Суд переквалифицировал действия с п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ на ч. 1 ст. 194 УК РФ, по которому срок давности истек. Апелляционное постановление Московского областного суда от 13.03.2014 № 22-1365/14

Суды Москвы и области / Статья 194 УК РФ / 1 711 / Печать

Московский областной суд в составе председательствующего - судьи Тришевой Ю.С., с участием Восточного транспортного прокурора Ёхина А.М., адвоката Жарина Е.Е., подсудимого И., при секретаре Хромовой Е.А., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению Восточного транспортного прокурора Ёхина А.М. на постановление Электростальского городского суда Московской области от 13 января 2014 года, по которому прекращено уголовное преследование и уголовное дело по обвинению И. в совершении четырех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ, совершенных <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, то есть за отсутствием в действиях И. состава преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ. Уголовное преследование и уголовное дело в отношении И., обвиняемого в совершении четырех преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 194 УК РФ (по событиям совершения преступлений <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>) прекращено на основании п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ и п. 2 ч. 1 ст.27 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.


Заслушав доклад судьи Тришевой Ю.С., изложившей обстоятельства дела, доводы апелляционного представления и возражения на него, мнение Восточного транспортного прокурора Ёхина А.М., поддержавшего доводы апелляционного представления об отмене судебного решения, выступление подсудимого И. и адвоката Жарина Е.Е., просивших об оставлении постановления суда без изменения, а апелляционного представления – без удовлетворения, суд апелляционной инстанции


установил:


И. органом предварительного следствия обвинялся в уклонении от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, совершенных<данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты> и <данные изъяты>, то есть в четырех преступлениях, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ.


Постановлением Электростальского городского суда Московской области от 13 января 2014 года уголовное преследование и уголовное дело в отношении И. по обвинению в совершении четырех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ, прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, то есть за отсутствием состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ. Уголовное преследование и уголовное дело в отношении И., обвиняемого в совершении четырех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 194 УК РФ, прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, то есть в связи с истечением срока давности уголовного преследования.


В апелляционном представлении Восточный транспортный прокурор Ёхин А.М. оспаривает законность и обоснованность постановления суда. Считает, что, исключив квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору и квалифицировав действия И. по ч. 1 ст. 194 УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон. Полагает, что такая оценка действий И. не соответствует фактическим обстоятельствам дела, согласно которым преступления И. совершены группой лиц по предварительному сговору. Просит отменить постановление Электростальского городского суда Московской области от 13 января 2014 года и вынести новое судебное решение.


В возражениях на апелляционное представление адвокат Жарин Е.Е. указывает на несостоятельность приведенных доводов, полагая, что в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства совершения И. преступления группой лиц по предварительному сговору, в связи с чем просит оставить представление без удовлетворения.


Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и возражения на него, выслушав мнения сторон, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.


Как следует из материалов уголовного дела И. предъявлено обвинение в том, что он, являясь генеральным директором ООО «РУССИНТЕХНО», имея обязательства на основании заключенного <данные изъяты> агентского договора по приобретению товаров и провождению их таможенного оформления с уплатой всех таможенных платежей, преследуя умысел на уклонение от уплаты таможенных платежей, вступил в предварительный сговор с неустановленными лицами, которые изготовили и подменили оригинальные товаросопроводительные документы, представленные заводом изготовителем, на документы, содержащие не соответствующие действительности сведения об условиях поставки товаров, фактических отправителе и получателе товаров, а также их реальной стоимости, и представил указанные документы при декларировании ввозимого товара в таможенный орган, совершив тем самым уклонение от уплаты в доход Российской Федерации таможенных платежей в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.


Подобным образом И. были ввезены на территорию Российской Федерации товары зарубежного производства <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты> и <данные изъяты>, при этом сумма недоимки по уплате таможенных пошлин и налогов составила <данные изъяты>., <данные изъяты>., <данные изъяты>., <данные изъяты> соответственно.


Органом предварительного следствия действия И. по каждому вышеуказанному факту квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ как уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.


В ходе судебного разбирательства уголовного дела были исследованы представленные сторонами доказательствами, которые оценены судом в соответствии со ст. 88 УПК РФ. При этом суд пришел к выводу об отсутствии достаточных доказательств для вывода о виновности И. в совершении указанных преступлений группой лиц по предварительному сговору, в связи с чем действия И. по каждому из четырех преступлений переквалифицированы с п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ на ч. 1 ст. 194 УК РФ, предусматривающую ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей в крупном размере.


Обосновывая принятое решение, суд сослался на показания И., пояснившего, что он самостоятельно разработал схему уклонения от уплаты таможенных платежей при ввозе груза на территорию Российской Федерации и сам изготавливал поддельные товаросопроводительные документы, которые впоследствии представлялись в таможенный орган, о совершении преступлений ни с кем не договаривался и никого об этом в известность не ставил.


Из показаний свидетелей А. и Б. следует, что они выступали на Электростальском таможенном посту в качестве декларантов и по просьбе И. составляли таможенные декларации на ввозимый им на территорию Российской Федерации груз. Декларации оформляли на основании документов, которые передавал им И., и затем подавали их в таможенный орган. Они не были осведомлены о том, что подаваемыеИ. документы, на основании которых составлялись таможенные декларации, содержат ложные сведения о перевозимых грузах. И. не ставил их в известность о своем намерении уклониться от уплаты таможенных платежей.


Согласно показаниям свидетеля В., возглавляемым им ФГУП «<данные изъяты>» были приобретены четыре чеканных пресса, доставка которых с территории Германии была осуществлена транспортной компанией, с которой был заключен соответствующий договор. О деталях этой операции, в частности, как решались вопросы в таможенном органе при пересечении границы, ему не известно.


Из показаний свидетелей Г., Д., Е., Ж., З., допрошенных по обстоятельствам перевозки грузов и их декларирования, также не следует, что они состояли в сговоре с И. на совершение преступлений либо им было известно о преступном намерении И.


Таким образом, суду не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что преступления И. совершены в составе группы лиц по предварительному сговору.


В апелляционном представлении также не приведены доказательства, которые бы указывали, что преступления И. совершены в составе группы лиц. Отсутствует в нем и ссылка на конкретных лиц, с которыми И. состоял в сговоре на умышленное уклонение от уплаты таможенных платежей. В апелляционном представлении не приведены какие-либо аргументы, опровергающие доводы И. об отсутствии сговора на совершение преступлений как с лицами, которые осуществляли декларирование, перевозку грузов, так и с иными лицами.


При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что обвинение И. в совершении инкриминированных ему преступлений группой лиц по предварительному сговору, основано на предположении органа предварительного следствия и не подтверждено конкретными доказательствами. В соответствии с ч. 3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого.


На основании совокупности исследованных доказательств суд признал доказанным совершение И. <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты> и <данные изъяты> уклонения от уплаты таможенных платежей в крупном размере, исходя из чего переквалифицировал действия И. с п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ на ч. 1 ст. 194 УК РФ.


Учитывая, что с момента совершения И. каждого из четырех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 194 УК РФ, истек установленный п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ срок давности уголовного преследования, суд принял обоснованное решение о прекращении уголовного дела на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Против прекращения уголовного дела по указанному не реабилитирующему основанию И. не возражал.


Вместе с тем, суд апелляционной инстанции находит постановление суда подлежащим изменению по следующим основаниям.


Установив вину И. в совершении четырех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 194 УК РФ, и придя к выводу о необходимости прекращения уголовного преследования по указанной статье в связи с истечением срока давности уголовного преследования, в резолютивной части постановления от <данные изъяты> суд прекратил уголовное преследование и уголовное дело по обвинению И. в совершении четырех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, что не соответствует мотивированным выводам суда, изложенным в описательно-мотивировочной части постановления.


Учитывая, что фактически судом действия И. переквалифицированы с п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ на ч. 1 ст. 194 УК РФ, указание в резолютивной части постановления на прекращение уголовного дела и уголовного преследования по п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, является излишним, делающим принятое решение неясным и противоречивым, в связи с чем подлежит исключению.


Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. 38913, 38915, 38920, 38926, 38928 УПК РФ, суд


постановил:


постановление Электростальского городского суда Московской области от 13 января 2014 года в отношении И. изменить, исключить из резолютивной части указание на прекращение «уголовного преследования и уголовного дела по обвинению И. в совершении четырех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ, совершенных <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, то есть за отсутствием в действиях И. состава преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 194 УК РФ».


В остальной части постановление оставить без изменения.


Апелляционное представление Восточного транспортного прокурора удовлетворить частично.


Апелляционное постановление может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в течение одного года со дня вступления судебного решения в законную силу.


Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru