Предоставление в налоговый орган подложных документов, обосновывающих необходимость возмещения из бюджета суммы НДС, квалифицировано как мошенничество. Апелляционное постановление Оренбургского областного суда от 15.07.2015 № 22-3891/15

Статья 199 УК РФ / 1 950 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского областного суда в составе председательствующего Ширмановой Л.И., судей Зудерман Е.П., Паждиной Т.А., с участием прокурора отдела прокуратуры Оренбургской области Малышевой Т.В., защитников Купавцевой М.В. и Чересова О.Ю., осуществляющего защиту наряду с адвокатом, осуждённого Неч-ко С.В., при секретаре Жуковой Д.В., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённого Неч-коС.В. и его защитника Чересова О.Ю. на приговор Новотроицкого городского суда Оренбургской области от 14 мая 2015 года, которым Неч-ко Сергей Владимирович, родившийся ***, о с у ж д ё н - по ч.1 ст. 199 УК РФ к штрафу в размере *** рублей; на основании п. «а» ч.1 ст. 78 УК РФ освобождён от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования; - по ч.3 ст. 159 УК РФ к 1 году лишения свободы со штрафом в размере *** рублей; - по ст. 30 ч.3, ст. 159 ч.4 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы со штрафом в размере *** рублей; на основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 1 год 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере *** рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судом разрешена судьба вещественных доказательств; сохранён наложенный на имущество Неч-ко С.В. арест: автомобиль «А.» в целях обеспечения исполнения наказания в виде штрафа.

Заслушав доклад судьи областного суда Ширмановой Л.И., пояснения осуждённого Неч-ко С.В., выступление защитников Купавцевой М.В. и Чересова О.Ю., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Малышевой Т.В., об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Неч-ко С.В. признан виновным: в уклонении от уплаты налогов с организации, в крупном размере на сумму *** рублей, путём включения в налоговую декларацию по НДС и налогу на прибыль организаций заведомо ложных сведений; в хищении чужого имущества, путём обмана, с использованием своего служебного положения, в крупном размере в сумме *** рубля; в покушении на хищение чужого имущества, путём обмана, в особо крупном размере в сумме 1 *** рублей.

В апелляционной жалобе защитник Чересов О.Ю. в интересах осуждённого Неч-ко С.В. полагает, что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Выражает несогласие с выводом суда об отсутствии хозяйственных отношений между ООО «А.» и ООО «У.» и о не оплате руководимым Неч-ко С.В. ООО «А.» услуг по перевозке металлоконцентрата, поскольку он сделан на основании документов, представленных ИП К.А.А. из Казахстана, в которых отсутствуют доказательства оплаты грузоперевозок.

Указывает, что впоследствии документы на оплату грузоперевозок были представлены одновременно ООО «У.» и ИП К.А.А. однако версия о предоставлении ИП ФИО9 недостоверных документов предварительным следствием и судом не проверялась.

Полагает необходимым допросить по факту оплаты грузоперевозок водителей, перевозивших металлоконцентрат на собственных автомобилях; считает, что ИП К.А.А., с водителями не расплачивался, а вывод об организации им перевозок не свидетельствует об оказании им услуг по перевозке.

Представленные им в прениях доказательства подтверждают, что К.А.А. вписывался в документы уже после грузоперевозок.

Во время допроса ст. налогового инспектора К.Н.Н. защитой было выявлено несоответствие по датам документов из Казахстана, ООО «А.» и ООО «У.», фактически грузоперевозки начались на четыре месяца раньше, чем по документам из Казахстана. Однако, суд посчитал это несущественным.

Считает недостоверным вывод суда, что грузоперевозки организовывал ИП К.А.А.

Суд в приговоре (с.65-66) указал, что в период (дата). перевозили металлоконцентрат 10 автомобилей, что посчитал недостаточным количеством для вывода о невиновности подсудимого. Однако защитой в прениях представлена информация, о том что в период (дата). металлоконцентрат был перевезён на сумму более ***. рублей.

Государственный обвинитель после того, как защита выявила несоответствие по датам, не доказывал вину обвиняемого, а доказывал, что преступление не совершал К.А.А., а суд в приговоре поддержал эту версию.

Считает недостоверными приведённые в приговоре доказательства об отсутствии реальных хозяйственных взаимоотношений между ООО «А.» и ООО «Г.», поскольку это опровергается выводами налоговой инспекции банковскими документами.

Считает, что обвинение не смогло разделить налоговые правонарушения и уголовное преступление. Доказательств уголовного преступления нет.

В апелляционной жалобе осуждённый Неч-ко С.В. выражает несогласие с приговором, считая себя невиновным, указывает, что ООО «А.», возглавляемое им с (дата) по (дата), успешно организовывало и производило работы, он своевременно направлял отчёты в контролирующие органы.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Розенберг Е.Л. считает приговор законным, обоснованным и мотивированным, просит оставить его без изменения.
    
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб осуждённого и его защитника, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Суд с соблюдением требований уголовно-процессуального закона рассмотрел дело, исследовал все представленные сторонами обвинения и защиты доказательства и дал им оценку в соответствии с положениями ст. 88 УПК РФ каждому отдельно и в совокупности, признав их достаточными для постановления обвинительного приговора.

Судом установлено, что Неч-ко С.В.

- уклонялся от уплаты налогов с организации ООО «А.», директором которой являлся, за период с (дата) по (дата), в крупном размере на *** рублей, путём включения в налоговую декларацию по НДС и налогу на прибыль заведомо ложных сведений: расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль - затраты в сумме ***рублей, по фиктивным сделкам между ООО «***» и ООО «***», директором которого являлся его сын Неч-коВ.С., по услугам перевозки грузов (металлоконцентрата от ТОО «С.» -Республика Казахстан в адрес ОАО «Н.» г. Новотроицк и ООО «У.С.» г. Челябинск);

- он же совершил хищение денежных средств из бюджета РФ под видом возмещения налога на добавленную стоимость в сумме *** рублей, в крупном размере, в период с (дата) по (дата), с использованием своего служебного положения, путём обмана работников налоговой службы, выразившимся в предоставлении подложных документов бухгалтерского учёта ООО «А.» и ООО «У.», обосновывающих необходимость возмещения из бюджета суммы НДС, подтверждающих финансово-хозяйственные взаимоотношения по услугам грузоперевозок с ООО «У.», которые фактически не оказывались. Перечисленной налоговым органом к возмещению суммой налога на добавленную стоимость Неч-ко С.В. распорядился по своему усмотрению, направив в Межрайонную ИФНС РФ № по (адрес) заявление о зачислении этих денежных средств на лицевой счёт ООО «А. в счёт будущих налоговых платежей.

- он же совершил покушение на хищение денежных средств из бюджета РФ под видом возмещения налога на добавленную стоимость в сумме *** рублей, в особо крупном размере, в период с (дата) по (дата), путём обмана работников налоговой службы, выразившимся в предоставлении подложных документов бухгалтерского учёта ООО «А.» и ООО «Г.», по якобы оказанным ООО «Г.» услугам грузоперевозок, которые фактически им не оказывались; однако решением Межрайонной ИФНС России № по (адрес) № от (дата) Неч-ко С.В. было отказано в возмещении налога на добавленную стоимость как заявленной необоснованно, указано об излишне возмещённом ООО «А.» налоге на добавленную стоимость из бюджета за 4 квартал (дата) года в сумме *** рубля и о привлечении ООО «***» к ответственности за налоговое правонарушение.

Неч-ко С.В. виновным себя не признал, пояснил, что для поставки металлоконцентрата (руды) от ТОО «С.» Республики Казахстана на ОАО «Н.» в г.Новотроицке он от имени ООО «А.» заключил договоры перевозки грузов с ООО «Г.», ООО «у.» (директорами которых являлись его сын и дочь). Услуги по перевозке ООО «Г. и ООО «У.» оплачивало ООО «А.» безналичным расчётом. Платежные документы подписывал он, также как и заявления на возмещение налога. Представленные им в налоговую инспекцию документы соответствуют действительности, он от уплаты налогов не уклонялся, умысла на хищение бюджетных средств не имел. Считает, что налоговым органом первоначально было принято верное решение о возмещении НДС за (дата) в сумме около *** рублей, которые были оставлены им на лицевом счёте для возмещения дальнейших налоговых платежей. Затем он вновь обратился за в ИФНС с заявлением о возмещении НДС на сумму *** рублей, после чего по результатам проверки ему отказали, признав незаконно выплаченной ранее сумму возмещённого налога.

Доводы осуждённого о его невиновности в ходе предварительного следствия и в суде были тщательно проверены, подтверждения не нашли, опровергаются совокупностью приведённых в приговоре доказательств.
Так, по эпизодам уклонения Неч-ко С.В. от уплаты налогов и хищения чужого имущества путём обмана, с использованием служебного 
положения, в крупном размере его виновность подтверждается, в том числе следующими доказательствами.

Показаниями сотрудников Межрайонной ИФНС № по (адрес), допрошенных в качестве свидетелей: К.Н.Н. Д.Г.И. М.А.Н.., Б.Н.Ю.., С.Н.В.., из которых следует, что в (дата)г. в результате проверки налоговым органом установлено уклонение ООО «А.» от уплаты налогов в сумме *** рублей, в том числе НДС в сумме *** рублей и налога на прибыль в сумме *** рублей, путём включения в налоговые декларации ложных сведений о том, что ООО «А.» оплачивало услуги ООО «У.» по организации перевозок металлоконцентрата из Республики Казахстан в г. Новотроицк по договору поставки между ТОО «С.» и ООО «А.». Руда поставлялась на ОАО «Н.» в г.Новотроицк, и ООО «У.С.» в г.Челябинске. Между ООО «А.» и ООО «У.» был заключен договор перевозки из Республики Казахстан в Российскую Федерацию. Директором ООО «У.» являлся сын Неч-коС.В. Налоговой проверкой установлено, что поставка руды из Республики Казахстан осуществлялась за счёт ТОО «С.», перевозку на ОАО «Н.» в г. Новотроицк осуществлял ИП Республики Казахстан К.А.А. В ООО «У.С.» руда перевозилась гражданами С.А.В., М.С.П. Ф.С.С.., из объяснений которых следует, что с организациями ООО «А.» и ООО «У.» они не работали. Встречной налоговой проверкой, проведённой налоговым органом Республики Казахстан сделаны аналогичные выводы о том, что перевозку металлоконцентрата по договору с ТОО «С.» на ОАО «Н.» г. Новотроицка осуществлял ИП К.А.А. Фактически между ООО «ФИО103» и ООО «У.» финансово-хозяйственных взаимоотношений не было, в налоговый орган были представлены фиктивные документы о якобы оказанных ООО «У.» услугах по перевозке металлоконцентрата из Республики Казахстан в г. Новотроицк, что позволило ООО «А.» завысить расходы по налогу на прибыль и необоснованно увеличить суммы вычетов по НДС. ООО «А.» неправомерно получило возмещение НДС из бюджета за 4 квартал (дата) года в сумме *** рублей.

Показаниями свидетеля К.Д.С. – оперуполномоченного МО № ОМВД России по (адрес), проводившим оперативно-розыскные мероприятия и участвовавшим в проводимой налоговым органом проверке деятельности ООО «А.». Он дал аналогичные сотрудникам ИФНС показания, из которых следует, что Неч-ко С.В. представил в налоговый орган документы по перевозке грузов из Казахстана на территорию Российской Федерации и оплату услуг ООО «У.», руководимым им ООО «А.». Фактически перевозку металлоконцентрата осуществлял ИП К.А.А. - гражданин Казахстана, а оплатило перевозки ТОО «С.», что было установлено в ходе проверки Межрайонной ИФНС № по (адрес) и встречной налоговой проверкой, проведённой государственными налоговыми органами Республики Казахстан. По обращению ФИО1 в ИФНС по (адрес) ему был возмещён НДС за 4 квартал 2011 года, и на лицевой счёт ООО «А.» перечислены *** тысяч рублей. В дальнейшем по результатам выездной налоговой проверки решение о возмещении НДС было признано необоснованным и по этим фактам были возбуждены три уголовных дела, в ходе расследования которых фиктивность заключения между ООО «А.» и «У.» сделок нашла подтверждение. Никаких документов, подтверждающих наличие реальных взаимоотношений между ООО «А.» и ООО «У.», Неч-ко С.В. и ООО «У.» не были представлены ни в ИФНС, ни в Арбитражный суд.

Показаниями свидетелей Г.Н.Н. и Г.Л.В. работавших логистами в организациях, руководителем которых являлся Неч-ко С.В., в том числе в ООО «У.», в круг обязанностей которых входил поиск автомобилей для осуществления грузоперевозок дали следующие показания.

Так, из показаний Г.Н.Н. следует, что грузы из Казахстана привлеченными ею автомобилями не перевозились, с организациями ТОО «С.», ООО «У.С.» не работали.

Г.Л.В. показала, что до (дата) г. она работала диспетчером в организациях «УралФрахт», «Архстройсервис», «Уралфрахавто», офис которых находился по одному адресу, а фактическим руководителем являлся Неч-коС.В. В (дата) году никаких заказов для ООО «У.», ООО «А.» на перевозку грузов из Казахстана не поступало; с организациями ТОО «С.» и ООО «У. не работали.

Показаниями бухгалтера ООО «А.» М.Т.К. о том, что фактическим руководителем организаций ООО «У.», ООО «У.а.», ООО «А.» являлся Неч-коС.В., он же подписывал налоговые декларации. В (дата) году по заявлению от имени ООО «А.» ИФНС был возмещён НДС, деньги были оставлены на лицевом счёте организации для погашения последующих налогов.

Показания свидетелей подтверждаются письменными документами:

- представленными в Межрайонную ИФНС № по (адрес) налоговыми декларациями ООО «А.» по налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль за (дата). и за 3 квартал (дата) г., где отражено, что сумма НДС, исчисленная к уменьшению (возмещению из бюджета), составляет *** рублей; налоговыми декларациями по косвенным налогам (налогу на добавленную стоимость и акцизам) при импорте товаров на территорию Российской Федерации с территории государств – членов Таможенного союза;

- решением Межрайонной ИФНС № по (адрес) от (дата) № принятого по итогам камеральной проверки о возмещении заявленной ООО «А.» суммы налога на добавленную стоимость – *** рублей;

- актом № дсп выездной налоговой проверки от (дата), которой установлено, что ООО «А.» в нарушение налогового законодательства включены в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организации в (дата) г. затраты в сумме *** рублей, в том числе по сделкам с ООО «У.» в размере *** рубля, с ООО «М.» в размере *** рубля, с ООО «С.» в размере *** рублей; 
при формально созданном документообороте у ООО «А.» отсутствовали реальные финансово-хозяйственные отношения с фирмами-«однодневками» ООО «М.» и ООО «С.», а услуги по грузоперевозкам ООО «У.» фактически не оказывались; 
ООО «А.» не представлены товарно-транспортные накладные, на основании которых осуществлялись услуги по перевозке металлоконцентрата, приобретенного у ТОО «С.» (Республика Казахстан), что свидетельствует о формальности договора № о предоставлении транспортно-экспедиционных услуг, заключенного (дата) между ООО «А.» и ООО «У.». Однако затраты по транспортным услугам ООО «У.» в рамках этого договора ООО «А.» включило в расходы, учитываемые при исчислении налога на прибыль организаций за (дата) г.; 
директор ООО «А.» Неч-ко С.В. и директор ООО «У.» Неч-ко В.С. являются близкими родственниками, организации осуществляли деятельность по одному адресу ((адрес)), и в соответствии с ФЗ от 8.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» признаются взаимозависимыми; приобретаемый у ТОО «С.» металлоконцентрат ввозился на территорию Российской Федерации на грузовых автомобилях, зарегистрированных в Республике Казахстан;
согласно представленным ОАО «НЗХС» товарно-транспортным накладным, поставка металлоконцентрата на склад ОАО «Н.» осуществлялась автомобилями, которые указаны в товарно-транспортных накладных, на основании которых металлоконцентрат ввозился на территорию Российской Федерации перевозчиком ИП К.А.А.
из сведений, предоставленных ООО «О.», следует, что у данной организации имелся договор с ООО «А.» на взвешивание автомобилей с грузами № № от (дата); взвешивались именно те автомобили, которые перевозили металлоконцентрат на территорию Российской Федерации в рамках договора № от (дата), заключенного с ТОО «С.»;
поставка металлоконцентрата до склада ОАО «Н.» осуществлялась напрямую от поставщика автомобилями перевозчика ИП К.А.А.;
согласно объяснению директора ТОО «С.» Т.С.З. между ТОО «СтройТехХимСнаб» и ИП К.А.А. был заключен договор № от (дата), на основании которого К.А.А. оказывал услуги по перевозке металлоконцентрата в адрес ООО «А.»;
то, что ООО «У.» не осуществлял перевозок, следует из пояснений водителей С.А.В.., М.С.П.., Ф.С.С. в связи с поставкой металлоконцентрата в адрес ООО «У.С.» (г. Челябинск);
из выписки по расчетному счету ООО «У.» следует, что поступившие за оказанные транспортные услуги от ООО «А.» денежные средства перечислялись почти сразу на расчётные счета ООО «М.» и ООО «С.», а также снимались наличными Неч-коС.В. и Н.В.С.ООО «С.» и ООО «М.», через которые происходило обналичивание денежных средств, по юридическому адресу фактически не располагаются, налоговую и бухгалтерскую отчетность в налоговый орган представляют нерегулярно;
поступившие от ООО «У.» на расчетные счета ООО «М.» и ООО «С.» денежные средства перечислялись на расчетный счет Кредитного потребительского кооператива «В.» в форме уплаты вступительного взноса учредителя; в свою очередь, КПК «В.» перечисляло полученные денежные средства жителям (адрес) И.С.М.., И.А.М. Б.В.Н. К.П.Ю.., М.А.Ю.., П.Е.Г. как предоставление денежных средств по кредитным договорам; данные о возврате которых отсутствуют; указанные лица неоднократно участвовали в схемах по обналичиванию денежных средств;
адрес регистрации КПК «В.» является адресом с массовой регистрацией юридических лиц, при этом фактически по юридическому адресу КПК «В.» не располагается, и с момента регистрации в ИФНС РФ № по городу (адрес) ни налоговую, ни бухгалтерскую отчетность в налоговый орган не представляет; характер операций с денежными средствами свидетельствует о проведении операций, направленных на обналичивание денежных средств, и не свидетельствует о реальной финансово-экономической деятельности организации;
налоговым органом сделан вывод о том, что между ООО «А.» и ООО «У.» не осуществлялись финансово-хозяйственные взаимоотношения, и за проверяемый период доначислена неуплата налогов (т. 29 л.д. 234-235, т. 30 л.д. 1-39);

- актом № встречной налоговой проверки от (дата), произведённой налоговым органом Республики Казахстан, из которой следует, что по договору поставки металлоконцентрата № от (дата) перевозку грузов из (адрес) в (адрес) осуществлял ИП К.А.А. оплата услуг по перевозке металлоконцентрата произведена ТОО «С.» путём перечисления денежных средств на счёт ИП К.А.А. (т.30 л.д. 233);

- заключением налоговой экспертизы № № от (дата) установлено, что ООО «А.» в нарушение п.1ст. 252, пп.1 ст. 253, п.1 ст. 274 п.1 ст. 286, п.1 ст. 287, п.п. 1,2 ст. 171, п.1 ст. 172, п.п. 2,5,6 ст. 169, п.1 ст. 166, п.1 ст. 174 Налогового Кодекса РФ, не исчислены и не уплачены в бюджет налоги в сумме *** руб., в том числе налог на прибыль организаций в сумме *** руб.; налог на добавленную стоимость (НДС) в сумме *** руб. (т. 48 л.д. 171-187);

- решением Арбитражного суда (адрес) от (дата) в удовлетворении требований ООО «***» о признании недействительным решения № Межрайонной ИФНС РФ № по (адрес) (принятого по результатам выездной проверки № дсп от (дата), т.30 л.д.184) о привлечении к ответственности ООО «А.» за совершение налогового правонарушения от (дата) отказано; согласно решению Арбитражного суда доначисление заявителю налога на прибыль организации и НДС в сумме *** рублей, предложение об уплате в бюджет излишне возмещённой НДС в сумме 264 893 рублей является правомерным, а решение налогового органа законным и обоснованным (т. 39 л.д. 230-237)

Судом были исследованы документы, на которых основаны выводы налоговой проверки и налоговой экспертизы, в том числе договор поставки № от (дата) между ТОО «С.» и ООО «А.»; договор поставки продукции № от (дата) между ООО «А.» и ОАО «Н.»; копии товарно-транспортных накладных автопредприятия ИП К.А.А. (т. 28 л.д. 36 оборот-49); договор № о предоставлении транспортно-экспедиционных услуг между ООО «У.» и ООО «А.»; справка ОАО «Н.» о въезжавших на территорию ОАО «Н.» автомобилях, гружёных металлоконцентратом, из которой следует, что доставка металлоконцентрата на ОАО «Н.» осуществлялась теми же автомобилями, которые указаны в товарно-транспортных накладных, предоставленных ТОО «С.» (т.30 л.д. 56-57).

При оценке исследованных доказательств, судом обоснованно отвергнуты доводы защиты о том, что по условиям договора, заключенного между ООО «А.» и ТОО «С.», поставка металлоконцентрата осуществлялась лишь до границы Казахстан-Россия, поскольку они опровергаются исследованными доказательствами.

При этом суд правомерно учёл показания свидетелей и исследованные документы, из которых следует, что металлоконцентрат от места погрузки до склада ОАО «Н.доставлялся на одних и тех же автомобилях с регистрационными номерами Республики Казахстан, а ТОО «С.» и ИП К.А.А. представлены документы, подтверждающие факт перевозки груза на автомобилях, привлеченных ИП К.А.А. и за счёт ТОО «С.», что соответствует договору от (дата), копиям товарно-транспортных накладных, данным об оплате услуг ИП К.А.А.

Между тем, ООО «А.» участие ООО «У.» в перевозках металлоконцентрата подтвердило лишь документами о движении денежных средств от одной организации к другой.

Вместе с тем, налоговым органом установлено, что денежные средства со счёта ООО «У.» почти сразу перечислялись на счета ООО «М.», ООО «С.» и КПК «В.», а затем обналичивались физическими лицами, в том числе Неч-коС.В. и Н.В.С.

Таким образом вывод суда, а также налогового органа о формальности взаимоотношений между ООО «А.» и ООО «У.», об искусственно созданном документообороте с целью незаконного получения налоговых выгод, соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Суд правильно признал несостоятельными доводы о том, что представленные защитой товарно-транспортные накладные на поставку металлокоцентрата в адрес ООО «А.» (дата) (3 автомобиля), (дата) (4 автомобиля) и (дата) (2 автомобиля) опровергают факт осуществления перевозок ИП К.А.А. с которым договор был заключен (дата).

При этом суд учёл, что ОАО «Н.» представлены достоверные сведения о поставке основного количества металлоконцентрата в период с июня по декабрь (дата) г. на 160 автомобилях, что соответствует актам взвешивания автомобилей ООО «О.», а до (дата) - до заключения договора с ИП К.А.А. поступили 10 автомобилей с металлоконцентратом – (дата) (3 автомобиля), (дата) (4 автомобиля), (дата) (3 автомобиля), из которых данными ОАО «Н.» подтверждается поставка металлоконцентрата лишь (дата) (т.30 л.д. 56-57, 59-79).

Считая выводы суда правильными, суд апелляционной инстанции учитывает, что правильность исчисления налога проверяется исходя из представленных в налоговый орган отчётных документов, подтверждающих финансово-хозяйственную деятельность.

Неч-ко С.В. не был ограничен в действиях по представлению в компетентные органы всех документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «А.».

Именно с учётом представленных документов Межрайонная ИФНС № по (адрес), затем по жалобе Неч-ко С.В. вышестоящий налоговый орган, а затем по обращению Неч-ко С.В. Арбитражный суд проверили финансово-хозяйственную деятельность руководимой им организации и пришли к выводу об уклонении Неч-ко С.В. от уплаты налогов путём включения в налоговые декларации ложных сведений об оплате ООО «Архстройсервис» услуг по перевозке ООО «У.» металлоконцентрата из Республики Казахстан в г. Новотроицк.

Несогласие защиты с выводом суда, что перевозку металлоконцентрата осуществлял именно ИП К.А.А.. за счёт ТОО «С.», так как в ходе следствия и в суде не были допрошены водители о том, кто фактически оплачивал, а не организовывал перевозку, не дают оснований подвергать сомнению выводы суда, поскольку обстоятельства, касающиеся оплаты услуг перевозки устанавливаются и считаются подтверждёнными при наличии платёжных документов, которых ООО «А.» и ООО «У.» не представили.

Судом верно квалифицированы действия Неч-ко С.В. по данным эпизодам по ч. 1 ст. 199 УК РФ – как уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в крупном размере, и по ч. 3 ст.159 УК РФ – как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путём обмана, совершённое с использованием служебного положения, в крупном размере.

Виновность осуждённого Неч-ко С.В. по эпизоду покушения на хищение чужого имущества, путём обмана, в особо крупном размере в сумме *** рублей также нашла полное подтверждение.

Так, допрошенная в качестве свидетеля Д.Г.И. - сотрудник Межрайонной ИФНС № по (адрес) пояснила, что инспекцией производилась камеральная проверка ООО «А.» в связи с заявлением Неч-ко С.В. о возмещении налога на добавленную стоимость в сумме *** рублей. По итогам камеральной проверки (дата) было вынесено решение об отказе в возмещении НДС как заявленного необоснованно. Было установлено, что ООО «Г.» никаких услуг по грузоперевозкам ООО «А.» не оказывало, их взаимоотношения носили формальный характер. ООО «Г.» было создано для наращивания расходов в части вычетов на НДС и снижения налоговых обязательств перед бюджетом. Руководителем ООО «Г.» являлась дочь Неч-ко С.В. - П.Е.С. в связи с чем данные организации признаются взаимозависимыми. ООО «Г.» зарегистрировано по месту прописки Неч-ко С.В. и П.Е.С. в г.Новотроицке. П.Е.С. одновременно являлась сотрудником ООО «А.». ООО «Г.» производило перевод денег на счета ООО «С. и КФК «Ф.», которые затем обналичивали физические лица. Договор об оказании транспортных услуг между ООО «Г.» и ООО «А.» был подписан (дата), а сама организация ООО «Г.» встала на налоговый учёт (дата). Денежные средства, которые перечислялись на счёт ООО «Г.» от ООО «А.», затем перечислялись на счёт ООО «С.», все перечисления носили транзитный характер, и совершались в короткий промежуток времени, а затем в течение 1-2 дней были обналичены Ю., М., К. У ООО «Г.» нет имущества, персонала для выполнения данного вида работ, отсутствовали платежи по аренде помещений, выплате заработной платы. ООО «Ф.» и ООО «С.» относится к мигрирующим организациям. Когда ООО «А.» были представлены документы по перевозкам, там имелись данные по 102 водителям, и все они пояснили о том, что организации ООО «А.» и ООО «Г.» им не знакомы.

Алогичные показания были даны свидетелем К.Д.С. - оперуполномоченным межрайонного отдела № ОМВД России по (адрес), проводившего оперативно-розыскные мероприятия по проверке информации об уклонении Неч-ко С.В. от уплаты налогов. Кроме того, он пояснил, что у Неч-ко С.В. были обнаружены документы, касающиеся деятельности ООО «А.» и ООО «Г.». Неч-ко С.В. фактически руководил и ООО «А.» и ООО «Г.», обе организации располагались по одному адресу, где были изъяты компьютеры, в которых содержались данные о деятельности ООО «А.» и ООО «Г.».

Согласно показаниям сотрудников налогового органа К.Н.Н.., Б.Н.Ю.., допрошенных в качестве свидетелей, ООО «А.» с целью получения незаконных налоговых выгод представляло в налоговый орган ложные данные о наличии финасово-хозяйственных отношений с другими организациями.

Свидетели К.И.В. и З.М.Ю. - работники ФНС России по (адрес) пояснили, что ООО «Г.» по указанному им юридическому адресу фактически не располагается.

Факт отсутствия реальных хозяйственных отношений между ООО «А.» и ООО «Г.» следует из показаний свидетелей: Р.А.А. Н.Г.А. Н.М.А.., Ш.Б.В. П.А.П.., которые являются представителями ОАО «Н.», ООО «Н.м.», ООО «Н.х.», пояснили, что ООО «А.» оказывало услуги по организации перевозок грузов, однако ООО «Г.» в этих отношениях не участвовало.

Виновность Неч-ко В.С. также подтверждается письменными документами:

- актом № от (дата) камеральной налоговой проверки, проведённой Межрайонной ИФНС № по (адрес) на основании налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал (дата) года, представленной ООО «А.» в налоговый орган (дата), из которого следует, что ООО «А.» не были представлены в налоговый орган товарно-транспортные накладные, на основании которых осуществлялись транспортно-экспедиционные услуги ООО «Г.»; представленные ООО «А.» документы не подтверждают факт реального осуществления хозяйственных операций между указанными организациями; действия ООО «Архстройсервис» были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды; завышение суммы налога предъявленной к возмещению из бюджета по декларации составляет 1 339 464 рубля (т.28 л.д. 137-151);

- решением Межрайонной ИФНС № по (адрес) от (дата) № (принятого по результатам налоговой проверки № от (дата)) выводы акта камеральной проверки подтверждены, принято решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения ООО «А.» за создание пакета документов, формально соответствующих требованиям действующего законодательства, и использования для получения необоснованной выгоды с целью неправомерного получения возмещения по НДС (т.28 л.д. 122-136);

- налоговой декларацией, представленной (дата) ООО «А.» за подписями Неч-коС.В. в ИФНС № по (адрес) по налогу на добавленную стоимость, в которой указано, что сумма налога, исчисленная к возмещению из бюджета, составляет *** рублей (т.29 л.д. 112-114).

- заключением налоговой экспертизы № № нарушение налогового законодательства, отсутствие реальной хозяйственной деятельности между ООО «А.» и ООО «Г.», неправомерное отражение ООО «А.» в налоговой декларации за 3 квартал (дата) года в разделе «налоговые вычеты» налога в сумме *** рублей по счетам-фактурам контрагента ООО «Г.»; и в результате неправомерное исчисление в налоговой декларации ООО «А.» по НДС за 3 квартал *** года, к уменьшению (к возмещению из бюджета) налог на добавленную стоимость в сумме *** рублей;

- решением Арбитражного суда (адрес) по делу № № от (дата) отказано в удовлетворении требований ООО «А.» к Межрайонной ИФНС № по (адрес) о признании недействительным решения от (дата) № об отсутствии финансово-хозяйственных операций ООО «А.» с ООО «Г.», и о формальности взаимоотношений между ними, о привлечении ООО «А.» к ответственности за налоговые правонарушения (т. 39 л.д. 241-249).

С учётом исследованных доказательств, суд пришёл к обоснованному выводу о том, что наличие реальных взаимоотношений между ООО «А.» и ООО «Г.» документально не подтверждено, а имеющиеся документы о движении денежных средств свидетельствуют о правильности выводов налогового органа о создании искусственного документооборота между двумя организациями с целью незаконного получения налоговых выгод.
 
Действия Неч-ко С.В. судом правильно квалифицированы по ст. 30 ч.3, ст. 159 ч.4 УК РФ – как покушение на мошенничество, то есть покушение на хищение чужого имущества путём обмана, в особо крупном размере.
    
По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции дал верную оценку всем доказательствам, обоснованно взяв за основу приговора акты камеральных проверок, заключения налоговых экспертиз, документы подтверждающие финансово-хозяйственную деятельность ООО «А.», ООО «Г.» ООО, «У.», показания свидетелей из числа сотрудников налоговых органов, признав их достоверными, поскольку они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, не имеют противоречий между собой и с другими доказательствами по делу.
    
С учётом всех исследованных доказательств, суд справедливо дал критическую оценку показаниям осуждённого Неч-ко С.В. о его невиновности, а также показаниям свидетеля Неч-ко В.С. - сына осуждённого, подтвердившего его показания.
    
Вопреки доводам жалоб стороной защиты в прениях не было представлено доказательств, ставящих под сомнение выводы суда.
    
Доводы жалобы о том, что обвинение не смогло разделить налоговые правонарушения и уголовное преступление являются несостоятельными, поскольку законом установлен крупный размер неуплаченных налогов и (или) сборов, позволяющих отграничить состав преступления от налогового правонарушения, что было принято во внимание стороной обвинения при юридической оценке действий Неч-ко С.В.

Вопреки доводам жалоб выводы суда соответствуют установленным в суде фактическим обстоятельствам дела, которые подтверждаются достаточной совокупностью доказательств, достоверность и допустимость которых, у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Определяя вид и размер наказания осуждённому, суд учёл требования ст. 60 УК РФ. Выводы суда о виде и размере наказания в приговоре мотивированы.

Суд учитывал, что Неч-ко С.В. совершил три умышленных преступления, два оконченных преступления, одно неоконченное на стадии покушения, два преступления категории тяжкого и одно небольшой тяжести.

К обстоятельствам, смягчающими наказание суд отнёс наличие у осуждённого места работы, положительные характеристики. Отягчающих обстоятельств суд не установил.

С учётом всех значимых по делу обстоятельств, личности осуждённого, суд обоснованно назначил наказания в виде лишения свободы, с применением ч.3 ст.66 УК РФ по ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ.
    
Вопрос о применении ст.73, ч.6 ст.15 УК РФ суд обсуждал, оснований для этого не нашёл, не усматривает оснований для их применения и судебная коллегия.
    
Вопрос о невозможности применения положений ст.64 УК РФ суд в приговоре мотивировал, с данным выводом судебная коллегия соглашается, поскольку суд не установил исключительных обстоятельств достаточных для их применения.
    
Назначение дополнительного наказания в виде штрафа в приговоре мотивировано.

Вывод об освобождении осуждённого от наказания, назначенного по ч.1 ст.199 УК РФ соответствует требованиям п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ.

Назначенное наказание является справедливым и соразмерным содеянному.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь п.1 ч.1 ст. 389.20, ст. 389.28, ст. 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Новотроицкого городского суда Оренбургской области от 14 мая 2015 года в отношении осуждённого Неч-ко Сергея Владимировича оставить без изменения, а апелляционные жалобы осуждённого и защитника без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке, предусмотренным главой 47.1 УПК РФ.


Источник


Для защиты по таким обвинениям можно применить следующую аргументацию:


Эти выводы не учитывают природу НДС как косвенного налога. Налогом облагается только добавленная к товару в процессе производства, обмена или перепродажи стоимость. Этот налог не является прямым, первоначально не выражается в абсолютных цифрах, а представляет собой сальдо, баланс между тем, что нужно уплатить, и что нужно вычесть (зачесть, возместить). И только после того, как это сальдо определено, можно считать, что в рамках одного налогового периода (для НДС это квартал) налог сформирован (и то не полностью) и подлежит перечислению в казну. 

Так, согласно п. 1 ст. 173 НК РФ «сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов... общая сумма налогов».

В соответствии со ст. 163 НК РФ налоговый период для НДС устанавливается как квартал.

Согласно действовавшей ранее редакции п. 4 ст. 174 НК РФ уплата НДС должна была производиться по итогам каждого налогового периода не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом. 

В этой связи определяющее значение имеет момент заявления налогоплательщиком вычетов (зачетов, возмещений) - до 20 июля или после, поскольку на основании ст. 8 НК РФ под налогом понимается часть собственности организации, и, соответственно, пока этот налог не сформирован и не уплачен, эта собственность государству не перешла. Об этом, в частности, указывается в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2016 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», что моментом окончания преступления следует считать фактическую неуплату налогов в срок

Верховный Суд РФ в своих решениях по конкретным делам определил, что одним из главных отличий налогового преступления от хищения является использование не ведущих самостоятельной предпринимательской деятельности фирм, когда организации создаются и используются не для хозяйственных операций, а для изъятия НДС из бюджета (Апелляционное определение от 10.04.2014 № 30-АПУ14-5, Кассационное определение от 05.10.2011 № 52-О11-11, Кассационное определение от 14.04.2011 № 5-О11-58). 

Если действия по возмещению НДС нарушали требования налогового законодательства, то были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды. Можно предположить, что при схожести правонарушений при наличии специальной нормы, каковой в данном случае может быть состав ст. 199 УК РФ, по отношению к общей (ст. 159 УК РФ), по общему правилу приоритет отдается норме специальной. Что касается вероятного включения в цепочку движения товара так называемых «фирм-однодневок» либо бестоварных операций, то такие нарушения также квалифицируются как уклонение от уплаты налогов с организации.      

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images