Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Действия по возмещению НДС уже вошли в событие деяния по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, их квалификация дополнительно по ч. 3 ст. 159 УК РФ являлась излишней. Апелляционное определение Верховного Суда Республики Коми от 27.09.2017 № 22-2217/17

Верховный Суд Республики Коми в составе председательствующего судьи Обухова И.И., судей Румянцевой О.А. и Сколяровой М.И., при секретаре судебного заседания Дрохиной А.Н., с участием прокурора Дядика С.А., осужденного Коз-ва В.Г. и его защитника адвоката Окишева Д.А., рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Окишева Д.А. в интересах осужденного Коз-ва В.Г. на приговор Усинского городского суда Республики Коми от 22 мая 2017 года, которым Коз-в В.Г., <дата обезличена> г.р., уроженец <адрес обезличен> ранее не судимый; осужден по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 2 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Приговором признано право прокурора г. Усинска на удовлетворение гражданского иска с передачей вопроса о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства; решена судьба вещественных доказательств; сохранен арест на транспортные средства осужденного на период исполнения гражданского иска.

Заслушав доклад судьи Обухова И.И., выступления осужденного Коз-ва В.Г. и его защитника адвоката Окишева Д.А., прокурора Дядика С.А., суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Согласно приговору в период с <дата обезличена> по <Дата обезличена> Коз-в В.Г., являясь директором ООО «... путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений уклонился от уплаты налогов на прибыль и на добавленную стоимость в особо крупном размере в сумме 17 575 121 рубль, в том числе:

3 443 518 рублей – по налогу на прибыль за 2012 год,

7 525 018 рублей – по НДС за 1 квартал 2012 года,

331 582 рубля – по НДС за 2 квартал 2012 года,

1 868 511 рублей – по НДС за 3 квартал 2012 года,

604 530 рублей – по НДС за 4 квартал 2012 года,

3 801 962 рубля – по НДС за 1 квартал 2013 года,

что составило 81,12% от всех подлежащих уплате налогов.

В период с <Дата обезличена> по <Дата обезличена> Коз-в В.Г., являясь директором ООО «...», используя свое служебное положение, путем обмана налогового органа похитил из федерального бюджета 214 570 рублей.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней защитник адвокат Окишев Д.А. просит изменить приговор.

Оспаривая осуждение по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, защитник указывает на необоснованное включение в состав налогов, от уплаты которых осужденный уклонился согласно приговору, налога на прибыль за 2012 год в сумме 3 443 518 рублей.

Отмечает, что <Дата обезличена> Коз-в В.Г. подал первичную налоговую декларацию по налогу на прибыль за 2012 год, в которой не содержалось заведомо ложных сведений по взаимоотношениям с ООО «...», ИП ..., ООО «...», ООО «...». Эти сведения были указаны в уточненной налоговой декларации от <Дата обезличена>. Между тем, с <Дата обезличена> новым директором ООО «...» являлся А.., который и являлся лицом, ответственным за достоверность сведений, указанных в налоговых декларациях.

В связи с этим защитник просит исключить из осуждения Коз-ва В.Г. по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ налог на прибыль за 2012 год в сумме 3 443 518 рублей, сократить сумму налогов, от уплаты которых осужденный уклонился, в соответствии с заключением специалиста аудитора Б.. от <Дата обезличена> до 14 090 254 рублей, переквалифицировать действия осужденного на ч. 1 ст. 199 УК РФ и прекратить уголовного дело в этой части в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Оспаривая осуждение по ч. 3 ст. 159 УК РФ, защитник указывает, что у Коз-ва В.Г. не было умысла на хищение денежных средств из бюджета. Об этом свидетельствует то, что осужденный, имея возможность изъять из бюджета денежные средства в размере возмещения по НДС, принял решение направить их в счет будущих платежей.

Таким образом, по мнению защитника, Коз-в В.Г. совершил одно преступление, предусмотренное ст. 199 УК РФ, и должен быть оправдан по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Также защитник находит несправедливым назначенное Коз-ву В.Г. наказание. Приводит сведения о личности осужденного, ссылается на признание им вины и частичное возмещение ущерба. Обращает внимание на то, что осужденный не имеет возможности возместить ущерб за счет средств организации, поскольку с <Дата обезличена> не является руководителем ООО «...», а новый руководитель А.ю вывел активы организации и обратился с заявлением о банкротстве ООО «...».

В случае отказа в удовлетворении доводов о переквалификации преступления на ч. 1 ст. 199 УК РФ и оправдании по ч. 3 ст. 159 УК РФ просит назначить Коз-ву В.Г. условное наказание.

В судебном заседании осужденный Коз-в В.Г. и его защитник поддержали доводы апелляционной жалобы.

Прокурор просил оставить приговор без изменения.

Проверив доводы апелляционной жалобы, рассмотрев уголовное дело в пределах, установленных ст. 389.19 УПК РФ, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, вина осужденного Коз-ва В.Г. в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере в сумме 17 575 121 рубль с достаточной полнотой установлена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и отраженных в приговоре.

Так, в период с <Дата обезличена> по <Дата обезличена> проведена выездная налоговая проверка ООО «...». По результатам налоговой проверки составлены акт выездной налоговой проверки <Номер обезличен> от <Дата обезличена>, а также вынесены решение ИФНС России по <Адрес обезличен> от <Дата обезличена>, решение УФНС России по <Адрес обезличен> от <Дата обезличена> и изменение в решение УФНС России по <Адрес обезличен> от <Дата обезличена>.

Согласно указанным документам в 2011-2013 годах ООО «...» в нарушение требований налогового законодательства не исчислило и не уплатило налог на прибыль в сумме 9 760 363 рубля, налог на добавленную стоимость в сумме 18 272 456 рублей, единый налог на вмененный доход в сумме 24 208 рублей.

В результате налоговой проверки и проведения мероприятий налогового контроля установлено, что необоснованная налоговая выгода по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость возникла, в том числе:

- в результате включения в состав расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль, и в состав налоговых вычетов по НДС сведений об операциях с ООО «...», ИП Ш.., ООО «...», ООО «...», при отсутствии реальных финансово-хозяйственных операций с указанными контрагентами, у которых отсутствовали необходимые условия для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов. Заключение ООО «...» договоров с этими организациями не было обусловлено разумными экономичскими и иными причинами делового характера, носило формальный характер и преследовало цель получения необоснованной налоговой выгоды.

В частности, ООО «...», ИП Ш. ООО «...» не оказывали ООО «...» транспортных услуг, а ООО «...» не поставляло Обществу запчасти. В действительности, эти услуги оказывались индивидуальными предпринимателями С., Ч., А., О., П., К., К., А.. или силами и средствами самого ООО «...». Кроме того, ООО «...» неправомерно формировало выручку, включая в нее доходы от аренды собственных транспортных средств с экипажем и перевыставляя расходы на дизельное топливо, проживание и питание водителей. Также ООО «...» не применяло режим ЕНВД в отношении оказания транспортных услуг собственными автомобилями «...»;

- в результате включения в состав расходов формально начисленных премий руководителю Коз-ву В.Г. и бухгалтеру Ш.. без согласования с соучредителем организации, без учета стажа работы, должностного оклада, вне зависимости от конкретных производственных и трудовых результатов, что повлекло завышение расходов на выплату компенсаций за неиспользованный отпуск и страховых взносов и имело цель получения необоснованной налоговой выгоды.

Выводы налоговых органов о причинах получения необоснованной налоговой выгоды в этой части подтверждаются совокупностью доказательств. В том числе, договорами и первичной бухгалтерской документацией ООО «...» по взаимоотношениям с ЗАО «...» (далее – ЗАО «...»), которому Общество оказывало транспортные услуги, с одной стороны, и по взаимоотношениям с ООО «...», ИП Ш. ООО «...», ООО «...», якобы силами которых оказывались данные транспортные услуги.

Кроме того, выводы налоговых органов в этой части подтверждаются договорами и первичной бухгалтерской документацией по взаимоотношениям с индивидуальными предпринимателями, показаниями самих индивидуальных предпринимателей С., Ч., А., О.., свидетельствовавших о фиктивности их взаимоотношений с ООО «...», ИП Ш. ООО «...», о фактическом оказании ими транспортных услуг для ООО «...».

Свидетели из числа работников ЗАО «...» (бухгалтер Свидетель №2, заведующая жилым (полевым) городком Ш.., прораб Т. и свидетели из числа работников ООО «...» (механик Р.., водители К., Ш., М.. и другие) подтвердили, что ООО «...», ИП Ш.., ООО «...» не оказывали транспортных услуг и не выполняли никаких работ для ЗАО «...».

По уголовному делу проведена судебно-налоговая экспертиза.

Согласно заключению <Номер обезличен> от <Дата обезличена> в 2012 году главному бухгалтеру Ш.. не начислялись ежеквартальные премии. В остальной части вышеприведенные выводы налоговых органов о причинах необоснованной налоговой выгоды получили подтверждение.

Экспертом установлен размер необоснованной налоговой выгоды в этой части. В частности, операции ООО «...» с ООО «...», ИП Ш.., ООО «...», ООО «...» привело к уменьшению НДС за период с <Дата обезличена> по <Дата обезличена> в сумме 15 463 100 рублей, а эти же действия и включение в состав расходов ежеквартальных премий Коз-ву В.Г. – к уменьшению налога на прибыль за 2011-2012 года в сумме 3 925 561 рубль. Сумма неуплаченных налогов составила 73,82% от общей суммы налогов, подлежавших уплате.

В дальнейшем с учетом решения Арбитражного суда Республики Коми № <Номер обезличен> от <Дата обезличена> экспертом Б.. разъяснено, что сумма неуплаченного НДС за период с <Дата обезличена> по <Дата обезличена> составила 14 131 603 рубля, сумма неуплаченного налога на прибыль за 2012 год – 3 443 518 рублей, а общая сумма неуплаченных налогов – 17 575 121 рубль, или 81,12% от общей суммы налогов, подлежавших уплате.

Обстоятельства по уголовному делу свидетельствуют о том, что, являясь единоличным руководителем ООО «...», осужденный достоверно знал о фиктивности финансово-хозяйственных операций с ООО «...», ИП Ш.., ООО «...», ООО «...» в 2012 году – 1 квартале 2013 года и формально начислял себе ежеквартальные премии, однако с целью получения необоснованной налоговой выгоды отражал сведения об этих операциях в налоговых декларациях по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость.

Исходя из этого, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что осужденный Коз-в В.Г. как руководитель ООО «...» уклонился от уплаты налогов в особо крупном размере в сумме в сумме 17 575 121 рубль.

Доводы защитника о непричастности осужденного к уклонению от уплаты налога на прибыль за 2012 год являются несостоятельными и подлежат отклонению по следующим основаниям.

Эксперт Б. подтвердил, что размер неуплаченного налога на прибыль организации за 2012 год в сумме 3 443 518 рублей определен на основании уточненной налоговой декларации от <Дата обезличена>.

Стороной защиты оспаривается причастность к составлению уточненной налоговой декларации от <Дата обезличена>. В то же время стороной защиты не оспаривается, что именно осужденным была подана первичная налоговая декларация по налогу на прибыль за 2012 год от <Дата обезличена>.

Эксперт Б. разъяснил суду апелляционной инстанции, что первичная налоговая декларация от <Дата обезличена> содержит нулевые показатели не только в разделе «Расходы …» (на чем акцентирует внимание защитник), но и в разделе «Доходы …». Сведения об отсутствии доходов являются недостоверными. На основании этих недостоверных сведений налогооблагаемая база по налогу на прибыль уменьшена до нулевого размера, а сам налог на прибыль за 2012 год не исчислен полностью в сумме 4 514 891 рубль.

Таким образом, в первичной налоговой декларации от <Дата обезличена> осужденный также представил заведомо ложные сведения о доходах и расходах, на основании которых исчисляется налог на прибыль, вследствие чего размер необоснованной налоговой выгоды даже превысил сумму 3 443 518 рублей.

Доводы стороны защиты о невозможности отражения достоверных сведений в первичной налоговой декларации от <Дата обезличена>ввиду отсутствия первичной бухгалтерской документации являются неубедительными. Как пояснил эксперт Б. анализ представленной на исследование бухгалтерской документации ООО «...», анализ налоговых деклараций по налогу на прибыль за предшествующие периоды 2012 года, а также налоговых деклараций по НДС за 1, 2, 3, 4 кварталы 2012 года позволяет сделать вывод о том, что бухгалтерский учет в организации велся, и оснований для представления первичной налоговой декларации с нулевыми показателями не имелось.

Поэтому суд апелляционной инстанции отклоняет доводы стороны защиты о необходимости исключения из осуждения Коз-ва В.Г. по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ уклонения от уплаты налога на прибыль за 2012 год в сумме 3 443 518 рублей и переквалификации действий осужденного на ч. 1 ст. 199 УК РФ.

В то же время доводы защитника о том, что действия осужденного по неправомерному получению возмещения НДС в 1 квартале 2012 года охватываются квалификацией по ст. 199 УК РФ, являются обоснованными.

Как пояснил эксперт Б.. суду апелляционной инстанции, сумма 214 570 рублей, заявленная налогоплательщиком ООО «...» к возмещению по НДС за 1 квартал 2012 года, входит в не исчисленную к уплате налогоплательщиком сумму 7 525 018 рублей по НДС за тот же период и в общую сумму не исчисленных к уплате налогов 17 575 121 рубль, которые установлены при производстве экспертизы и дополнительного расчета.

Таким образом, сумма 214 570 рублей, заявленная к возмещению по НДС за 1 квартал 2012 года, уже учтена при осуждении Коз-ва В.Г. за уклонение от уплаты налогов в сумме 17 575 121 рубль.

Также эксперт Б. пояснил, что характер недостоверных сведений, на основании которых в 1 квартале 2012 года Коз-в В.Г. заявил о предоставлении налогового вычета по НДС и о возмещении в сумме 214 570 рублей, аналогичен тем сведениям, на основании которых заявлялся налоговый вычет по НДС в этом же и последующих периодах, – сведения о фиктивных финансово-хозяйственных операциях с ООО «...», ИП Ш.ООО «...», ООО «...».

Кроме того, изъятия из бюджета денежных средств в сумме 214 570 рублей и направления их по усмотрению осужденного в пользу других лиц не производилось.

Напротив, заявляя о предоставлении налогового вычета по НДС за 1 квартал 2012 года и о возмещении в сумме 214 570 рублей, осужденный просил направить их в счет будущих платежей по этому же налогу, т.е. действовал именно с целью уменьшения сумм налогов, подлежащих уплате в бюджет в будущем, а не с целью изъятия денежных средств из бюджета.

При этом Коз-в В.Г. уже осужден по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ за уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость за последующие периоды – за 2, 3, 4 кварталы 2012 года, за 1 квартал 2013 года.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что действия Коз-ва В.Г., направленные на принятие налоговым органом решения о возмещении по НДС за 1 квартал 2012 года в сумме 214 570 рублей, уже вошли в событие преступного деяния, за которое он осужден по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ.

Квалификация этих же действий дополнительно по ч. 3 ст. 159 УК РФ не требовалась и являлась излишней.

По смыслу закона, если подсудимый совершил одно преступление, которое ошибочно квалифицировано несколькими статьями уголовного закона, суд в описательно-мотивировочной части приговора должен указать на исключение излишне вмененной подсудимому статьи уголовного закона, приведя соответствующие мотивы.

Исходя из этого, суд первой инстанции должен был исключить излишне вмененную осужденному ч. 3 ст. 159 УК РФ, не оправдывая его по данному обвинению. Однако суд необоснованно признал осужденного виновным по ч. 3 ст. 159 УК РФ, назначил наказание за это преступление и по совокупности преступлений.

С целью устранения нарушения, допущенного судом первой инстанции, суд апелляционной инстанции находит необходимым исключить из приговора осуждение по ч. 3 ст. 159 УК РФ и назначение наказания за это преступления, без оправдания Коз-ва В.Г. по данному обвинению и признания за ним права на реабилитацию, а также исключить назначение наказания по совокупности преступлений.

Наказание по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ назначено Коз-ву В.Г. в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, соразмерно тяжести содеянного, личности виновного, совокупности смягчающих наказание обстоятельств.

При назначении наказания судом полно исследованы и объективно оценены данные о личности осужденного. В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд признал и учел при назначении наказания частичное признание вины, частичное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, наличие .... Оснований для признания дополнительных смягчающих обстоятельств не имеется. Отягчающих обстоятельств не установлено.

Назначенное наказание по своему виду и размеру является справедливым. Оснований для применения правил ст. 64 УК РФ, назначения условного наказания или иного смягчения наказания не усматривается.

Несмотря на исключение осуждения Коз-ва В.Г. по ч. 3 ст. 159 УК РФ и окончательного наказания по совокупности преступлений, оснований для изменения вида исправительного учреждения, в котором осужденный должен отбывать наказание в виде лишения свободы, назначенное по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, не имеется.

В соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ он должен отбывать это наказание в исправительной колонии общего режима.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ,

ОПРЕДЕЛИЛ:

Апелляционную жалобу защитника адвоката Окишева Д.А. удовлетворить частично.

Изменить приговор Усинского городского суда Республики Коми от 22 мая 2017 года в отношении Коз-ва В.Г.:

исключить из приговора осуждение Коз-ва В.Г. по ч. 3 ст. 159 УК РФ и назначение ему наказания за данное преступление, а также назначение наказания по совокупности преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу защитника – без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу с момента его вынесения и может быть обжаловано в кассационном порядке непосредственно в Президиум Верховного Суда Республики Коми в соответствии с главой 47.1 УПК РФ.

Источник   
Приговор Усинского городского суда Республики Коми от 22.05.2017

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
    • stenkin
    • 05-04-2018, 09:43
    • : 09:43
    • Пользователь offline
    Верховный Суд РФ в своих решениях по конкретным делам определил, что одним из главных отличий налогового преступления от хищения является использование не ведущих самостоятельной предпринимательской деятельности фирм, когда организации создаются и используются не для хозяйственных операций, а для изъятия НДС из бюджета (Апелляционное определение от 10.04.2014 № 30-АПУ14-5, Кассационное определение от 05.10.2011 № 52-О11-11, Кассационное определение от 14.04.2011 № 5-О11-58). 
    Если предприятие хозяйственной деятельностью занималось, в  штате имело персонал, осуществляло налогооблагаемые операции, не было использовано исключительно для безвозвратного изъятия НДС из бюджета, а связано с налоговой минимизацией, то критерии, указанные Верховным Судом РФ, отсутствуют. 
    Таким образом, для защиты необходимо доказывать, что действия по возмещению НДС:  
    - произведены с целью налоговой оптимизации в рамках налоговых правоотношений реально осуществлявшими предпринимательскую деятельность организациями, имевшими и имеющими значительные активы по компенсации возможных убытков;
    - осуществлены в период и в дату, когда налоговый платеж по НДС еще не был сформирован, когда он в казну передан не был, когда срок уплаты налога еще не истек, когда для налогоплательщика это имущество являлось еще его собственностью, его активом, правом требования и не было чужим; 
    - продолжались, когда возможные проверки и споры по сумме и основаниям возмещения налога указывали на спорность, на несформированность этого титула, в связи с чем он объектом хищения быть не мог; 
    - если нарушали требования налогового законодательства, то были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды,  Можно предположить, что при схожести правонарушений при наличии специальной нормы, каковой в данном случае может быть состав ст. 199 УК РФ, по отношению к общей (ст. 159 УК РФ), по общему правилу приоритет отдается норме специальной. Что касается вероятного включения в цепочку движения товара так называемых «фирм-однодневок» либо бестоварных операций, то такие нарушения также квалифицируются как уклонение от уплаты налогов с организации.      
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты