По обвинению в мошенничестве путем возмещения НДС предприниматель оправдан. Апелляционный приговор Пермского краевого суда от 10.05.2016 № 22-2464/16

--- / 739 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Крюковой Л.Ф., судей Гагариной Л.В. и Хайровой Р.М., при секретаре судебного заседания Маковеевой М.В., с участием прокурора Куницыной К.А., представителя потерпевшего В1., защитников Александровой Е.А. и Чарного И.Б., осужденного В. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам защитников Александровой Е.А. и Чарного И.Б., осужденногоВ.на приговор Ленинского районного суда г. Перми от 19 февраля 2016 года, по которому В., родившийся дата в****, несудимый, осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 10000 рублей, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года, с возложением обязанностей периодически являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства, без уведомления указанного органа не менять постоянного места жительства и работы; постановлено наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно; постановлено взыскать с В.в пользу ИФНС России по Ленинскому району г. Перми 789406,78 рублей в возмещение материального ущерба; принято решение об обращении взыскания на имущество, подвергнутое аресту, в обеспечение исполнения приговора в части дополнительного наказания в виде штрафа и гражданского иска; по делу разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Крюковой Л.Ф., изложившей содержание приговора, существо апелляционных жалоб, дополнений к ним и возражений, выступления защитников и осужденного, поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения представителя потерпевшего и прокурора, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

В. признан виновным в хищении из федерального бюджета путем обмана денежных средств в сумме 789406, 78 рублей, то есть в крупном размере.

Согласно приговору преступление В. совершено при обстоятельствах, аналогичных тем, которые указаны органом предварительного следствия в предъявленном ему обвинении, и заключаются в незаконном увеличении с 16065000 рублей до 21240000 рублей стоимости приобретенного им как индивидуальным предпринимателем у ЗАО «Компания***» по договору от 1 августа 2011 года здания, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****, что явилось следствием взаимозависимости субъектов данной сделки как между собой, так и с ЗАО «Завод***», ЗАО «***», на счета которых были перечислены денежные средства, поступившие отВ.в ЗАО «Компания***» по данной сделке, а также с ООО «***», ЗАО «***», ООО «Компания***», ЗАО «Компания***», ЗАО «Завод Компании***», ЗАО «***», ООО «Завод***», фактическим руководителем которых и распорядителем денежных средств являлсяВ., включении заведомо для него завышенных расходов, связанных с приобретением указанного здания, в налоговую декларацию и предоставлении этих сведений в ИФНС РФ по Ленинскому району г. Перми, в результате чего 2 октября 2012 года из федерального бюджета ему был необоснованно возмещен налог на добавленную стоимость за налоговый период – 3 квартал 2011 года в указанном выше размере.

В апелляционной жалобе защитники Александрова Е.А. и Чарный И.Б., а последний также в дополнении к ней, полагая, что в действиях В., связанных с возмещением налога на добавленную стоимость в размере 789406, 78 рублей, явившимся следствием приобретения им на основании договора купли-продажи от 1 августа 2011 года здания (литер Д1), расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****, отсутствует состав преступления, поставили вопрос об отмене приговора и постановлении в отношении В. оправдательного приговора.

В обоснование своей позиции защитники указывают, что:

вывод суда о создании В. структуры подконтрольных ему предприятий, их взаимозависимости является ошибочным, положенные в основу этого вывода доказательства – протоколы выемок и осмотра документов и предметов, результаты мероприятий контроля и записи телефонных переговоров при отсутствии анализа производственно-хозяйственной деятельности этих предприятий с привлечением специалистов или экспертов об этом не свидетельствуют; из показаний руководителей этих предприятий – свидетелей Ж., Д., П. и Х., а также собственника (на момент рассматриваемой сделки) ЗАО «Компания***» Е. следует, что в своей работе они были самостоятельны, однако эти показания оставлены без оценки суда; указание о том, что вышеуказанное здание использовалось как залоговое для получения группой предприятий, подконтрольных В., кредитов в различных банках, не соответствует действительности, так как для этих целей оно использовалось только В. для получения кредита возглавляемой им организацией; кроме того, само по себе наличие взаимозависимости юридических лиц не исключает возможности осуществления сделок между ними;

период создания В. структуры подконтрольных ему предприятий – с 24 августа 2004 года по 7 февраля 2013 года судом не мотивирован, в этой части повторено содержание обвинительного заключения, где указанные даты приведены без их обоснования; также без какого-либо обоснования указано, что умысел на хищение у В. возник с 1 января 2010 года по октябрь 2011 года;

вывод суда о том, что В. при продаже здания незаконно увеличил его стоимость с 16065000 рублей до 21240000 рублей, не подтверждается исследованными доказательствами; ничем не опровергнуто утверждение В. о том, что он считал цену здания в 21240000 рублей соответствующей рыночной, учитывая, что в 2010 году в предварительном договоре о продаже этого здания ООО «***» его стоимость была определена в 21000000 рублей, и по этому договору имела место предварительная оплата в сумме 3000000 рублей; кроме того, оценщиком Л. в отчете от 7 июля 2011 года стоимость здания была указана 21240000 рублей; также имеется отчет от 3 ноября 2011 года, составленный оценщиком ООО «***»Ш., согласно которому стоимость здания установлена в 22120000 рублей; в последующем обоснованность выводов оценщика Ш. подтверждена экспертом Российского общества оценщиков (г. Москва), которым указано, что ее отчет полностью соответствует Федеральным стандартам оценки, однако этому заключению суд оценки не дал, хотя оно составлено не по ходатайству стороны защиты, а по запросу следователя; согласно отчету оценщика К. и его последующего разъяснения стоимость здания с учетом пристроев определена в 19282000 рубля;

различные выводы оценщиков о стоимости здания, в том числе и близкие к той цене, по которой В. его приобрел, свидетельствуют об отсутствии у последнего умысла на завышение стоимости здания и, как следствие, на незаконное возмещение налога на добавленную стоимость в увеличенном размере;

вывод суда о том, что В. была создана только видимость оплаты здания путем оборота денежных средств между подконтрольными ему организациями, противоречит исследованным в судебном заседании доказательствами, из которых следует, что стоимость здания им была оплачена в полном объеме, и во всех случаях денежные средства перечислялись по взаимным сделкам, за конкретно выполненные работы и оказанные услуги; ни одного случая фиктивности бухгалтерских документов, их несоответствия указанным в них основаниям оплаты не установлено; в решении арбитражного суда от 29 июня 2015 года указано, что реальность сделки В. и общества «Компания***», наличие объекта сделки и факт произведенной им оплаты не опровергнуты, налоговый орган не доказал, что для целей налогообложения он в налоговом учете отразил операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом; данное решение, по мнению защитников, имеет преюдициальное значение;

в содержании телефонных разговоров, на которые ссылается суд в приговоре, не содержится информации о том, что договор купли-продажи здания был формальным, а В. была известна рыночная цена здания меньше той, по которой это здание было им приобретено;

в приговоре имеется ссылка на ряд протоколов осмотра документов без указания, какое доказательственное значение они имеют для дела.

В апелляционной жалобе осужденного В. и дополнении к ней содержатся аналогичные доводы. Кроме того, он указывает, что:

возбуждение данного уголовного дела было незаконным, так как на момент его возбуждения не была установлена сумма причиненного им ущерба и решение ИФНС по Ленинскому району г. Перми о возмещении ему налога на добавленную стоимость по сделке приобретения здания не было отменено;

согласно решениям арбитражных судов трех инстанций все условия для возмещения налога на добавленную стоимость по результату сделки приобретения спорного здания были им соблюдены: он реально приобрел здание, вся сумма по его оплате в размере 21240000 рублей была им уплачена, он отразил в своем налоговом учете сделку по приобретению этого здания в соответствии с действительным экономическим смыслом, цена сделки в 21240000 рублей на 1 августа 2011 года являлась реальной и рыночной, ЗАО «Компания***» полностью уплатило в бюджет налог на добавленную стоимость по данной сделке, то есть в сумме 3240000 рублей, и между ним и указанным обществом отсутствовали фиктивные договорные механизмы, направленные на возмещение налога на добавленную стоимость;

идентичность суммы, задекларированного и уплаченного продавцом налога на добавленную стоимость, и суммы, предъявленной к возмещению покупателем, по его мнению, исключает хищение как таковое;

доказательств того, что какие-либо отношения, на которые указывает суд в приговоре, повлияли на результат сделки, не имеется;

стороной защиты суду были представлены ряд документов: цифровые фотографии, заключение специалиста в области фототехнического исследования, рецензии, заключение специалиста, экспертное заключение, которые, на его взгляд, свидетельствуют об ошибочности выводов экспертов К1. и Е1. о стоимости приобретенного им здания, однако эти доказательства не приняты судом во внимание, в то время как в случае сомнений в их объективности суд имел возможность дополнительно назначить по делу экспертизу, но этого сделано не было, чем, он считает, нарушено его право на защиту.

В возражениях государственный обвинитель Митрюхин А.С. высказывает мнение о законности, обоснованности и справедливости приговора, предлагает оставить его без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, дополнений к ним и возражений, судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене на основании п. 1 ч. 1 ст. 38915, пп. 1, 2 ч. 1 ст. 38916 УПК РФ, то есть в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, и не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Подсудимый В. в ходе предварительного и судебного следствия свою виновность отрицал, утверждал, что он как индивидуальный предприниматель приобрел у ЗАО «Компания***» по договору от 1 августа 2011 года здание, расположенное по адресу: г. Пермь, ул.**** за 21240000 рублей, включающие в себя налог на добавленную стоимость в размере 3240000 рублей. После перечисления всей суммы стоимости здания продавцу он в соответствии с нормами налогового законодательства при заполнении соответствующей декларации включил в состав налоговых вычетов за третий квартал 2011 года налог на добавленную стоимость в сумме 3240000 рублей, предоставив в налоговый орган все документы, обосновывающие налоговый вычет. В результате указанная сумма налогового вычета по решению налогового органа была ему полностью возмещена. Цена приобретенного им здания, по его мнению, соответствовала рыночной.

Признавая недостоверными показания В. о соответствии цены, по которой им было приобретено вышеуказанное здание, рыночной, а также усомнившись в соответствии действительности его показаний об уплате им полной стоимости здания в связи с взаимозависимостью субъектов данной сделки, а также и других юридических лиц, по счетам которых происходило движение денежных средств, поступивших от него продавцу в счет оплаты здания, и, делая вывод об установлении вины В. в совершении преступления, суд сослался на следующие доказательства:

показания представителя потерпевшего В1. - сотрудника налоговой службы о фиктивности договора купли-продажи здания, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****, от 1 августа 2011 года, заключенного между ЗАО «Компания***» (продавец) и индивидуальным предпринимателем В.(покупатель), являющихся взаимозависимыми, что позволило существенно завысить стоимость здания и скрыть то обстоятельство, что и до заключения данной сделки здание фактически находилось в собственности В.; незаконном возмещении последним налога на добавленную стоимость по данной сделке в сумме 3240000 рублей, а также об отсутствии сведений об уплате ЗАО «Компания***» налога на добавленную стоимость по данной сделке;

показания свидетелей С., К2. и Т.– сотрудников налоговой службы о приобретении в третьем квартале 2011 года В. у ЗАО «Компания***» здания, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****, по цене, значительно превышающей его первоначальную стоимость, и получении им возмещения налога на добавленную стоимость по данной сделке;

показания свидетеля Т1. – сотрудника налоговой службы об уплате ЗАО «Компания***» за третий квартал 2011 года налога на добавленную стоимость следующим образом: 20 октября 2011 года - 165000 рублей, 21 ноября 2011 года – 163277 рублей, 20 декабря 2011 года – 161550 рублей, то есть в общей сумме 489827 рублей;

ответ ИФНС РФ по Свердловскому району г. Перми, от 18 апреля 2014 года о том, что сведениями об уплате ЗАО «Компания***» налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2011 года по сделке с индивидуальным предпринимателем В. в бюджет налоговая инспекция не располагает, согласно декларациям по налогу на добавленную стоимость за 2011 год указанный налог подлежал уплате в бюджет, первичные документы в налоговой инспекции отсутствуют;

ответ ИФНС РФ по Свердловскому району г. Перми, согласно которому ЗАО «Компания***» книга покупок и книга продаж за 2011 год в ИФНС России по Свердловскому району г. Перми не представлялись; ЗАО «Компания***» 28 декабря 2012 года снято с учета в ИФНС России по Свердловскому району г. Перми в связи с реорганизацией при преобразовании; правопреемник ООО «Компания***» находится по адресу:****;

протоколы выемки и осмотра оригинала налогового дела ЗАО «Компания***» и ООО «Компания***», содержащего наряду с другими документами налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость за третий квартал 2011 года от 20 октября 2011 года (дата отправки по ТКС 20 октября 2011 года, дата поступления в налоговый орган 21 октября 2011 года), согласно которой сумма налога, исчисленная к уплате в бюджет в соответствии с п. 1 ст. 173 НК РФ, составила 489827 рублей; при этом налоговая база по операциям, связанным с реализацией товаров, передачей имущественных прав, к которым относится в том числе реализация недвижимости, составила 80668855 рублей, сумма налога на добавленную стоимость с нее - 14520394 рублей; налоговая база по суммам полученной оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров, передачи имущественных прав составила 32778544 рублей, сумма налога на добавленную стоимость с нее - 5000117 рублей; общая сумма налога на добавленную стоимость, исчисленная с учетом восстановленных сумм налога, составила 19520511 рублей; сумма налога, предъявленная налогоплательщику при приобретении на территории Российской Федерации товаров, имущественных прав, подлежащая вычету, составила 14449553 рублей; сумма налога, исчисленная с сумм оплаты, подлежащая вычету с даты отгрузки соответствующих товаров, составила 4581131 рублей; общая сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая вычету, составила 19030684 рублей; таким образом сумма налога на добавленную стоимость, исчисленная к уплате в бюджет, составила 489827 рублей;

показания свидетеляА.о том, что он был одним из учредителей ЗАО «***», деятельностью которого фактически занимался Ж., допускает, что был учредителем ООО «***»;

показания свидетеля Ж. о том, что В. был владельцем ООО «***», а он его директором с 22 октября 2004 года по 27 апреля 2005 года, а в последующем после приобретения у В. его доли общества – собственником; 31 января 2006 года ООО «***» у «Группы компаний***» было приобретено здание, расположенное по адресу: г. Пермь, ул.****, 5 мая 2010 года это здание было продано ЗАО «Компания***», директором которого была П.;

показания свидетеля Е. о том, что с весны 2009 года по 2011 год он был собственником ЗАО «Компания***», в мае 2010 года обществом у ЗАО «***» было приобретено здание, расположенное по адресу: г. Пермь, ул.****, стоимостью 2500 000 рублей, до июня 2010 года в здании проводились ремонтные работы, затраты составили не менее 18000 000 рублей; по договору от 1 августа 2011 года он продал указанное здание В. за 21240000 рублей, сделка была отражена в налоговых документах;

показания свидетеля П. о том, что на момент приобретения в мае 2010 года ЗАО «Компания***» здания, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****, и его последующей продажи 1 августа 2011 года В. она являлась руководителем указанного общества, данное здание было продано В. по цене, указанной в договоре; эта сделка была отражена в налоговой декларации, при том, что в ходе предварительного следствия она по последнему вопросу никаких пояснений дать не смогла в связи с давностью события;

показания свидетеля М. о том, что на момент продажи ЗАО «Компания***» В. здания, расположенного по адресу:****, она работала главным бухгалтером указанного общества, данную сделку она отразила в налоговой декларации общества по налогу на добавленную стоимость за третий квартал 2011 года, при этом указала, что общая сумма реализации, в которую входит продажа недвижимости, за этот период составила 80668855 рублей, налог на добавленную стоимость от нее составляет 14520394 рубля, с учетом налога на добавленную стоимость с поступивших авансов общая сумма начисленного налога на добавленную стоимость составила 19520511 рублей, сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая вычету, составила 19030684 рубля, таким образом, сумма налога на добавленную стоимость, исчисленная к уплате в бюджет, за этот период составила 489827 рублей, данная декларация была направлена в налоговый орган; в последующем с конца 2011 года по февраль 2013 года она работала главным бухгалтером в ЗАО «Завод***», а затем – в ООО «Завод***», В. был руководителем указанных обществ, поэтому давал ей указания относительно распределения денежных средств этих обществ;

показания свидетеля Т2. о том, что она работала в ЗАО «Завод***», ООО «***» ведущим экономистом, ее руководителем был В., эту же работу она выполняла для В. как индивидуального предпринимателя; по сделке приобретения В. здания, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****, она предоставляла в налоговую инспекцию все необходимые документы, в числе которых были отчет по оценке здания ООО «***», книга продаж и покупок, счета-фактуры, товарные накладные, платежные документы; в записанном телефонном разговоре с В. речь идет о возможности вывода из под залога здания склада, являющегося предметом залога со стоимостью 9700000 рублей;

показания Е2. о том, что ею как специалистом на основании постановления следователя были подготовлены два заключения №**от 31 марта 2014 года и №**от 10 апреля 2014 года;

заключение специалиста №**от 31 марта 2014 года, согласно которому сумма налога на добавленную стоимость, заявленная индивидуальным предпринимателем В. к возмещению из бюджета за 3 квартал 2011 года, составила 3215711,00 рублей (3255 418,00 - 39 707,00 налоговый вычет); в регистрах налогового учета отражено налоговых вычетов по взаимоотношениям индивидуального предпринимателя В. с ЗАО «Компания***» на сумму 3240 000,00 рублей, налоговые вычеты по данным взаимоотношениям применены В. в 3 квартале 2011 года в полном объеме, сумма налога на добавленную стоимость, заявленная В. к возмещению из бюджета за 3 квартал 2011 г. в результате взаимоотношений с ЗАО «Компания***», составила 3215 711,00 рублей; в ходе анализа выписки по движению денежных средств на расчетном счете ИП В. №** установлено, что в рамках договора купли-продажи от 1 августа 2011 года от ИП В. в адрес ЗАО «Компания***» за период с 21 сентября 2011 года по 29 ноября 2011 года поступила оплата на общую сумму 24270000,00 рублей; за октябрь 2012 года перечислено на расчетный счет ИП В. №**денежных средств в сумме 5354721,00 рубль, израсходовано с расчетного счета за октябрь 2012 года денежных средств в сумме 5146343,76 рубля;

заключение специалиста №**от 10 апреля 2014 года, согласно которому в рамках договора купли-продажи от 1 августа 2011 года от ИП В. в адрес ЗАО «Компания***» за период 21 сентября 2011 года по 29 ноября 2011 года поступила оплата на общую сумму 24270000,00 рублей; 2 октября 2012 года в рамках вынесенных ИФНС 28 сентября 2012 года решений перечислено на расчетный счет ИП В.№**возмещение суммы НДС в сумме 3215 711,00 рублей, поступившие денежные средства списаны 3 октября 2012 года в сумме 3200018,00 рублей; в ходе анализа предоставленных выписок по движению денежных средств на расчетных счетах: ИП В. №**, открытом в ЗУБ СБ РФ, ЗАО «Компания***» №**, открытом в ЗУБ СБ РФ, и ЗАО «Завод***» №**, открытом в ЗУБ СБ РФ, установлено, что движение денежных средств по заключенному договору купли-продажи от 1 августа 2011 года осуществлялось в основном между ИП В., ЗАО «Компания***», ЗАО «Завод***» и ЗАО «***» путем перечисления их друг другу на счета;

показания Б. – главного эксперта экспертиз четвертого отдела ЭКЦ ГУ МВД России по Пермскому краю о том, что ею производилась экспертиза по движению денежных средств, перечисленных В. в ЗАО «Компания***» по договору купли продажи спорного здания от 1 августа 2011 года, и дано заключение №**от 3 октября 2014 года;

заключение эксперта №**от 3 октября 2014 года, согласно которому дальнейшее движение денежных средств перечисленных 21 сентября 2011 года в сумме 2250000 рублей, 31 октября в сумме 6500000 рублей и 21 ноября 2011 года в сумме 2000000 рублей со счета индивидуального предпринимателя В. в адрес ЗАО «Компания***» по договору купли-продажи от 1 августа 2011 года здания, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****, осуществлялось в адрес ЗАО «Завод***», ЗАО «***», ЗАО «***», ИПВ., УФК по Пермскому краю; определить иные направления дальнейшего движения денежных средств не представилось возможным;

заключение эксперта №**от 3 октября 2014 года, согласно которому дальнейшее движение денежных средств, перечисленных 16 ноября 2011 года в сумме 1145000 рублей со счета индивидуального предпринимателя В. в адрес ЗАО «Компания***» по договору купли-продажи спорного здания от 1 августа 2011 года, осуществлялось в адрес ОАО «***», определить иные направления дальнейшего движения денежных средств не представилось возможным;

заключение эксперта №**от 30 сентября 2014 года, согласно которому дальнейшее движение денежных средств, перечисленных 9 ноября 2011 года в сумме 450000 рублей со счета индивидуального предпринимателя В. в адрес ЗАО «Компания***» по договору купли-продажи спорного здания от 1 августа 2011 года, осуществлялось в адрес ЗАО «***», а от ЗАО «***» - в адрес ЗАО «Завод***» и ОАО АКБ «***»; определить иные направления дальнейшего движения денежных средств не представилось возможным;

показания М1. о том, что ею как специалистом на основании постановления следователя были подготовлены три заключения №**от 15 октября 2014 года, №**от 18 мая 2015 года и №**от 29 мая 2015 года;

заключение специалиста №**от 15 октября 2014 года, согласно которому на момент совершения сделки с ЗАО «Компания***» по состоянию на 1 августа 2011 года на счетах ИП В. находилось 169947,81 рублей, и ему были выданы ОАО АКБ «***» кредиты на общую сумму 50000000,00 рублей; со счета ЗАО «Компания***», открытому в ОАО «***», за период с 1 января 2011 года по 7 декабря 2011 года установлено списание денежных средств по кредитным договорам за Д. и В. в общей сумме 2238443, 35 рублей, а также списание денежных средств со счетов, открытых в других банках, по кредитным обязательствам самого общества;

заключение специалиста №**от 18 мая 2015 года, согласно которому установлено поступление в 3 и 4 кварталах 2011 года денежных средств на расчетные счета ЗАО «Компания***» в Западно-Уральском Банке «***» в общей сумме 83670188,90 рублей, в ОАО АКБ «***» - в общей сумме 21240128,03 рублей, в филиале «***» ЗАО «***» - в общей сумме 78183299,61 рублей; а также списание денежных средств за этот же период по расчетному счету ЗАО «Компания***» в Западно-Уральском Банке «***» в общей сумме 84600842,82 рубля, по расчетному счету в ОАО АКБ «***» - в общей сумме 21248242,69 рубля, в Филиале «***» ЗАО «***» - в общей сумме 78259828,82 рублей;

заключение специалиста №**от 29 мая 2015 года, согласно которому разница суммы налога на добавленную стоимость между размером указанного налога от стоимости, по которой В. купил у ЗАО «Компания***» спорное здание, и размером этого же налога от стоимости здания, указанной в заключении комплексной строительно-технической и оценочной судебной экспертизы, составила 789406,78 рублей;

ответ ЗАО***, согласно которому на пластиковые карты №**и №**, выпущенным на имя Д., 3 октября 2012 года (в день получения возмещения НДС ИП В. из УФК по Пермскому краю) поступили денежные средства в размере по 500000 рублей на каждую;

показания свидетеля К3. о том, что 30 ноября 2011 года по сообщению о пожаре в здании, расположенном по адресу: г. Пермь, ул.****, он выезжал на указанный объект, при его осмотре было обнаружено, что в нем производится ремонт – восстановление кровли и утепление фронтов;

показания свидетеля Ш1. о том, что ремонтных работ в спорном здании им не производилось;

показания свидетеля Л. о том, что в 2011 году он проводил оценку спорного здания, осматривал его лично, здание находилось в удовлетворительном состоянии, он оценил его в 21240000 рублей;

показания свидетеля М2., на тот период оценщика в ГУП «***», производившего в начале мая 2012 года оценку вышеуказанного здания по заявке налоговой инспекции и определившего его стоимость в 10373000 рублей;

ответ Управления Росреестра по Пермскому краю от 18 апреля 2014 года, к которому приложен договор ипотеки №**от 25 января 2012 года, в котором указано, что оценочная стоимость здания, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****, устанавливается сторонами в сумме 9985000 рублей, залоговая стоимость объекта – 6989500 рублей;

показания свидетелей Ш2. и Ш.– сотрудников ООО «***» о том, что ноябре 2011 года в их организацию обратился В. для оценки здания, расположенного по ул.****, для залога в банк под кредит, такой отчет был сделан, стоимость здания на 7 ноября 2011 года была определена в 21200000 рублей, при этом Ш. выезжала на объект и осматривала его, в последующем отчет был принят «***»;

заключение эксперта №**от 9 апреля 2014 года, согласно которому действительная стоимость здания общей площадью 1115,2 кв.м, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****с земельным участком общей площадью 1168 кв.м. составила: на 5 мая 2010 года 18787550 рублей, на 1 августа 2011 года – 18826150 рублей;

заключение экспертов К1. и Е1. от 21 мая 2015 года о том, что стоимость спорного здания на 1 августа 2011 года составляла 16065000 рублей; по данным документов в период с 5 мая 2010 года (приобретение здания ЗАО «Компания***» у ЗАО «***») по 1 августа 2011 года (приобретение здания В. у ЗАО «Компания***») выполнение улучшений (строительно-монтажных работ) в отношении этого здания не выявлено;

показания экспертов К1. и Е1. о том, что в 2015 году ими производилась комплексная строительно техническая и оценочная судебная экспертиза спорного здания, при этом на объект они не выезжали, его не осматривали, заключение сделали по документам, согласно которым здание не отапливалось, все своим выводы они изложили в заключении;

показания свидетеля К4. о том, что она работала главным бухгалтером в 2006 году в ЗАО «***», в 2009- 2014 годах в ЗАО «Компания***», с апреля 2012 года по март 2014 года по совместительству в ЗАО «***»,В.являлся директором ЗАО «Завод***», при этом последний давал ей указания о перечислении денежных средств различным организациям, а также относительно его деятельности как индивидуального предпринимателя;

показания свидетеля З. о том, что она работала бухгалтером-кассиром с 2009 года в ЗАО «Завод***», преобразованного в последующем в ООО «Завод***», руководителем которого являлся В., и, кроме того, с 2010 года - по совместительству в ООО «Компания***», а затем в ЗАО «Компания***», директором которого являлся И.;

показания свидетеля Х. о том, что с 2005 года по июль 2015 года он являлся учредителем и директором ООО «***», которое купил у родителей В., договорные отношения были с ООО «Завод***», «Компанией***», «***», с 2009 года он работал в ООО «Завод***» начальником отдела комплектаций;

показания свидетеля Д. о том, что с 2009 года он является учредителем ООО «Компания***», с 1998-2000 годов он и В. работали в области производства окон, в ЗАО «Компания***» с ноября 2011 г. он был директором, купил компанию у К5., сменил П.;

показания свидетеля П1. о том, что в сентябре 2013 года он купил у Д. ООО «Компания***», но по состоянию здоровья не смог заниматься обществом и в марте 2013 года продал его Ш3., передав ему все документы общества;

показания свидетеля Р. о фиктивности документов о предоставлении ею в 2014 году в аренду ООО «Компания***» помещения, расположенного по адресу:****;

показания свидетелей К6., А1., М3., М4., К7., У., С1., М5., Б1., Е3., Р1., В2., Е4., М6., Р2., А2. о том, что в разное время они работали в организациях, фактическим руководителем которых органы предварительного следствия признали В., при переходе некоторых из них из одной организации в другую они фактически выполняли одну и ту же работу, некоторые из них руководителем считали В.;

показания свидетеля Р3. о выполнении в 2004-2011 годах разовых поручений в ООО «***», руководителем которого, на его взгляд, в то время был В., и подготовке документов для государственной регистрации юридических лиц – ЗАО «Компания***», ЗАО «***», ЗАО «***», ЗАО «Компания***», ЗАО «Завод***», ЗАО «***», ООО «***»;

показания свидетеля С2.– ведущего специалиста эксперта отдела регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей налогового органа о смене в 2008 году наименования ЗАО «Компания***» на ЗАО «Завод Компании***», а в последующем на ЗАО «Компания***», а также об уведомлении 19 августа 2011 года о начале процедуры реорганизации ЗАО «Компания***», ЗАО «***» и ЗАО «Завод***» в форме присоединения первых двух обществ к ЗАО «Завод***», о чем 14 августа 2011 года была внесена запись в ЕГРЮЛ, однако 6 декабря 2011 года поступило уведомление об отмене решения о реорганизации в форме присоединения ЗАО «***» и ЗАО «Компания***» к ЗАО «Завод***», а также принятии решения о реорганизации ЗАО «***» в форме присоединения к ЗАО «Завод***» о чем в ЕГРЮЛ 9 декабря 2011 года была внесена соответствующая запись;

копии решений единственного акционера ЗАО «Компания***» К5. от 18 августа 2011 года о реорганизации указанного общества и ЗАО «***» в форме присоединения к ЗАО «Завод***» и от 5 декабря 2011 года об отмене данного решения;

ответ Макрорегионального филиала «Урал» ОАО «Ростелеком» о принадлежности номеров телефонов, протоколы изъятия предметов и документов в административно-производственном корпусе, расположенном по адресу: г. Пермь, ул.****, и их осмотра; протоколы осмотра предметов, изъятых в квартире В., расположенной по адресу: г. Пермь, ул.****, в квартире Д., расположенной по адресу: г. Пермь, ул.****, в офисном помещении, расположенном по адресу: г. Пермь, ул.****; протоколы осмотра диска, содержащего сведения об электронных соединениях абонентов сотовой связи В. и Ж., и сведений о расчетных счетах; результаты мероприятия контроля и записи телефонных переговоров В., П., К5. и других; выписки из трудовых книжек работников; справки УЭБ и ПК ГУ МВД России по Пермскому краю, которые в своей совокупности, по мнению органов предварительного следствия и суда первой инстанции, свидетельствуют о взаимозависимости индивидуального предпринимателя В., ЗАО «Компания***», ЗАО «Завод***», ЗАО «***» и других организаций, указанных в описании преступного деяния;

протоколы выемки и осмотра регистрационных дел налогоплательщиков ЗАО «Завод***», ЗАО «Компания***», ООО «Компания***», ЗАО «Компания***», ЗАО «***», ИП В.;

протоколы выемки у П1. документов в отношении ООО «Компания***» и их осмотра, которые отражают продажу Д. общества П1. и прекращение 4 декабря 2013 года полномочий генерального директора общества Д.; а также продажу 11 февраля 2014 года общества Ш3.);

протоколы выемки и осмотра документов в отношении ООО «Компания***» из МИФНС № 46 и ИФНС России № 15 по г. Москве, без указания, какое отношение эти доказательства имеют к данному делу;

на другие документы, содержание которых не раскрыто.

Судебная коллегия, проверив те же доказательства и материалы дела, установила иные обстоятельства дела, заключающиеся в следующем.

По договору от 1 августа 2011 года индивидуальный предприниматель В. приобрел у ЗАО «Компания***» здание, расположенное по адресу:***, за 21240000 рублей, в том числе НДС 3240000 рублей, и два земельных участка стоимостью 2920000 рублей и 470000 рублей, перечислив их стоимость в адрес продавца. После этого он включил сведения, связанные с приобретением указанного здания, в налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость за третий квартал 2011 года, предоставил ее в ИФНС РФ по Ленинскому району г. Перми, в результате чего 2 октября 2012 года из федерального бюджета ему был возмещен налог на добавленную стоимость за налоговый период – 3 квартал 2011 года в указанном в размере 3240000 рублей, а с учетом налоговых вычетов в его адрес была перечислена сумма 3215711 рублей.

Выводы судебной коллегии относительно изложенных фактических обстоятельств дела в свою очередь основаны на следующем.

Согласно примечанию 1 к ст. 158 УК РФ под хищением по делам о преступлениях против собственности понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. При этом мошенничество является формой хищения, совершаемого исключительно с прямым умыслом.

Однако представленные органами предварительного следствия и приведенные судом первой инстанции в приговоре доказательства, как каждое в отдельности, так и в своей совокупности, не свидетельствуют о наличии в действиях В. вышеуказанных признаков хищения и совершении им обмана при возмещении налога на добавленную стоимость по сделке купли-продажи у ЗАО «Компания***» здания, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****, по договору от 1 августа 2011 года.

Делая выводы о фиктивности указанной сделки, имитации расчетов по ней, фактической принадлежности указанного здания как до этой сделки, так и после нее В., органы предварительного следствия ни одного доказательства, подтверждающего эти выводы, не представили, и суд первой инстанции, соответственно, их в приговоре не привел.

Напротив, из представленных сторонами, исследованных в судебном заседании и приведенных судом первой инстанции в приговоре доказательств, непосредственно касающихся сделки купли-продажи вышеуказанного здания между индивидуальным предпринимателем В. и ЗАО «Компания***» по договору от 1 августа 2011 года, следует, что стороны данной сделки были зарегистрированы как субъекты предпринимательской деятельности в установленном законом порядке, вели финансово-хозяйственную деятельность как в предшествующий сделке период, так и после нее, в частности, ЗАО «Компания***» - с 2008 года по 28 декабря 2012 года, после чего было преобразовано в ООО«Компания***» с адресом регистрации в г. Москва, а В. был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя 11 марта 2011 года, прекратил свою деятельность 24 апреля 2014 года; по их счетам осуществлялось постоянное движение денежных средств; они платили соответствующие налоги; на момент заключения сделки указанное здание имелось в наличии и являлось собственностью ЗАО «Компания***»; стоимость здания по договоренности сторон составила 21240000 рублей, в том числе налог на добавленную стоимость в размере 3240000 рублей; денежные средства в указанном размере, учитывая кредитные, у В. имелись, и были переведены продавцу в полном объеме; последующее перечисление ЗАО «Компания***» части денежных средств, сформированных за счет средств, поступивших от В. по данной сделке, в адрес ЗАО «Завод***», ЗАО «***» имело место по реальным финансово-хозяйственным операциям.

Подлинность документов, отражающих перечисление денежных средств по указанной сделке как от покупателя продавцу, так и от продавца иным юридическим лицам, в том числе и соответствие действительному экономическому смыслу указанных в них оснований перечисления, стороной обвинения не опровергнуты.

В этой связи следует отметить, что после того, как специалистом Е2. – ревизором отдела документальных исследований Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Пермскому краю было дано заключение №**от 10 апреля 2014 года о том, что в рамках договора купли-продажи от 1 августа 2011 года от индивидуального предпринимателя В. в адрес ЗАО «Компания***» за период с 21 сентября 2011 года по 29 ноября 2011 года поступила оплата на общую сумму 24270000 рублей (с учетом стоимости земельных участков), а дальнейшее движение этих денежных средств осуществлялось в основном между индивидуальным предпринимателем В., ЗАО «Компания***», ЗАО «Завод***» и ЗАО «***» путем перечисления их друг другу на счета, следователем были назначены по делу три бухгалтерские судебные экспертизы, в постановлениях о назначении которых было указано, что следствие рассматривает отраженное в заключении специалиста №**от 10 апреля 2014 года движение денежных средств как их фиктивный оборот, созданный для придания видимости фактической оплаты «приобретаемого» индивидуальным предпринимателем В. объекта недвижимости, и перед экспертами также ставился вопрос о дальнейшем движении указанных денежных средств.

В результате производства экспертиз эксперты в заключениях №**и**от 3 октября 2014 года, а также в заключении №**от 30 сентября 2014 года указали, что из перечисленных индивидуальным предпринимателем В. по договору купли-продажи здания от 1 августа 2011 года в адрес ЗАО «Компания***» денежных средств в последующем в адрес ЗАО «Завод***» и ЗАО «***» были перечислены денежные средства в размере чуть более 8000000 рублей; кроме того, имели место перечисления в адрес ОАО «***»; определить движение иных денежных средств по данной сделке не представилось возможным.

Выводов о фиктивности оборота денежных средств по указанной сделке приведенные заключения экспертов не содержат.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что фактически денежные средства В. в пользу ЗАО «Компания***» не отчуждались, а был создан фиктивный оборот денежных средств, противоречит приведенным выше доказательствам, свидетельствующим об обратном. Вывод же суда об отсутствии фактической оплаты со ссылкой на заключение специалиста противоречит содержанию этого заключения, в котором такого вывода не содержится, а напротив, указано, что спорное здание В. было полностью оплачено. Указание же специалиста о последующем движения денежных средств в основном между ИП В., ЗАО «Компания***», ЗАО «Завод***» и ЗАО «***» путем перечисления их друг другу на счета не свидетельствует о фиктивном обороте денежных средств, учитывая, что специалистом, а, кроме того, и экспертами в заключениях отражено, по каким конкретно экономическим основаниям эти деньги были перечислены, при это действительность этих оснований не опровергнута.

Реальность сделки и факт полного перечисления денежных средств по ней по существу не ставился под сомнение и органами предварительного следствия, учитывая, что в вину В. поставлено хищение не всей суммы возмещенного налога на добавленную стоимость от данной сделки, составляющей 3240000 рублей, а лишь ее части, рассчитанной от разницы между стоимостью здания, уплаченной В., которая составляет 21240000 рублей, и стоимостью, установленной органами предварительного следствия на основании заключения экспертов, составляющей 16065000 рублей.

Противоречия в показаниях В., свидетелей Е., П. относительно предварительной оценки спорного здания до заключения договора от 1 августа 2011 года, несостоявшейся сделке по продаже спорного здания ООО «***» не свидетельствуют о недостоверности их же показаний относительно реальности сделки и полной оплаты стоимости объекта сделки, поскольку эти обстоятельства подтверждаются заключениями специалистов и экспертов, проанализировавших первичные бухгалтерские документы, отражающие движение денег между субъектами сделки.

В телефонных разговорах, содержание которых отражено в приговоре, сведений, которые бы свидетельствовали о фиктивности сделки, не содержится.

Ссылка суда первой инстанции на то, что приобретенное В. здание не использовалось в хозяйственной деятельности, также не может свидетельствовать о фиктивности сделки.

При таких обстоятельствах оснований для вывода о фиктивности оспариваемой сделки, ее обусловленности единственной целью – незаконного получения налогового вычета не имеется.

Не опровергнуты органами предварительного следствия и показания свидетеля М.– главного бухгалтера общества о том, что результат данной сделки был отражен ею в налоговой декларации ЗАО «Компания***» по налогу на добавленную стоимость за третий квартал 2011 года, при этом было указано, что общая сумма реализации, в которую входит продажа недвижимости, за этот период составила 80668855 рублей, налог на добавленную стоимость от нее составил 14520394 рубля, с учетом налога на добавленную стоимость с поступивших авансов общая сумма начисленного налога на добавленную стоимость составила 19520511 рублей, сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая вычету, составила 19030684 рубля, таким образом, сумма налога на добавленную стоимость, исчисленная к уплате в бюджет, за этот период составила 489827 рублей, данная декларация была направлена в налоговый орган, и в последующем указанный налог был полностью уплачен в бюджет.

Факты отражения ЗАО «Компания***» подлежащего уплате в бюджет налога на добавленную стоимость от реализации, в которую входит продажа недвижимости, за третий квартал 2011 года в общей сумме 14520394 рубля, последующего исчисления к уплате в бюджет, с учетом налоговых вычетов, по данному налогу суммы 489827 рублей и ее полной уплаты подтверждаются налоговой декларацией ЗАО «Компания***» за третий квартал 2011 года, представленной в налоговый орган, содержание которой полностью соответствует вышеприведенным показаниям свидетеля М., и показаниями свидетеля Т1.– сотрудника налоговой службы о полной уплате ЗАО «Компания***» указанного налога.

Ответ ИФНС РФ по Свердловскому району г. Перми от 18 апреля 2014 года о том, что сведениями об уплате ЗАО «Компания***» налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2011 года по сделке с индивидуальным предпринимателем В. в бюджет налоговая инспекция не располагает, а согласно декларациям по налогу на добавленную стоимость за 2011 год указанный налог подлежал уплате в бюджет, при этом первичные документы в налоговой инспекции отсутствуют, достоверность показаний свидетеля М. в этой части не опровергает, поскольку невозможность как подтвердить факт уплаты ЗАО «Компания***» налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2011 года по сделке с индивидуальным предпринимателем В., так и опровергнуть его объясняется отсутствием первичных бухгалтерских документов в налоговом органе, что не может быть поставлено в вину В.

Кроме того, показания свидетеля М. в этой части полностью согласуются с вышеприведенными показаниями свидетеля Т1., данными ею ею уже после составления вышеуказанного ответа ИФНС РФ по Свердловскому району г. Перми от 18 апреля 2014 года, а именно, 4 июня 2015 года.

Мнение представителя потерпевшего В1. о том, что, по ее мнению, показания свидетеля М. о полной уплате ЗАО «Компания***» налога на добавленную стоимость по спорной сделке не соответствует действительности, основано исключительно на предположении, поскольку в суде апелляционной инстанции она одновременно пояснила, что данными, опровергающими это обстоятельство, налоговый орган не располагает.

Учитывая, что в силу положений ч. 3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности подсудимого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, а именно к таким судебная коллегия относит вышеуказанное обстоятельство, толкуются в его пользу, судебная коллегия приходит к выводу, что источник для возмещения В. налога на добавленную стоимость был сформирован за счет уплаты ЗАО «Компания***» налога на добавленную стоимость со спорной сделки.

В этой связи также следует отметить, что уплата за указанный период ЗАО «Компания***» налога на добавленную стоимость только в сумме 489827 рублей обусловлена положениями налогового законодательства, предусматривающего уменьшение данного вида налога налога на сумму налогового вычета, и не влечет за собой вывода о том, что ЗАО «Компания***» уклонилось от исполнения установленных налоговым законодательством обязанностей по включению в базу для исчисления и уплаты налога результатов спорной сделки, отражению этих данных в соответствующей налоговой декларации и последующей оплаты этого налога.

При отсутствии данных о фиктивности вышеуказанной сделки доказательства, положенные органами предварительного следствия и судом первой инстанции в обоснование вывода о завышении стоимости спорного здания и взаимозависимости субъектов сделки купли-продажи этого здания, а также других юридических лиц, на счета которых в последующем перечислялись денежные средства, поступившие продавцу по данной сделке, существенного значения для правильного разрешения дела не имеют.

Вместе с тем следует отметить, что согласно ч. 2 ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность предполагает ее самостоятельное осуществление на свой риск, направленность на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Соответственно, субъекты предпринимательской деятельности вправе самостоятельно принимать решения о стоимости приобретаемого и продаваемого имущества, цены на которые не контролируются государством.

Кроме того, как правильно указано стороной защиты, в материалах дела помимо заключения экспертов о том, что стоимость спорного здания составляет 16065000 рублей, имеются и другие сведения о его стоимости, в том числе и близкие к той цене, по которой В. было приобретено это здание: оценщиком ООО «***» Ш. стоимость здания установлена в 22120000 рублей; оценщика К., с учетом его последующего разъяснения о первоначальной оценке им здания без пристроев, стоимость здания определена в 19282000 рубля;оценщиком Л. указано, что стоимость здания составляет 21240000 рублей; в 2010 году в предварительном договоре о продаже данного здания ООО «***» его стоимость была определена в 21000000 рублей.

При таких обстоятельствах оснований для вывода об искусственном завышении стоимости спорного здания для увеличения суммы налогового вычета не имеется.

Не свидетельствуют об этом и показания свидетелей А2. и К3. относительно ремонтных работ в здании, сведения о том, что стоимость здания как объекта залога после его приобретения В. была установлена в 9985000 рублей, а первоначальная цена здания на 5 мая 2010 года составляла 2305000 рублей, на которые суд первой инстанции ссылается в приговоре.

Что касается взаимосвязанности субъектов договорных отношений, то следует учитывать, что запрета на совершение сделок и ведение финансово-хозяйственной деятельности между взаимозависимыми лицами действующее законодательство не содержит, и при условии реальности сделки все доказательства, которые, по мнению органов предварительного следствия и суда первой инстанции, свидетельствуют о взаимозависимости субъектов сделки и других юридических лиц, на счета которых в последующем были перечислены денежные средства от данной сделки, не являются основанием для вывода о необоснованном получении В. налоговой выгоды по данной сделке.

Смена собственника и директора ООО «Компания***», изменение адреса общества, снятие 28 декабря 2012 года общества с учета в г. Перми, показания свидетеля Р. о фиктивности оформленных от ее имени документов о сдаче в аренду помещения указанному обществу в г. Москве также не свидетельствует о незаконности действий В., связанных с возмещением налога на добавленную стоимость по сделке, имевшей место в 2011 году.

Другие доказательства, приведенные в приговоре суда первой инстанции, не имеют самостоятельного правового значения для разрешения дела.

Таким образом, фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что предусмотренные ст. 171, 172 НК РФ условия для применения налогового вычета по спорной сделке В. были соблюдены, и, вопреки формальным выводам суда, в его действиях отсутствуют такие обязательных признаки хищения как противоправность и безвозмездность, а также корыстная цель, то есть состав преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

В этой связи не может судебная коллегия не отметить, что вопреки требованиям ст. 307 УПК РФ, предусматривающей содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, судом первой инстанции мотивов, на основании которых сделан вывод о наличии в действиях В. указанных признаков хищения, не приведено.

При таких обстоятельствах постановленный в отношении В. обвинительный приговор нельзя признать законным и обоснованным, и поэтому на основании п. 1 ст. 38915, пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 38916 УПК РФ он подлежит отмене, а В.– оправданию по предъявленному ему обвинению, что, в свою очередь, влечет признание за ним права на реабилитацию.

Наложенный в рамках данного дела арест на имущество подлежит отмене.

Вопрос по вещественным доказательствам подлежит разрешению на основании ст. 81 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38923, 38928, 38929, 38930, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

ПРИГОВОРИЛА:

Приговор Ленинского районного суда г. Перми от 19 февраля 2016 года в отношении В. отменить.

Признать В. невиновным и оправдать его по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, то есть за отсутствием в его деянии состава преступления.

Признать заВ.право на реабилитацию, направив ему извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием в соответствии с главой 18 УПК РФ.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении В. отменить.

Арест на здание склада площадью 1115,2 кв.м, (кадастровый или условный номер объекта**); земельный участок площадью 1168 кв.м (кадастровый или условный номер объекта**); земельный участок площадью 188 кв.м (кадастровый или условный номер объекта**), расположенные по адресу: г. Пермь, ул.**, отменить.

Вещественные доказательства: фототаблицу к протоколу осмотра от 21 февраля 2014 года, распечатку файлов, являющуюся приложением к протоколу осмотра от 3 марта 2014 года (том 6, л.д. 6-19, 75-89); флеш-карту, изъятую в ходе обыска в жилище Ж. (том 10, л.д. 308-309); распечатки файлов в качестве приложения к протоколам осмотра (том 9, л.д. 45-251; том 10, л.д. 1-307; том 11, л.д. 46-69,284-355; том, 12 л.д. 83-162); десять DVD-дисков с аудиозаписями телефонных переговоров В., К5., П. (том 11, л.д. 259); стенограммы телефонных переговоров (том 11, л.д. 84-148, 159-202); распечатку документов к протоколу осмотра (том 12, л.д. 44-50); CD-R диск, содержащий сведения о соединениях абонентов телефонной связи В., Ж. (том 12, л.д. 69); документы и сведения по расчетным счетам: №**ООО «***», №**ООО «***», №**ЗАО «Завод***», №**«Завод «***»», №**ЗАО «Компания***», №**ЗАО «Компания***» (том 1, л.д. 179-212; том 2, л.д. 329; том 3, л.д. 8-24, 27-117; том 12, л.д. 192-196, 197, 198) хранить в материалах уголовного дела;

документы, изъятые в ходе выемки в ИФНС РФ по Свердловскому району г. Перми в отношении ЗАО «Завод***» (папки № 1 и № 2); документы, изъятые в ходе выемки в ИФНС РФ по Мотовилихинскому району г. Перми в отношении ООО «Компания***», ЗАО «Компания***» (папка № 1); документы, изъятые в ходе выемки в ИФНС РФ по Ленинскому району г. Перми в отношении ЗАО «***», ИПВ.(папки № № 1-4) (том 11, л.д. 30-35); документы, изъятые в ходе выемки в ИФНС России № 15 по г. Москва (том 20, л.д. 7); документы, изъятые в ходе выемки в ИФНС России № 46 по г. Москва (том 20, л.д. 17-19); документы в отношении ООО «Компания***» и ЗАО «Компания***», изъятые в ходе выемки в ИФНС России по Пермскому краю в Свердловском районе г. Перми (папки № 1, № 2) (том 21, л.д. 172-174); системный блок, изъятый с рабочего столаХ.в помещении «***» по адресу: г. Пермь, ул.****(том 11, л.д. 356); ноутбук «Acer» с зарядным устройством, изъятый в ходе обследования офисного помещения, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****(том 12, л.д. 163); моноблок HP с проводом электропитания, изъятый с рабочего стола управляющего ООО «Завод***»К5.в ходе обследования офисного помещения, расположенного по адресу: г. Пермь, ул.****, (том 12, л.д. 163); документы, изъятые в ходе обыска уЕ.по адресу: г. Пермь, ул.****; документы, изъятые в ходе обыска в офисе ООО «Завод***» по адресу: г. Пермь, ул.****; документы, изъятые в кабинете секретаря-помощникаВ.по адресу: г. Пермь, ул.****; документы, изъятые в ходе обыска в кабинетеВ.по адресу: г. Пермь, ул.****, 17 февраля 2014 года; документы, изъятые в ходе обыска в квартиреВ.по адресу: г. Пермь, ул.****, 17 февраля 2014 года; документы, изъятые в ходе обследования в офисеВ.по адресу: г. Пермь, ул.****, 19 декабря 2013 года; документы, изъятые в ходе обследования в офисеВ.по адресу: г. Пермь, ул.****;документы, изъятые в ходе обследования по адресу: г. Пермь, ул.****(том 12, л.д. 213-222); документы, изъятые в ходе выемки у свидетеляП1.(том 19, л.д. 284) вернуть юридическим и физическим лицам, у которых они были изъяты.

Судебное решение может быть обжаловано в Пермский краевой суд в кассационном порядке, установленном главой 47УПК РФ.

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Комментарии - всего 1
  1. stenkin 05-апр, 09:49

    Аргументы для защиты при квалификации налоговых правоотношений как мошенничество. 

    Нужно также учитывать природу НДС как косвенного налога. Налогом облагается только добавленная к товару в процессе производства, обмена или перепродажи стоимость. Этот налог не является прямым, первоначально не выражается в абсолютных цифрах, а представляет собой сальдо, баланс между тем, что нужно уплатить, и что нужно вычесть (зачесть, возместить). И только после того, как это сальдо определено, можно считать, что в рамках одного налогового периода (для НДС это квартал) налог сформирован (и то не полностью) и подлежит перечислению в казну. 
    Так, согласно п. 1 ст. 173 НК РФ «сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов... общая сумма налогов».
    В соответствии со ст. 163 НК РФ налоговый период для НДС устанавливается как квартал.
    Уплата НДС должна была производиться по итогам каждого налогового периода не позднее 25-го числа месяца (ранее 20-го числа), следующего за истекшим налоговым периодом. 
    В этой связи определяющее значение имеет момент заявления налогоплательщиком вычетов (зачетов, возмещений) - до 25 числа или после, поскольку на основании ст. 8 НК РФ под налогом понимается часть собственности организации, и, соответственно, пока этот налог не сформирован и не уплачен, эта собственность государству не перешла. Об этом, в частности, указывается в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2016 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», что моментом окончания преступления следует считать фактическую неуплату налогов в срок, установленный налоговым законодательством. 
    Верховный Суд РФ в своих решениях по конкретным делам определил, что одним из главных отличий налогового преступления от хищения является использование не ведущих самостоятельной предпринимательской деятельности фирм, когда организации создаются и используются не для хозяйственных операций, а для изъятия НДС из бюджета (Апелляционное определение от 10.04.2014 № 30-АПУ14-5, Кассационное определение от 05.10.2011 № 52-О11-11, Кассационное определение от 14.04.2011 № 5-О11-58). 
    Если предприятие хозяйственной деятельностью занималось, в  штате имело персонал, осуществляло налогооблагаемые операции, не было использовано исключительно для безвозвратного изъятия НДС из бюджета, а связано с налоговой минимизацией, то критерии, указанные Верховным Судом РФ, отсутствуют. 

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай, что должно, и будь, что будет!

Стенькин Алексей © 1992-2021. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru