Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 198 УК РФ » При обвинении в получении товара не у продавца по сделке надо выявить реальных поставщиков, доказать неуплату ими НДС или подконтрольность. Апелляционное постановление Верховного Суда Республики Башкортостан от 18.05.2022 № 22-2545/22

При обвинении в получении товара не у продавца по сделке надо выявить реальных поставщиков, доказать неуплату ими НДС или подконтрольность. Апелляционное постановление Верховного Суда Республики Башкортостан от 18.05.2022 № 22-2545/22

18 май 2022
44

Верховный Суд Республики Башкортостан в составе председательствующего судьи Тафинцева П.Н., при секретаре Шафееве А.Р., с участием прокурора Мустафина Р.И., оправданного Иб-на М.М., его адвокатов Исаева А.М., Кобалия Л.А., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению с дополнением государственного обвинителя Алексеева А.Ю. на приговор Демского районного суда г.Уфы Республики Башкортостан от 9 марта 2022 года, которым Иб-н М***т М***ч, *** года рождения, не судимый, оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.198 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Признано за оправданным Иб-ным М.М. право на реабилитацию.

Арест, наложенный на имущество Иб-на М.М. постановлением Советского районного суда г.Уфы РБ от 02.08.2019 года в рамках настоящего уголовного дела, постановлено сохранить до вступления приговора в законную силу.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменена.

Заслушав доклад судьи Тафинцева П.Н., изучив содержание приговора, существо апелляционного представления, возражений на него, выслушав выступления прокурора Мустафина Р.И. об отмене оправдательного приговора, мнение оправданного Иб-на М.М., его адвокатов Исаева А.М., Кобалии Л.А. об оставлении судебного решения без изменения, суд апелляционной инстанции

установил:

органами предварительного следствия Иб-н М.М. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.198 УК РФ, - в уклонении от уплаты налогов с физического лица, путем включения в налоговую декларацию и документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере.

Согласно предъявленному Иб-ну М.М. обвинению, преступление было совершено при следующих обстоятельствах.

Иб-н М.М., зарегистрированный 31.08.2006 года в качестве индивидуального предпринимателя (далее по тексту - ИП Иб-н М.М.), состоит на учете в Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России № 30 по РБ (далее по тексту - МРИ ФНС России № 30 по РБ), государственный регистрационный номер - 30***17, идентификационный номер налогоплательщика - 02***90,

Согласно ст.143 НК РФ, индивидуальный предприниматель является налогоплательщиком налога на добавленную стоимость (далее по тексту - НДС).

Согласно п.1 ст.168 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав налогоплательщик обязан предъявлять к оплате покупателю этих товаров (работ, услуг), имущественных прав соответствующую сумму налога. Счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету (ст.169 НК РФ).

В соответствии со ст.172 НК РФ, налоговые вычеты, предусмотренные ст.171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на территорию РФ и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п.п.3, 6-8 ст.171 НК РФ.

Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории РФ, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на территорию РФ и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных ст.172 НК РФ и при наличии соответствующих первичных документов.

Сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, в соответствии со ст.173 НК РФ, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных ст.171 НК РФ (в т.ч., налоговых вычетов, предусмотренных п.3 ст.172 НК РФ), общая сумма налога, исчисляемая в соответствии со ст.166 НК РФ и увеличенная на суммы восстановленного налога.

Согласно п.2 ст.153 НК РФ, при определении налоговой базы выручка от реализации товаров (работ, услуг) определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), полученных им в денежной и (или) натуральной формах, включая оплату ценными бумагами.

Налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг) определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со ст.105.3 НК РФ, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога (п.1 ст.154 НК РФ).

В период с 01.01.2013 года по 31.12.2015 года налогообложение производилось по налоговой ставке 18 % (п.3 ст.164 НК РФ в ред. от 07.07.2003 года).

Согласно п.5 ст.174 НК РФ, налогоплательщики обязаны представить в налоговые органы по месту своего учета налоговую декларацию по НДС в срок, не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом. Федеральным законом от 29.11.2014 года № 382-Ф3 внесены изменения в указанную статью НК РФ, согласно которым с 01.01.2015 года срок представления декларации по НДС установлен не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом.

В соответствии с п.1 ст.171 НК РФ, налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст.166 НК РФ, на установленные данной статьей налоговые вычеты. Налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

Налоговая декларация представляет собой письменное заявление или заявление, составленное в электронной форме и переданное по телекоммуникационным каналам связи с применением усиленной квалифицированной электронной подписи (или через личный кабинет - в ред. от 04.11.2014), налогоплательщика об объектах налогообложения, о полученных доходах и произведенных расходах, об источниках доходов, о налоговой базе, налоговых льготах, об исчисленной сумме налога и (или) о других данных, служащих основанием для исчисления и уплаты налога (ч.1 ст.80 НК РФ в ред. от 29.06.2012). Налоговая декларация представляется каждым налогоплательщиком по каждому налогу, подлежащему уплате этим налогоплательщиком, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.

В соответствии с ч.5 ст.80 НК РФ, налогоплательщик (плательщик сбора, налоговый агент) или его представитель подписывает налоговую декларацию (расчет), подтверждая достоверность и полноту сведений, указанных в налоговой декларации (расчете).

Так, в период 01.01.2013 года по 31.12.2015 года ИП Иб-н М.М., применяя общеустановленную систему налогообложения, занимался деятельностью в сфере розничной торговли одеждой, будучи лицом, ответственным за осуществляемую им финансово-хозяйственную деятельность, полноту исчисления и своевременность уплаты налогов в бюджетную систему РФ, в порядке и размерах, определяемых законодательством РФ, обязанным в соответствии со ст.57 Конституции РФ, ст.ст.23 и 45 НК РФ платить законно установленные налоги и сборы в казну государства, достоверно зная, что в соответствии со ст.ст.146, 153, 154, 164, 166, 167, 171, 172, 173 НК РФ реализация им в указанный период в качестве индивидуального предпринимателя товаров (работ, услуг) является его налоговой базой по НДС, что сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода с уменьшением на сумму налоговых вычетов, таким вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), на основании счетов-фактур, выставленных продавцами и при наличии соответствующих первичных документов, сознавая, что при осуществлении предпринимательской деятельности он закупал часть товарно-материальных ценностей у различных частных лиц без документального подтверждения, в связи с чем, согласно указанным нормам налогового законодательства по указанным сделкам у него отсутствуют законные основания для включения их в состав налоговых вычетов по НДС, в процессе осуществления предпринимательской деятельности, не позднее 01.01.2013 года, умышлено, из корыстных побуждений, решил уклониться от уплаты в бюджетную систему РФ налогов в особо крупном размере путем последующего необоснованного занижения налоговой базы по реализации товаров и завышения налоговых вычетов.

Во исполнение задуманного Иб-н М.М., осознавая незаконность своих действий, предвидя неизбежность причинения реального материального ущерба бюджетной системе РФ в виде не поступления причитающихся сумм НДС, желая этого, умышленно, из корыстных побуждений, с целью искусственного создания видимости наличия условий для возникновения у ИП Иб-на М.М. права на искусственное увеличение налогового вычета по НДС, а также получения необоснованной налоговой выгоды, желая распорядиться ею по своему усмотрению, создал схему уклонения от уплаты налогов, при которой, Иб-н М.М. при неустановленных обстоятельствах, в неустановленном месте приискал документы первичного учета с использованием реквизитов Индивидуального предпринимателя Свидетель №1, индивидуальный идентификационный №... (далее по тексту - ИП Свидетель №1). При этом фактически взаимоотношений с ИП Свидетель №1 не имелось, договор поставки б/н от <дата> между ними не заключался, последним услуги не оказывались, товарно-материальные ценности не поставлялись, а приобретались у различных частных лиц, без документального подтверждения, и неплательщиков НДС.

Реализуя свой умысел, направленный на уклонение от уплаты налогов, Иб-н М.М. в период с <дата> по <дата>, в неустановленном месте и времени, в нарушение ст.57 Конституции РФ, ст.ст.6.1, 11, 23, 45, 52, 54, 80, 81, 143, 146, 153, 154, 163, 164, 166, 169, 171-174 НК РФ организовал фиктивный документооборот и отражение в бухгалтерском учете и налоговой отчетности ИП Иб-на М.М. финансово-хозяйственных отношений с ИП Свидетель №1, свидетельствующий о приобретении у него в период с <дата> по <дата> товарно-материальных ценностей, и предоставление фиктивных документов главному бухгалтеру Свидетель №20, не осведомленной о преступных намерениях Иб-на М.М. об уклонении от уплаты налогов, для отражения в бухгалтерском и налоговом учете ИП Иб-на М.М.

В период с <дата> по <дата> обязанности по обработке первичной документации, ведению бухгалтерского учета и подготовке налоговой отчетности ИП Иб-на М.М. были возложены на главного бухгалтера Свидетель №20, которой Иб-ным М.М. было поручено при составлении налоговых деклараций по НДС, согласовывать показатели налоговых деклараций с ним, после чего составленные налоговые декларации направлять в МРИ ФНС России №... по РБ по электронным каналам связи, удостоверяя их электронно-цифровой подписью Иб-на М.М., право пользования которой Иб-н М.М. вверял Свидетель №20

В период с <дата> по <дата>, Иб-н М.М. поручал Свидетель №20 включать в регистры бухгалтерского учета ИП Иб-на М.М. заведомо для него ложные сведения, относительно ложности которых Свидетель №20 не была им уведомлена, о том, что в период с <дата> по <дата> ИП Свидетель №1 поставлял в адрес ИП Иб-на М.М. товарно-материальные ценности, на основании выставленных ИП Свидетель №1 в адрес ИП Иб-на М.М. счетов-фактур, в стоимость которых был включен НДС, с целью занижения суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет ИП Иб-ным М.М., исчисляемой по итогам каждого налогового периода, как уменьшенной на сумму налоговых вычетов по сделкам между ИП Свидетель №1 и ИП Иб-ным М.М., которые в действительности не совершались, а также подготавливать, согласовывать с ним и представлять в МРИ ФНС России №... по РБ налоговые декларации ИП Иб-на М.М. по НДС за 1, 2, 3, 4 кварталы 2013 года, 1, 2, 3, 4 кварталы 2014 года и 1, 2, 3, 4 кварталы 2015 года, в которых занижать суммы НДС, подлежащие уплате в бюджет, исчисляемые по итогам каждого из указанных налоговых периодов, как уменьшенные на суммы налоговых вычетов по сделкам между ИП Свидетель №1 и ИП Иб-ным М.М., финансово-хозяйственные операции по которым в действительности не совершались. Свидетель №20, не подозревая о преступных намерениях Иб-на М.М., согласилась на выполнение указанных поручений.

Так, в период с <дата> по <дата> Иб-ным М.М. даны указания главному бухгалтеру Свидетель №20 принять к учету следующие счета-фактуры ИП Свидетель №1, содержащие сведения заведомо не соответствующие действительности, а именно:

- №... от <дата> на сумму 11376829 руб., в т.ч. НДС 1735448,50 руб.;

...

- №... от <дата> на сумму 13 474 818 руб., в т.ч. НДС 1 224 983,47 руб.

Кроме того, в период с <дата> по <дата> указанные счета-фактуры по указанию Иб-на М.М. были внесены главным бухгалтером Свидетель №20 в книги покупок ИП Иб-на М.М., на основании которых, в свою очередь, недостоверные сведения были отражены в налоговых декларациях по НДС за 1, 2, 3, 4 кварталы 2013 года, 1, 2, 3, 4 кварталы 2014 года и 1, 2, 3, 4 кварталы 2015 года.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 1 квартал 2013 года со сроком уплаты <дата>, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Свидетель №1 с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 29 332 676 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «5 369 832», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 1 квартал 2013 года в МРИ ФНС России №... по РБ по адресу: адрес, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган <дата>. По состоянию на <дата> налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 2 квартал 2013 года со сроком уплаты <дата>, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Свидетель №1 с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 40 285 052 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «6 841 461», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 2 квартал 2013 года в МРИ ФНС России №... по РБ по адресу: адрес, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган <дата>. По состоянию на <дата> налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 3 квартал 2013 года со сроком уплаты <дата>, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Свидетель №1 с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 48 470 746 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «7 847 249», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 3 квартал 2013 года в МРИ ФНС России №... по РБ по адресу: адрес, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган <дата>. По состоянию на <дата> налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 4 квартал 2013 года со сроком уплаты <дата>, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Свидетель №1 с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 40 486 801 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «6 825 772», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению ФИО1 представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 4 квартал 2013 года в МРИ ФНС России №... по РБ по адресу: адрес, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган <дата>. По состоянию на <дата> налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 1 квартал 2014 года со сроком уплаты <дата>, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Свидетель №1 с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 25 199 090 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «4 710 268», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 1 квартал 2014 года в МРИ ФНС России №... по РБ по адресу: адрес, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган <дата>. По состоянию на <дата> налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 2 квартал 2014 года со сроком уплаты <дата>, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Свидетель №1 с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 27 775 488 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «5 810 549», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 2 квартал 2014 года в МРИ ФНС России №... по РБ по адресу: адрес, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган <дата>. По состоянию на <дата> налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 3 квартал 2014 года со сроком уплаты <дата>, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Свидетель №1 с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 36 753 895 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «6 590 780», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 3 квартал 2014 года в МРИ ФНС России № 30 по РБ по адресу: г.Уфа, ул.Левитана д.14, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган 20.10.2014 года. По состоянию на 22.12.2014 года налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению ФИО1, не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 4 квартал 2014 года со сроком уплаты 25.03.2015 года, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Г-ва С.А. с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 32 737 631 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «6 699 101», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 4 квартал 2014 года в МРИ ФНС России №... по РБ по адресу: адрес, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган <дата>. По состоянию на <дата> налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях последнего, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 1 квартал 2015 года со сроком уплаты <дата>, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Свидетель №1 с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 22 230 290 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «4 124 510», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 1 квартал 2015 года в МРИ ФНС России №... по РБ по адресу: адрес, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган <дата>. По состоянию на <дата> налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 2 квартал 2015 года со сроком уплаты <дата>, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Свидетель №1 с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 29 346 732 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «5 638 091», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 2 квартал 2015 года в МРИ ФНС России №... по РБ, расположенную по адресу: адрес, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган <дата>. По состоянию на <дата> налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 3 квартал 2015 года со сроком уплаты <дата>, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Свидетель №1 с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 38 886 843 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «6 895 369», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 3 квартал 2015 года в МРИ ФНС России №... по РБ по адресу: адрес, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган <дата>. По состоянию на <дата> налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

Так, <дата> Свидетель №20, находясь в адрес РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М., не подозревая о его преступных намерениях, составила налоговую декларацию по НДС ИП Иб-на М.М. за 4 квартал 2015 года со сроком уплаты 25.03.2016 года, в которой занизила налоговую базу по НДС, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, внеся заведомо для Иб-на М.М. ложные сведения о сделках ИП Г-ва С.А. с ИП Иб-ным М.М., в действительности не совершенных, тем самым занизив исчисленный НДС на сумму 37 777 623 руб., указав в строке декларации «сумма налога, подлежащая к уплате в бюджет» значение показателя «6 430 701», которую предоставила для согласования Иб-ну М.М.

После чего, 09.02.2016 года Муллагареева Э.Ф., находясь в г.Уфе РБ (более точное место не установлено), по поручению Иб-на М.М. представила согласованную с ним налоговую декларацию ИП Иб-на М.М. по НДС за 4 квартал 2015 года в МРИ ФНС России № 30 по РБ, расположенную по адресу: г.Уфа, ул.Левитана д.14, по телекоммуникационным каналам связи, которая поступила в налоговый орган 09.02.2016 года. По состоянию на 25.03.2016 года налог в сумме, на которую он был занижен в налоговой декларации за данный налоговый период, уплачен не был.

В результате указанных противоправных действий Иб-на М.М., последним необоснованно завышены размеры налоговых вычетов по НДС по взаимоотношениям с ИП Г-вым С.А., что привело к уменьшению суммы НДС, подлежащей исчислению к уплате в бюджет, а именно:

- за 1 квартал 2013 года на 29 332 676 руб.;

- за 2 квартал 2013 года на 40 285 052 руб.;

- за 3 квартал 2013 года на 48 470 746 руб.;

- за 4 квартал 2013 года на 40 486 801 руб.;

- за 1 квартал 2014 года на 25 199 090 руб.

- за 2 квартал 2014 года на 27 775 488 руб.;

- за 3 квартал 2014 года на 36 753 895 руб.;

- за 4 квартал 2014 года на 32 737 631 руб.;

- за 1 квартал 2015 года на 22 230 290 руб.;

- за 2 квартал 2015 года на 29 346 732 руб.;

- за 3 квартал 2015 года на 38 886 843 руб.;

- за 4 квартал 2015 года на 37 777 623 руб., а всего на общую сумму 409 282 867 руб., что в соответствии с примечанием к ст.198 УК РФ является особо крупным размером.

В судебном заседании ФИО1 вину в инкриминируемом ему преступлении не признал.

Дело рассмотрено в общем порядке судебного разбирательства.

Приговором Демского районного суда адрес РБ от <дата> Иб-н М.М. оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.198 УК РФ на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В апелляционном представлении с дополнением государственный обвинитель Алексеев А.Ю. предлагает приговор в отношении Иб-на М.М. отменить вынести новый приговор, признать Иб-на М.М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.198 УК РФ, назначить наказание в виде штрафа в размере 400 000 рублей, от отбывания наказания освободить в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. В обоснование указано, что доводы суда о том, что органом следствия не определен и не конкретизирован действительный размер налогов, от уплаты которых уклонился Иб-н М.М., противоречат фактическим обстоятельствам, установленным в ходе выездной налоговой проверки, предварительного следствия и вступившими в законную силу решениями арбитражных судов.

Делая ссылки на статьи Налогового кодекса РФ, указывает, что Иб-ным М.М. в обоснование реализации права на налоговые вычеты по НДС представлены недостоверные счета-фактуры, товарные накладные и квитанции к приходным кассовым ордерам, формально оформленные от имени индивидуального предпринимателя Г-ва С.А., в отсутствие реальных хозяйственных операций по поставке последним товара, что привело к уменьшению суммы НДС, подлежащей исчислению к уплате в бюджет. Довод суда о необходимости установления лиц, являющихся неплательщиками НДС, у которых Иб-н М.М. мог приобретать товары, является необоснованным. При определении суммы НДС, необоснованно принятой к вычету Иб-ным М.М., не нужно устанавливать фактического поставщика товара, поскольку налоговая выгода в виде вычетов по НДС исчисляется от разницы суммы выставленного НДС при продаже индивидуальным предпринимателем Иб-ным М.М. товаров через свои магазины и сумм НДС якобы предъявленные по взаимоотношениям с индивидуальным предпринимателем Г-вым С.А. Документы, свидетельствующие о приобретении Иб-ным М.М. товара у иных лиц, налоговому органу и органу следствия не представлены, несмотря на то, что в соответствии со ст. 172 НК РФ эта обязанность лежит на налогоплательщике.

Все расчеты по доначислению НДС по сделкам с индивидуальным предпринимателем Г-вым С.А., отраженные в решении налогового органа от 04.04.2018 года №10-10/26 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, являлись предметом рассмотрения в арбитражных судах. Позиция судов подтвердила выводы налогового органа, установленные по итогам выездной налоговой проверки, что доначисление оспариваемых налогов связано с отсутствием реальности хозяйственных операций между индивидуальными предпринимателями ФИО1 и Свидетель №1. Учитывая, что фактически индивидуальный предприниматель Свидетель №1 в адрес ФИО1 товары не поставлял и, принимая во внимание вышеуказанные судебные решения, сумма по НДС ФИО1 по контрагенту Свидетель №1 принята к вычету неправомерно. Именно это обстоятельство повлекло неуплату НДС в сумме 409 282 867 руб., которая обоснованно определена следствием как сумма причиненного бюджету ущерба по преступлению, предусмотренному ст. 198 УК РФ.

Выводы суда об отсутствии доказательств вины ФИО1 по предъявленному обвинению являются ошибочными.

Вина ФИО1 полностью подтверждена представленными стороной обвинения доказательствами: показаниями свидетелей обвинения Свидетель №2, Свидетель №3 P.M.,  Свидетель №4, ФИО39 P.M.,  Свидетель №6, Свидетель №7, Свидетель №1,  Свидетель №8, Свидетель №9,  Свидетель №10, Свидетель №11,  Свидетель №12, Свидетель №13,  Свидетель №14, Свидетель №15,  Свидетель №16, ФИО11,  Свидетель №18, Свидетель №19, Свидетель №20,  Свидетель №21, Свидетель №22,  Свидетель №23, Свидетель №24, ФИО12;  протоколами очных ставок, выемок, осмотров документов, осмотров места происшествия, обысков, заключениями экспертов.

Вместе с тем, вышеуказанные доказательства по уголовному делу надлежащей оценки со стороны суда не получили.

Доводы суда, о том, что показания свидетелей обвинения Н-вой И.П., Х-на P.M., Н-а Р.И., Б-ва P.M., Л-вой А.В. (сотрудников налоговой инспекции), являются домыслами и не подтверждают умысел Иб-на М.М. на совершение преступления, не обоснованы. Указанные свидетели подтвердили объективность выводов проведенной в отношении Иб-на М.М. налоговой проверки. Оснований для оговора со стороны данных свидетелей не установлено.

Сумма НДС, подлежащая уплате ИП Иб-н М.М. в размере 409 282 867 руб., объективно подтверждена в ходе следствия заключением эксперта №26 от 20.11.2019 года. Общая сумма неуплаченного налога, инкриминированная Иб-ну М.М., приведена в обвинительном заключении с уточнением суммы за каждый налоговый период.

Отсутствие между ИП Иб-ным М.М. и ИП Г-вым С.А. договорных отношений и каких-либо гражданско-правовых обязательств исключает возможность определения ИП Иб-ным М.М. подлежащих уплате в бюджет налогов с учетом расходов, заявленных по несуществующей сделке с ИП Г-вым С.А., поскольку налоговая обязанность ИП Иб-на М.М. может быть обусловлена только фактическим и реальным исполнением сторонами договора поставки.

Анализ материалов уголовного дела, в том числе противоречивых показаний Иб-на М.М. на всех стадиях проверки обоснованности получения им налоговой выгоды при исчислении НДС, свидетельствует, что истинные обстоятельства поступления товара в ИП Иб-н М.М. известны только самому Иб-ну М.М., который надлежащим образом их не документировал, не информировал о них иных сотрудников ИП Иб-н М.М., всячески утаивает и скрывает, подстраивая свои показания под результаты налоговой проверки. Подобная позиция Иб-на М.М., является его правом и стремлением уйти от ответственности за содеянное.

Игнорирование установленных арбитражными судами фактов отсутствия реальных хозяйственных операций с ИП Г-вым С.А., якобы, поставившим более 98 % всего реализуемого ИП Иб-ным М.М. товара, а также наличия сомнений в реальной поставке товара третьими лицами в адрес ИП Иб-на М.М. свидетельствует не только о неверной оценке имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, но и о нарушении судами республики положений ст. 90 УПК РФ.

Не обоснованы выводы суда о признании недопустимыми доказательствами заключений экспертов № 26856 - 26873, 27067 в связи с отсутствием подписки разъяснения положений ст.57 УПК РФ, так как необходимость разъяснения ст.57 УПК РФ предусмотрена лишь для экспертов негосударственных экспертных учреждений. Судебно-экономическая экспертиза проведена компетентным экспертом, в строгом соответствии с требованиями закона.

Ошибочным является вывод суда о незаконности возбуждения уголовного дела в связи с истечением уголовного преследования. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, сформулированной в Определении от 05.06.2014 года №1309-О, необходимость продолжить производство по уголовному делу - предварительное расследование или судебное разбирательство - распространяется на случаи возражения лица при принятии в отношении него решения об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В ходе доследственной проверки Иб-ну М.М. были разъяснены положения ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, но он на стадии предварительного следствия выразил несогласие с прекращением уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Суд применил уголовно-процессуальный закон без учета его конституционного толкования и необоснованно признал незаконными постановление о возбуждении уголовного дела. В нарушение п.16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 года № 55 «О судебном приговоре», в резолютивной части оправдательного приговора не указано, по какому из предусмотренных законом оснований подсудимый оправдан.

В своем возражении на апелляционное представление адвокаты Исаев А.М., Кобалия Л.А. указывают, что оправдательный приговор является законным, обоснованным и мотивированным, а апелляционное представление государственного обвинителя не подлежащим удовлетворению. В апелляционном представлении цитируются решения налогового органа и арбитражных судов и предлагается взять за преюдицию превращение налога на добавленную стоимость в налог с оборота и не разбираться с делом по существу.

Установить поставщиков товара необходимо, так как налоговая выгода в виде вычетов по НДС исчисляется от разницы суммы выставленного НДС при продаже товаров ИП Иб-ным и сумм НДС якобы предъявленных по взаимоотношениям с ИП Г-вым. Арбитражный суд указал, что в силу положений гл.21 НК РФ налоговый вычет по НДС не может быть представлен Иб-ну М.М. при приобретении товаров у физических лиц, не являющихся плательщиками НДС.

Анализ приговоров по налоговым преступлениям в части расчета НДС показывает, что вычеты являются для налогоплательщика необоснованными в двух ситуациях: 1) когда доказаны факты фиктивной поставки товаров (работ, услуг); 2) когда установлено, что поставщик либо не является плательщиком НДС, либо является аффилированным с нашим налогоплательщиком недобросовестным лицом, не начислившим и не уплатившим НДС в бюджет.

Иб-н М.М. и его защита представили аргументы и доказательства, что товар ИП Иб-ным М.М. приобретен у ИП Г-ва С.А. Обвинение, доказывая, что поставка товара осуществлена не у Г-ва С.А. и вычеты по НДС фиктивны, должны либо опровергнуть наличие самого товара, либо найти реальных поставщиков товара, доказать, что они не являлись плательщиками НДС, либо являлись аффилированными с ИП Иб-ным М.М. недобросовестными лицами, вовлеченными им в схему по уклонению от уплаты НДС и начислившие и не уплатившие НДС в бюджет. Поставка товара осуществлялась, это подтверждено выездной налоговой проверкой. Из-за не установления поставщиков товаров невозможно установить размер НДС, который следовало начислить и уплатить в бюджет ИП Иб-ну М.М., а следовательно и ключевое обстоятельство, подлежащее установлению по делам о налоговых преступлениях - размер неуплаченных в результате уклонения налогов.

Утверждение государственного обвинителя о возложение обязанности установить источник происхождения товара на обвиняемого, противоречит основополагающим принципам уголовного судопроизводства, ст. 14 УПК РФ. Установление реальных поставщиков товара, их режима налогообложения, уплаченного НДС и связей с ИП Иб-ным М.М. - важнейшие обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, которое обязано выполнить обвинение согласно статье 73 УПК РФ.

В апелляционном представлении государственный обвинитель путает понятия налогового вычета и налоговой льготы.

Сумма неуплаченного налога установлена заключением эксперта. Однако в ходе производства указанной судебной экономической экспертизы эксперт запросил у следователя информацию у каких юридических или физических лиц приобретались товары вместо ИП Г-в С.А. и за какую стоимость. В ответ на заявленное ходатайство следователем было сообщено следующее: «установить действительную стоимость и наименование продавцов товара, приобретенного ИП Иб-ным М.М., не представляется возможным». В ходе производства экспертизы в связи с невозможностью установления следователем запрошенных данных экспертом формулируется абсолютно правильный вывод по эпизоду с НДС, используя заложенное следователем в вопросе условие - «при условии приобретения товара у неплательщика налога на добавленную стоимость». Если следователем не установлены фактические продавцы товара, реальность которого не подвергается им сомнению, на каком основании делается вывод, что данные продавцы не являлись плательщиками НДС?

Применение такого условия при проведении исследования по эпизоду с НДС приводит к формулированию экспертом неверного вывода.

Судом абсолютно верно определено, что размер неуплаченных налогов ИП Иб-ным М.М. не установлен и не конкретизирован обвинением. Установление реальных поставщиков товара, их режима налогообложения, уплаченного НДС и связей с ИП Иб-ным М.М. в соответствии с положениями статьи 14 и 73 УПК РФ входит в обязанность обвинения, поскольку в рамках исчисления НДС, налогом в итоге облагается именно добавленная стоимость, а не вся выручка индивидуального предпринимателя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

В соответствии с требованиями п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случае, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Согласно ч.1 ст.305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

По настоящему уголовному делу указанные требования закона судом соблюдены.         

В обоснование предъявленного обвинения, органами предварительного следствия приведены:

- показания подсудимого Иб-на М.М., показавшего, что товар в основном он приобретал за наличный расчет у ИП Г-ва;

- показания свидетелей, сотрудников налоговой инспекции Николаевой И.П., Хабибуллина Р.М., Нагаева Р.И., Богданова Р.М., Лончакова А.В., подтвердивших факт проведения выездной налоговой проверки у ИП Иб-н М.М., доначисления налога на добавленную стоимость, в связи с несоответствием бухгалтерских документов, подтверждающих факт приобретения товара у ИП Г-ва;

- показания свидетелей Г-ва С.А., Шилкина С.И., Яшкиной С.А., Даринской И.А., Козыревой Ю.А., Борискиной О.В., Машечкиной А.В., Петроченковой Ю.А., показавших, что ИП Иб-ну М.М. товар от имени ИП Г-ва не поставлялся;

- показания свидетелей Варюхина А.Е., Негашева А.А., Княжиной Ю.Р., показавших, что ИП Г-в С.А. и ИП Иб-н М.М. торговые площади в ТЦ «Москва», ТЦ «Садовод», ТЦ «Южные ворота» в аренде не имели;

- показания свидетеля Жигулина Р.Н., из которых следует, что он в период с 2013 по 2015 года на территории ТЦ «Южные ворота» г.Москвы загружал товар для ИП Иб-н М.М., ему предоставляли товарно-транспортные накладные, кассовые чеки. Товар перевозил в г.Уфу;

- показания свидетеля Ситдиковой С.М., из которых следует, что она рекомендовала Г-ву С.А. покупателя Иб-на М.М.;

- показания свидетелей Муллагареевой Э.Ф., Даутовой СЧ.Г., Сахибгареевой Э.Ф., Юсуповой З.М., Фаизовой А.Г., Мингазова А.К., из которых следует, что основным поставщиком товара для ИП Иб-на М.М. в 2013-2015 года являлся ИП Г-в С.А. Расчет с ним осуществлял сам Иб-н М.М. за наличный расчет;

- акт налоговой проверки ИП Иб-на М.М. № 10-10/27 от 04.08.2017 года, согласно которого по налогу на добавленную стоимость неправомерно завышены за 2013-2015 года налоговые вычеты в размере 409 262 319 руб. по неподтвержденным взаимоотношениям с ИП Г-в С.А.;

- заключение эксперта № 26 от 20.11.2019 года, из которого следует, что согласно представленным документам, включение в состав налоговых вычетов в период с 01.01.2013 года по 31.12.2015 год сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных от имени контрагента ИП Г-ва С.А., при условии приобретения товара у неплательщика налога на добавленную стоимость, а также не включение в сумму исчисленного к уплате в бюджет налога на добавленную стоимость за 4 квартал 2013 года в сумме 1863 руб., за 4 квартал 2014 года в сумме 18411 руб., привело к уменьшению суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей исчислению к уплате в бюджет ИП Иб-н М.М. на общую сумму 409 282 867 руб.;

- заключения экспертов №№ 26856-26873, 26971, 27067, которыми установлено, что оттиски печати с текстом «индивидуальный предприниматель Г-в Сергей Анатольевич ЛРВ-138 ИНН 102400163526», в товарных накладных, квитанциях к ПКО нанесены не печатью, представленной ИП Г-в С.А., а иной печатью, изготовленной фотополимерным способом;

- заключения экспертов №№ 199-216/2-1-1.1, согласно которым, подписи от имени Г-ва С.А. в представленных документах (счета-фактуры, товарные накладные) выполнены не Г-вым С.А., а иным лицом, кем именно, установить не представилось возможным;

- заключение эксперта №1264/2-1-1.1, согласно которому, подписи от имени Г-ва С.А. в копии договора поставки от 01.01.2013 года выполнена не Г-вым С.А., а кем-то другим;

- заключения экспертов №№ 217, 219, 221, 224, 226/2-1-1.1, согласно которым, подписи в представленных авансовых отчетах выполнены Иб-ным М.М.;

- постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.04.2019 года, которым установлен факт отсутствия между ИП Иб-ным М.М. и ИП Г-вым С.А. договорных отношений и каких-либо гражданско-правовых обязательств;

- протоколы осмотра места происшествия и предметов, документация о приобретении ИП Иб-н М.М. у ИП Г-в С.А. товаров в 2013-2015 годах.

Из протокола судебного заседания следует, что суд исследовал представленные сторонами доказательства, в соответствии с требованиями ст.305 УПК РФ изложил в приговоре установленные обстоятельства уголовного дела, основания оправдания подсудимого и доказательства, подтверждающие эти основания, а также мотивы, по которым отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Судом в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона рассмотрены заявленные сторонами ходатайства и по каждому из них вынесено основанное на исследованных доказательствах мотивированное решение.

Согласно материалам уголовного дела судом были созданы все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

Исследовав представленные сторонами доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что предъявленное Иб-ну М.М. обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.198 УК РФ, не нашло своего объективного подтверждения.

Как правильно указал суд первой инстанции, никаких доказательств, с достаточной определенностью и полнотой подтверждающих наличие в действиях Иб-на М.М. состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.198 УК РФ, материалы уголовного дела не содержат. Предъявленное Иб-ну М.М. обвинение не основано на собранных доказательствах и противоречит фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном следствии.

По своей конструкции состав уклонения физического лица от уплаты налогов, является материальным. Преступление считается оконченным с момента наступления указанных в ст.198 УК РФ последствий. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты. О наличии умысла, направленного на уклонение лица от уплаты налогов, могут свидетельствовать, в частности, совокупность действий налогоплательщика, направленных на построение искаженных, искусственных договорных отношений, имитация реальной экономической деятельности подставных лиц (фирмы-однодневки). Обязательными признаками состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.198 УК РФ, применительно к обвинению Иб-на М.М., являются: с объективной стороны - деяния по уклонению от уплаты налога или сбора с физического лица, наступление общественно опасных последствий в виде непоступления налога или сбора в бюджет или государственный внебюджетный фонд, а также причинно-следственную связь между деяниями и наступившими последствиями. Обязательным условием привлечения Иб-на М.М. к уголовной ответственности за внесение ложных сведений в налоговую декларацию является доказанность осознания им того обстоятельства, что переданные ему неустановленным лицом одновременно с поставленным товаром счета-фактуры содержат ложную информацию о начислении НДС поставщиком.

Результатами налоговой проверки не был выявлен сам факт непоставки товаров Иб-ну М.М., то есть фиктивность договора поставки.

Более того, ни одним из исследованных доказательств факт приобретения Иб-ным М.М. одежды и обуви не опровергнут, и налоговым органом и органами предварительного следствия факт такого приобретения не оспаривается, указывается только на невозможность приобретения его у ИП Г-ва С.А., реквизиты которого указаны в представленных счетах-фактурах.

Таким образом, факт приобретения Иб-ным М.М. одежды и обуви в результате сделок, о которых он сообщил в налоговых декларациях, не опровергнут. Соответственно, не опровергнута и версия Иб-на М.М. о том, что представленные ИФНС счета-фактуры получены им одновременно с поставленным товаром от лиц, осуществляющих поставки с использованием реквизитов ИП Г-в С.А.

В материалах дела нет доказательств, подтверждающих, что Иб-н М.М. действительно знал о том, что ИП Г-в С.А. при осуществлении своей хозяйственной деятельности не уплачивал НДС. Приведенные в обвинительном заключении обстоятельства, свидетельствующие о том, что ИП Г-в С.А. не являлся плательщиком НДС, основаны только на результатах налоговой проверки, проведенной налоговым органом.

Иб-н М.М. имел возможность получить информацию об ИП Г-в только в объеме, содержащемся в Едином государственном реестре юридических лиц, в котором отсутствуют обстоятельства, перечисленные органами предварительного следствия в качестве доказывающих факт неосуществления хозяйственной деятельности ИП Г-в С.А.

Декларации по налогу на добавленную стоимость за 2013 -2015 года Иб-н М.М. представил в установленный законом срок. Претензий у Межрайонной ИФНС России №30 по РБ в указанный период к данным декларациям к ИП Иб-ну М.М. не возникло.

С учетом изложенного, судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что стороной обвинения не представлено, и в судебном заседании не добыто доказательств, подтверждающих наличие у Иб-на М.М. прямого умысла на совершение вменяемого преступления.

Суд апелляционной инстанции, не соглашается с доводами стороны обвинения о необходимости учета при квалификации действий подсудимого Иб-на М.М. размера неуплаченных налогов, установленного на основании решения налогового органа о привлечении Иб-на М.М. к налоговой ответственности, решений арбитражных судов различных инстанций, поскольку данный размер неуплаченных налогов был установлен в рамках процедуры привлечения его к налоговой ответственности, а решения арбитражных судов, подтвердивших данный размер, в силу действующего уголовно-процессуального законодательства не имеют преюдициального значения в рамках рассмотрения уголовного дела о привлечении Иб-на М.М. к уголовной ответственности по ст.198 УК РФ, поскольку подлежат оценке наряду с другими доказательствами, имеющимися в материалах уголовного дела.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд первой инстанции обоснованно не принял обстоятельства, установленные Восемнадцатым арбитражным апелляционным судом при рассмотрении данного спора, так как позиция арбитражных судов подтвердила лишь выводы налогового органа, установленные по итогам выездной налоговой проверки, что доначисление оспариваемых налогов связано с отсутствием реальности хозяйственных операций между индивидуальными предпринимателями Иб-ным М.М. и Г-вым С.А., что повлекло неуплату НДС в сумме 409 282 867 руб. В судебных заседаниях Арбитражных судов материалы уголовного дела не исследовались, выводы сделаны лишь на материалах выездной налоговой проверки.

Суд апелляционной инстанции соглашается с оценкой, данной судом первой инстанции заключению эксперта № 26 от 20.11.2019 года, поскольку в экспертном заключении должны быть представлены конкретные ответы на поставленные перед экспертом вопросы. Его выводы должны быть четкими, они не могут носить предположительный (вероятностный) характер, поскольку такое экспертное заключение нельзя положить в основу доказательственной базы. Если эксперт не находит оснований для категорического заключения, выводы носят вероятный, т.е. предположительный, характер. Вероятный вывод представляет собой обоснованное предположение (гипотезу) эксперта об устанавливаемом факте и допускают возможность существования факта, но и не исключают абсолютно другого (противоположного) вывода.

Эксперт указал, что согласно представленным документам, включение в состав налоговых вычетов в период с 01.01.2013 года по 31.12.2015 года сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных от имени контрагента ИП Г-ва С.А., при условии приобретения товара у неплательщика налога на добавленную стоимость, а также не включение в сумму исчисленного к уплате в бюджет налога на добавленную стоимость за 4 квартал 2013 года в сумме 1 863 руб., за 4 квартал 2014 года в сумме 18 411 руб., привело к уменьшению суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей исчислению к уплате в бюджет ИП Иб-н М.М. на общую сумму 409 282 867 руб. Также экспертом указано, что поскольку установить действительную стоимость и наименование продавцов товара, приобретенного ИП Иб-н М.М., не представляется возможным, определить как повлияло при исчислении к уплате в бюджет налога на доходы физических лиц ИП Иб-н М.М. за 2013, 2014, 2015 годы включенных в состав расходов, уменьшающих налоговую базу, затрат, понесенных по взаимоотношениям с контрагентом ИП Г-в С.А. не представляется возможным.

Указанное экспертное заключение действительно носит предположительный характер, и не содержит конкретных ответов на поставленные вопросы при наличии соответствующей документации, подтверждающей хозяйственную деятельность ИП Иб-на М.М.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции, что в ходе предварительного следствия не определен и не конкретизирован действительный размер подлежащего к уплате налога ИП Иб-ным М.М., от уплаты которого он уклонился.

Органы предварительного следствия, признавая сделки между ИП Иб-н М.М. и ИП Г-в С.А. фиктивными, в тоже время на основании счетов-фактур от имени ИП Г-ва С.А. назначают судебно-экономическую экспертизу и исчисляют сумму НДС, предъявляемую к вычету.

Таким образом, представленные стороной обвинения перечисленные доказательства, которые положены органом следствия в основу обвинения Иб-на М.М. и представленные в судебном заседании стороной обвинения, существо которых изложено выше, однозначно и безоговорочно о наличии каких-либо преступных действий Иб-на М.М. в указанном случае не свидетельствуют, в связи с чем, суд пришел к обоснованному выводу о том, что доказательства, представленные стороной обвинения, не подтверждают виновность Иб-на М.М. в совершении инкриминируемого ему преступного деяния, и не являются основанием для какой-либо иной квалификации его действий.

 На основании оценки имеющихся доказательств судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о необходимости оправдания Иб-на М.М. по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.198 УК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Статьей 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В соответствии со ст.15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Правильность оценки собранных по делу доказательств, данной судом первой инстанции в приговоре, у суда апелляционной инстанции сомнений не вызывает, а поэтому доводы апелляционного представления о том, что судом дана ненадлежащая оценка показаниям свидетелей, исследованным доказательствам, и, следовательно, доводы представления о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного следствия, суд апелляционной инстанции считает несостоятельными.

Вопреки доводам апелляционного представления, в приговоре приведен подробный анализ всех доказательств. При этом все собранные по делу доказательства суд в соответствии с требованиями ст. ст.87, 88 УПК РФ проверил, сопоставив их между собой, и каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Суд апелляционной инстанции отмечает, что в силу ст.17 УПК РФ, судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Указанное положение закона судом при рассмотрении уголовного дела в полной мере соблюдено.

При этом в соответствии с требованиями ст.49 Конституции Российской Федерации, ст.14 УПК РФ все возникшие сомнения в виновности Иб-на М.М., которые не были устранены, истолкованы в его пользу.

Поскольку доказательств, бесспорно подтверждающих обвинение Иб-на М.М. в совершении указанного преступления, сторона обвинения не представила, имеются неустранимые сомнения в его виновности, суд в соответствии с требованиями закона правильно постановил в отношении него оправдательный приговор.

Иные доводы, изложенные в апелляционном представлении, основаны на предположениях и по существу сводятся к переоценке правильных выводов суда; при этом, как видно из материалов уголовного дела, указанные доводы были предметом исследования и надлежащей оценки судом первой инстанции, и не могут служить основаниями для отмены приговора. Иная позиция государственного обвинителя на этот счет основана не на чем ином, как на собственной интерпретации исследованных доказательств в отрыве от установленных ст.ст.87, 88 УПК РФ правил их оценки, которыми в данном случае руководствовался суд.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции соглашается с доводами апелляционного представления, что суд ошибочно сделал вывод о незаконности возбуждения уголовного дела в связи с истечением сроков уголовного преследования.

В соответствии с п.«а» ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.

Вменяемое Иб-ну М.М. преступление небольшой тяжести совершено в период 2013-2015 года, то есть со дня совершения преступления истекло более двух лет, и потому имеются основания для прекращения уголовного дела за истечением сроков давности уголовного преследования на основании ст.24 ч.1 п.3 УПК РФ.

Согласно ст.27 ч.2 УПК РФ прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в ст.24 ч.1 п.3 УПК РФ, допускается только при наличии согласия подсудимого. Иб-н М.М. возражал против прекращения уголовного дела ввиду истечения срока давности уголовного преследования.

При указанных обстоятельствах, уголовное дело было возбуждено законно и обоснованно, а указание суда в мотивировочной части приговора, что уголовное дело возбуждено по истечению срока давности привлечения к уголовной ответственности, что в силу п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ является незаконным, подлежит исключению из приговора, как ошибочно указанное.

 Суд апелляционной инстанции соглашается с доводами апелляционного представления, что в резолютивной части приговора суд не указал основания оправдания подсудимого.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.306 УПК РФ резолютивная часть приговора должна содержать решение о признании подсудимого невиновным и основания его оправдания. Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, Иб-н М.М. оправдан по предъявленному обвинению в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает необходимым указать в резолютивной части приговора об оправдании Иб-на М.М. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.198 УК РФ на основание - п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ. Данное дополнение не влияет на законность приговора.

Иных нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о лишении или ограничении гарантированных УПК РФ прав участников судопроизводства, несоблюдении процедуры судопроизводства или иных обстоятельств, которые повлияли либо могли повлиять на постановление законного и справедливого приговора, судом апелляционной инстанцией при рассмотрении дела не выявлено.

При изложенных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции полагает, что приговор суда является законным и обоснованным, и оснований для отмены оправдательного приговора и направления дела на новое судебное разбирательство по доводам, изложенным в апелляционном представлении государственного обвинителя, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст.30 389.13, 389.15, 389.20 и 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

приговор Демского районного суда г.Уфы Республики Башкортостан от 9 марта 2022 года в отношении Иб-на М***та М***ча изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора суждение суда, что уголовное дело возбуждено по истечению срока давности привлечения к уголовной ответственности, что в силу п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ является незаконным.

Первый абзац резолютивной части приговора изложить в следующей редакции: оправдать Иб-на М***та М***ча по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.198 УК РФ на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ. Признать за оправданным Иб-ным М.М. право на реабилитацию, разъяснить, что в соответствии со ст.ст.133-136 УПК РФ он имеет право на возмещение имущественного и морального вреда.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя без удовлетворения.

Источник

Похожая практика: