Сумма неуплаченных НДС в 15 215 592 рублей без исчисления процентов относительно общей суммы налогов, подлежащих к уплате, не может расцениваться как особо крупный размер. Постановление Президиума Самарского областного суда от 12.02.2016 №44у-11/2016

Статья 199 УК РФ / 757 / Печать

Президиум Самарского областного суда в составе: председательствующего Кудинова В.В., членов президиума – Шкурова С.И., Вагулиной Л.М., Сказочкина В.Н., Шуликиной С.М., с участием заместителя прокурора Самарской области Павлова А.Б., при секретаре Устяк Ю.В., рассмотрел материалы уголовного дела по кассационной жалобе адвоката Лапузина А.С. в защиту интересов Саб-ва Р.И. на приговор Советского районного суда г.Самары от 05 ноября 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 16 февраля 2015 года, которым Саб-в Р.И., <данные изъяты>, не судимый, осужден по п. «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности и должности главного бухгалтера в государственных и коммерческих организациях сроком на 2 года. В соответствии со ст. 73 УК РФ постановлено основное наказание считать условным с испытательным сроком 3 года с возложением обязанностей являться в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за условно осужденными, для регистрации и без ведома данного органа не менять постоянного места жительства, дополнительное наказание постановлено исполнять самостоятельно.


Этим же приговором ФИО1, <данные изъяты>, не судимая, осуждена по п. п. «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности и должности главного бухгалтера в государственных и коммерческих организациях сроком на 2 года. В соответствии со ст. 73 УК РФ постановлено основное наказание считать условным с испытательным сроком 3 года с возложением обязанностей являться в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за условно осужденными, для регистрации и без ведом данного органа не менять постоянного места жительства, дополнительное наказание постановлено исполнять самостоятельно, - в отношении которой приговор не обжалуется.


Из-под ареста освобождено имущество, принадлежащее Саб-ву Р.И.: магазин общей площадью 1.422,5 кв.м., расположенный по <адрес>, <данные изъяты> доли в праве общей долевой собственности на земельный участок, общей площадью 1.056,29 кв.м., расположенный по <адрес>. Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.


Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 16.02.2015 г. приговор изменен. Из резолютивной части приговора исключено указание на назначение осужденным наказания с применением ст.73 УК РФ, постановлено считать Саб-ва Р.И. и ФИО1 осужденными по п. «а», «б» ч.2 ст.199 УК РФ к наказанию виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с лишением права Саб-ва Р.И.: занимать руководящие должности на государственной службе, в органах местного самоуправления сроком на 2 года; ФИО1: занимать должность главного бухгалтера и бухгалтера на государственной службе, органах местного самоуправления сроком на 2 года, с отбыванием ими наказания в исправительной колонии общего режима. Отменено решение суда об освобождении из-под ареста имущества, принадлежащего Саб-ву Р.И.: магазин общей площадью 1 422, 5 кв.м, расположенный по <адрес>, <данные изъяты> доли в праве общей долевой собственности на земельный участок, общей площадью 1 056,29 кв.м, расположенный по <адрес>.


Мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении Саб-ву Р.И. и ФИО1 изменена на заключение под стражу, взяты под стражу в зале суда. В срок отбытия наказания ФИО1 зачтено время нахождения под стражей с 20 по 21 февраля 2014 года.


В остальном приговор оставлен без изменений.


Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Абдуллиной Р.Р., изложившей обстоятельства дела, содержание судебных решений, мотивы кассационной жалобы, а также постановления о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выступление адвоката Лапузина А.С., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение заместителя прокурора <адрес> Павлова А.Б. об изменении состоявшихся судебных постановлений путем исключения квалифицирующего признака преступления «в особо крупном размере» со снижением наказания, президиум


у с т а н о в и л :


приговором Советского районного суда <адрес> Саб-в Р.И. и ФИО1 признаны виновными в совершении в период с 07.04.2008 по 31.12.2009 годы в <адрес> уклонения от уплаты налогов организации путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.


В кассационной жалобе адвокат Лапузин А.С. оспаривает законность и обоснованность состоявшихся судебных решений в отношении Саб-ва Р.И., ссылаясь на неправильное применение уголовного закона при квалификации действий осужденного, поскольку суд не установил общую сумму налогов и сборов, подлежащую взиманию с ООО «А», не принял во внимание примечание к ст.199 УК РФ, согласно которого особо крупным размером признается сумма налогов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более десяти миллионов рублей при условии, что доля неуплаченных налогов превышает 20%, подлежащих к уплате сумм налогов, либо превышающая тридцать миллионов рублей, в связи с чем п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ подлежит исключению из обвинения, указывает, что судом при отсутствии оснований, предусмотренных ст.281 УПК РФ, а также без соблюдения положений ст.278-1 УПК РФ, были оглашены и приняты в основу обвинительного приговора показания свидетелей, с которыми в ходе предварительного следствия не проводились очные ставки или какие-либо другие следственные действия, позволяющие стороне защиты задать вопросы в ходе следствия свидетелям, показания которых оглашены, в основу обвинения положены доказательства, полученные с нарушением закона. Кроме того, обращает внимание, что в нарушение ст.72 УПК РФ в суде апелляционной инстанции интересы и Саб-ва Р.И. и ФИО1 защищал один адвокат ФИО18, при наличии противоречий в их позиции осужденных относительно инкриминированного обвинения. Просит судебные постановления отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы и заслушав участников судебного заседания, президиум приходит к следующему.


Согласно положениям ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.


По настоящему делу установлены такие нарушения.


Выводы суда о доказанности вины Саб-ва Р.И. и ФИО1 в совершении уклонения от уплаты налогов с организации путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, группой лиц по предварительному сговору при обстоятельствах, изложенных в приговоре, являются правильными, основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в соответствии со ст.87, 88 УПК РФ.


В соответствии с требованиями ч.2 ст.307 УПК РФ суд указал в приговоре мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие, приведя убедительные мотивы принятого решения относительно достоверности показаний свидетелей, положенных в основу приговора.


В обоснование виновности осужденных суд правомерно сослался на показания представителя потерпевшего ФИО19, свидетелей ФИО20, ФИО21, ФИО22, ФИО23, ФИО24, проводивших налоговую проверку, эксперта ФИО2, свидетелей ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, выполнявших работу по уборке помещений в гипермаркетах по договорам аутстаффинга, ФИО7, ФИО8, ФИО9- сотрудников ООО «А», ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, которые формально числились учредителями и директорами ООО «В», ООО «С», ООО «D», ООО «F», ООО «M», ФИО16, ФИО17, ФИО25, ФИО26, ФИО29, ФИО27, ФИО28, материалы регистрационных дел и бухгалтерских документов указанных обществ, налоговые декларации, решения налогового органа и материалы проверок, протоколы обысков и выемок, в ходе которых изымались предметы и документы, заключения судебных экспертиз, в том числе, почерковедческой, согласной выводов которой в бухгалтерских документах, актах приема выполненных работ, счетах фактурах и других документах вышеуказанных фирм, подписи от имени ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15 выполнены не ими, показания свидетеля ФИО29 о том, что именно ФИО1 предоставляла бухгалтерские документы от ООО «D», свидетеля ФИО27, видевшего, что ФИО1 ставила на документах указанного ООО и ООО «M» печати организации, заключение эксперта о том, что в предоставленных бухгалтерских документах ООО «D» рукописный текст, вероятно, выполнен осужденной, другие доказательства, исследованные в судебном заседании, подробный анализ которых приведен в приговоре, которые согласуются между собой, дополняют друг друга и в совокупности устанавливают одни и те же факты: во исполнение договоров аутстаффинга, заключенных между ООО А» и вышеперечисленных фирм, фактически не осуществлявшими никакой хозяйственной деятельности, ФИО1 как главным бухгалтером были приняты к бухгалтерскому учету первичные финансовые документы, после чего в налоговые декларации, подписанные осужденными, как руководителем и главным бухгалтером, и сданные в налоговый орган, внесены сведения, не соответствующие действительности, что привело к уклонению от уплаты налога на добавленную стоимость.


Судом надлежащим образом проверялись выдвинутые защитой версии, в том числе, об отсутствии у осужденного умысла на совершение указанного преступления, причастности иного лица, и обоснованно отвергнуты как несостоятельные, опровергающиеся собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами.


Показания свидетелей, принятых в основу обвинительного приговора, оценены судом надлежащим образом. Оснований ставить под сомнение достоверность их содержания не имеется, поскольку они объективно подтверждаются и совокупностью других доказательств по делу, исследованных судом.


Не соглашаясь с доводами кассационной жалобы, президиум отмечает, что суд правомерно огласил показания свидетелей, не явившихся в судебное заседание, поскольку к тому имелись предусмотренные ст.281 УПК РФ основания. Из материалов дела усматривается, что судом первой инстанции принимались исчерпывающие меры к обеспечению явки в судебное заседание свидетелей ФИО16, ФИО25, ФИО26, ФИО3, ФИО34, ФИО29 и других посредством направления судебных повесток, телефонограмм, а также выносились постановления о принудительном их приводе, исполнение которых поручалось подразделениям судебных приставов, а также, с этой целью, привлекались сотрудники полиции. При этом было установлено, что ряд свидетелей проживали за пределами Российской Федерации, а фактическое место их нахождения не представилось возможным установить, что вопреки доводам жалобы, исключало возможность их допроса как непосредственно судом, рассматривающим дело, так и в порядке, установленном ст.278-1 УПК РФ. Кроме того, неявка некоторых свидетелей в судебное заседание была обусловлена состоянием здоровья и необходимостью прохождения стационарного лечения, беременностью, наличием малолетних детей (ФИО29, ФИО35, ФИО34). Поэтому суд, в целях соблюдения принципов равноправия и состязательности сторон, правомерно принял решение об оглашении свидетельских показаний, данных в ходе предварительного следствия, приняв мотивированное решение об этом.


Каких-либо сведений о фальсификации доказательств по делу, данных о заинтересованности со стороны свидетелей обвинения при даче показаний в отношении осужденных, оснований для оговора, равно как и существенных противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, ставящих под сомнение вынесенный приговор, не установлено.


Правильность оценки судом доказательств сомнений не вызывает, а доводы защитника в части оспаривания достоверности и допустимости перечисленных в кассационной жалобе показаний свидетелей сводятся к переоценке собранных по делу доказательств и носят субъективный характер. Мотивов для оговора Саб-ва Р.И. со стороны свидетелей, чьи показания взяты за основу судом, или умышленного искажения ими фактических обстоятельств дела, не установлено.


Что касается доводов жалобы со ссылкой на показания свидетеля ФИО30 о недопустимости протокола обыска, проведенного в офисе ООО «N», то они проверялись судами первой и апелляционной инстанций и обоснованно отвергнуты как несостоятельные с приведением убедительных мотивов в обоснование этого вывода. Судом установлено, что в оспариваемом протоколе обыска имеются подписи понятой ФИО31, копия протокола была вручена представителю ООО «N», в судебном заседании ФИО31 подтвердила наличие своих подписей в протоколе обыска, в котором имеется заявление представителя организации, по смыслу которого усматривается участие понятых при проведении данного следственного действия. Вопреки мнению адвоката, производство обыска произведено при наличии достаточных законных оснований к этому, с соблюдением установленного ст.182 УПК РФ порядка, в соответствии с постановлением следователя. Кроме того, в материалах дела имеется поручение следователя о необходимости производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по <адрес>, где расположен офис ООО «N», по которому в последующем и был проведен обыск в присутствии представителя организации, в помещении которого он осуществлялся. При этом обнаружены и изъяты имеющие отношение к данному уголовному делу документы и предметы (т.7, л.д. 111, 112, 113-119). Протокол обыска, составленный по результатам его проведения, соответствует требованиям ст.166, 167 УПК РФ. Оснований для признания недопустимым доказательством заключения эксперта № от 27.01.2013 года, которым установлено наличие на жестких магнитных дисках файлов, содержащих информацию, относящуюся к рассматриваемому делу, также не имеется, поскольку изъятие в ходе указанного обыска документов и предметов, в том числе, носителя информации, на который ссылается адвокат в жалобе, произведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, заключение эксперта соответствует требованиям ст.204 УПК РФ, и, как усматривается из материалов дела, содержание информации, обнаруженной на указанном жестком носителе, осужденными не оспаривалось.


Кроме того, президиум отмечает, что данные доводы жалобы проверялись судом при постановлении приговора и при апелляционном рассмотрении и направлены на переоценку доказательств по делу, что не предусмотрено законом.


Проверив все представленные доказательства в совокупности, суд установил, что директор ООО «А» Саб-в Р.И. вместе с главным бухгалтером ООО «А» ФИО1, вступив в предварительный сговор, направленный на необоснованное уменьшение общей суммы налога на добавленную стоимость (применения налогового вычета), решили оформлять при оказании услуг аутстаффинга первичные бухгалтерские документы от фиктивных организаций ООО «В», ООО «С», ООО «D», ООО «F», ООО «M» и использовать их в книгах покупок и бухгалтерской отчетности с целью занижения налогооблагаемой базы. Однако указанные организации никакой хозяйственной деятельности не вели, были созданы формально, подбор персонала для участия в производственном процессе путем подачи объявлений в газеты и интернет, который обязаны были производить согласно заключенным договорам указанные организации, производился директором ООО «А» Саб-вым Р.И. через сотрудников. Во исполнение договоров аутстаффинга, заключенных ООО «А» с ООО «В», ООО «С», ООО «D», ООО «F», ООО «M», и ФИО1 - главным бухгалтером ООО «А», были приняты к бухгалтерскому учету первичные финансовые документы, создавая, тем самым, формальный документооборот, при отсутствии реальных договорных отношений с указанными организациями, после чего в налоговые декларации, подписанные осужденными, как главным бухгалтером и руководителем организации, сданные в налоговый орган, были внесены сведения, не соответствующие действительности, что привело к уклонению от уплаты налога на добавленную стоимость.


При рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену состоявшихся судебных решений не допущено.


Вместе с тем, доводы адвоката о неправильном применении уголовного закона при квалификации действий осужденных заслуживает внимания.


Согласно примечанию 1 к ст.199 УК РФ особо крупным размером признается сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 10 миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов превышает 20% подлежащих уплате сумм налогов, либо превышающая тридцать миллионов рублей.


Органами предварительного расследования Саб-в Р.И. и ФИО1 обвинялись в совершении уклонения от уплаты налогов с организации путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере, на общую сумму 32 578 997 рублей, в том числе – 15 215 592 рублей – налога на добавленную стоимость, 17 363 405 рублей – налога на прибыль организации.


Согласно заключению налоговой судебной экспертизы № от 06.03.2014 года, сумма налога на добавленную стоимость, не отраженная в налоговой отчетности ООО «А» за период с 07.04.2008 по 31.12.2009 годы, составила 15 215 592 рубля. Сумма налога на прибыль организаций, не отраженная в налоговой отчетности ООО «А» за исследуемый период, по представленным документам не была установлена, поскольку на исследование не представлены аналитические регистры бухгалтерского и налогового учета, предназначенные для учета расходов, отнесенных ООО «А» в состав расходов, уменьшающих сумму полученных доходов за 2008 и 2009 годы.


В ходе судебного разбирательства государственный обвинитель, с учетом данного заключения, пояснений эксперта, подтвердившего свои выводы, изменил обвинение путем исключения из обвинения Саб-ва Р.И. и ФИО1 уклонение от уплаты налогов на прибыль организации в сумме 17 363 405 рублей.


Суд, установив, что Саб-в Р.И. и ФИО1, являясь, соответственно, директором и главным бухгалтером ООО «А», действуя в составе группы лиц по предварительному сговору, представили в ИФНС России по <адрес> налоговые декларации за 2-4 кварталы 2008 года, 1-4 кварталы 2009 года, содержащие заведомо ложные сведения об оказании ООО «А» со стороны ООО «В», ООО «С», ООО «D», ООО «F», ООО «M» услуг аутстаффинга, тогда как персонал на самом деле подбирался сотрудниками ООО «А» самостоятельно. С учетом выводов вышеуказанной экспертизы, показаний эксперта в судебном заседании, суд согласился с государственным обвинителем и признал Саб-ва Р.И. и ФИО1 виновными в совершении уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость на сумму 15 215 592 рубля, признав её особо крупным размером.


Однако при этом суд не мотивировал вывод о виновности осужденных в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере, не указал, из каких доказательств исходил, делая такой вывод, и какие суммы им принимались в расчет.


По смыслу примечания 1 к ст.199 УК РФ, при условии, что сумма налогов, подлежащих к уплате, составляет менее тридцати миллионов рублей, особо крупный размер определяется исходя из суммы налогов, составляющей за период в пределах трех финансовых лет подряд более десяти миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов превышает 20% подлежащих к уплате сумм налогов.


Учитывая, что обвиняемым вменялся период совершения преступления с апреля 2008 по 31 декабря 2009 года, а вмененная им общая сумма налога, от уплаты которой они уклонялись, превышала тридцать миллионов рублей, вопрос о процентном исчислении налога, подлежащего уплате, относительно к общей сумме в пределах, установленных примечанием к ст.199 УК РФ, перед экспертом не ставился.


Признавая Саб-ва Р.И. и ФИО1 виновными в уклонении от уплаты налогов на добавленную стоимость на сумму 15 215 592 рубля, общую сумму налогов, подлежащих к уплате, суд не установил и не высказал суждения о том, превышает ли установленная судом сумма неуплаченных налогов 20% подлежащих уплате сумм налогов и не мотивировал отнесение установленной суммы к особо крупному размеру. Данное нарушение судом апелляционной инстанции также не было устранено.


Однако в настоящее время с учетом вышеуказанных выводов заключения эксперта, а также силу ограничения, содержащегося в ст.252 УПК РФ, президиум, рассматривая дело по жалобе адвоката, не вправе самостоятельно устанавливать размер подлежащего к уплате налога, общая сумма которого обусловлена примечанием к ст.199 УК РФ, поскольку это ухудшит положение осужденных.


В то же время, поскольку в данном примечании помимо процентного исчисления суммы налога предусмотрен размер неуплаченных налогов в твердой сумме: относительно особо крупного размера – более тридцати миллионов рублей, и превышающая шесть миллионов рублей в качестве крупного размера, установленная судом сумма неуплаченных налогов на добавленную стоимость в размере 15 215 592 рублей без исчисления процентов относительно общей суммы налогов, подлежащих к уплате, не может расцениваться как особо крупный размер.


Вместе с тем, учитывая, что указанная сумма явно превышает шесть миллионов рублей, предусмотренных в качестве крупного размера, из обвинения Саб-ва Р.И. и ФИО1 подлежит исключению п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ, а их действия следует квалифицировать по п. «а» ч.2 ст.199 УК РФ, как совершение уклонения от налогов с организации путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений группой лиц по предварительному сговору в крупном размере.


Определяя вид и размер назначаемого осужденным наказания, суд учел, что Саб-в Р.И. вину признал частично, на его иждивении находятся трое несовершеннолетних детей, по месту жительства и работы характеризуется положительно. Эти обстоятельства, а также состояние здоровья осужденного и его матери суд обоснованно признал смягчающими наказание обстоятельствами.


При рассмотрении дела судом кассационной инстанции в президиум представлены сведения о том, что 09.02.2016 года супругой Саб-ва Р.И. от имени осужденного в счет оплаты штрафа в ИФНС перечислены денежные средства в сумме 1 015 592 рубля. Президиум считает необходимым признать данное обстоятельство смягчающим, влекущим снижение назначенного осужденному наказания.


Кроме того, президиум в соответствии с ч.1 ст.401.16 УПК РФ, проверив производство по уголовному делу в полном объеме, находит приговор в отношении ФИО1 подлежащим изменению еще и по следующим основаниям.


Согласно ст.6 УК РФ справедливость наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.


В соответствии с ч.3 ст.60 УК РФ при назначении наказания помимо характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, смягчающих и отягчающих обстоятельств, должны учитываться влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.


К сведениям о личности, которые подлежат учету при назначении наказания, относятся характеризующие виновного сведения, которыми располагает суд при вынесении приговора, в том числе данные о семейном и имущественном положении совершившего преступление лица, наличии у него на иждивении несовершеннолетних детей, иных нетрудоспособных лиц (супруги, родителей, других близких родственников).

При назначении наказания ФИО1 суд учел, что она к уголовной ответственности привлекается впервые, работает, на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит, положительно характеризуется. Эти обстоятельства, а также состояние здоровья ФИО1 суд учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств.


Между тем, из показаний подсудимой ФИО1 в суде усматривается, что она проживает вместе со своей дочерью, которая находится на её иждивении.


Данные обстоятельства подтверждаются представленными в судебное заседание справкой из НГОУ «Q», согласно которой ФИО32 – являющаяся дочерью ФИО1, обучается в данном учебном заведении на очном отделении на платной основе, стипендия ей не начисляется. Из справки, предоставленной со службы по учету потребителей ЖКУ <адрес> ГУП <адрес>, по <адрес>, ФИО1 проживает с ФИО32 Кроме того, согласно справки, представленной из ГБУЗ СО СГП №, ФИО32 состоит на учете в женской консультации в связи с беременностью.


В силу требований статей 307 и 308 УПК РФ в приговоре следует указывать мотивы принятых решений по всем вопросам, относящимся к назначению уголовного наказания.


Однако суд, приняв указанные документы, при назначении наказания их не учел, тогда как по смыслу ч.3 ст.60 УК РФ суд обязан был дать оценку этим обстоятельствам.


Согласно ч.2 ст.61 УК РФ при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные ч.1 ст.61 УК РФ.


Поэтому президиум считает возможным признать смягчающими наказание ФИО1 обстоятельствами нахождение на её иждивении дочери и состояние беременности последней.


Назначенное Саб-ву Р.И. и ФИО1 наказание в связи с данными изменениями приговора подлежит снижению в отношении каждого.


Вместе с тем, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного осужденными преступления, категория тяжести которого, отнесенного к тяжким, даже с учетом уточнения квалификации действий осужденных, не изменилась, повлекшего недоимки в бюджет государства более пятнадцати миллионов рублей, с учетом последующего после совершения преступления поведения виновных, президиум не находит оснований для применения при назначении наказания Саб-ву Р.И. и ФИО1 положений ст.73 УК РФ.


В остальном приговор и апелляционное определение изменению не подлежат.


Президиум не может согласиться с доводами адвоката о нарушении права на защиту осужденного Саб-ва Р.И. при апелляционном рассмотрении дела.


Из материалов дела усматривается, что в суде первой инстанции интересы Саб-ва Р.И. представлял адвокат ФИО33, защиту ФИО1 осуществлял адвокат ФИО18, которые надлежащим образом и своевременно извещались судом о дате и времени судебного заседания суда апелляционной инстанции.


Согласно п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого. Подобных обстоятельств президиум не усматривает.


Осуществление защиты Саб-ва Р.И. и ФИО1 в суде апелляционной инстанции одним адвокатом не является нарушением права на защиту того или иного осужденного, поскольку оснований полагать, что между осужденными имелись существенные противоречия в их позициях по делу, согласно материалам дела и протоколам судебного заседания, по смыслу, придаваемому п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ, исключающих возможность участия данного защитника, не имелось. В суде первой инстанции и Саб-в Р.И., и ФИО1 вину в предъявленном обвинении фактически не признали. Показаний по существу дела в суде апелляционной инстанции они не давали. Адвокат ФИО18 осуществлял защиту осужденных на основании заключенных с ним соглашений. Отводов ему, в том числе, по доводам, указанным в кассационной жалобе, не заявлялось.


Апелляционные жалобы в интересах осужденных подавались разными защитниками: в интересах Саб-ва Р.И. - адвокатом ФИО33, в интересах ФИО1 - адвокатом ФИО18, при этом в обеих жалобах содержалось требование оправдать осужденных. Эту же позицию адвокат ФИО18 высказал и в суде апелляционной инстанции, требуя отменить приговор в отношении обоих осужденных и оправдать их.


При таких обстоятельствах президиум не усматривает оснований для признания нарушенным права на защиту осужденных при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции.


На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, президиум


п о с т а н о в и л:


Кассационную жалобу адвоката Лапузина А.С. в защиту интересов осужденного Саб-ва Р.И. удовлетворить частично.


Приговор Советского районного суда г.Самары от 05 ноября 2014 года в отношении Саб-ва Р.И. и ФИО1 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 16 февраля 2015 года изменить, исключив из обвинения Саб-ва Р.И. и ФИО1 п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ.


Считать Саб-ва Р.И. и ФИО1 осужденными по п. «а» ч.2 ст.199 УК РФ.


Признать смягчающими наказание обстоятельствами: наличие на иждивении ФИО1 дочери – ФИО32 и её состояние беременности; частичное возмещение причиненного преступлением ущерба Саб-вым Р.И.


Снизить назначенное осужденным наказание: Саб-ву Р.И. – до 3 лет лишения свободы, лишение права занимать руководящие должности на государственной службе, органах местного самоуправления – до 1 года 6 месяцев; ФИО1 – до 2 лет 10 месяцев лишения свободы, лишение права занимать должности главного бухгалтера и бухгалтера на государственной службе, органах местного самоуправления – до 1 года 4 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.


В остальном состоявшиеся судебные решения в отношении Саб-ва Р.И. и ФИО1 оставить без изменений.


Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru