Доводы о недопустимости заключения эксперта отдела криминалистики СУ СК России из-за служебной зависимости от следствия не приняты. Апелляционное постановление Самарского областного суда от 12.02.2018 № 22-668/18

Статья 199.1 УК РФ 722
Суд апелляционной инстанции по уголовным делам Самарского областного суда в составе председательствующего судьи Воложанинова Д.В., при секретаре Костыревой Ю.В., с участием прокурора прокуратуры Самарской области Свиридовой Ю.А., защитника - адвоката Калентьевой Т.А., осужденного Як-ва А.Н., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу защитника – адвоката Калентьевой Т.А. в интересах осужденного Як-ва А.Н. на приговор Чапаевского городского суда Самарской области от 06 декабря 2017 года, которым Як-в А.Н., <данные изъяты> ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, <данные изъяты> осужден по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 150 000 рублей.

Мера пресечения осужденному оставлена в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав защитника-адвоката Калентьеву Т.А. и осужденного Як-ва А.Н. в поддержание доводов апелляционной жалобы, мнение прокурора Свиридовой Ю.А., полагавшей необходимым приговор суда изменить и освободить осужденного от назначенного наказания, суд

УСТАНОВИЛ:

Як-в А.Н. признан виновным в совершении в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ по адресу: <адрес>, неисполнения в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет в крупном размере, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней защитник–адвокат Калентьева Т.А., действующая в интересах осужденного Як-ва А.Н., считает, что приговор суда подлежит отмене в связи с неправильным применением уголовного закона, несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Полагает, что судом неправильно определен размер ущерба, не исходя из сумм налогов за период в течение трех финансовых лет подряд, а также без включения в общую сумму налогов, подлежащих уплате, выявленной суммы неуплаченных налогов. Отмечает, что эксперт ФИО3 показала, что соотношение суммы НДФЛ, подлежащего уплате в бюджет (8 943 911 руб.), к сумме НДФЛ за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ составляет 8,5 %. Полагает, что заключение эксперта ФИО3 является недопустимым доказательством ввиду нарушения требований ст.ст. 5, 195, 199 УПК РФ. По мнению автора жалобы, ФИО3, являясь экспертом отдела криминалистики СУ СК России по Самарской области, находится в служебной зависимости от органа, в производстве которого находилось уголовное дело, не обладает должной квалификацией, так как не повышала квалификацию. Методика, по которой проведена экспертиза, не сертифицирована в качестве экспертной методики, рекомендованной к применению Министерством юстиции. Считает, что при проведении экспертизы не исключается наличие опечаток, так как эксперт частично пользовалась данными из программы “1С Бухгалтерия”, скопированными на компьютер, а частично вбивала данные вручную, не учтены все договоры гражданско-правового характера. Отмечает, что Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области при проведении выездной налоговой проверки было установлено несвоевременное перечисление в бюджет налога, удержанного с налогоплательщиков при выплате им доходов, в сумме 8 198 572 руб., а суд оценку этому не дал. Обращает внимание, что экспертом не учитывались платежи НДФЛ начала 2016 года за ту заработную плату, которая была выплачена в 2016 году за 2015 год. Ссылается, что в отношении Як-ва А.Н. не доказана субъективная сторона состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199.1 УК РФ. По мнению защитника, допрошенные свидетели ФИО4, ФИО5, ФИО8, ФИО6, ФИО7, ФИО9, ФИО27., ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО16,  ФИО17, ФИО18,  ФИО19, ФИО20, ФИО21 показали, что положение дел на предприятии за последние несколько лет улучшилось, заработная плата выплачивается своевременно и постоянно, за счет предприятия корпоративные мероприятия не оплачиваются, Як-в А.Н. пользуется заслуженным уважением. Данные показания не опровергнуты. Какие-либо средства больше полагающихся выплат в пользу Як-ва А.Н. либо его родственников не перечислялись. Показания последнего об отсутствии личного интереса в связи с неисполнением обязанностей налогового агента иными доказательствами не опровергнуты. В связи с чем полагает, что вывод суда о том, что Як-в А.Н. извлек в результате совершения преступления для себя какие-либо конкретные выгоды имущественного характера либо неимущественного характера, является несостоятельным, поскольку Як-в А.Н. был назначен на должность по инициативе и решению совета директоров и был им подконтролен. Просит приговор суда отменить и вынести оправдательный приговор.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Митерев Р.Е. считает приговор в отношении Як-ва А.Н. законным, обоснованным и справедливым, принятым с учетом всестороннего исследования обстоятельств совершенного преступления и личности виновного, просит жалобу оставить без удовлетворения, приговор – без изменения.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе с дополнениями и возражениях государственного обвинителя, приходит к следующим выводам.

Судом первой инстанции приняты все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. В соответствии с положениями статьи 15 УПК РФ суд создал необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав. Все заявленные стороной защиты ходатайства рассмотрены судом, в том числе о проведении повторной судебно-бухгалтерской экспертизы, по ним приняты мотивированные и обоснованные постановления.

Выводы суда о доказанности вины Як-ва А.Н. в совершении преступления, за которое он осужден при обстоятельствах, указанных в приговоре, являются правильными, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и получивших обоснованную оценку в приговоре суда доказательств, полученных с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Все изложенные в приговоре доказательства суд в соответствии с требованиями статей 87, 88 УПК РФ проверил, сопоставил их между собой и каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности – достаточности для разрешения дела.

По смыслу уголовного закона, субъектом преступления, предусмотренного статьей 199.1 УК РФ, может быть физическое лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, а также лицо, на которое в соответствии с его должностным или служебным положением возложена обязанность по исчислению, удержанию или перечислению налогов (например, руководитель или главный бухгалтер организации).

Судом первой инстанции установлено, что именно Як-в А.Н., как генеральный директор Акционерного общества “<данные изъяты>”, назначенный на должность на основании решения Совета директоров от ДД.ММ.ГГГГ и приказов от ДД.ММ.ГГГГ №, от ДД.ММ.ГГГГ №, в соответствии с его служебным положением являлся ответственным лицом за исполнение обязанностей налогового агента по начислению, удержанию и перечислению в бюджет НДФЛ налогоплательщиков.

Так, в соответствии с пунктом 19.1 Устава Акционерного общества “<данные изъяты>” от ДД.ММ.ГГГГ (том №2 л.д. 108-137), пунктом 103 Устава Акционерного общества “<данные изъяты>” от ДД.ММ.ГГГГ (том №2 л.д. 138-155) руководство текущей деятельностью Общества осуществляется единоличным исполнительным органом Общества – генеральным директором.

Согласно пункту 19.6 Устава от ДД.ММ.ГГГГ к компетенции генерального директора относятся все вопросы руководства текущей деятельностью Общества за исключением вопросов, отнесенных к компетенции Совета директоров и Общего собрания акционеров.

В силу положений ст. 19.9 от ДД.ММ.ГГГГ Устава генеральный директор Общества распоряжается имуществом Общества в пределах, установленных Уставом, внутренними документами и действующим законодательством; принимает на работу и увольняет с работы работников Общества; открывает в банках расчетный, валютный и другие счета Общества, заключает договоры и совершает иные сделки, принимает решения о получении долгосрочных и краткосрочных кредитов; организует бухгалтерский учет и отчетность; осуществляет денежно-кредитную политику Общества; решает другие вопросы текущей деятельности Общества.

В п. 104 Устава от ДД.ММ.ГГГГ закреплено, что генеральный директор Общества без доверенности действует от имени Общества, в том числе представляет его интересы; руководит производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельностью Общества; распоряжается имуществом Общества в пределах, установленных настоящим Уставом, внутренними документами общества и действующим законодательством, обеспечивает его сохранность и эффективное использование; обеспечивает соблюдение законности в деятельности Общества и осуществлении его хозяйственно-экономических связей, использование правовых средств для финансового управления и функционирования в рыночных условиях, укрепления договорной и финансовой дисциплины, регулирования социально-трудовых отношений, обеспечения инвестиционной привлекательности Общества в целях поддержания и расширения масштабов предпринимательской деятельности; обеспечивает выполнение обществом всех обязательств перед федеральными, региональными и местными бюджетами, государственными внебюджетными фондами, поставщиками, заказчиками и кредиторами, включая учреждения банка, а также хозяйственных и трудовых договоров и бизнес-планов (бюджетов); осуществляет денежно-кредитную политику общества; открывает расчетные, текущие и иные банковские счета Общества и распоряжается находящимися на них денежными средствами; организует бухгалтерский (финансовый) учет в Обществе и составление бухгалтерской (финансовой) отчетности; издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения работниками Общества; осуществляет наем, перевод и увольнение работников Общества, заключение с ними трудовых договоров от имени Общества.

Аналогичная компетенция генерального директора Общества отражена и в Положении о единоличном исполнительном органе (генеральном директоре) от ДД.ММ.ГГГГ (статья 11) (том № л.д. 156-163), Положении о единоличном исполнительном органе (генеральном директоре) от ДД.ММ.ГГГГ (пункт 2.2) (том № л.д. 164-170).

Таким образом, осужденный Як-в А.Н. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ являлся ответственным за организацию бухгалтерского учета Общества и соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций, исполнения обязанностей налогового агента по начислению, удержанию и перечислению в бюджет НДФЛ налогоплательщиков, что вытекает также и из содержания статьи 7 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», ст.ст. 3, 23, 24, 45, 226 Налогового кодекса Российской Федерации.

Необоснованными являются и доводы жалобы о неверном определении налогового периода, который по мнению стороны защиты не образует трех финансовых лет подряд, и процентного соотношения доли неуплаченных налогов к сумме подлежащих уплате налогов.

Согласно примечанию 1 к статье 199 УК РФ крупным размером признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 5 миллионов руб., при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 25 % подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 15 миллионов руб.

Як-в А.Н. признан виновным за неуплату НДФЛ в течение с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. Очевидно, что данный период не превышает трех финансовых лет, то есть не выходит за пределы установленного законом срока.

При этом судом учитывались и нормы налогового законодательства о сроках уплаты НДФЛ. В соответствии с пунктом 6 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного НДФЛ не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках. В иных случаях налоговые агенты перечисляют суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем фактического получения налогоплательщиком дохода – для доходов, выплачиваемых в денежной форме, а также не позднее дня, следующего за днем фактического удержания исчисленной суммы налога – для доходов, полученных налогоплательщиком в натуральной форме либо в виде материальной выгоды. Заработная плата работникам Общества в указанный период была выплачена в полном объеме, что не оспаривается стороной защиты, однако НДФЛ в указанный период в полном объеме в бюджет не перечислялся.

Вопреки доводам жалобы оснований для использования правовой позиции, изложенной в пункте 12 Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», при определении крупного (особо крупного) размера неисполнения налоговым агентом обязанностей, перечисленных в статье 199.1 УК РФ, не имеется, поскольку соответствующие примечания 1 к ст. 199 УК РФ и ст. 199.1 УК РФ не идентичны, в последней отсутствует указание на совокупность подлежащих уплате сумм налогов, от которых рассчитывается доля неуплаченных налогов.

Обоснованно руководствуясь указанной позицией, оценивая наряду с другими доказательствами заключение судебной бухгалтерской экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ №-БСЭ (том № л.д. 20-248), суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что доля неуплаченного НДФЛ за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в процентном отношении к сумме подлежащего уплате в бюджет НДФЛ за указанный период составила 25,5 %.

Суд первой инстанции правомерно исходил из установленных заключением эксперта данных о том, что сумма НДФЛ, подлежащего исчислению, удержанию и перечислению в бюджет с заработной платы, выплаченной работникам в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ составила 35 072 581 руб. (по отношению именно к этой сумме определялась доля неуплаченных налогов), сумма перечисленного в бюджет НДФЛ, исчисленного и удержанного с выплаченной работникам заработной платы в указанный период составила 17 422 402 руб. + 8 706 268 руб. (по акту проверки № от ДД.ММ.ГГГГ), а сумма неуплаченного в бюджет НДФЛ за этот период составила 8 943 911 руб. Аналогичные суммы приводят специалист ФИО22 и эксперт ФИО3 в судебном заседании.

Доводы защитника о недопустимости данного заключения эксперта суд считает несостоятельными, поскольку оно выполнено компетентным экспертом, имеющим стаж работы и квалификацию в соответствующей области экспертизы, предупрежденным следователем об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, при отсутствии каких-либо подтвержденных оснований для отвода эксперта. При производстве судебной бухгалтерской экспертизы нарушений уголовно-процессуального законодательства и законодательства о государственной судебно-экспертной деятельности не допущено, поэтому оснований для признания данного заключения эксперта недопустимым доказательством не имеется.

Так, вопреки доводам апелляционной жалобы, судом первой инстанции были подробно исследованы показания осужденного Як-ва А.Н., представителя потерпевшего ФИО23, свидетелей ФИО4, ФИО5, ФИО8, ФИО6, ФИО7, ФИО9,  ФИО24, ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО13,  ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18,  ФИО19, ФИО20, ФИО21, данные, как в ходе предварительного следствия, так и судебного разбирательства.

На основании совокупности представленных ему доказательств, суд обоснованно положил в основу приговора показания представителя потерпевшего ФИО23и свидетелей ФИО25, ФИО26, ФИО5, ФИО18, ФИО19, ФИО6, ФИО4, ФИО8, ФИО17, согласно которым в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Як-в А.Н., осуществил неполное перечисление удержанного НДФЛ в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации, не исполнив обязанности налогового агента, на общую сумму 8 198 572 рубля. Суд подробно обосновал свою позицию, а доводы апелляционной жалобы в этой части, как уже указывалось выше, сводятся к переоценке сделанного судом вывода, при несогласии с постановленным приговором.

Суд апелляционной инстанции считает, что указанная в акте выездной налоговой проверки № от ДД.ММ.ГГГГ (том № л.д. 5-7) сумма неперечисленного в бюджеты НДФЛ - 8 198 572 рубля, о которой показали представитель потерпевшего и отмеченные выше свидетели, а также ссылался защитник в жалобе, не противоречит сумме ущерба от преступления - 8 943 911 руб., поскольку налоговая проверка проводилась лишь за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, что не соответствует периоду совершения преступления – с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ

В числе письменных доказательств в приговоре судом также приведены: решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам <адрес> о проведении выездной налоговой проверки в отношении АО “<данные изъяты>” от ДД.ММ.ГГГГ №, информационное письмо Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, выписка из акта налоговой проверки № от ДД.ММ.ГГГГ, справка № об исследовании документов от ДД.ММ.ГГГГ, справка № об исследовании документов от ДД.ММ.ГГГГ, решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ № о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в которых отражено выявленное в АО “<данные изъяты>” нарушение обязанности налогового агента по перечислению в бюджет исчисленных и удержанных сумм НДФЛ за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, а также справки Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ о полном перечислении в бюджеты АО “<данные изъяты>” задолженности по НДФЛ за 2015 год ДД.ММ.ГГГГ, а также протоколы осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, выемки от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, обыска от ДД.ММ.ГГГГ, в ходе которых были изъяты бухгалтерская документация АО “<данные изъяты>” за 2015 год и материалы налоговой проверки.

Суд первой инстанции на основе анализа представленных сторонами доказательств правильно определил Як-ва А.Н., как субъекта инкриминируемого ему преступления, то есть лица, который в указанный период времени был лично заинтересован в неисполнении обязанностей налогового агента по перечислению налогов.

Судом установлено, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ АО “<данные изъяты>” обладало финансовой возможностью для перечисления исчисленного и удержанного НДФЛ, по расчетным счетам и кассе в вышеуказанный период происходило поступление денежных средств, которые расходовались на иные нужды Общества в сумме, значительно превышающей размер неуплаченного НДФЛ, соответственно, были достаточны для уплаты удержанного НДФЛ, однако платежные поручения на перечисление НДФЛ со счетов Общества в банк не направлялись, что свидетельствует об умышленном характере действий Як-ва А.Н.

При этом судом первой инстанции мотивированно опровергнут довод защиты об отсутствии у Як-ва А.Н. личного интереса на совершение действий по неуплате НДФЛ.

Личный интерес Як-ва А.Н. выразился в его стремлении, как генерального директора Общества к продолжению развития и функционирования Общества и заинтересованности в увеличении его оборотных средств для решения текущих финансовых проблем за счет денежных средств, подлежащих перечислению налоговым агентом в качестве НДФЛ в соответствующий бюджет, и, как следствии, возможности получения для себя стабильного дохода в виде заработной платы, а также поддержания деловой репутации перед контрагентами и работниками предприятия, что обусловлено карьеризмом. Также наличие личного интереса подтверждается иными формами его проявления, указанными и мотивированными в судебном решении.

Выводы суда о виновности Як-ва А.Н. в совершении инкриминируемого ему преступления основаны на доказательствах, имеющихся в материалах уголовного дела, которые согласуются между собой и в своей совокупности устанавливают одни и те же факты, изобличающие его в совершении преступления.

При этом никаких оснований ставить под сомнение достоверность и достаточность доказательств, положенных судом в основу приговора, не имеется.

Выводы суда носят непротиворечивый и достоверный характер. Суд не допускал каких-либо предположительных суждений.

Действиям осужденного судом первой инстанции дана верная юридическая квалификация по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, как неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет в крупном размере.

Наказание Як-ву А.Н. судом первой инстанции назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60, 62 ч. 1 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела, влияния назначаемого наказания на исправление виновного и условия жизни его семьи, иных имеющих значение обстоятельств и всех известных данных о личности осужденного.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств судом было учтено возмещение причиненного ущерба в полном объеме, наличие у Як-ва А.Н. работы, семьи, двух несовершеннолетних детей, положительные характеристики по месту жительства и работы, не привлечение к административной ответственности, не нахождение на учете в органах полиции, отсутствие на него жалоб и заявлений. Какие-либо иные смягчающие обстоятельства судом апелляционной инстанции не усматриваются.

Отягчающие наказание обстоятельства судом первой инстанции установлены не были.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения Як-ву А.Н. самого мягкого вида наказания в виде штрафа в пределах санкции, предусмотренной ч. 1 ст. 199.1 УК РФ.

Назначенное осужденному наказание суд находит справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного преступления и личности виновного, закрепленным в уголовном законодательстве РФ принципам гуманизма и справедливости и полностью отвечающим целям и задачам уголовного наказания.

Исключительных обстоятельств, связанных с целью и мотивом совершенного преступления, либо с поведением осужденного Як-ва А.Н. во время совершения преступления или после его совершения, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного, по делу не усматривается. В связи с чем оснований для применения ст. 64 УК РФ ни у суда первой инстанции, ни у суда апелляционной инстанции не имеется.

Суд отмечает, что, не признавая вину в содеянном, подсудимый Як-в А.Н. тем самым возражал против прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию - в связи с полным возмещением причиненного преступлением ущерба (недоимки, пеней и штрафов) по ст. 28.1 УПК РФ, поэтому суд первой инстанции правомерно продолжил рассмотрение дела в общем порядке и постановил по делу обвинительный приговор.

Согласно пункту «А» части 1 статьи 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло 2 года.

Преступление, совершенное Як-вым А.Н., относится к категории преступлений небольшой тяжести, является длящимся, было окончено ДД.ММ.ГГГГ.

Поскольку на момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции истек срок давности уголовного преследования, то Як-в А.Н. подлежит освобождению от назначенного приговором суда наказания.

Таким образом, каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, повлиявших на исход дела, и которые являлись бы основаниями для отмены состоявшегося судебного решения, по делу не допущено.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13-389.20 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Чапаевского городского суда Самарской области от 06 декабря 2017 года в отношении Як-ва А.Н. изменить:

- освободить его от назначенного по ч.1 ст.199.1 УК РФ наказания на основании пункта 3 части 1 статьи 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу защитника – адвоката Калентьевой Т.А. - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационную инстанцию Самарского областного суда.

Источник


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru