Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 198 УК РФ » Внутри виртуальной сети внешний IP-адрес будет одинаковым и у контрагентов, и у налогоплательщика, но не у поставщиков из других регионов. Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 15.03.2022 № 22-1085/22

Внутри виртуальной сети внешний IP-адрес будет одинаковым и у контрагентов, и у налогоплательщика, но не у поставщиков из других регионов. Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 15.03.2022 № 22-1085/22

15 март 2022
19

Ставропольский краевой суд в составе председательствующего судьи Минаева Е.В., с участием прокурора отдела прокуратуры Ставропольского края Поминова С.В., оправданного Д.В.А., адвоката Роговой К.Ю., представившей удостоверение № 3749 и ордер № н 280761 от 28 февраля 2022 года, при секретаре Фомиченко С.В. рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокурора Ипатовского района Ставропольского края Мануйлова А.И. на приговор Ипатовского районного суда Ставропольского края от 25 декабря 2020 года, которым Д.В.А. , родившийся <данные изъяты> признан невиновным и оправдан за отсутствием в его деянии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК РФ, по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

За Д.В.А. признано право на реабилитацию с разъяснением положений ст. ст. 1070, 1100 ГК РФ о праве на возмещение ущерба и компенсацию морального вреда, связанного с уголовным преследованием, на основании ст. 135 УПК РФ - на возмещение реабилитируемому имущественного вреда.

В удовлетворении гражданского иска заместителя прокурора Ипатовского района Ставропольского края в интересах Российской Федерации в лице Межрайонной ИНФС России № № по Ставропольскому краю к Д.В.А. о взыскании ущерба, причиненного преступлением, на сумму 6 858 750,64 рублей отказано.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ставропольского краевого суда Минаева Е.В., мнение прокурора об отмене приговора по доводам апелляционного представления, выступления оправданного Д.В.А. и его адвоката Роговой К.Ю. об оставлении приговора без изменения, суд

установил:

приговором Ипатовского районного суда Ставропольского края от 25 декабря 2020 года Д.В.А. признан невиновным и оправдан на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его деянии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК РФ, с признанием права на реабилитацию.

В апелляционном представлении и дополнениях к нему прокурор Ипатовского района Ставропольского края Мануйлов А.И. считает приговор суда незаконным и подлежащим отмене. Указывает, что судебное заседание 23 декабря 2020 года, в ходе которого подсудимому предоставлялось последнее слово, проведено в отсутствие государственного обвинителя, отсутствовавшего в суде по уважительной причине, о чем сообщалось суду. О времени провозглашения приговора извещение в прокуратуру района не направлялось.

В резолютивной части приговора суд при признании за Д.В.А. права на реабилитацию необоснованно сослался на статьи 1070, 1100 ГК РФ вместо статей 133, 134 УПК РФ. Постановляя оправдательный приговор за отсутствием в деянии состава преступления, суд необоснованно отказал в удовлетворении гражданского иска вместо оставления его без рассмотрения.

Полагает, что суд необоснованно взял за основу приговора показания Д.В.А. , что заключаемые им сделки с контрагентами являлись реальными. Приводит показания свидетеля Т.Е.С., заместителя начальника отдела камеральных налоговых проверок № 1 Межрайонной ИФНС России № № по Ставропольскому краю, что Д.В.А. , являясь индивидуальным предпринимателем и применяющий общий режим налогооблажения, воспользовавшись услугами фирм «однодневок»: ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», получил налоговую выгоду. Он искусственно включал их в цепочку хозяйственных связей для получения вычета по НДС при фактическом его отсутствии при закупке зерна у сельхозпроизводителей, применяющих специальные налоговые режимы, не являющихся плательщиками НДС, а вырученные денежные средства обналичивал через третьих лиц. Представляя налоговые декларации за 4 квартал 2016 года и первый квартал 2017 года с заведомо ложными сведениями, Д.В.А. не подтвердил реальность данной хозяйственной деятельности и не предоставил первичные документы по приобретению и транспортировке зерна его контрагентами. Ссылается на показания допрошенных свидетелей, зарегистрированных руководителями вышеуказанных организаций, которые подтвердили, что фактически они не имеют никакого отношения к этим фирмам и к их деятельности.

Судом не допрошен явившийся в судебное заседание свидетель В.Е.И., не дана оценка тому, что Д.В.А. не мог приобретать продукцию у ООО «<данные изъяты>», так как согласно выписки о движении денежных средств по счетам каких – либо расчетов между ИП Д.В.А. и ООО «<данные изъяты>» не производилось.

В ходе предварительного следствия установлено совпадение IP-адресов при подключении к системе электронного банка у ИП Д.В.А. с фирмами «однодневками», в том числе зарегистрированными в другом субъекте России, что свидетельствует о переводе денежных средств между счетами ИП Д.В.А. и его контрагентами с одного стационарного компьютера. Приобщив к материалам дела справку ПАО «<данные изъяты>» о том, что у всех абонентов в Ставропольском крае будет один IP-адрес, суд дал ей необъективную оценку, не учел, что в этой справке отсутствуют сведения о том, какой будет IP-адрес у конкретного подключаемого узла, будет ли он динамическим или статическим, может ли он изменяться при новом подключении к сети, можно ли его изменить вручную.

Просит оправдательный приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

В возражениях на апелляционное представление адвокат Д.С.В. считает приговор суда законным и обоснованным, просит его оставить без изменения, а апелляционное представление без удовлетворения. Считает, что выводы об отсутствии в действиях Д.В.А. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК РФ, основаны на объективном, полном, всестороннем анализе совокупности всех исследованных в судебном заседании доказательств, представленных как стороной обвинения, так и стороной защиты.

Апелляционным постановлением Ставропольского краевого суда от 13 апреля 2021 года приговор Ипатовского районного суда Ставропольского края от 25 декабря 2020 года в отношении Д.В.А. отменен. Уголовное дело возвращено прокурору Ипатовского района Ставропольского края для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции от 18 января 2022 года апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 13 апреля 2021 года в отношении Д.В.А. отменено, уголовное дело передано в тот же суд апелляционной инстанции на новое судебное рассмотрение в ином составе.

Выслушав участников процесса, проверив материалы дела, доводы, изложенные в апелляционном представлении, в возражениях на апелляционное представление, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

В соответствии с п. 2 ст. 389.15 УПК РФ основанием отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является существенное нарушение уголовно – процессуального закона.

Такие нарушения судом первой инстанции допущены.

Исходя из ч. 1 ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются: 1) существо предъявленного обвинения; 2) обстоятельства уголовного дела, установленные судом; 3) основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие; 4) мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения; 5) мотивы решения в отношении гражданского иска.

Согласно руководящих разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года 3 55 «О судебном приговоре», изложенных в пункте 6, в описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений пунктов 3, 4 части 1 статьи 305, пункта 2 статьи 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом.

Д.В.А. обвинялся в том, что, являясь индивидуальным предпринимателем, в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ включил заведомо ложные сведения в налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость ИП Д.В.А. за 4 квартал 2016 года и 1 квартал 2017 года на основании финансовых результатов по заведомо для него мнимым сделкам, заключенным с ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО <данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», завысив суммы налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, подлежащие возмещению, на общую сумму 6 858 750,64 рублей. После чего предоставил указанные налоговые декларации в Межрайонную ИФНС России № 3 по Ставропольскому краю.

Отсутствие в деянии Д.В.А. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК РФ, суд первой инстанции в оправдательном приговоре мотивировал достоверностью показаний самого Д.В.А. и отсутствием доказательств того, что последний имел умысел на совершение указанного преступления, что все сделки, указанные обвинением как мнимые, фактически были исполнены, что подтверждается показаниями свидетелей; причастность Д.В.А. к действиям фирм, имеющих признаки «однодневок», не подтверждена. Суд сослался на представленную стороной защиты справку ПАО «Ростелеком», согласно которой у всех абонентов ПАО «<данные изъяты>» в Ставропольском крае будет одинаковый внешний IP-адрес сетевого сервера по отношению к узлам, находящимся вне сети ПАО «Ростелеком», и пришел к выводу, что сделки реально заключались подсудимым Д.В.А. с его контрагентами, он перечислял деньги за поставленное зерно и передавал его своим покупателям.

Однако, как правильно указано в апелляционном представлении, ряд доказательств, представленных стороной обвинения, судом в оправдательном приговоре не опровергнуты, оценка им не дана. Мотивы, по которым суд первой инстанции отверг доказательства, приведенные стороной обвинения, основаны на избирательной и поверхностной оценке доказательств.

Так, делая выводы о действительности сделок, судом не дана оценка показаниям самого оправданного Д.В.А. , что организации ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>, ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>» находились там, где работал Т.. До поставки зерна также он взаимодействовал с Т-ким, в основном эти фирмы и были по взаимодействию с Т.. С директорами фирм, которые значатся в обвинении, он не встречался, а вел переговоры с Т-ким.

Давая оценку показаниям свидетеля О.Е.А., что они опровергают обвинение, и данный свидетель указывает на иных лиц, судом не приведены какие – либо выводы относительно показаний данного свидетеля, что она, открыв на свое имя ООО «<данные изъяты>», никакого участия в деятельности этого общества не предпринимала.

Аналогичным образом суд сослался только на не подтверждение причастности Д.В.А. к совершению преступления и не дал какой – либо оценки показаниям свидетеля П.Е.В., что он не является директором и учредителем ООО «<данные изъяты>», свидетеля Б.И.В., что ООО «<данные изъяты>» не осуществляла деятельности с Д.В.А, свидетеля О.П.И., что юридические лица он не регистрировал, с Д.В.А. не взаимодействовал.

Оценивая показания свидетелей Б.В.А. и М.А.В., суд пришел к выводу, что данные доказательства не подтверждают причастность Д.В.А. к созданию и деятельности ООО «<данные изъяты>», однако такое обвинение оправданному и не предъявлялось. При этом какой – либо иной оценки показаниям данных свидетелей, указывающих, что они фактически не осуществляли деятельность от имени ООО «<данные изъяты>», судом не приведено.

При оценке показаний свидетеля С.С.Ю. о фиктивности сделок с вышеуказанными организациями и уклонении ИП Д.В.А. от уплаты налогов, суд не дал оценки всем деталям показаний этого свидетеля, ограничившись противоречивыми выводами, что свидетель С.С.Ю. подтвердил реальность сделок по приобретению зерна и не подтвердил причастность Д.В.А. к осуществлению этих сделок, получению денег от деятельности указанных фирм и его участию в работе указанных фирм.

Однако эти выводы также являются взаимоисключающими и противоречивыми. В частности, если сделки, по которым стороной является ИП Д.В.А. являются реальными, то почему сам Д.В.А. не имеет к их заключению никакого отношения, судом не указано.

Оценивая показания свидетеля Т.С.В., суд вышел за пределы предмета судебного разбирательства, и пришел к выводу, что показания данного свидетеля согласуются с показаниями оправданного, который утверждает, что по ряду сделок взаимодействовал с Т.С.В., то есть покупал у него зерно. Т.С.В. не подтвердил причастность Д.В.А. к совершению преступления по данному делу. Согласно показаниям свидетеля Т.Е.С. в результате налоговой проверки установлено, что Т.С.В. осуществлял деятельность от имени большинства фирм и получал обналиченные средства. При этом проверка в отношении него не проводилась. Указанные обстоятельства подтверждают, что Д.В.А. вменяется в вину незаконная деятельность иных лиц.

Вместе с тем, данный вывод не соответствует формулировке предъявленного Д.В.А. обвинения в совершении уклонения физического лица от уплаты налогов. Фабула обвинения связана с его статусом в качестве индивидуального предпринимателя, а не руководителя или участника организаций, и что он использовал в целях совершения преступления фиктивные сделки с организациями, фактически не осуществляющими хозяйственную деятельность.

При оценке показаний свидетеля Т.Е.С. суд констатировал, что незаконная деятельность контрагентов Д.В.А. не может служить доказательством виновности самого Д.В.А. , и его показания являются предположением. Однако всем объемным показаниям данного свидетеля с указанием всех контрагентов, фиктивности сделок, заинтересованности именно индивидуального предпринимателя Д.В.А. в возмещении НДС, а также использованию большинства контрагентов, фактически зарегистрированных не их учредителями, а по инициативе Т.С.В., с учетом показаний самого Д.В.А. , что он контактировал именно с последним, судом оценка не дана.

Отвергая показания свидетеля Т.Е.С. о совпадении IP-адресов контрагентов, что указывает на наличие умысла у Д.В.А. на уклонение от уплаты налогов, суд сослался на представленную стороной защиты справку инженера <данные изъяты> <адрес> Г.Д.Н. без номера и даты, что у всех клиентов Ставропольского филиала ПАО «<данные изъяты>», которые работают внутри виртуальной сети, внешний адрес будет одинаковым. Однако судом не дана оценка допустимости и достоверности данного доказательства, поскольку справка не имеет всех необходимых реквизитов, не мотивирована относимость этой справки к контрагентам, зарегистрированным за пределами Ставропольского края.

Кроме того, как верно указано в апелляционном представлении, оценивая данную справку как достоверную и относимую, суд не учел, что из ее содержания невозможно определить, какой будет IP-адрес у конкретного стационарного устройства, расположенного в определенном месте.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на исход дела, и являющимися основанием для отмены оправдательного приговора.

В связи с отменой оправдательного приговора уголовное дело подлежит передаче на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе, в ходе которого следует принять законное, обоснованное и справедливое решение в соответствии требованиями уголовно-процессуального закона. Кроме того, при новом рассмотрении дела судом необходимо проверить иные доводы апелляционного представления и дать им соответствующую оценку.

Таким образом, апелляционное представление прокурора подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 Уголовно – процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

приговор Ипатовского районного суда Ставропольского края от 25 декабря 2020 года в отношении Д.В.А. отменить, уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным его составом.

Апелляционное представление прокурора Ипатовского района Ставропольского края Мануйлова А.И. удовлетворить.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в Пятый кассационный суд общей юрисдикции по правилам главы 47.1 УПК РФ.

Источник

Похожая практика: