Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Суды Москвы и области » Неуказание расходов, вычетов и уплачиваемого НДС, отсутствие ссылок на конкретные пункты декларации с заведомо ложными сведениями не препятствует рассмотрению дела. Апелляционное постановление Московского городского суда от 09.11.2022 № 10-23744/22

Неуказание расходов, вычетов и уплачиваемого НДС, отсутствие ссылок на конкретные пункты декларации с заведомо ложными сведениями не препятствует рассмотрению дела. Апелляционное постановление Московского городского суда от 09.11.2022 № 10-23744/22

22 ноябрь 2022
21

Московский городской суд в составе председательствующего судьи Костюкова, при помощнике судье Потапенко А.С., с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры <адрес>  <фио>, адвокатов <фио>, представившего удостоверение № 9771 от 28.10.2016 г. и ордер 973 от 09.11.2022г., и <фио>, представившего удостоверение № 201 от 05.08.2009г. и ордер № 206 от 03.11.2022г., в защиту подсудимого К-ва Д.А., рассмотрел в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционному представлению государственного обвинителя - помощника Пресненского межрайонного прокурора <адрес> <фио> на постановление Пресненского районного суда <адрес> от 09 августа 2022 года, которым уголовное дело в отношении К-ва  <фио>, паспортные данные УзССР, гражданина России, зарегистрированного и проживающего по адресу: <адрес>, с высшим образованием, женатого, имеющего на иждивении ребёнка паспортные данные, генерального директора ООО «МС Логистика», несудимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, возвращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ Пресненскому межрайонному прокурору <адрес> для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Проверив представленные материалы, выслушав выступления прокурора <фио>, поддержавшей доводы апелляционного представления, защитников - адвокатов <фио> и <фио>, не согласившихся с доводами апелляционного представления прокурора, суд апелляционной инстанции 

У С Т А Н О В И Л:

30 июня 2021 года уголовное дело с обвинительным заключением в отношении К-ва Д.А., обвиняемого в совершении преступления предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, поступило для рассмотрения по существу в Пресненский районный суд <адрес>.

Подсудимому К-ву Д.А. предъявлено обвинение в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере.

В ходе предварительного следствия и в суде в отношении К-ва Д.А. мера пресечения не избралась.

Постановлением Пресненского районного суда <адрес> от 09 августа 2022 года уголовное дело в отношении К-ва Д.А. возвращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ Пресненскому районному прокурору <адрес> для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В апелляционном представлении государственный обвинитель <фио> считает постановление Пресненского районного суда <адрес> от 09 августа 2022 года незаконным, необоснованным и подлежащим отмене ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, указывает следующее. Выводы суда об отсутствии сведений о сроке фактической неуплаты налогов и сборов в установленный законом срок, а также отсутствия указания, в чем непосредственно выразились действия К-ва Д.А., направленные на уклонение от уплаты налога при предоставлении деклараций, об отсутствии конкретизации, какие заведомо ложные сведения о величине произведенных расходов, отсутствии ссылок на конкретные пункты декларации и их наименования, а также влияние этих сведений на размер подлежащих уплате налогов, не нашли своего подтверждения. Органом предварительного расследования требования ст. 220 УПК РФ при составлении обвинительного заключения выполнены в полном объеме. Суд посчитал, что в обвинительном заключении при описании преступного деяния содержатся противоречия в периодах, когда ООО «Металлсервис» состояло на налоговом учёте в ИФНС № 3 и № 31. Однако, в части указания периода с 11.06.2019 по 25.12.2019 о нахождении на учёте в ИФНС № 31 по <адрес> допущена техническая ошибка, указанный период начинается с 11.09.2019, что подтверждается материалами уголовного дела, выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц, при этом К-ву Д.А. не вменяется уклонение от уплаты налогов за период учета в ИФНС России № 31 по <адрес>. В обвинении указано с приведением содержания ст. 143 НК РФ, что организация ООО «Металлсервис» в налоговые периоды за <адрес> 2017 года, <адрес> 2017 года, 2-3 квартал 2018, <адрес> 2019 года признавалась плательщиком налога на добавленную стоимость, согласно ст. 146 НК РФ объектом налогообложения налога на добавленную стоимость является реализация товаров (работ, услуг), а налоговый период по налогу на добавленную стоимость, согласно ст. 163 НК РФ, установлен как квартал, налоговая ставка по налогу на добавленную стоимость для ООО «Металлсервис» в указанные налоговые периоды, исходя из положений ст. 164 НК РФ (в редакции ФЗ от 07.07.2003 № 117-ФЗ) составляла 18 %. В обвинительном заключении верно указано, что <фио> Д.А., заполучив в своё распоряжение реквизиты и данные расчётных счетов ООО «ПромТехПроект», ООО «МеталлИнвест», ООО «Металл Регион», ООО «Инновация», фактически не осуществлявших свою деятельность, и осуществляя фактическое руководство данными организациями, организовал перечисление денежных средств на расчетные счета ООО «Инновация» в размере сумма, ООО «Металл Регион» в размере сумма, ООО «МеталлИнвест» в размере сумма, ООО «Промтехпроект» в размере сумма за оказание услуг по поставке продукции для ООО «Металлсервис», которые фактически не поставлялись и, используя полученные неустановленным способом заведомо для него фиктивные документы, вводил в документооборот организации, в том числе формировал книги покупок и продаж, регистры налогового учета. Впоследствии К-в Д.А. организовал внесение в налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость за <адрес> 2017 года, <адрес> 2017 года, 2-3 кварталы 2018 года, <адрес> 2019 года, заведомо ложных о величине произведенных расходов, суммах налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и суммах налога на добавленную стоимость, подлежащих уплате в бюджет. Согласно ст. 174 Налогового кодекса РФ уплата налога на добавленную стоимость по операциям, признаваемым объектом налогообложения, производится по итогам каждого налогового периода исходя из фактической реализации товаров за истекший налоговый период равными долями не позднее 25-го числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом РФ. Операции между ООО «Промтехпроект», ООО «МеталлИнвест», ООО «Металл Регион», ООО «Инновация» носили формальный характер и не были реально осуществлены вышеперечисленными организациями. Целью совершения сделок между ООО «МеталлСервис» с указанными компаниями является получение ООО «МеталлСервис» налоговой выгоды путем уменьшения налоговой обязанности вследствие занижения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость. Непосредственная деятельность обвиняемого К-ва Д.А. заключалась в обеспечении составления и утверждения путём подписания, в том числе по средствам электронной цифровой подписи, а также предоставление предусмотренным законом способами, в том числе по телекоммуникационным каналам связи через оператора электронного документооборота в ИФНС России № 3 по <адрес> деклараций по налогу на добавленную стоимость организации. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, вопреки выводам суда первой инстанции, чётко указан период, в который обвиняемый должен был оплатить налог на добавленную стоимость и указаны суммы, которые он в нарушение ст. 174 НК РФ (в редакции ФЗ от 13.10.2008 № 172-ФЗ и ФЗ от 29.11.2014 № 382-ФЗ), он не уплатил. Просит постановление о возврате уголовного дела прокурору отменить, дело направить на навое судебное рассмотрение.

В возражениях защитник - адвокат <фио> указывает, что доводы апелляционного представления прокурора не могут служить основанием для отмены постановления Пресненского районного суда <адрес> от 09.08.2022г. о возвращении уголовного дела в отношении К-ва Д.А. прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, так как обжалуемое постановление по итогам предварительного слушания вынесено судом первой инстанции с нарушением правил подсудности уголовных дел, а само предварительное слушание проведено с нарушением правил подготовки уголовных дел к судебному разбирательству. Просит оставить без удовлетворения апелляционное представление государственного обвинителя <фио>, отменить постановление суда в связи с нарушением правил подсудности при его вынесении, передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение Кунцевский районный суд <адрес> со стадии подготовки к судебному заседанию.

Проверив представленные материалы, обсудив с участниками процесса доводы апелляционного представления прокурора, суд апелляционной инстанции находит постановление суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья возвращает уголовное дело прокурору в том случае, когда обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения.

Положения ст. 220 УПК РФ предписывают следователю указывать в обвинительном заключении существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, а также формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за преступление, данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением, данные о гражданском истце и гражданском ответчике.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционного представления прокурора, полагает, что обвинительное заключение соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ и препятствий для рассмотрения уголовного дела не имеется, указанные судом первой инстанции в обоснование принятого решения обстоятельства не позволяли возвратить уголовное дело прокурору.

Как следует из представленных материалов уголовного дела, в обвинительном заключении указаны существо обвинения, место, время и способы совершения преступлений, приведена формулировка предъявленного обвинения с указанием пунктов, частей и статей Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за инкриминируемое К-ву Д.А. преступление, перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания.

Вопреки выводам суда первой инстанции, в обвинительном заключении при описании преступления верно приведены со ссылкой на положения закона периоды, в который обвиняемый должен был оплатить в полном объёме налог на добавленную стоимость, не сделал этого, приведены суммы неуплаченного им налога по конкретным налоговым периодам.

Так, согласно пунктам 1 и 5 ст. 174 НК РФ (в редакции ФЗ от 29.11.2014г. № 382-ФЗ), содержание которых приведено в обвинении, уплата налога на добавленную стоимость по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1-3 пункта 1 статьи 146 НК РФ, на <адрес> производится по итогам каждого налогового периода исходя из фактической реализации (передачи) товаров (выполнения, в том числе для собственных нужд, работ, оказания, в том числе для собственных нужд, услуг) за истекший налоговый период равными долями не позднее 25-го числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом, налогоплательщик обязан представить в налоговый орган по месту своего учёта соответствующую налоговую декларацию по установленному формату, в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи через оператора электронного документооборота в срок не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено НК РФ.

В обвинительном заключении и в постановлении о привлечении К-ва Д.А. в качестве обвиняемого указан период времени начала совершения вмененного ему преступления и его окончания, до наступления которого фактически не был уплачен налог на добавленную стоимость по вмененным ему налоговым периодам - <адрес> 2017 года, <адрес> 2017 года, 2-3 квартал 2018 года и <адрес> 2019 года.

Как разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 48 от 26.11.2019, моментом окончания преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. 

В обвинении указаны конкретные действия К-ва Д.А., непосредственно направленные на уклонение от уплаты налога, а именно то, что он, получив заведомо фиктивные документы, в целях реализации своего преступного умысла, направленного на неуплату налога на добавленную стоимость возглавляемым им ООО «Металлсервис», в период с 30.06.2016 по 25.12.2019, вводил в документооборот данной Общества, в том числе формировал книги покупок и продаж, регистры налогового учёта и организовывал внесение в налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость за <адрес> 2017 года, <адрес> 2017 года, 2-3 квартал 2018 года, <адрес> 2019 года ложные сведения о величине произведенных расходов, суммах налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и суммах налога на добавленную стоимость, подлежащих уплате в бюджет, после чего обеспечил составление и утверждение путём подписания, в том числе по средствам электронной цифровой подписи, а также предоставление по телекоммуникационным каналам связи через оператора электронного документооборота в указанный период в ИФНС России № 3 по <адрес> в соответствии со сроками, указанными в ст. 174 НК (в редакции Федеральных законов № 166-ФЗ от 29.12.2000 и № 172-ФЗ от 13.10.2008), подписанных им деклараций с ложными сведениями по налогу на добавленную стоимость организации за <адрес> 2017 года, <адрес> 2017 года, 2-3 квартал 2018 года, <адрес> 2019 года, тем самым уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость за <адрес> 2017 года сумма, за <адрес> 2017 года сумма, за <адрес> 2018 года сумма, за <адрес> 2018 года сумма, за <адрес> 2019 года сумма, своими действиями совершил уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость всего на общую сумму сумма, что отражает причинно-следственную связь между действиями обвиняемого и преступными последствиями.

С учётом обстоятельств и способа вмененного К-ву Д.А. преступления, неуказание в обвинительном заключении и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого сведений о том, какие заведомо ложные сведения о величине произведенных расходов, суммах налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и суммах налога на добавленную стоимость, подлежащих уплате в бюджет, были включены в налоговые декларации, отсутствие ссылок на конкретные пункты декларации и их наименования, в которых содержатся заведомо ложные сведения, не является препятствием для рассмотрения уголовного дела по существу, принимая во внимание, что в обвинении чётко указано о неуплате в бюджет в результате действий К-ва Д.А. конкретных сумм налога по каждому из вмененных периодов и приведена общая сумма неуплаченного налога - сумма, что соответствует обстоятельствам, подлежащим доказыванию в отношении субъектов, привлекаемых к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ, за неуплату налогов.

Не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору указание в одном из абзацев в обвинительном заключении о нахождении ООО «Металлсервис» на учете в ИФНС № 31 по <адрес> в период с 11.06.2019 по 25.12.2019, а не с 11.09.2019 по 25.12.2019 не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку суд первой инстанции на основе собранных доказательств и материалов уголовного дела, при установлении периодов состояния ООО «Металлсервис» на налоговом учете в ИФНС № 3 и № 31 по <адрес> не лишён возможности уточнить в приговоре без нарушения права на защиту обвиняемого лица, исходя имеющихся в деле доказательств, в том числе из сведений выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, периоды, когда ООО «Металлсервис» состояло на налоговом учете в указанных налоговых органах.

Также вывод суда в обжалуемом постановлении суда первой инстанции об отсутствии в обвинении К-ва Д.А. указаний на то, какие конкретно нормы налогового законодательства на момент совершения преступления им нарушены, не соответствуют содержанию текстов обвинительного заключения и постановления о привлечении К-ва Д.А. в качестве обвиняемого, где имеются ссылки на нормы налогового и гражданского законодательства – ст. ст. 12, 13, 19, 23, 26, 27, 28, 45 ч. 1, 81 п. 1, 143, 146, 163, 164, 167, 168, 169, 171 п.п. 1 и 2, 172 п.п. 1, 3, 173 п. 3, 174 п.п. 1 и 5 Налогового Кодекса Российской Федерации, ст. ст. 53, 91 Гражданского кодекса <адрес><адрес> закона № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. ст. 6, 7, 18 и 19 Федерального закона №402-ФЗ «О бухгалтерском учете» с приведением их содержания, имеющего отношение к вменённому К-ву Д.А. преступлению. 

Кроме того, судом первой инстанции не учтены обстоятельства, указанные в обвинении, о способе совершения вмененного К-ву Д.А. преступления - уклонения от уплаты налогов, состоящее в умышленном включении в налоговые декларации, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений. Так ему вменено уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость организации в общей сумме сумма, подлежащих уплате организацией ООО «Металлсервис», путем включения в налоговые декларации, заведомо ложных сведений, то есть декларации им поданы в сроки, установленне ст. ст. 174, 284, 289 НК РФ, о чём указано в обвинении, однако он указал в декларациях заведомо ложные сведения, повлекшие занижение налогооблагаемой базы и потери бюджета в указанном размере. Действительный размер налогов, как указано в обвинении, ими так и не был оплачен. Состав преступления, предусмотренный ст. 199 УК РФ, считается формальным и оконченным в момент фактической неуплаты налогов в срок, установленный налоговым законодательством, вне зависимости от срока предоставления налоговой декларации или даты окончания налогового периода.

Суд, возвращая уголовное дело прокурору, указал на неверную подследственность уголовного дела, однако не привёл доказательств, на которых основывает свой вывод, в связи с чем нельзя полагать его законным и обоснованным.

Вопрос о подсудности данного уголовного дела, на что обращено внимание стороны защиты, может быть разрешен судом при назначении уголовного дела к рассмотрению по существу, в том числе по инициативе участников процесса.

Таким образом, ни одно из указанных в постановлении суда оснований, как в отдельности, так и в совокупности не являлись достаточными для вывода суда о наличии неустранимых препятствий для рассмотрения дела, а потому суд апелляционной инстанции приходит к выводу о несоответствии постановления суда первой инстанции требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ и его отмене с передачей на основании требований ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ уголовного дела на новое судебное разбирательство в тот же суд, в ином составе.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, 

П О С Т А Н О В И Л:

Постановление Пресненского районного суда <адрес> от 09 августа 2022 года о возвращении уголовного дела в отношении К-вА <фио> на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ Пресненскому межрайонному прокурору <адрес> – отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе.

Апелляционное представление государственного обвинителя - помощника Пресненского межрайонного прокурора <адрес> <фио> удовлетворить.

Источник

Комментарий

Похожая практика: