Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 198 УК РФ » Оправдание отменено: придана абсолютная преюдиция решению арбитража об отсутствии умысла, повторной ответственности нет, срок давности - по последнему сроку неуплаты. Апелляционное постановление Приморского краевого суда от 23.05.2022 № 22-2249/22

Оправдание отменено: придана абсолютная преюдиция решению арбитража об отсутствии умысла, повторной ответственности нет, срок давности - по последнему сроку неуплаты. Апелляционное постановление Приморского краевого суда от 23.05.2022 № 22-2249/22

23 май 2022
35

Приморский краевой суд в составе председательствующего – судьи Гончаровой Н.Н., при помощнике судьи Мурадхановой Л.А., с участием прокурора Майер М.А., адвоката Подгородецкого Е.А., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление с дополнениями государственного обвинителя Хорева Д.А. на приговор Дальнегорского районного суда Приморского края от 09.02.2022, которым ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка <адрес>, гражданка РФ, работающая индивидуальным предпринимателем, зарегистрированная по адресу: <адрес>; проживающая по адресу: <адрес>, не судимая, оправдана по ч. 1 ст. 198 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В отношении ФИО1 отменена мера процессуального принуждения – обязательство о явке.

Арест, наложенный на имущество ФИО1, путём запрета регистрационных действий на автомобиль марки «Тоуоtа Rav 4», 2015 года выпуска, государственный регистрационный номер «М 736 ЕЕ 125 RUS», отменен.

За ФИО1 признано право на реабилитацию, с разъяснением ей права на возмещение имущественного ущерба, компенсации морального вреда.

Гражданский иск, заявленный прокурором г. Дальнегорска в интересах Российской Федерации к ФИО1, оставлен без рассмотрения.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Гончаровой Н.Н., мнение прокурора Майер М.А., поддержавшей доводы апелляционного представления с дополнениями, адвоката ФИО13, полагавшего приговор оставить без изменений, суд апелляционной инстанции

у с т а н о в и л:

ФИО1 оправдана по предъявленному ей обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, то есть в уклонении физического лица от уплаты налогов путем непредставления налоговой декларации, представление которой в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, является обязательным, и путем включения в декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере.

В апелляционном представлении с дополнениями государственный обвинитель Хорев Д.А. считает приговор незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Указывает, что в уголовном деле собраны достаточные доказательства, подтверждающие вину ФИО1, доводы обвинения о наличии в действиях ФИО1 преступления, суд оставил без внимания, оценку доказательствам стороны обвинения не дал.

Ссылаясь на положения Налогового Кодекса РФ, Определение Конституционного Суда РФ от 01.12.2009 № 1488-О-О, обращает внимание, что именно крупный размер неуплаченных налогов и (или) сборов позволяет отграничить состав преступления от налогового правонарушения, в случае, если индивидуальный предприниматель привлекается к уголовной ответственности, то налоговая инспекция в силу п. 2 ст. 108 НК РФ отменит начисленный штраф.

Не согласен с выводами суда об отсутствии в действиях ФИО1 признаков состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 198 УК РФ, поскольку по уголовному делу собран исчерпывающий объем достоверных, допустимых и относимых доказательств, свидетельствующих о виновности ФИО1

Ссылаясь на ст. 90 УПК РФ, считает, что факт совершения ФИО1 умышленных действий также подтверждается доказательствами: решением УФНС России по Приморскому краю № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому жалоба ФИО1 оставлена без удовлетворения, решение № от 06.10.2010 – без изменения; решением арбитражного суда Приморского края от 25.03.2011, которым решение налогового органа № от ДД.ММ.ГГГГ признано законным и установлено, что обстоятельства проверки подтверждаются материалами выездной налоговой проверки и заявителем не оспариваются», что ФИО1 не представлено возражений в части исчисления налоговой базы по НДФЛ, ЕСН И НДС за 2008 год исходя из фактически полученного ей дохода (выручки) по договорам купли-продажи; заявлением индивидуального предпринимателя ФИО1 о перечислении денежных средств от продажи недвижимого имущества на расчетный счет индивидуального предпринимателя ФИО1; показаниями свидетеля ФИО7; сведениями о том, что с 2008 года ФИО1 денежные средства в бюджет не внесла.

Кроме того, в силу положений ч. 4 ст.108 НК РФ факт привлечения ФИО1 к налоговой ответственности не препятствует её привлечению к уголовной ответственности по ч.1 ст. 198 УК РФ.

Просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда.

Возражения на апелляционное представление не поступали.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления, выслушав мнение сторон, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ в результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд вправе принять решение об отмене приговора, определения, постановления суда первой инстанции и о передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства.

На основании ст. 389.15, ст. 389.16 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, что является основанием для отмены приговора в апелляционном порядке

Действия ФИО1 органами предварительного расследования квалифицированы по ч.1 ст. 198 УК РФ как уклонение физического лица от уплаты налогов путем непредставления налоговой декларации, представление которой в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, является обязательным, и путем включения в декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере.

Оправдывая ФИО1 по предъявленному обвинению, суд первой инстанции, пришел к выводу, что:

- обвинение не основано на собранных доказательствах и противоречит фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в ходе судебного следствия;

- стороной обвинения не представлено доказательств в подтверждение наличия у ФИО1 прямого умысла на совершение вмененного ей преступления;

- ФИО1 привлекается к уголовной ответственности за совершение деяния, за которое понесла налоговую ответственность на основании вступившего в законную силу решения налогового органа;

- задолженность ФИО1 по уплате налогов и сборов, послужившая основанием для привлечения её к уголовной ответственности, возникла не в результате преступных действий ФИО1, а в результате неправомерных действий налогового органа при исполнении решения о привлечении ФИО14 к налоговой ответственности, то есть отсутствует прямая причинно-следственная связь между действиями ФИО1 и наступившими последствиями в виде неуплаты налогов в крупном размере (т.11, л.д. 53, 58, 61, 62, 63).

Согласно ст. ст. 297 и 302 УПК РФ оправдательный приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, и признается он таковым, если постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии со ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности-достаточности для разрешения уголовного дела.

Оправдательный приговор может быть постановлен в том случае, когда по делу исследованы с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и тщательно проанализированы как в отдельности, так и в совокупности все собранные доказательства, им дана надлежащая оценка, имеющиеся противоречия выяснены и оценены, однако, несмотря на это, исключается или не подтверждается совершение подсудимым преступления.

Указанные требования закона судом при вынесении обжалуемого оправдательного приговора в полном объеме не выполнены, выводы суда, содержащиеся в оправдательном приговоре, сделаны без надлежащей оценки доказательств в их совокупности.

Как следует из материалов уголовного дела, ни одно из представленных стороной обвинения доказательств судом недопустимым не признавалось.

Решение об оправдании ФИО1 по предъявленному обвинению суд первой инстанции основал на оглашенных показаниях свидетелей П-ко, Н-вой, ФИО14, Д-вой, решении налогового органа № от 06.10.2010, налоговых декларациях ФИО1, решении арбитражного суда Приморского края от 25.03.2011.

Суд первой инстанции, оценив данные доказательства, посчитал, что отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие в действиях ФИО1 состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, что непредставление ФИО1 в налоговый орган декларации и неотражение надлежащим образом в декларациях сведений о реализации ею недвижимого имущества носят характер добросовестного заблуждения относительно своего предполагаемого права на налоговый вычет, что ФИО1 не имела цели противоправно уклониться от уплаты налогов в крупном размере, занизила налоговую базу в результате неправильного выбора способа льготного налогообложения.

Однако вопреки выводам суда первой инстанции, свидетели П-ко, Н-ва не указывали об отсутствии у ФИО1 умысла на уклонение от уплаты налогов, подтвердили, что проверка налоговым органом проводилась в связи с реализацией индивидуальным предпринимателем ФИО1 имущества, используемого в предпринимательской деятельности, и в связи с неверным отражением в декларации 3 НДФЛ доходов и вычетов от реализации имущества, что ФИО1 не имела права на имущественный вычет, заявив право на получение имущественного вычета, она занизила налоговую базу.

Свидетель Д-ва пояснила об обстоятельствах принудительного взыскания с ФИО1 в бюджет недоимки по налогам в крупном размере.

Показания свидетеля защиты ФИО8 о предполагаемом праве на получение налогового вычета оценены судом без учета всей совокупности представленных стороной обвинения доказательств; при этом данный свидетель не дал никаких показаний относительно не предоставления ФИО1 декларации по налогу на добавленную стоимость.

Содержание сведений из налоговых деклараций ФИО1, которые послужили основанием для вынесения оправдательного приговора, судом первой инстанции не раскрыто.

Из содержания решения налогового органа № от 06.10.2010 не следует, что у ФИО1 отсутствовал умысел на уклонение от уплаты налогов в крупном размере. Напротив, данным решением установлен факт реализации ФИО1 ФИО15. недвижимого имущества именно как лицом, обладающим статусом индивидуального предпринимателя, и именно в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, что давало ей право воспользоваться профессиональным налоговым вычетом, но не имущественным налоговым вычетом (т.1, л.д. 167,169). В связи с нарушением требований налогового законодательства ФИО9 была привлечена к налоговой ответственности, ей предложено уплатить сумму неуплаченных налогов в размере 3 890 071 рубль.

В соответствии с решением арбитражного суда Приморского края от 25.03.2011 решение налогового органа № от 06.10.2010 признано недействительным только в части доначисления к уплате штрафов за неуплату в установленный срок НДФЛ, ЕСН и НДС; вывод налогового органа о том, что реализация недвижимого имущества была произведена ФИО1 в рамках осуществления предпринимательской деятельности, право на получение имущественного налогового вычета у ФИО1 отсутствует, с полученного дохода от реализации недвижимого имущества ФИО1 должна уплатить налоги по общему режиму налогообложения, в том числе НДФЛ, ЕСН и НДС, признан обоснованным.

При уменьшении размера налоговых санкций, доначисленных ФИО1, в качестве смягчающего ответственность обстоятельства арбитражным судом принято во внимание отсутствие намерения у предпринимателя уклониться от уплаты налогов

В обоснование своих доводов при оценке данного доказательства суд первой инстанции сослался на положения ст. 90 УПК РФ и правовые позиции Конституционного Суда РФ (Постановление от 21.12.2022 № 30-П, Постановление от 12.05.2021 № 17-П).

Однако положения ст. 90 УПК РФ применены судом первой инстанции неверно, что повлекло несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Конституционный Суд РФ, признавая не противоречащей Конституции Российской Федерации часть 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отметил, что одни и те же фактические обстоятельства не должны вести к разным последствиям при привлечении к ответственности налогового агента (организации) и его должностного лица, Нельзя оставлять без внимания вступивший в силу судебный акт (Постановление от 12.05.2021 № 17-П).

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.12.2022 № 30-П указано, что предмет исследования в каждом виде судопроизводства имеет свои особенности, исходя из которых определяются не только компетентный суд, но и специфика процессуальных правил доказывания по соответствующим делам, включая порядок представления и исследования доказательств, а также основания для освобождения от доказывания.

Действующие во всех видах судопроизводства общие правила распределения бремени доказывания предусматривают освобождение от доказывания входящих в предмет доказывания обстоятельств, к числу которых процессуальное законодательство относит обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением по ранее рассмотренному делу (статья 90 УПК Российской Федерации, статья 61 ГПК Российской Федерации, статья 69 АПК Российской Федерации). В данном основании для освобождения от доказывания проявляется преюдициальность как свойство законной силы судебных решений, общеобязательность и исполнимость которых в качестве актов судебной власти обусловлены ее прерогативами.

Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.

Преюдиция как способ обеспечения непротиворечивости обязательных судебных актов в правовой системе требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства - с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.

Таким образом, как признание, так и отрицание преюдициального значения окончательных судебных решений не могут быть абсолютными и имеют определенные, установленные процессуальным законом пределы.

Пределы действия преюдициальности судебного решения объективно определяются тем, что установленные судом в рамках его предмета рассмотрения по делу факты в их правовой сущности могут иметь иное значение в качестве элемента предмета доказывания по другому делу, поскольку предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают, а суды в их исследовании ограничены своей компетенцией в рамках конкретного вида судопроизводства.

Поэтому в уголовном судопроизводстве результатом межотраслевой преюдиции может быть принятие судом данных только о наличии либо об отсутствии какого-либо деяния или события, установленного в порядке гражданского судопроизводства, но не его квалификация как противоправного, которая с точки зрения уголовного закона имеет место только в судопроизводстве по уголовному делу.

Задачей гражданского судопроизводства - в его конституционном значении (статья 15, часть 1; статья 118, часть 2; статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации) - является разрешение споров о праве и других дел, отнесенных к подведомственности судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

В уголовном же судопроизводстве решается вопрос о виновности лица в совершении преступления и о его уголовном наказании. Имеющими значение для этого суда будут являться такие обстоятельства, подтверждающие установленные уголовным законом признаки состава преступления, без закрепления которых в законе деяние не может быть признано преступным. Это касается и формы вины как элемента субъективной стороны состава преступления, что при разрешении гражданского дела установлению не подлежит. Именно поэтому уголовно-правовая квалификация действий (бездействия) лица определяется исключительно в рамках процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и не может устанавливаться в иных видах судопроизводства.

При этом закрепление в процессуальном законе преюдициального значения обстоятельств по ранее рассмотренному делу не означает предопределенности окончательных выводов суда по уголовному делу ранее состоявшимся судебным решением, принятым в другом виде судопроизводства в иных правовых процедурах.

Таким образом, институт преюдиции, являясь выражением дискреции законодателя в выборе конкретных форм и процедур судебной защиты и будучи направлен на обеспечение действия законной силы судебного решения, его общеобязательности и стабильности, на исключение возможного конфликта различных судебных актов, подлежит применению с учетом принципа свободы оценки доказательств судом, вытекающего из конституционных принципов независимости и самостоятельности судебной власти.

Соответственно, по смыслу статьи 90 УПК Российской Федерации в системе норм процессуального законодательства, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением, которым завершено рассмотрение дела по существу в рамках любого вида судопроизводства, имеют преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя или дознавателя по уголовному делу в отношении лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом по другому делу. В силу объективных и субъективных пределов действия законной силы судебного решения для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, не могут являться обязательными обстоятельства, установленные судебными актами других судов, если этими актами дело по существу не было разрешено или если они касались таких фактов, фигурировавших в гражданском судопроизводстве, которые не являлись предметом рассмотрения и потому не могут быть признаны установленными вынесенным по его результатам судебным актом.

Таким образом, по смыслу ст. 90 УПК РФ, в ее конституционно-правовом понимании, учитывая, что уголовно-процессуальный закон имеет свою специфику доказывания, уголовно-правовая квалификация действий лица, в том числе и формы вины как элемента субъективной стороны состава преступления, определяется исключительно в рамках процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и не может устанавливаться в иных видах судопроизводства.

Однако суд первой инстанции придал абсолютное преюдициальное значение решению арбитражного суда Приморского края от 25.03.2011 в части отсутствия у ФИО1 умысла на совершение вменяемого ей преступления без оценки фактических действий ФИО1, которая длительное время является индивидуальным предпринимателем, в силу закона, осуществляя предпринимательскую деятельность, обязана платить установленные налоги и сборы, как налогоплательщик обязана вести в установленном порядке учет своих доходов (расходов) и объектов налогообложения и представлять в налоговый орган по месту учета в установленном порядке налоговые декларации по тем налогам, которые они обязаны уплачивать, использовала расчетный счет индивидуального предпринимателя для зачисления дохода от продажи недвижимого имущества, однако в договорах купли-продажи имущества, используемого для осуществления предпринимательской деятельности, не указала свой статус индивидуального предпринимателя, после вступления в силу решений арбитражных судов о законности решения налогового органа № от 06.10.2010 в части наличия у неё неуплаченных налогов в сумме 3890071 руб. добровольно данную задолженность не погасила, обжаловала требование № об уплате налогов, после принудительного взыскания задолженность вновь обжаловала решение налоговой инспекции о взыскании.

Вывод суда первой инстанции о том, что ФИО1 повторно привлекается к уголовной ответственности за совершение деяния, за которое она уже понесла налоговую ответственность на основании решения налогового органа, не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Конституционный Суд РФ в Определении от 01.12.2009 N 1488-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина ФИО2 на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 198 УК РФ" указал, что государство вправе и обязано принимать все меры, направленные на понуждение налогоплательщика к полной и своевременной уплате причитающихся сумм налога, включая привлечение виновного лица к установленной законом ответственности соответственно характеру и степени общественной опасности совершенного им деяния, с учетом характеристик его личности и обстоятельств конкретного дела.

В правовом механизме исполнения конституционной обязанности по уплате налогов предусмотрено несколько видов нарушений законодательства о налогах и сборах - налоговые, административные правонарушения по фактам нарушения законодательства о налогах и сборах и нарушения законодательства о налогах и сборах, являющиеся преступлениями.

Именно крупный размер неуплаченных налогов и (или) сборов позволяет отграничить состав преступления от налогового правонарушения.

При этом диспозиция ст. 198 УК РФ является бланкетной, отсылающей к формулировкам налогового законодательства, и применяется во взаимосвязи с положениями Налогового Кодекса РФ, согласно ст. 108 которого никто не может быть привлечен повторно к ответственности за совершение одного и того же налогового правонарушения (п. 2). Предусмотренная данным Кодексом ответственность за деяние, совершенное физическим лицом, наступает, если оно не содержит признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации (п. 3).

По смыслу приведенных взаимосвязанных положений уголовного и налогового законодательства привлечение физического лица к ответственности за налоговое правонарушение возможно только в том случае, если совершенное им деяние не содержит признаков преступления, т.е. исключается привлечение физического лица к ответственности дважды за одно и то же правонарушение и тем более не предполагается повторное осуждение за одно и то же преступление.

На исключение возможности привлечения к налоговой и уголовной ответственности за совершение одного и того же налогового нарушения направлены и отдельные нормы НК Российской Федерации.

Так, согласно п. 15.1. ст. 101 НК РФ в случае, если налоговый орган, вынесший решение о привлечении налогоплательщика - физического лица к ответственности за совершение налогового правонарушения, направил в соответствии с пунктом 3 статьи 32 настоящего Кодекса материалы в следственные органы, то не позднее дня, следующего за днем направления материалов, руководитель (заместитель руководителя) налогового органа обязан вынести решение о приостановлении исполнения принятых в отношении этого физического лица решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения о взыскании соответствующего налога (сбора, страховых взносов), пеней, штрафа.

В случае, если по итогам рассмотрения материалов будет вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела или постановление о прекращении уголовного дела, а также если по соответствующему уголовному делу будет вынесен оправдательный приговор, руководитель (заместитель руководителя) налогового органа не позднее дня, следующего за днем получения уведомления об этих фактах от следственных органов, выносит решение о возобновлении исполнения принятых в отношении этого физического лица решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения о взыскании соответствующего налога (сбора, страховых взносов), пеней, штрафа.

В случае, если действие (бездействие) налогоплательщика - физического лица, послужившее основанием для привлечения его к ответственности за совершение налогового правонарушения, стало основанием для вынесения обвинительного приговора в отношении данного физического лица, налоговый орган отменяет вынесенное решение в части привлечения налогоплательщика - физического лица к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Таким образом, при вступлении в законную силу решения по уголовному делу в отношении ФИО14, в зависимости от существа такого решения налоговый орган обязан будет принять решение либо о возобновлении исполнения принятых в отношении этого физического лица решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения о взыскании соответствующего налога (сбора, страховых взносов), пеней, штрафа либо об отмене ранее вынесенного решения в части привлечения налогоплательщика - физического лица к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Выводы суда об отсутствии прямой причинно-следственной связи между действиями ФИО1 и наступившими последствиями в виде неуплаты налогов в крупном размере, поскольку задолженность по уплате налогов и сборов возникла в результате неправомерных действий налогового органа при исполнении решения о привлечении ФИО1 к налоговой ответственности, также не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 ноября 2019 года N 48 "О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления" моментом окончания преступления, предусмотренного статьей 198 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

Из материалов уголовного дела следует, что ФИО1 должна была уплатить: НДС в сумме 2 317 192 рубля в срок до 20.07.2008 года, ЕСН в сумме 244 397 рублей – в срок до 15.07.2009 года, НДФЛ в сумме 1 328 482 рубля – в срок до 15.07.2009 года.

Поскольку уклонение от уплаты совокупности налогов, имеющее место в один временной промежуток, одним и тем же лицом, которое действовало с единым умыслом, требует единой квалификации, то моментом окончания преступления следует считать неуплату налога (сбора), подлежащего уплате последним по времени.

Таким образом, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 198 УК РФ, было окончено 15.07.2009 года, когда у ФИО1 вследствие уклонения от уплаты налогов возникла задолженность по уплате налогов в крупном размере.

Сведений о причастности иных лиц к совершению вмененного ФИО1 преступления в материалах уголовного дела не содержится.

Действия налогового органа по принудительному взысканию с ФИО14 задолженности, сведения о том, что в период с 31.10.2011 по 05.03.2012 обязанность по уплате налога была принудительно исполнена, взысканные с ФИО1 денежные средства до 19.12.2013 года находились на счетах в соответствии с бюджетным законодательством, а затем были возвращены ФИО1 в связи с процессуальными нарушениями процедуры принудительного взыскания, не свидетельствуют об отсутствии в её действиях оконченного состава преступления по состоянию на 15.07.2009.

По смыслу п.15.1. ст. 101 НК РФ вынесение налоговым органом решения о привлечении налогоплательщика - физического лица к ответственности за совершение налогового правонарушения, не препятствует налоговому органу в направлении в соответствии с пунктом 3 статьи 32 НК РФ материалов в следственные органы.

Таким образом, суд при вынесении обжалуемого приговора не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда, выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что в свою очередь в соответствии со ст. 389.16 УПК РФ свидетельствует о несоответствии выводов суда, изложенных в обжалуемом приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, что согласно п. 1 ст. 389.15 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

В соответствии с положениями ч.2 ст.389.24 УПК РФ оправдательный приговор суда первой инстанции может быть отменен судом апелляционной инстанции с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей на незаконность и необоснованность оправдания подсудимого.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционного представления, считает выводы суда об отсутствии в действиях ФИО1 состава инкриминируемого преступления преждевременными, основанными на односторонней оценке доказательств, без анализа обстоятельств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Поскольку в апелляционном представлении поставлен вопрос о незаконности и необоснованности оправдания ФИО1, препятствий для отмены приговора не имеется.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ в результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд вправе принять решение об отмене приговора суда первой инстанции и о передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства.

При новом рассмотрении суду первой инстанции надлежит дать представленным сторонами доказательствам надлежащую оценку, и всесторонне, полно и объективно, исходя их принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

Обсуждая вопрос о мере пресечения, суд апелляционной инстанции учитывает, что по данному уголовному делу в отношении ФИО10 была избрана мера процессуального принуждения – обязательство о явке и в соответствии со ст. 112 УПК РФ избирает ей указанную меру процессуального принуждения.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.15, 389.17, 389.19 ч. 1, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

п о с т а н о в и л:

Приговор Дальнегорского районного суда Приморского края от 09 февраля 2022 года, которым ФИО1 оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 198 УК РФ, в связи с отсутствием в её действиях состава преступления – отменить.

Уголовное дело в отношении ФИО1 направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда, со стадии подготовки к судебному заседанию.

Апелляционное представление с дополнениями государственного обвинителя Хорева Д.А. удовлетворить.

Избрать ФИО1 меру процессуального принуждения – обязательство о явке.

Источник

Похожая практика: