭС для начала международной перевозки грузов с оформлением таможенной декларации на транспортное средство №/В0362705 (далее – таможенная декларация), после чего, являясь лицом, ответственным за использование транспортного средства, сменил место загрузки, указанное в таможенной декларации и проследовал на лесной терминал ООО «Рослеском» ИНН 47040947789, расположенный по адресу: <адрес>.

Далее, Г-н B.C., имея преступный умысел, направленный на уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с физического лица в крупном размере, сознательно желая совершить данное преступление с целью незаконного извлечения материальной выгоды, путем передачи транспортного средства третьему лицу для погрузки других транспортных средств лесоматериалами, не позднее 10 часов 00 минут ДД.ММ.ГГГГ передал ФИО12, не посвященному в его (Г-на B.C.) преступные планы, транспортное средство для загрузки иных грузовых транспортных средств, тем самым нарушив условия нахождения и использования на таможенной территории ЕАЭС временно ввезенных ТСМП, установленные Таможенным кодексом ЕАЭС (далее ТК ЕАЭС), что повлекло за собой уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с физического лица, в сумме 2 129 337 рублей 65 копеек, так как в соответствии с п. 2 ст. 275 ТК ЕАЭС временно ввезенные транспортные средства международной перевозки должны находиться в фактическом владении и пользовании лиц, осуществляющих их ввоз на таможенную территорию ЕАЭС; подпунктом 2 п. 4 ст. 275 ТК ЕАЭС установлено, что на таможенной территории ЕАЭС не допускается передача временно ввезённых ТСМП иным лицам; согласно п.п. 1 п. 1 ст. 279 ТК ЕАЭС обязанность по уплате ввозных таможенных пошлин, в отношении временно ввозимых (временно ввезенных) ТСМП возникает у декларанта временного ввозимого ТСМП с момента регистрации таможенным органом декларации на транспортное средство; из п.п. 1 п. 8 ст. 279 ТК ЕАЭС следует, что сроком уплаты ввозных таможенных пошлин, считается, в случае совершения действий, указанных в п. 4 ст. 275 ТК ЕАЭС – первый день их совершения, а если этот день не установлен – день выпуска таких товаров в качестве временно ввезенных ТСМП; как следует из п. 9 ст. 279 ТК ЕАЭС при наступлении обстоятельств, указанных в п. 8 настоящей статьи, обязанность по уплате ввозных таможенных пошлин, подлежит исполнению лицом, совершившем действия, указанные в п. 4 ст. 275 ТК ЕАЭС, либо утратившим временно ввезенные ТСМП; в соответствии с примечанием к ст. 194 УК РФ, уклонение от уплаты таможенных платежей признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченных таможенных платежей за товары, перемещенные через таможенную границу, превышает 2 000 000 рублей.

Таким образом, Г-н B.C. не позднее 10 часов 00 минут ДД.ММ.ГГГГ совершил уклонение от уплаты таможенных платежей взимаемых с физического лица в крупном размере, самым, причинив имущественный вред федеральному бюджету Российской Федерации в лице Выборгской таможни Северо-Западного таможенного управления Федеральной Таможенной службы Российской Федерации в виде неуплаченных таможенных пошлин в сумме 2 129 337 рублей 65 копеек.

Признавая доказанной вину подсудимого Г-на В.С. в совершении преступления, за которое он осужден, суд привел в приговоре совокупность исследованных в присутствии подсудимого и его защитника доказательств, в том числе заключение эксперта ЦЭКТУ Федеральной таможенной службы, согласно которому, стоимость транспортного средства – грузового автомобиля-лесовоза «SCANIA R16L 6X4» г.р.з. LHI-401, 2005 года выпуска, оснащенного гидроманипулятором «Palfinger Epsilon Q150L97», на внутреннем рынке РФ по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ составила 4 934 864 рубля, а также заключение специалиста о том, что сумма таможенных платежей подлежащих уплате в федеральный бюджет за транспортное средство – грузовой автомобиль-лесовоз «SCANIA R16L 6X4» г.р.з. LHI-401, 2005 года выпуска, оснащенного гидроманипулятором «Palfinger Epsilon Q150L97», по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ составляет 2 129 337 рублей 65 копеек.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заключение эксперта ЦЭКТУ Федеральной таможенной службы получено по результатам комплексной экспертизы, на основании полных материалов уголовного дела и результатов первичной экспертизы и экспертизы ФБУ СЗ регионального центра судебной экспертизы Минюста РФ, что позволило эксперту более подробно, всесторонне и тщательно изучить материалы дела, заключения предыдущих экспертов, и прийти к обоснованным и достоверным выводам о стоимости транспортного средства.

В соответствии с ч. 1,2 ст. 201 УПК РФ судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, является комплексной. В заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной судебной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвовавший в производстве комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.

Из разъяснений, содержащихся в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 года № 28 (в редакции от 29 июня 2021 года «О судебной экспертизе по уголовным делам» следует, что в случае, когда исследование выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, в соответствии со ст. 201 УПК РФ может быть назначено производство комплексной экспертизы, осуществляемой несколькими экспертами на основе использования разных специальных знаний. Эксперты при этом составляют совместное заключение. В заключении экспертов должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты лично он установил и к каким пришел выводам. Если эксперт обладает достаточными знаниями, необходимыми для комплексного исследования, он вправе дать единое заключение по исследуемым им вопросам.

Таким образом, выводы суда о достоверности заключения эксперта ЦЭКТУ Федеральной таможенной службы в связи с производством им комплексной экспертизы противоречат положениям ст. 201 УПК РФ о производстве комплексной экспертизы, поскольку из содержания данного заключения, составленного ДД.ММ.ГГГГ, следует, что эксперт ФИО15, имея экспертную специальность - экспертиза технических объектов (товаров) и транспортных средств, единолично произвел судебную товароведческую экспертизу на основании постановления старшего дознавателя по ОВД отдела дознания Выборгской таможни ФИО6 о назначении комплексной товароведческой судебной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ, что эксперт ФИО15 подтвердил в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

Кроме того, ссылаясь в приговоре на результаты первичной экспертизы и заключение эксперта ФБУ СЗ регионального центра судебной экспертизы Минюста РФ, согласно выводам которого, среднерыночная стоимость автомобиля «SCANIA R16L 6X4» г.р.з. LHI-401, 2005 года выпуска, оснащенного гидроманипулятором «Palfinger Epsilon Q150L97» 2014 года выпуска на момент перемещения ДД.ММ.ГГГГ на внутреннем рынке РФ составляла 2 552 900 рублей, суд не привел мотивов, по которым отверг данные доказательства, указав лишь на проведение по уголовному делу комплексной экспертизы.

При таких обстоятельствах приговор суда в отношении Г-на В.С. не может быть признан законным и обоснованным, он подлежит отмене, а уголовное дело - направлению на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства, в ходе которого необходимо устранить указанные нарушения норм уголовно-процессуального закона, принять законное и обоснованное решение, поскольку в ходе рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, неустранимые в суде апелляционной инстанции.

При этом с учетом положений ч. 4 ст. 38919 УПК РФ, согласно которым при отмене приговора, суд апелляционной инстанции не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществах одних доказательств перед другими, виде и размере наказания, а потому в связи с отменой приговора в отношении Г-на В.С. доводы апелляционной жалобы о недоказанности его вины и иных нарушениях, допущенных судом, по мнению ее автора, при рассмотрении уголовного дела, подлежат проверке при новом рассмотрении судом первой инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

приговор Выборгского городского суда Ленинградской области от 11 марта 2021 года в отношении Г-на Вячеслава Сергеевича отменить:

передать уголовное дело в отношении Г-на В.С. на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Апелляционную жалобу адвоката Хапалюка Ю.Н. оставить без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии апелляционного постановления. Кассационная жалоба, представление подаются через суд первой инстанции в судебную коллегию по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в соответствии с требованиями главы 47.1 УПК РФ.

В случае пропуска указанного срока или отказа в его восстановлении кассационная жалоба, представление подаются непосредственно в судебную коллегию по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в соответствии с главой 47.1 УПК РФ.

Источник

Похожая практика: