Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Получив доход от продажи наследованного имущества, находящегося в собственности менее 3-х лет, в нарушение ст.229 НК РФ осужденная не представила декларацию о доходе. Апелляционное постановление Самарского областного суда от 25.08.2017 № 22-5284/17

Самарский областной суд в составе: председательствующего судьи Максутовой С.Ж., при секретаре Бутяевой А.А., с участием прокурора Смирновой Ю.Г., адвоката Олезова О.В. в интересах осужденной К-киной О.В., осужденной К-киной О.В., представителя потерпевшего ИФНС России по <адрес> ФИО1, рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Олезова О.В. на приговор Промышленного районного суда г. Самары от 29.06.2017 г., которым К-кина Оксана Валерьевна ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка <адрес>, не судима, осуждена по ч. 1 ст. 198 УК РФ к штрафу 100 000 (сто тысяч) рублей. В соответствии с п. 3 части 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного преследования, освобождена от отбывания назначенного наказания.

Приговором разрешена судьба гражданского иска.

Заслушав мнения адвоката Олезова О.В., осужденной К-киной О.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя потерпевшего ФИО1, прокурора Смирновой Ю.Г., полагавших приговор оставить без изменения, проверив материалы дела, суд

у с т а н о в и л :

К-кина О.В. признана виновной в совершении уклонения от уплаты налогов с физического лица путем непредставления налоговой декларации, представление которой в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, совершенное в крупном размере, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Так, К-кина О.В. в результате заключения договора купли-продажи недвижимого имущества от ДД.ММ.ГГГГ получила в ДД.ММ.ГГГГ доход в размере 13 666 666 рублей, с которых у нее возникла обязанность уплатить налог на доходы физических лиц в размере 1 408 333 рублей, с учетом предусмотренных ст.220 Налогового кодекса РФ имущественных вычетов. В нарушение требований п.5 ч.1 ст.208, ч.3 ст.210, ст.225, ст.228, ст.229 Налогового кодекса РФ, К-кина О.В. не предоставила в установленный законом срок до ДД.ММ.ГГГГ. в налоговый орган ИФНС России по <адрес>, налоговую декларацию формы 3-НДФЛ за ДД.ММ.ГГГГ и в срок до ДД.ММ.ГГГГ не уплатила в бюджет налог на доходы физических лиц за ДД.ММ.ГГГГ в сумме 1 408 333 рублей, при этом доля неуплаченных налогов превышает 10 % подлежащих уплате сумм налогов за период в пределах трех финансовых лет подряд, что соответствует крупному размеру.

В апелляционной жалобе адвокат Олезов О.В. не согласен с приговором, полагает, что приговор вынесен незаконно, необоснованно и подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела; существенным нарушением уголовно-процессуального и неправильным применением уголовного закона, несправедливостью приговора. В приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни доказательства и отверг другие, выводы суда, изложенные в приговоре содержат противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного.Умысла на уклонение от уплаты налогов у К-киной О.В. не было, о необходимости подачи декларации при продаже имущества ей известно не было, сумма недоимки по налогу ею оспаривается, поскольку после вступления в наследство осужденной были произведены значительные затраты, связанные с исполнением долговых обязательств наследодателя, в том числе по уплате задолженностей по налогам, в связи с наличием которых судебными приставами были наложены запреты на распоряжение имуществом, полученным в наследство, произведена замена должника на К-кину О.В. и наложен арест на открытый на ее имя счет, куда поступали денежные средства от продажи имущества. Представленные ею возражения о необоснованности выводов налогового органа при рассмотрении камеральной проверки и по итогам комиссионного рассмотрения были приняты, вышеуказанные расходы были приняты как обоснованные, в связи с чем К-кина была привлечена лишь к административной ответственности. Судом не дана оценка, тому обстоятельству, что уголовное дело возбуждено с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, в связи с чем, все дальнейшие следственные действия выполнены незаконно; представленное ИФНС письмо, является недопустимым доказательством. Показания свидетеля ФИО2 изложены в приговоре неверно. Заключение эксперта является недопустимым доказательством, подготовлено сотрудником УэБиПК ГУВД по Самарской области, выводы заключения недостоверные, необъективные. Судом заявленное ходатайство о признании заключения эксперта недопустимым доказательством не разрешено, оценка не дана. Считает приговор вынесен незаконно, осужденную следует оправдать.

В возражениях государственный обвинитель ФИО3 указала, что приговор подлежит оставлению без изменения, поскольку выводы суда основаны на доказательствах, которые судом признаны допустимыми, с мотивами принятия решения. Виновность К-киной О.В. подтверждается показаниями свидетелей, материалами дела.

Проверив материалы дела с учетом доводов апелляционной жалобы, суд находит приговор законным и обоснованным.

Вопреки доводам жалобы выводы суда о виновности К-киной О.В. в совершении преступления, за которое она осуждена, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Так, К-кина О.В. в судебном заседании подтвердила факт продажи объектов недвижимости в ДД.ММ.ГГГГ и их стоимость. По обстоятельствам подачи декларации пояснила, что в ДД.ММ.ГГГГ в порядке наследования после смерти отца приобрела 2/3 доли имущества – земельный участок с находящимися на нем строениями. Все средства от реализации своей части имущества пошли на погашение долгов отца, его задолженности по налогам и покупку квартиры. О необходимости подачи налоговой декларации не знала, поэтому своевременно ее не подала. Однако, впоследствии она подала налоговую декларацию, с учетом уточнений, был исчислен подлежащий уплате налог в размере 161432 рублей. Налоговая инспекция предоставила ей соответствующие налоговые вычеты, а так же уменьшила сумму облагаемых налогом доходов, согласившись с предъявленными ею доказательствами о наличии у нее, как наследника, долгов, оставшихся от ее отца – наследодателя. Перечислив в бюджет 200 000 рублей, она считает, что полностью исполнила свои налоговые обязательства.

Несмотря на оспаривание осужденной вины в совершении преступления, ее вина подтверждается следующими доказательствами.

Так, представитель потерпевшего ФИО1 показала, что позиция представляемого ею налогового органа относительно выводов о наличии или отсутствии факта уклонения К-киной О.В. от уплаты налога на доходы физических лиц состоит в том, что в ходе камеральной налоговой проверки не проведены должным образом мероприятия налогового контроля по установлению реальности выдачи займов наследодателю со стороны ряда кредиторов, не подтвержден факт целевого использования этих денег на приобретение конкретных объектов недвижимости. Таким образом, ИФНС России по <адрес> Самары не подтверждает достоверность выводов, изложенных в решении от ДД.ММ.ГГГГ в части обоснованности принятия к зачету долгов наследодателя, перешедших на подсудимую.

Согласно акта налоговой проверки № от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ. К-кина О.В. представила в ИФНС России по <адрес> первичную налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ за ДД.ММ.ГГГГ г., в связи с получением дохода от продажи недвижимого имущества в сумме 13 666 666 рублей, находившиеся в собственности менее 3 лет. ДД.ММ.ГГГГ. ФИО8 представлена уточненная налоговая декларация по форме 3-НДФЛ за ДД.ММ.ГГГГ, в которой налогоплательщик заявил имущественный вычет при продаже 2/3 долей земельного участка в сумме 666 666, 66 рублей и 2/3 нежилых зданий в сумме 166 666 66 рублей. ДД.ММ.ГГГГ представлена вторая уточненная декларация по форме 3-НДФЛ за ДД.ММ.ГГГГ, в которой заявлен имущественный вычет в сумме 2 000 000 рублей при приобретении квартиры.

В результате камеральной проверки установлено, что К-киной О.В. в ДД.ММ.ГГГГ получен доход в сумме 13 666 666 рублей от продажи 2/3 доли в праве собственности на земельный участок и расположенных на нем нежилых зданий по адресу: <адрес>, что подтверждается договором купли-продажи ДД.ММ.ГГГГ. ИФНС предоставлены указанные выше налоговые вычеты в сумме 833 332, 68 рубля, из которых – 666 666, 66 рублей за земельный участок, и 166 666,66 рублей за нежилые здания, а также вычет в сумме 2 000 000 рублей за приобретение квартиры. Общая сумма вычетов составила 2 833 332,68 рублей. Таким образом, общая сумма налога на доходы физических лиц составляет 1 408 333 рубля.

В соответствии с решением ИФНС России по <адрес> Самары № от ДД.ММ.ГГГГ, К-кина О.В. была привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.119 Налогового Кодекса РФ за непредставление налоговой декларации 3-НДФЛ в установленный законом срок, ей назначено наказание в виде штрафа в размере 1000 рублей; размер налога был исчислен в размере 161432 рублей.

Согласно информации, представленной ДД.ММ.ГГГГ Управлением ФНС по Самарской области, в ходе изучения результатов камеральной проверки установлено, что мероприятия налогового контроля со стороны ИФНС России по <адрес> не проведены должным образом; не установлена реальность выдачи займа ФИО4 (наследодателю), не исследована возможность выдачи займа и источники получения дохода займодавцами, условия выдачи займа (проценты, дата возврата и т.д.), каким образом происходила передача денежных средств, в наличной или безналичной форме, источник сведений о затратах заемщика на ремонт базы, соответствующих доказательств целевого использования заемных средств на приобретение конкретного объекта недвижимого имущества не представлено. Фактически в ходе проверки не подтверждены обстоятельства выдачи займа, свидетели при этом не представили документы, подтверждающие выдачу ими займов. В связи с изложенным, в отношении должностных лиц ИФНС по <адрес> инициированы служебные проверки.

Допрошенный в судебном заседании свидетель ФИО2, показал, что в ходе изучения материалов камеральной проверки по декларации К-киной О.В. установлено ненадлежащее выяснение всех обстоятельств погашения долгов наследодателя налогоплательщиком. При подаче декларации сам налогоплательщик обязан представить бесспорные доказательства произведенных расходов, чего К-киной О.В. сделано не было. В действиях лиц, проводивших камеральную проверку, имеются признаки несоблюдения требований, предъявляемых к порядку проведения таких проверок; есть признаки неполноты и поверхностности проведения мероприятия; решение налоговой инспекции <адрес> не обоснованно, но в связи с истечением сроков давности оснований для его отмены у Управления не имеется.

Согласно заключения от ДД.ММ.ГГГГ, К-кина О.В. в нарушение п.1 ст.229 НК РФ, не предоставила налоговую декларацию от продажи земельного участка с расположенными на нем объектами недвижимости, в нарушение п.4 ст.228 НК РФ, не уплатила по месту жительства налогоплательщика сумму налога, исчисленного, исходя из налоговой декларации, с учетом положений данной статьи (срок не позднее ДД.ММ.ГГГГ.). Сумма неуплаченного К-киной О.В., с учетом предусмотренных ст.220 НК РФ вычетов, составляет 1 668 333 рубля.

ФИО5, являющаяся специалистом-ревизором <данные изъяты>, подтвердила достоверность выводов, к которым она пришла, исследуя документы в отношении К-киной О.В. с целью установления сумм недоимки по налогам, подлежащим уплате в бюджет данным лицом на период ДД.ММ.ГГГГ. При этом пояснила, что при проведении исследования не учитывались вычеты по приобретению К-киной О.В. квартиры, поскольку той не была подана соответствующая налоговая декларация; соответственно, она подтверждает, что размер налога, подлежащего уплате в бюджет осужденной за 2013 год составляет 1 408 333 рубля.

Согласно заключения эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ К-киной О.В. в ИФНС России по <адрес> первичная налоговая декларация по налогу на доходы физических лиц (форма 3-НДФЛ), в нарушение требований ст.229 НК РФ, представлена не своевременно (срок представления до ДД.ММ.ГГГГ).

Эксперт ФИО6 подтвердил выводы заключения, уточнив, что размер налога, подлежащего уплате соответствует 1 408 333 рублям, а не 1 417 433,98 рублям, поскольку при расчете допущена арифметическая ошибка.

Свидетель ФИО7 показала, что ее муж ФИО4, умерший ДД.ММ.ГГГГ., в ДД.ММ.ГГГГ приобрел земельный участок с нежилыми строениями. После смерти мужа ее дочери вступили в наследство, 1/3 доли ФИО8, 2/3 доли К-киной О.В. В ДД.ММ.ГГГГ объекты недвижимости вместе с землей были проданы за 20 500 000 рублей. 2/3 вырученных средств поступили в пользу К-киной О.В., 1/3 в пользу младшей дочери. К-кина О.В. выплатила долги наследодателя около 7 миллионов, уплатила земельный налог около 2,5 млн. рублей. К-кина О.В. вовремя не подала декларацию в налоговую инспекцию, так как не знала о наличии у нее такой обязанности.

Как видно из выписки из ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним о правах отдельного лица на имевшиеся (имеющиеся) у него объекты недвижимого имущества от ДД.ММ.ГГГГ., К-киной О.В. принадлежали объекты недвижимого имущества в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., земельный участок и нежилые строения, расположенные по адресу: <адрес>.

В соответствии с договором купли-продажи недвижимого имущества от ДД.ММ.ГГГГ., К-кина О.В., а также ФИО8 в лице законного представителя ФИО7 заключили договор купли- продажи недвижимого имущества с ООО <данные изъяты> согласно которому К-кина О.В. продает ООО <данные изъяты> 2/3 доли в праве общей долевой собственности на земельный участок и все расположенные на данном участке объекты недвижимости, принадлежащие ей на основании свидетельства о праве наследования по закону от ДД.ММ.ГГГГ., а ФИО8 1/3 долю, а ООО <данные изъяты> принимает недвижимое имущество и оплачивает его общую стоимость в размере 20 500 000 рублей, из них К-киной О.В., в соответствии с п.2.1. вышеуказанного договора, перечислено 13 666 666 рублей на банковский счет.

Согласно налоговой декларацией по форме 3-НДФЛ от ДД.ММ.ГГГГ., поданной К-киной О.В. за отчетный период ДД.ММ.ГГГГ в ИФНС России по <адрес>, с указанием общей суммы дохода 13 666 666 рублей, общей суммы расходов и налоговых вычетов, уменьшающих налоговую базу в размере 10 591 621, 43 рублей, сумме налогов, подлежащих уплате в бюджет – 399 756 рублей.

Как следует из чека-ордера от ДД.ММ.ГГГГ., К-киной О.В. перечислено 200 000 рублей на счет ИФНС России по <адрес> в качестве налогового платежа.

В соответствии с протоколом осмотра документов, произведен осмотр выписки из ЕГРП на недвижимое имуществ и сделок с ним о правах отдельного лица К-киной О.В. на имевшиеся у него объекты недвижимого имущества от ДД.ММ.ГГГГ., договор купли-продажи недвижимого имущества от ДД.ММ.ГГГГ., чек-ордер от ДД.ММ.ГГГГ, налоговая декларация по форме 3-НДФЛ от ДД.ММ.ГГГГ., поданная К-киной О.В. О.В. за отчетный период ДД.ММ.ГГГГ.

Кроме того вина осужденной в совершении преступления подтверждается и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, содержание которых приведено в приговоре и правильно взято в основу приговора.

Оценивая показания свидетелей обвинения, суд обоснованно пришел к выводу об их достоверности, поскольку они последовательны, согласуются между собой, добыты с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, а поэтому являются допустимыми. Каких-либо данных о заинтересованности свидетелей в исходе дела, оговоре ими осужденной, равно как и противоречий в их показаниях, которые повлияли, или могли повлиять на выводы суда о виновности осужденной, судом не установлено.

Всем исследованным в суде доказательствам в приговоре дана объективная и мотивированная оценка в соответствии с требованиями ст.ст.17,88 УПК РФ с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности-достаточности для постановления обвинительного приговора.
    
Суд апелляционной инстанции находит приведенные судом первой инстанции в приговоре мотивы оценки доказательств убедительными. Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их истолкования в пользу осужденной, по делу отсутствуют.

Из материалов дела видно, что все изложенные в апелляционной жалобе адвоката доводы, являлись предметом исследования в ходе судебного разбирательства дела, они тщательно проверены, оценены в совокупности со всеми доказательствами и по ним в приговоре суд принял обоснованные и мотивированные решения. Оснований сомневаться в них у суда апелляционной инстанции не имеется.

Таким образом, суд считает, что на основании исследованных доказательств, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о доказанности вины К-киной О.В. в инкриминируемом деянии, верно квалифицировал ее действия: по ч.1 ст. 198 УК РФ, при этом привел в приговоре основания, по которым пришел к выводу о наличии в действиях осужденной данного состава преступления. Оснований не согласиться с данными выводами у суда не имеется.

Судом правильно установлено, что в ДД.ММ.ГГГГ К-кина О.В. получила доход от продажи приобретенного ею в порядке наследования имущества, которое находилось в ее собственности менее трех лет. При этом в нарушение требований ст.229 Налогового Кодекса РФ, К-кина О.В. своевременно не представила в налоговый орган декларацию о полученном доходе. Размер налога, подлежащего уплате в бюджет, составил 1 408333 рубля, с учетом предоставленного К-киной О.В. имущественного налогового вычета за земельный участок, нежилые здания, за приобретение квартиры, всего в размере 2 833 332,68 рублей.

Допрошенный в судебном заседании в качестве представителя потерпевшего ИФНС России по <адрес> ФИО9 показал, что в ДД.ММ.ГГГГ в ходе проверки сведений по декларации по форме 3-НДФЛ, предоставленной К-киной установлено, что налогоплательщик К-кина О.В., осуществила отчуждение приобретенное в порядке наследования имущество, на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, получив доход в размере 13 666 666 рублей. Указанное имущество находилось в ее собственности менее 3 лет, в связи с чем в ДД.ММ.ГГГГ у нее возникла обязанность уплатить налог на доход с физических лиц не позднее ДД.ММ.ГГГГ, с предоставлением соответствующей декларации до ДД.ММ.ГГГГ. Однако, К-кина О.В. указанную декларацию представила только ДД.ММ.ГГГГ, впоследствии декларация дважды уточнялась ею, в связи с заявлением имущественного вычета. По результатам камеральной проверки ИФНС ей предоставлены налоговые вычеты и, соответственно, сумма налога, подлежащего уплате, составила 1 408 333 рубля. В 2016 году К-кина добровольно уплатила в бюджет 200 000 рублей. Указанные сведения были представлены следственным органам. Однако, ДД.ММ.ГГГГ К-кина подала возражения на акт камеральной налоговой проверки от ДД.ММ.ГГГГ, указав, что считает необходимым учесть факт погашения с ее стороны долгов наследодателя: по земельному налогу, иных долгов перед рядом кредиторов, прочих расходов, связанных с наследуемым имуществом. ДД.ММ.ГГГГ по результатам проверки доводов К-киной, ИФНС России по <адрес> вынесено решение, в соответствии с которым К-кина была привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.119 Налогового Кодекса РФ, за непредоставление налоговой декларации 3-НДФЛ в установленный законом срок, ей назначено наказание в виде штрафа в размере 1000 рублей. При этом, налоговый орган принял во внимание, представленные К-киной возражения и, налог был исчислен в размере 161432 рублей. С учетом ранее внесенных денежных средств, на момент указанного решения налоговый орган счел, что налог на доход физ.лиц К-киной уплачен.

Специалист ФИО9 высказала согласие с выводами решения налогового органа от ДД.ММ.ГГГГ, считая их законными и обоснованными, подтвердив позицию представителя потерпевшего ФИО9 о том, что факт уклонения подсудимой от уплаты налога на доходы физических.

Суд первой инстанции верно отверг доводы осужденной и вышеуказанных лиц о выполнении К-киной О.В. налогового обязательства в полном объеме в связи с представлением в налоговый орган документов, подтверждающих уплату задолженности наследодателя по земельному налогу и указал, что обязанность по уплате земельного налога, в том числе с учетом наличия задолженности за предыдущие периоды, возникшие у прежнего собственника, не является фактором, определяющим возникновение, как такового, права собственности. Право собственности у К-киной О.В. возникло по праву наследования по закону, и бремя налоговых обязательств, само по себе, не может расцениваться как препятствие в реализации ею указанного права. Положения статьи 1175 ГК РФ, регулирующие правоотношения между наследником и кредиторами наследодателя об ответственности наследников по долгам последнего, не могут быть приняты как основание для признания долгов отца подсудимой по земельному налогу именно как препятствие в приобретении наследуемого имущества.

Судом проверены и оценены представленные стороной защиты копии расписок и письменных пояснений, полученных налоговым органом от кредиторов наследодателя ФИО10, ФИО11, ФИО12 ФИО13, ФИО14, и обоснованно пришел к выводу, что налогоплательщик, неся бремя доказывания обоснованности уменьшения ей суммы облагаемых налогом доходов, не представила каких-либо банковских, иных платежных документов, договоров займа, заключенных в требуемой законом форме, товарных, кассовых документов о произведенных расходах, связанных с приобретением имущества. Таким образом, данные расписки не могут быть признаны в качестве доказательства обоснованности уменьшения суммы облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведенных налогоплательщиком расходов, связанных с приобретением имущества.

С учетом вышеизложенного, вопреки доводам защиты, суд правильно согласился с позицией УФНС России по Самарской области о необоснованности решения ИФНС России по <адрес> Самары № от ДД.ММ.ГГГГ. Информационное письмо, представленное УФНС России по Самарской области, основано на произведенной Управлением проверкой, и подтверждается показаниями допрошенных в судебном заседании ФИО1, ФИО2. Оснований не доверять показаниям вышеуказанных лиц у суда не имеется, поскольку они предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показания, заинтересованности в исходе дела и причин для оговора осужденной судом не установлено.

Вопреки доводам защиты судом тем самым устранены противоречия в показаниях представителей ИФНС России по <адрес> ФИО9, ФИО9 и ФИО1 в части отсутствия оснований для уменьшения суммы облагаемых налогов доходов, произведенной ИФНС России по <адрес>.

Ссылка защиты на то обстоятельство, что судом неверно изложены показания ФИО2 и других свидетелей несостоятельна, поскольку показания указанных лиц изложены в приговоре, в соответствии с протоколом судебного заседания Замечания на протокол судебного заседания судом первой инстанции рассмотрены и отклонены по обстоятельствам, изложенным в постановлении. Оснований для признания указанных показаний недопустимыми доказательствами не имеется.

Вопреки доводам апелляционной жалобы настоящее уголовное дело возбуждено законно и обоснованно, уполномоченным должностным лицом на основании данных, указывающих на признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст. 198 УК РФ, содержащихся в частности, в материалах, направленных ИФНС России по <адрес>, а также рапорта заместителя руководителя отдела процессуального контроля следственного управления, справки исследования документов с целью установления суммы недоимки по налогами и сборам, подлежащих уплате в бюджет, расчета доли неуплаченных налогов.

К-кина О.В., как физическое лицо, будучи налоговым резидентом Российской Федерации, умышленно уклонилась от уплаты налогов с физического лица, не предоставила в установленный срок в налоговый орган соответствующую декларацию, при этом доля неуплаченного налога превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов и сборов за период в пределах 3 финансовых лет подряд, что соответствует крупному размеру.

Суд признает необоснованными доводы апелляционной жалобы о недопустимости приведения в качестве доказательств виновности К-киной О.В. заключение эксперта, поскольку основанием для его проведения явилось соответствующее постановление суда. В качестве эксперта выступал специалист, имеющий необходимую профессиональную подготовку, значительный стаж работы, т.е. обладающие необходимым опытом работы, при этом эксперту разъяснялись его процессуальные права и он предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. То обстоятельство, что эксперт является действующим сотрудником управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Самарской области не отнесено законом к числу препятствий для допуска указанных сотрудников к производству судебных экспертиз. Заключение эксперта мотивировано и понятно, соответствуют требованиям ст. 204 УПК РФ. При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что результаты экспертизы были оценены судом в совокупности со всеми иными доказательствами и не имели преимущественного доказательственного значения.

Суд обоснованно отнесся критически к выводам специалиста ООО <данные изъяты> в части определения суммы налога на доходы К-киной О.В., подлежащей уплате в бюджет, в соответствии с материалами дела, в размере 161 423 рублей, поскольку данный специалист с уголовным делом не знакомился, располагая рядом копий, произвольно представленных ему стороной защиты по своему усмотрению, и, соответственно, не может объективно оценить все материалы, предоставленные эксперту для производства экспертизы.

Суд правильно исключил из объема предъявленного обвинения признак – «непредставление иных документов», как излишне вмененный, поскольку К-кина О.В. уклонилась от уплаты налогов, не предоставив в налоговый орган именно налоговую декларацию.

На основании этих, а также других доказательств, указанных в приговоре, суд пришел к обоснованному выводу о виновности К-киной О.В. в совершении уклонения от уплаты налогов с физического лица путем непредставления налоговой декларации, представление которой в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, совершенное в крупном размере – преступление, предусмотренное частью 1 ст. 198 УК РФ.

Доводы апелляционной жалобы адвоката о недоказанности вины К-киной О.В. в совершении преступления проверялась судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу, и суд обоснованно пришел к выводу об их несостоятельности, поскольку они опровергаются изложенными в приговоре доказательствами стороны обвинения, материалами дела.

Уголовное дело рассмотрено судом объективно и беспристрастно. Как видно из материалов дела, судом соблюдался установленный уголовно-процессуальным законом порядок рассмотрения дела и принцип состязательности и равноправия сторон, которым предоставлялась возможность исполнения их процессуальных функций и реализации гарантированных законом прав на предоставление доказательств, заявление ходатайств, а также иных прав, направленных на отстаивание своей позиции.

Все заявленные сторонами ходатайства разрешены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. По ходатайствам приняты мотивированные решения.

Все доводы сторон, изложенные в апелляционных жалобе и представлении и озвученные в суде апелляционной инстанции, аналогичны доводам в судебном заседании, полно и всесторонне проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты как не нашедшие своего подтверждения. Принятое решение мотивировано в приговоре надлежащим образом.

Наказание осужденной назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, конкретных обстоятельств его совершения, данных о личности осужденной, смягчающих наказание обстоятельств, установленных в ходе судебного разбирательства и указанных в приговоре.

При этом судом учтены и те обстоятельства, на которые ссылается адвокат в своей апелляционной жалобе.

С учетом изложенных обстоятельств, суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований для применения положений ст. 64 УК РФ, приведя этому убедительные доводы, не согласиться с которыми у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Решение суда в части гражданского иска соответствует закону.

В силу п. «а» ч.2 ст. 78 УК РФ, п.3 ч.1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности судом правильно К-кина О.В. освобождена от наказания.

Таким образом, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены приговора суда по доводам жалобы, и соответственно оснований для ее удовлетворения.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену приговора, также не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13-389.33 УПК РФ, суд

п о с т а н о в и л :

Приговор Промышленного районного суда г. Самары от 29.06.2017 г. в отношении К-киной Оксаны Валерьевны оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката Олезова О.В. - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационную инстанцию Самарского областного суда.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты