Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Процессуальное решение о признании ИФНС гражданским истцом и о привлечении обвиняемого в качестве гражданского ответчика ни судом, ни следователем не выносилось. Апелляционное определение Самарского областного суда от 24.04.2017 № 22-2439/17

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе председательствующего судьи: Копытина А.В., судей Плахотник М.В., Калюжного Е.А., при секретаре Митёкине Д.В., рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Гир-на Б.И., адвокатов Дрягина В.А., Благушиной М.В. в интересах осужденного Гир-на Б.И., апелляционное представление государственного обвинителя помощника прокурора Промышленного района г.Самара, на приговор Промышленного районного суда г.Самары от 17.02.2017г., которым Гир-н Б.И., <данные изъяты>, осужден по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ к наказанию в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Взыскано с осужденного Гир-на Б.И. в пользу ИФНС России по <данные изъяты> в счет возмещения суммы неуплаченных налогов за ДД.ММ.ГГГГ. - 34465225 руб.

Заслушав доклад судьи Копытина А.В., адвокатов Дрягина В.А., Благушину М.В., поддержавших доводы жалоб, прокурора Кулиева Э.И., полагавшего приговор подлежащим изменению, представителя потерпевшего Кротова А.И., просившего приговор оставить без изменения, проверив материалы дела, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Гир-н Б.И. признан виновным в совершении уклонения от уплаты налогов с организации путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, в особо крупном размере, при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре. Его действия квалифицированы по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ.

В апелляционном представлении государственный обвинитель помощник прокурора Промышленного района г.Самары, просит приговор изменить, назначить осужденному наказание в виде 2 лет лишения свободы с применением ст.73 УК РФ, наказание считать условным с испытательным сроком 2 года. В соответствии с п.9,12 Постановления Государственной Думы РФ от 24.04.2015г. № 6576 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освободить Гир-на Б.И. от отбывания наказания со снятием с него судимости. Считает, что судом при назначении наказания не соблюден принцип справедливости, в соответствии с которым наказание должно соответствовать характеру степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Полагает, что суд в недостаточной степени учел данные о личности осужденного, а именно его престарелый возраст, наличие ряда хронических заболеваний.

В апелляционной жалобе адвокат Дрягин В.А. в интересах осужденного Гир-на Б.С. просит приговор отменить, направить уголовное дело на новое судебное разбирательство. Полагает, что приговор вынесен с нарушением требований ч.1 ст.297 УПК РФ, является незаконным, необоснованным и несправедливым. Выводы суда изложенные в приговоре не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Считает, что судом нарушены положения п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ и примечания к ней, поскольку Гир-н Б.И. осужден за неуплату налогов в пределах двух финансовых лет, что делает невозможным судить о неуплате налогов в процентном соотношении в пределах 3 финансовых лет. Указывает, что в прениях государственный обвинитель изменила объем обвинения в процентном соотношении с 99,11 % до 96,3% неуплаченных налогов. В нарушении требований ст.306-308 УПК РФ суд, не учел позицию государственного обвинителя и признал виновным в неуплате налогов равном 99,11%. Полагает, что суд при вынесении приговора неверно истолковал требования ст.90 УПК РФ, положив в основу приговора постановление 11 Арбитражного апелляционного суда от ДД.ММ.ГГГГ. Считает, что вывод суда, о том, что подписанные осужденным субподрядные договоры являлись фиктивными и были заключены с несуществующими организациями, является неверным, поскольку судом установлено, что все работы были выполнены в полном объеме. Ссылается на несправедливость назначенного наказания, что судом при назначении наказания не соблюден принцип справедливости. Полагает, что суд в недостаточной степени учел данные о личности осужденного, а именно его престарелый возраст, наличие ряда хронических заболеваний. Указывает, о необоснованности удовлетворения исковых требований, заявленных ИФНС России по <данные изъяты>, поскольку суду необходимо было применить ч.2 ст.309 УПК РФ и передать вопрос о размере гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, поскольку иск не конкретизирован. Полагает, что решение об оставлении ареста на имущество Гир-на Б.И., ФИО1, ФИО2 является необоснованным, поскольку ранее арест был продлен до ДД.ММ.ГГГГ. до окончания срока предварительного следствия. Кроме того, в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства подтверждающие принадлежность обвиняемому имущества, право собственности, которого оформило другое лицо, при этом стоимость имущества на которое наложен арест в несколько раз превышает стоимость иска.

В апелляционной жалобе адвокат Благушина М.В. просит приговор отменить, направить уголовное дело на новое рассмотрение. Считает, что протокол судебного заседания составлен с нарушением требований УПК РФ, поскольку данные о составе суда, кроме первого процесса, отсутствуют. В ходе судебного следствия неоднократно заявлялись ходатайства о замене представителя, при этом данные ходатайства судом не рассматривались надлежащим образом. Так же в протоколе судебного заседания отсутствуют определения об отложения судебного заседания, что является нарушением процессуального закона. Указывает, что суд в приговоре сослался на неисследованные в судебном заседании доказательства, а именно вещественные доказательства в виде налоговых деклараций и папок в количестве 16шт., хранящиеся в камере вещественных доказательств СК, не исследовались в судебном заседании. При этом с данными документами осужденный и его защита не были ознакомлены при выполнении требований ст.217 УПК РФ, что является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ. Полагает, что суд незаконно сослался в приговоре на недопустимые доказательства, а именно акт выездной налоговой проверки, решение о привлечении ООО <1> к налоговой ответственности, решение арбитражного суда, поскольку данные документы не заверены надлежащим образом, их происхождение неизвестно. Кроме того, суд незаконно сослался в приговоре на доказательства, которые отсутствуют в материалах уголовного дела, а именно договоры субподряда, счета-фактуры, налоговые декларации. Указывает о недопустимости заключения налоговой экспертизы, со ссылкой на постановление Пленума ВС РФ № 28 от 21.12.2010г. «О судебной экспертизе по уголовным делам», на неполноту представленных эксперту материалов. Считает, что органами предварительного следствия был нарушен порядок возбуждения уголовного дела по налоговому преступлению. В ходе предварительного расследования не были проведены следственные действия, подтверждающие фиктивность сделок, заключаемых осужденным с ООО <2> ООО <4>», ООО <3>», а именно по делу не проведено ни одной почерковедческой экспертизы, других доказательств в подтверждении данного выводы суда, в материалах дела не имеется.

В апелляционных жалобах осужденный Гир-н Б.И. просит приговор отменить, уголовное дело прекратить. Приводит аналогичные доводы изложенные адвокатом Благушиной М.В. Дополняет, что какого-либо преступления он не совершал, от уплаты налогов не уклонялся. Считает приговор чрезмерно суровым, при назначении наказания суд не в полном объеме учел его состояние здоровья, престарелый возраст.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, апелляционного представления судебная коллегия считает, что суд с достаточной полнотой, всесторонне, объективно исследовал представленные доказательства, дал им надлежащую оценку, обоснованно признал Гир-на Б.И. виновным в совершении преступления предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ.

Осужденный Гир-н Б.И. в судебном заседании вину не признал, дал показания о своей непричастности к данному преступлению, показал, что действительно являлся единственным учредителем и директором ООО <1> Его организация являлась генеральным подрядчиком по договорам строительного подряда с ОАО <данные изъяты> для которой строили АЗС на территории <адрес> и <адрес>. В штате организации было два заместителя ФИО3, ФИО4, которые отвечали за организацию строительных работ с правом подписи финансовых документов, два прораба – ФИО5, ФИО6, бухгалтер ФИО7, которая оказывала ему финансовую помощь в подготовке балансов и налоговых деклараций. Все строительные работы ООО <1> велись с привлечением субподрядчиков, поскольку своих рабочих и техники у него не было. Так, были заключены договоры субподряда с ЗАО <3> ООО <2> ООО <4>», данной работой занимались его заместители ФИО3, ФИО4 После того как указанные организации выполнили свои обязательства, заместители подписали акты выполненных работ, затем были перечислены денежные средства. Соответственно в налоговых декларациях отражались указанные затраты ООО <1> для снижения налогообложения и возмещения НДС. Считает, что ФИО4, ФИО3 его оговаривают, каких-либо указаний последним о подписании фиктивных документов, он не давал.

Вместе с тем, обстоятельства происшествия, изложенные судом первой инстанции в приговоре, объективно подтверждаются подробными, последовательными показаниями представителей ИФНС России ФИО16., ФИО8, ФИО9, об обстоятельствах налоговой проверки ООО <1>», в ходе которой было установлено, что ООО <1> по итогам работы в ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ.г. указало в налоговых декларациях и представило в налоговый орган не соответствующую действительности информацию о взаимоотношениях с ООО <4> ООО <2>, ЗАО <3>», которая повлияла на существенное занижение ООО <1> сумм налогов уплаченных в бюджет. Так, было установлено, что никакие работы ООО <4> ООО <2> ЗАО <3> для ООО <1> не проводились и услуги не оказывались, руководителями указанных организаций значились подставные лица. Тем самым ООО <1> умышленно увеличивало объемы работ по договорам подряда с фактически несуществующими организациями для того, чтобы показать большие расходы и тем самым снизить бремя налогообложения по формуле, чем меньше прибыль организации, тем меньше сумма налогов.

Свидетели ФИО3, ФИО4 показали, что состояли в должности заместителя директора в ООО <1> Своих рабочих у общества не было, поэтому все работы выполнялись наемными бригадами. Рассчитывались с рабочими наличными деньгами, которые передавал Гир-н Б.И. По указанию последнего акты выполненных работ оформлялись на организации, которые фактически не занимались строительством АЗС. От имени ООО <1> акты подписывали они, кто подписывал от имени ЗАО <3>», ООО <2>», ООО <4>», им не известно. Сотрудников данных организаций они не видели.

Свидетели ФИО6, ФИО5, ФИО10 показали, что в ООО <1> непосредственно занимались организацией строительных работ АЗС, проекто-сметной документацией в период ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ. Все работы выполнялись силами наемных рабочих. Организации ООО <4>», ООО <2>», ЗАО <3>» им не знакомы, никаких строительных работ, данные организации не выполняли.

Свидетель ФИО11 показал, что в период с ДД.ММ.ГГГГ- ДД.ММ.ГГГГ. работал неофициально в ООО <1> в должности снабженца. Заявки на поставку стройматериалов он получал от прорабов. Представителей ООО <4> ООО <2>», ЗАО <3>» он на стройке никогда не видел. Иногда от сотрудников ООО <1> он получал доверенности от ООО <4>», ООО <2>», ЗАО <3>» и приобретал от их лица строительные материалы. Со слов ФИО3, ФИО4 ему известно, что эти фирмы используются для обналичивания денег.

Свидетель ФИО7, показала, что поскольку бухгалтер ООО <1> ФИО12 в период с ДД.ММ.ГГГГ-по ДД.ММ.ГГГГ. находилась в декретном отпуске, она по просьбе Гир-на Б.И. помогала в составлении документов бухгалтерской и налоговой отчетности. По просьбе осужденного перечисляла на расчетные счета ООО <4>», ООО <2>», ЗАО <3> денежные средства за выполненные работы и поставку материалов, на основании предоставленных Гир-ным Б.И. счетов-фактур и актов приемки выполненных работ. Все налоговые декларации, предоставленные в ИФНС, так же были подписаны Гир-ным Б.И.

Свидетели ФИО13, ФИО14, ФИО15 поясняли, что какого-либо отношения к ООО <4>», ЗАО <3> не имеют, не являются действующими руководителями, учредителями, сотрудниками данных организаций, какой-либо финансовой деятельности от имени данных фирм, не вели.
Показания указанных выше свидетелей, суд обоснованно признал допустимыми и достоверными доказательствами по делу, так как показания данных лиц получены с соблюдением требований УПК РФ, являются непротиворечивыми, последовательными, согласуются не только между собой, но и с другими письменными доказательствами по делу и у суда не имелось оснований не доверять показаниям указанных лиц. Оснований для оговора или умышленного искажения допрошенными лицами фактических обстоятельств дела, судом не установлено, не усматривает их и судебная коллегия. Кроме того свидетели ФИО3, ФИО4 подтвердили свои показания при проведении очных ставок с Гир-ным Б.И.

Вина осужденного также подтверждается исследованными судом иными доказательствами, а именно письменными материалами, полученными при производстве предварительного расследования, в том числе актом выездной налоговой проверки ООО <1> материалами выездной налоговой проверки, протоколами выемки бухгалтерских документов, налоговых деклараций, постановлением 11 Арбитражного апелляционного суда от ДД.ММ.ГГГГ., результатами осмотров, в том числе и бухгалтерских документов, налоговых деклараций, заключением судебно-налоговой экспертизы, показаниями эксперта, подтвердивших выводы данной экспертизы.

Эти и другие исследованные в судебном заседании доказательства подробно изложены в приговоре, проанализированы и оценены судом в соответствии с требованиями ст.17, 87, 88 УПК РФ, что позволило суду первой инстанции правильно установить фактические обстоятельства совершенного преступления, сделать вывод о виновности Гир-на Б.И. и правильно квалифицировать действия осужденного.

Оценив доказательства в совокупности, суд пришел к правильному выводу о наличии в действиях Гир-на Б.И. состава преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст. 199 УК РФ, то есть в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, в особо крупном размере.

Достоверно установлено, что ООО <4>», ООО <2>», ЗАО <3> были созданы формально и фактически никакой хозяйственной деятельности не вели. Свидетели ФИО13, ФИО14, ФИО15 пояснили, что директорами, сотрудниками указанных организаций не являлись, каких-либо финансовых документов от имени данных организаций не подписывали. По роду своей деятельности какого-либо отношения к управлению организаций, тем более финансам не имеют. Данные обстоятельства подтверждаются и показаниями сотрудников ООО <1> непосредственно занимающихся работами по строительству АЗС, которые показали, что все документы, а именно договоры подряда, акты выполненных работ с данными организациями, носят фиктивный характер, были заключены с несуществующими фактически организациями. Часть работ и приобретение строительных материалов оплачивались наличными денежными средствами, которые поступали от Гир-на Б.И. Реальное выполнение работ частными лицами и другими организациями, в том числе без заключения трудовых договоров и договоров подряда, не влияет на вывод суда о фиктивности ООО <4> ООО <2>», ЗАО <3>».

Отсутствие в материалах уголовного дела почерковедческих экспертиз в отношении свидетелей ФИО13, ФИО14, ФИО15, не свидетельствует о непричастности Гир-на Б.И. к преступлению, за которое он осужден, не влияет на доказанность его вины, а также на принятие судом законного и обоснованного решения, вынесенного на основании имеющейся в материалах дела совокупности доказательств, с учетом установленных фактических обстоятельств дела о деятельности ООО <4>», ООО <2>», ЗАО <3>».

Доводы апелляционных жалоб об отсутствии объективных доказательств принадлежности осужденному «фирм-однодневок», не могут свидетельствовать о его непричастности к неуплате налогов, поскольку опровергаются материалами дела, подтверждающих перечисление Гир-ным Б.И. на основании не соответствующих действительности первичных бухгалтерских документов, денежных средств на счета указанных фирм, имеющих признаки анонимности и не осуществляющих в действительности финансово-хозяйственную деятельность, и не поставивших в адрес ООО <1> оплаченных товарно-материальных ценностей, не оказывавших строительных услуг, что подтверждается, в том числе показаниями указанных выше свидетелей, являющихся фиктивными директорами и сотрудниками данных организаций.

Позиция осужденного и защиты об отсутствии прямого умысла на совершение преступления была тщательно изучена судом первой инстанции и опровергнута со ссылками на конкретные доказательства, исследованные в судебном заседании, при этом бесспорно установлено, что все счета-фактуры, акты приемки выполненных работ, были подписаны и приняты в работу сотрудниками ООО <1>по указанию Гир-на Б.И.

Во исполнение договоров заключенных с организациями, фактически не осуществлявшими никакой хозяйственной деятельности, ФИО7 как главным бухгалтером ООО <1> были приняты к бухгалтерскому учету первичные финансовые документы, после чего в налоговые декларации, подписанные осужденным, как руководителем и сданные в налоговый орган, внесены сведения не соответствующие действительности, что привело к уклонению от уплаты налога на добавленную стоимость и прибыль.

При таких обстоятельствах, судом первой инстанции обоснованно сделан вывод о том, что Гир-н Б.И., действовал, с единой целью – уклонения от уплаты налога, при этом понимал и осознавал, что создаёт формальный документооборот, при отсутствии реальных договорных отношений с фиктивными организациями.

Гир-н Б.И. как руководитель ООО <1> не мог не сознавать, что представляемые им в налоговую инспекцию декларации содержат ложные сведения. Об этом свидетельствует значительное число контрагентов, задействованных в фиктивном документообороте (3 организации), длительный период (на протяжении двух лет) и систематический характер преступных действий. При этом объяснения осужденного о том, что он доверял договорам, представляемых ему его заместителями и ему незачем было встречаться с руководителями организаций-контрагентов и проверять реальную возможность этих организаций поставлять товарно-материальные ценности, выполнить работы на суммы, исчисляемые миллионами рублей, нельзя признать убедительными.

Подписание Гир-ным Б.И. договоров подряда с 3 указанными организациями без встреч и переговоров с их руководителями и без выяснения реальной возможности этих организаций выполнить взятые на себя обязательства указывает на то, что Гир-н Б.И. изначально осознавал, что условия договоров со стороны ООО <4>», ООО <2>», ЗАО <3> выполнены не будут и действовал с умыслом на фальсификацию документов с целью уклонения от уплаты налога.

Движение денежных средств по расчетным счетам перечисленных выше организаций-контрагентов, включая перечисление денежных средств со стороны ООО <1> само по себе не свидетельствует о реальности хозяйственных операций. В данном случае, ни какого правового значения не имеет, каким образом были потрачены денежные средства, поступившие на счета указанных фирм. Формально сделки были направлены не на конкретную хозяйственную цель и получение прибыли, а совершалась в целях уклонения от уплаты налогов и получения незаконного возмещения из бюджета НДС.

Таким образом, ссылка защиты на то, что Гир-ин Б.И. всего лишь не принял должных мер к проверке спорных контрагентов, не проявил должной осмотрительности и осторожности при заключении сделок, являются несостоятельными, поскольку бесспорно установлено, что Гир-н Б.И., как указано выше, действовал с прямым умыслом.

Доводы апелляционных жалоб о том, всю налоговую отчетность подписывал, не проверяя достоверность изложенных в ней сведений, доверяя главному бухгалтеру, который являлся специалистом в данной области, являются несостоятельными и не могут служить основанием для освобождения Гир-на Б.И. от уголовной ответственности, поскольку в соответствии с действующими нормами гражданского законодательства, будучи руководителем ООО <1> являлся лицом, ответственным как за составление и сдачу в налоговый орган налоговой отчетности, так и за достоверность сведений, указанных в соответствующих документах.

Вопреки доводам апелляционных жалоб не влияют на правовую оценку действий осужденного фактические обстоятельства изготовления договоров подряда, счетов –фактур, которые впоследствии были использованы Гир-ным Б.И. для уклонения от уплаты налогов.

Доводы защиты об отсутствии запрета иным лицам выполнять работы по договорам подрядов вместо работников ООО <4>», ООО <2>», ЗАО <3>», приобретать от их имени строительные материалы, не свидетельствует о невиновности осужденного именно в уклонении от уплаты налогов.

Вопреки доводам жалобы о неверном применении судом первой инстанции положений примечания к ст.199 УК РФ, в части установления особо крупного размера суммы неуплаченных налогов, судебная коллегия полагает, что в уголовном законе указано о периоде в пределах трех финансовых лет подряд, а не о периоде равном трем финансовым годам, что означает, что факт неуплаты налогов может подпадать под уголовную ответственность и по результатам 1-2 финансовых лет.

Так, в силу п.11,12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» крупный или особо крупный размер неуплаченных налогов и сборов определяется путем их сложения за период в пределах трех финансовых лет подряд. Однако по смыслу закона ответственность по ст.198,199 УК РФ может наступить и за отдельный налоговый период, если уклонение от налогов и сборов составило крупный или особо крупный размер и истекли установленные законом сроки их уплаты. Таким образом, период в пределах трех финансовых лет подряд рассматривается как максимальный временной интервал для суммирования неуплаченных налогов и сборов.

Так же, суд первой инстанции верно указал (с учетом п.12 Постановления Пленума ВС РФ), что доля неуплаченных налогов и сборов ООО <1> была определена с учетом уплаты, в том числе и налога на имущество в ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ. Таким образом, доля неуплаченных налогов за два финансовых года составила 99,11 % от совокупности всех налогов и сборов, подлежащих уплате за период уклонения (налог на прибыль, на имущество, НДС), при этом размер указанной доли, многократно превышает размер 50% указанный в примечании к ст.199 УК РФ.

Кроме того, вопреки доводам жалобы, судебная коллегия учитывает, что сумма налога на прибыль, неуплаченного в результате преступных действий осужденного, на основании исследованных в судебном заседании доказательств судом установлена верно.

Как усматривается из протокола судебного заседания, государственный обвинитель в судебном заседании просил уточнить обвинение, указать размер доли неуплаченных налогов 96,3%, за период 3 финансовых лет подряд с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. (согласно справки налоговой инспекции от ДД.ММ.ГГГГ.), что не является отказом от поддержания обвинения государственным обвинителем по п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ, поскольку сумма неуплаченных налогов осталась неизменной. При этом суд обоснованно исходил из расчетов определяющих размер суммы и доли неуплаченных налогов за период 2 года, указанных в обвинении, поскольку ДД.ММ.ГГГГ не являлся предметом налоговых проверок, обвинение по уплате налогов за указанный период, Гир-ну Б.И. не предъявлялось.

Уголовное дело рассмотрено судом в соответствии с ч.1 ст.252 УПК РФ, в отношении Гир-на Б.И. и по предъявленному ему обвинению. При этом доводы стороны защиты о том, что преступление было совершено не осужденным, а иными лицами, в том числе из числа работников ООО <1>», обосновано не являлось предметом рассмотрения суда первой инстанции исходя из указанных положений закона.
Как верно указано судом первой инстанции, оснований ставить под сомнение допустимость экспертного заключения не имеется, поскольку экспертное исследование проводилось экспертом, обладающим специальными познаниями и имеющим опыт практической деятельности.

Согласно постановлению о назначении налоговой экспертизы в распоряжение эксперта были предоставлены материалы уголовного дела с приобщенными к нему документами бухгалтерского учета. В связи с этим довод стороны защиты о том, что экспертиза проведена на основании документов, достоверность которых сомнительна, несостоятелен.

Таким образом, обжалуемым приговором Гир-н Б.И. был признан виновным в совершении преступления, касающегося неуплаты налога на добавленную стоимость, налога на прибыль в размере 34465301 рубль. Каких-либо ошибок и противоречий, относительно расчетов по налогам в решении налогового органа выявлено не было. Кроме того, решение налогового органа в этой части подтверждено постановлением 11 Арбитражного апелляционного суда от ДД.ММ.ГГГГ.

С учетом этих данных суд, правильно сославшись на требования ст.90 УПК РФ, в соответствии с которыми, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. Данным решением Арбитражный суд удовлетворил требование налогового органа в части начисления суммы налога в размере 34465225 руб., по взаимоотношениям ООО <1> с контрагентами ООО <4>», ООО <2>», ЗАО <3>».

Не может судебная коллегия признать состоятельными и доводы апелляционной жалобы о незаконности направления материалов проверки в следственный орган и, как следствие, незаконного возбуждения в отношении Гир-на Б.И. уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, основанием для возбуждения уголовного дела явилась совокупность объективных данных, полученных в ходе проведения проверки в порядке ст.144-145 УК РФ, а именно: акт выездной налоговой проверки от ДД.ММ.ГГГГ. ООО <1> а также другие документы, подтверждающие налоговую задолженность. Таким образом, на момент возбуждения дела в следственный орган представлены все документы, предусмотренные п.4 Инструкции, утвержденной Приказом МВД РФ и ФНС России от 30 июня 2009 года N 495/ММ-7-2-347, о порядке направления материалов налоговыми органами в органы внутренних дел при выявлении нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления.

Кроме того, в соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ N 1-П от 14 января 2000 года возбуждение уголовного дела является начальной самостоятельной стадией уголовного процесса, в ходе которой устанавливаются поводы и основания к возбуждению уголовного дела, в том числе достаточность данных, указывающих на признаки преступления, их юридическую квалификацию, обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела, а также принимаются меры по предотвращению и пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечивающих дальнейшее расследование и рассмотрение уголовного дела в соответствии с установленной законом подследственностью и подсудностью. Постановление о возбуждении уголовного дела представляет собой первоначальную юридическую оценку совершенного деяния.

Что касается доводов защиты о нарушении права осужденного на ознакомление с материалами уголовного дела при выполнении требований ст.217 УПК РФ, то данные доводы не могут быть признаны обоснованными, поскольку согласно протоколу ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела Гир-н Б.И., его адвокат полностью ознакомились с материалами уголовного дела, знакомиться с вещественными доказательствами не пожелали, каких-либо заявлений, ходатайств не подавали.

То обстоятельство, что в ходе судебного следствия не были просмотрены налоговые декларации, иные бухгалтерские документы, признанные вещественными доказательствами, на правильность установления фактических обстоятельств дела и выводы суда о виновности Гир-на Б.И. не влияет. В связи с этим судебная коллегия не соглашается с доводами о том, что не исследование в судебном заседании непосредственно самих налоговых деклараций является нарушением права осужденного на защиту. Также несостоятельны доводы о том, что в приговоре указано об осмотре вещественных доказательств, но в судебном заседании они не исследовались.

Как следует из протокола судебного заседания и приговора, вещественные доказательства были осмотрены в установленном порядке на стадии предварительного расследования, а в судебном заседании были исследованы процессуальные документы о порядке признания имеющих отношение к делу предметов вещественными доказательствами, их осмотре и о приобщении их к материалам уголовного дела.

Что касается утверждения адвоката, что суд не исследовал вещественные доказательства, то их осмотр в соответствии со ст.284 УПК РФ производится только по ходатайству сторон, между тем такого ходатайства сторонами, в том числе и стороной защиты, в ходе судебного следствия заявлено не было.

Утверждения защиты, что к материалам уголовного дела без законных оснований были приобщены акт выездной проверки, решение о привлечении ООО <1> к налоговой ответственности, решение арбитражного суда, при этом данные документы не заверены печатью, подписями должностных лиц, не подтверждается материалами уголовного дела. Так, первоначально указанные документы, а именно акт налоговой проверки, решение о привлечении к ответственности и все материалы налоговой проверки, были направлены в следственные органы начальником ИФНС по <данные изъяты> в соответствии со своими полномочиями.

Постановление 11 Арбитражного Апелляционного суда от ДД.ММ.ГГГГ. приобщено к материалам уголовного дела, при проведении проверки сообщения о преступления в порядке ст.144-145 УПК РФ, в ходе опроса начальника юридического отдела ИФНС России по <данные изъяты> (т.№ л.д.№), что в свою очередь не вызывает сомнений в достоверности вышеназванного документа. Принятие Арбитражным судом указанного решения и вступление его в законную силу, не оспаривалось осужденным и его адвокатом. Кроме того, ходатайств о признании каких-либо доказательств недопустимыми в ходе судебного разбирательства, в связи с нарушением порядка приобщения документов к материалам уголовного дела, ни осужденным, ни его защитником не заявлялось.

Доводы защиты о необоснованной ссылке суда в приговоре на отсутствующие в материалах дела документы, в том числе договор субподряда № 16/05, счета-фактуры, судебная коллегия не принимает во внимание, поскольку отсутствие указанных документов в материалах уголовного дела, не влияет на выводы суда о виновности Гир-на Б.И., так как судом первой инстанции, в том числе и на основании заключения налоговой экспертизы, установлено, что реквизиты отсутствующих документов, ссылки на них, имеются в других бухгалтерских документах, изъятых в ходе предварительного следствия, а именно в книгах покупок, продаж ООО <1>», платежных поручениях. В данном случае судом верно установлено, что отсутствующие документы так же являлись основаниями для перечисления денежных средств ООО <4>», ООО <2>», ЗАО <3>», в связи с чем обоснованно учитывались экспертом, а дальнейшем и судом, как основания для перечисления денежных средств фиктивным органиазациям и соответственно при определении суммы неуплаченных налогов.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих обязательную отмену приговора, при рассмотрении дела судом допущено не было, дело рассмотрено всесторонне, полно и объективно, в соответствии с нормами закона. Из протокола судебного заседания видно, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.273-291 УПК РФ, нарушений процессуальных прав осужденного, судом не допущено. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства были рассмотрены, по ним приняты решения в установленном законом порядке.

Позиция защиты о нарушении судом требований ст.266 УПК РФ при проведении всех судебных заседаний повлекшее нарушение права Гир-на Б.И. на защиту, является необоснованной. Как следует из протокола судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ., председательствующим в соответствующей стадии судебного разбирательства был объявлен состав суда, участников процесса, разъяснено право заявить отводы в порядке, установленном гл.9 УПК РФ, открыто судебное следствие по делу, в ходе которого допрашивались свидетели. В дальнейшем судебное разбирательство по уголовному делу возобновлялось судом в порядке ч.2 ст.253 УПК РФ и слушание продолжалось с того момента, с которого оно было отложено, в том же составе суда, в связи с чем повторного разъяснения участникам процесса их права заявить отвод не требовалось. При этом, исходя из содержания протоколов судебных заседаний, никто из участников процесса, в том числе и осужденный Гир-н Б.И., его адвокат, не были лишены права воспользоваться правом, предусмотренным главой 9 УПК РФ.

Доводы защиты о не объявлении участникам процесса о замене представителя потерпевшего, не могут быть приняты судебной коллегией в качестве основания для отмены приговора, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, отводов вновь вступившему представителю потерпевшего сторона защиты не заявляла.

Довод жалобы о том, что отложением рассмотрения дела в связи с болезнью адвоката на другую дату, нарушено право на защиту осужденного, является надуманным, поскольку в чем это выразилось, в жалобе не указано, а как видно из протокола судебного заседания, оно отложено в связи с болезнью адвоката и в интересах соблюдения права на защиту осужденного Гир-на Б.И.

Решая вопрос о наказании Гир-ну Б.И., суд в полной мере учел требования ст.60 УК РФ, в том числе характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность осужденного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни семьи.

Суд первой инстанции обоснованно учел, что осужденный преступление совершил впервые, характеризуется положительно. Наличие у Гир-на Б.И. <данные изъяты>, его состояние здоровья, суд признал смягчающими обстоятельствами. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установил.

С учетом вышеуказанных обстоятельств, характера и степени общественной опасности совершенного Гир-на Б.И. преступления, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости назначения осужденному наказания только в виде лишения свободы, без назначения дополнительных видов наказания, и отсутствии оснований для применения ст.73 УК РФ. Соответствующие выводы надлежаще мотивированы в приговоре. Вид исправительного учреждения назначен Гир-ну Б.И. в соответствии с п. «б» ч.1 ст.58 УК РФ.

Судебная коллегия находит назначенное Гир-ну Б.И. наказание в виде лишения свободы справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного им преступления и личности виновного, закрепленным в уголовном законодательстве РФ, принципам гуманизма и справедливости и полностью отвечающим задачам исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, а потому судебная коллегия не находит оснований для назначения более мягкого вида наказания, а также для применения положений ст.73 УК РФ.

Вместе с тем судебное решение в отношении Гир-на Б.И. подлежит изменению по следующим основаниям.

В силу ч.1 ст.389.17 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В соответствии с ч.1 ст.44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. При этом решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя.

Согласно ч.1 ст.54 УПК РФ в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации несет ответственность за вред, причиненный преступлением. О привлечении физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд - определение.

Как следует из резолютивной части приговора, суд постановил взыскать с Гир-на Б.И. в пользу ИФНС России по <данные изъяты> в счет возмещения суммы неуплаченных налогов за ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ. - 34465225 руб.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе судебного заседания представитель потерпевшего заявил иск о взыскании указанной суммы неуплаченных налогов (т. №, л.д. №).

Однако, вопреки требованиям ч.1 ст.44, ч.1 ст.54 УПК РФ, какого-либо процессуального решения о признании ИФНС России по <данные изъяты> гражданским истцом и о привлечении Гир-на Б.И. в качестве гражданского ответчика ни судом, ни следователем не выносилось, осужденному в нарушение требований ст.54 УПК РФ не были разъяснены права и обязанности по заявленному требованию, что лишало суд права рассмотрения и удовлетворения иска о взыскании суммы неуплаченных налогов при постановлении приговора.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым состоявшееся в отношении Гир-на Б.И. судебное решение в части взыскания с него 34465225 рублей в пользу ИФНС России по <данные изъяты> отменить, и дело в части разрешения гражданского иска направить на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

При новом рассмотрении дела суду следует проанализировать в совокупности и взаимосвязи нормы уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, налогового законодательства, регламентирующие порядок возмещения ущерба, причиненного преступлением, в том числе связанным с уклонением от уплаты налогов и сборов, проверить обоснованность заявленных к Гир-ну Б.И. исковых требований, по результатам принять законное и обоснованное решение в рамках гражданского судопроизводства.

Принимая во внимание отсутствие сведений о возмещении причиненного ущерба, судебная коллегия не соглашается с доводами защиты об отсутствии оснований для сохранения ареста имущества осужденного, его родственников, поскольку снятие указанного ареста приведет к нарушению законных интересов и прав потерпевшего на возмещение в полном объеме материального вреда, причиненного указанным преступлением.

В связи с этим судебная коллегия полагает необходимым оставить обеспечительные меры без изменения до рассмотрения гражданского иска по существу.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389.13 – 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Промышленного районного суда г.Самары от 17.02.2017г., в отношении Гир-на Б.И. в части гражданского иска о взыскании суммы неуплаченных налогов за ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ.г. отменить, дело в этой части передать на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства в Промышленный районный суд г.Самары.

Обеспечительную меру в виде ареста на имущество Гир-на Б.И., ФИО1, ФИО2 наложенную постановлениями Самарского районного суда о ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ. оставить без изменения до рассмотрения по существу гражданского иска ИФНС России по <данные изъяты>.
В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Гир-на Б.И., адвокатов Дрягина В.А., Благушиной М.В. – удовлетворить частично, апелляционное представление государственного обвинителя оставить без удовлетворения.

Определение может быть обжаловано в кассационную инстанцию Самарского областного суда.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты