Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Личные интересы руководителя не равны интересам предприятия, интересы последнего в сфере экономики и нацелены на сохранение и развитие предприятия. Апелляционное постановление Суда Ханты-Мансийского автономного округа–Югры от 04.04.2018 № 22-502/18

Суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры в составе председательствующего судьи Леончикова В.С., с участием прокурора Чалой Е.В., защитника Ляхно А.В., оправданного Гев-на Г.А., при секретаре Казаковой Е.С., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционное представление помощника прокурора г. Нижневартовска Потёмкина Д.А. на приговор Нижневартовского городского суда от 06 февраля 2018 года, которым Гев-н Г.А., <данные изъяты>, не судимый, оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.1 УК РФ, на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ – в связи с отсутствием состава преступления.

Меру пресечения – подписку о невыезде и надлежащем поведении постановлено отменить.

За Гев-ном Г.А. признано право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, с требованием о возмещении которого, реабилитированный вправе обратиться в орган, постановивший приговор.

Гражданский иск, заявленный прокурором г. Нижневартовска, оставлен без рассмотрения.

Решен вопрос о вещественных доказательствах,

УСТАНОВИЛ:

Гев-н Г.А., органами предварительного расследования обвинялся по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ – в неисполнении в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершённом в крупном размере. А именно в том, что, являясь генеральным директором ООО, которое располагалось по адресу: (адрес), в период с 1 января 2012 по 31 декабря 2014 умышленно не исполнил, имея для этого реальную возможность, обязанности налогового агента, то есть не перечислил в бюджет государства налог на доходы физических лиц (НДФЛ) в сумме 6 млн 38 тысяч 500 рублей, что составило крупный размер. При этом Гев-н Г. А., находясь на своём рабочем месте в Обществе, по мотивам карьеризма распорядился в устной форме перечислять не в полном объёме НДФЛ, действуя в личных интересах имущественного характера в виде сохранения своего рабочего места, получения стабильного материального дохода в виде заработной платы и неимущественного характера в виде создания имиджа руководителя надёжного предприятия, заботящегося о коллективе, соблюдающего порядочность в отношениях с деловыми партнёрами, поддержания дружеских и деловых отношений, оказания взаимопомощи, в том числе материальной, создания видимости экономического благополучия на предприятии. В этой связи Гев-н Г.А. направлял денежные средства, подлежавшие перечислению в бюджет в виде НДФЛ, на цели, заключающиеся в желании приукрасить действительное финансовой состояние Общества, создавая видимость успешности его работы, выглядеть в глазах работников и контрагентов предприятия более успешным и компетентным руководителем, а также на цели, связанные с хозяйственными нуждами Общества, и на иные цели.

В судебном заседании Гев-н Г.А. вину не признал.

В апелляционном представлении и дополнениям к ним государственный обвинитель – помощник прокурора г. Нижневартовска Потёмкин Д.А. просит приговор отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. Указывает на то, что законных оснований для оправдания Гев-на не имелось, в приговоре отсутствует анализ доказательств, не приведены мотивы, по которым суд принял во внимание одни доказательства и отверг другие. Ссылается на наличие у Гев-на личного интереса, как единственного руководителя и собственника предприятия, в использовании денежных средств, подлежащих уплате в бюджет (НДФЛ), на иные цели. Личный интерес Гев-на выразился в его стремлении, как генерального директора Общества, к продолжению развития и функционирования Общества и заинтересованности в увеличении его оборотных средств для решения текущих финансовых проблем за счет денежных средств, подлежащих перечислению налоговым агентом в качестве НДФЛ в бюджет, и как следствие, возможности сохранения своего рабочего места, получения для себя стабильного дохода в виде заработной платы, а также поддержания деловой репутации перед контрагентами и имиджа Общества, поднятие своего авторитета перед работниками Общества. Считает вывод суда о том, что Гев-н не производил уплату налогов ввиду необходимости денежных средств для поддержания финансово-хозяйственной деятельности предприятия, не соответствующим объективным данным. Согласно заключению эксперта на счета предприятия поступило более 644 млн. руб., а сумма подлежащих к взысканию налогов составила 6 038.500 руб., следовательно, с учетом суммы полученных денежных средств уплата налога не могла существенно повлиять на состояние финансово-хозяйственной деятельности Общества. Действия Гев-на являлись не чем иным, как безосновательным, умышленным нежеланием платить налоги. Показания свидетелей П., М., Р., С., Б., изложены в приговоре в сжатом виде, без учета общего контекста показаний данных свидетелей. Главным и основным моментом в этих показаниях является то, что Гев-н, вместо того, чтобы платить налоги, давал указания не делать этого, а тратить деньги на иные цели в интересах его предприятия. По мнению свидетелей у ООО была возможность, и были денежные средства на погашение налога НДФЛ в порядке первоочередности, но деньги тратились на другие цели. Указывает также на то, что в судебном заседании от 25.10.2017 г., в нарушение ст.ст. 274, 275 УПК РФ, первым допросы Гев-ну задавал государственный обвинитель, после вопросы подсудимому задавал суд, и только после этого, право задавать вопросы было предоставлено стороне защиты.

В возражениях на апелляционное представление оправданный Гев-н Г.А. просит приговор оставить без изменения, представление – без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, заслушав мнение сторон, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Проанализировав все представленные доказательства, суд верно, с указанием мотивов принятого решения, пришёл к выводу о необходимости оправдания Гев-на по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Выводы суда об оправдании Гев-на основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, подробно и полно изложенных в приговоре.    

Судом достаточно полно, всесторонне и объективно исследованы представленные сторонами обвинения и защиты доказательства по делу; исследованным доказательствам дана надлежащая оценка; выводы, содержащиеся в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, правильно установленным судом.

Доводы апелляционного представления сводятся к иной оценке исследованных судом доказательств, которые, по мнению государственного обвинителя, в достаточной степени подтверждают наличие в действиях Гев-на состава вменяемого преступления.Однако с такими доводами стороны обвинения суд апелляционной инстанции согласиться не может.

Уголовно-наказуемым является неисполнение обязанностей налогового агента, совершенное в личных интересах, наличие и содержание которых подлежат обязательному доказыванию.

По смыслу закона, личный интерес как мотив преступления может выражаться в стремлении извлечь выгоду имущественного, а также неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п.

В силу этого неисполнение налоговым агентом обязанностей по правильному и своевременному исчислению, удержанию и перечислению в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующих налогов, предусмотренных законодательством РФ о налогах и сборах, не связанное с личными интересами, состава преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, не образует.

Как правильно установлено судом первой инстанции, предъявленное Гев-ну обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, не нашло своего объективного подтверждения, а приведенные стороной государственного обвинения доказательства недостаточны для выводов о наличии состава преступления в действиях Гев-на.

Подсудимый обвиняется в том, что совершил преступление в личных интересах.

Из описания преступного деяния следует, что Гев-н направлял денежные средства, подлежавшие перечислению в бюджет в виде НДФЛ, на цели, заключающиеся в желании приукрасить действительное финансовое состояние, создать видимость успешной работы, выглядеть в глазах работников и контрагентов более успешным и компетентным руководителем, а также на цели, связанные с хозяйственными нуждами ООО, и на иные цели.

Однако обвинительное заключение не содержит сведений о том, как были потрачены денежные средства, чтобы приукрасить финансовое состояние и создать видимость. Доказательства таких трат отсутствуют, а содержание «иных целей» осталось нераскрытым.

Обоснованной признается и ссылка суда на то, что личные интересы лица, занимающего должность руководителя предприятия, не тождественны интересам предприятия, так как интересы последнего сосредоточены в иной сфере - в сфере экономики и нацелены на сохранение и развитие предприятия.

Подсудимый Гев-н объяснял возникновение налоговой задолженности нехваткой оборотных средств в результате убыточности предприятия и большой дебиторской задолженности, исключив стремление извлечь при этом какую-либо выгоду для себя. Из показаний Гев-на следует, что он пытался сохранить работоспособность предприятия, для чего необходимо было оплачивать производственные расходы и затраты, выплачивать заработную плату, перечислять налоги и т.п., то есть действовал в интересах предприятия. Данные показания подтверждены показаниями свидетелей и другими материалами дела.

Согласно показаниям П. С. Б., НДФЛ не перечислялся, потому что денежные средства тратились на поддержание финансово-хозяйственной деятельности предприятия и на погашение кредитов и процентов по кредитам.

Показания свидетелей подтверждены актом выездной налоговой проверки и заключением эксперта о том, что денежные средства использовались на нужды, связанные с осуществлением финансово-хозяйственной деятельности, и на погашение задолженности по налогам и сборам (в том числе по НДФЛ за предыдущие периоды).

Указанные доказательства, как верно указал суд, не содержат сведений о том, что денежные средства тратились Гев-ном на какие-либо личные нужды или в личных интересах.

Кроме того, доказательств того, что Гев-н работал над созданием имиджа заботливого и порядочного руководителя надёжного, экономически благополучного предприятия, стремился к карьерному росту, намереваясь извлечь выгоду неимущественного характера, также не представлено. Напротив, Гев-н являлся генеральным директором и единственным учредителем ООО, что исключало возможность его карьерного роста, поэтому утверждение о совершении им действий «по мотивам карьеризма» противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Работники предприятия П., С., Р., а также арбитражный управляющий В. показали, что ООО испытывало финансовые трудности, финансовое положение было тяжёлым, плачевным.

Из показаний свидетеля В. видно также, что у предприятия возможности исполнить обязанность налогового агента не было в связи с отсутствием денежных средств. При этом существовала большая дебиторская задолженность, которая не погашалась, так как должники сами были банкротами. Признаков фиктивного банкротства со стороны руководителя ООО не обнаружил.

Такое положение завершилось признанием предприятия несостоятельным, ликвидацией предприятия и в результате - потерей Гев-ном рабочего места и стабильного дохода.

В этой связи доводы о том, что Гев-н своими действиями сохранял себе рабочее место и стабильный доход обоснованно признаны судом несостоятельными.

Кроме того, уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты. Однако доказательств того, что поддерживая финансово-хозяйственную деятельность ООО, Гев-н имел умысел на полную или частичную неуплату в бюджет НДФЛ, представлено также не было.

Таким образом, обязательный признак состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.1 УК РФ, совершения данного преступления в личных интересах, в действиях Гев-на отсутствует.

По мнению суда апелляционной инстанции, оправдательный приговор является законным, обоснованным и мотивированным, отвечает требованиям ст.ст.302-306 УПК РФ, в связи с чем, не имеется оснований для его отмены и направления дела на новое судебное разбирательство по доводам апелляционного представления прокурора.

Согласно ст. 275 УПК РФ при согласии подсудимого дать показания первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения, а после суд.

Как видно из протокола судебного заседания от 25.10.2017 г. (том 5 л.д. 88-101), первым допрос подсудимого Гев-на начал государственный обвинитель, затем суд и в конце защитник. Однако само по себе это обстоятельство ошибочности судебного решения не подтверждает, какого либо права на защиту не повлекло.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона, не установлено.
   
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20 и 389.28 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Нижневартовского городского суда от 06 февраля 2018 года в отношении Гев-на Г.А. оставить без изменения, апелляционное представление - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке главы 47.1 УПК РФ.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты