Дата подачи налоговой декларации не являются временем совершения преступления, не совпадают со сроком уплаты налога. Апелляционное постановление Московского областного суда от 13.01.2015 № 22-68/15 и постановление городского суда

Статья 199 УК РФ / 650 / Печать
Московский областной суд в составе председательствующего судьи Рожкова С.В., с участием прокурора Колыханова В.З., при секретаре Ниценко Р.А., рассмотрел в судебном заседании апелляционное представление Волоколамского городского прокурора Рогозина В.П., на постановление Волоколамского городского суда Московской области от 11 ноября 2014 года, которым уголовное дело в отношении Ас-ва А.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, возвращено Волоколамскому городскому прокурору на основании ст. 237 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Рожкова С.В., выслушав выступление прокурора Колыханова В.З., поддержавшего доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л :

Постановлением Волоколамского городского суда от 11 ноября 2014 года уголовное дело в отношении Ас-ва А.А. возвращено Волоколамскому городскому прокурору Московской области для устранения препятствий его рассмотрения судом. В апелляционном представлении Волоколамский городской прокурор выражает свое несогласие с постановлением суда, считает его необоснованным и подлежащим отмене. Анализируя выводы суда, изложенные в постановлении, автор представления отмечает, что установленные в ходе предварительного слушания обстоятельства, не являются препятствием для постановления законного, обоснованного и справедливого приговора, поскольку в обвинительное заключение составлено с соблюдением требований ст. ст. 171, 220 УПК РФ, оно подписано следователем, утверждено прокурором и в нем содержатся данные о месте нахождения обвиняемого и потерпевшего. По мнению прокурора, постановление суда не основывается на конституционных принципах правосудия, поскольку суд, при выявлении допущенных органом предварительного следствия процессуальных нарушений, вправе самостоятельно принимать меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства, что позволяет всесторонне и объективно рассмотреть дело по существу. Приводя эти и другие доводы, прокурор просит постановление суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционном представлении, выслушав стороны, суд апелляционной инстанции находит постановление суда законным и обоснованным, подлежащим оставлению без изменения.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения. В соответствии со ст. 220 УПК РФ, в обвинительном заключении, помимо иных перечисленных в законе сведений, должны быть указаны: существо обвинения, место, время совершения преступления, формулировка предъявленного обвинения. Возвращая дело прокурору, суд указал, что в нарушение требований ст. 171, 220 УПК РФ, в обвинительном заключении в отношении Ас-ва А.А. органом предварительного следствия не изложены подлежащие доказыванию обстоятельства, в частности, касающиеся времени совершения преступления, не указано, со ссылкой на НК РФ, когда должен быть уплачен НДС за каждый из вменяемых ему в вину периодов. При определении суммы неуплаченных налогов и сборов, и также подлежащих уплате налогов и сборов, должен приниматься в расчет один и тот же временной период, в пределах трех финансовых лет подряд, что также не соблюдено по данному уголовному делу. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не указаны конкретные нормы законодательства о налогах и сборах, нарушенные обвиняемым, действовавшего на момент совершения преступления.

По мнению суда первой инстанции, указанные нарушения, являются существенными, неустранимыми в судебном заседании и влияют на правовую оценку действий обвиняемого, что в свою очередь исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о необходимости возвращения уголовного дела прокурору, поскольку указанные нарушения не позволят суду вынести законное и обоснованное решение на основании имеющегося обвинительного заключения, а указанные в апелляционном представлении доводы, суд не может признать обоснованными.
Свои выводы суд надлежаще мотивировал в постановлении, с указанием конкретных обстоятельств, подтверждающих принятое решение. Не согласиться с выводами суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции оснований не имеется. Судебное решение является обоснованным, мотивированным и принято судом с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих разрешение судом данного вопроса, каких-либо нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих изменение или отмену постановления не имеется, постановление полностью соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Таким образом, оснований для отмены или изменения постановления суда, в том числе по доводам апелляционного представления, суд не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л :

Постановление Волоколамского городского суда Московской области от 11 ноября 2014 года, которым уголовное дело в отношении Ас-ва А.А., возвращено Волоколамскому городскому прокурору на основании ст. 237 УПК РФ - оставить без изменения, апелляционное представление - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационную инстанцию Московского областного суда.

Источник
ПОСТАНОВЛЕНИЕ 

Волоколамский городской суд Московской области в составе председательствующего судьи Перминовой Е.А., с участием государственного обвинителя Волоколамской городской прокуратуры ФИО47, обвиняемого Ас-ва А.А., защитника адвоката АК № «Ваше право» АПМО ФИО45,
представившего удостоверение № и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ года, защитника, допущенного наряду с адвокатом ФИО46, при секретаре ФИО2, рассмотрев в закрытом судебном заседании на предварительном слушании материалы уголовного дела по обвинению Ас-вА А.А. в совершении преступления, предусмотренного ст.199 ч.2 п. «б» УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Органами предварительного следствия Ас-в А.А. обвиняется в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении указано, что он (Ас-в А.А.), работая в должности исполнительного директора (затем - генерального директора) ООО <данные изъяты>», являясь лицом, ответственным за организацию и ведение бухгалтерского учета, с целью уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость, подписал фиктивные договоры поставки продукции с ООО <данные изъяты>», ООО <данные изъяты>», ООО <данные изъяты>», заведомо зная, что указанные организации являются фирмами-однодневками, никакие работы (услуги) производить не будут, а также приобрел счета, счета-фактуры, товарно-транспортные накладные, акты выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ с подписями руководителей и печатями этих организаций.

После этого Ас-в А.А., заведомо зная, что ООО <данные изъяты>», ООО «<данные изъяты> ООО <данные изъяты>» являются фиктивными организациями, и потому выставляемые ими счета-фактуры не могут являться основанием для принятия сумм НДС к вычету, неправомерно применил налоговые вычеты по НДС путем использования фиктивных счетов-фактур и других первичных документов по якобы осуществленным с указанными фирмами финансово-хозяйственным операциям, внес через бухгалтера ООО «Волоколамская ДПМК» ФИО3, не осведомленную о его преступных намерениях, заведомо ложные сведения о налоговых вычетах в налоговые декларации по НДС за февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь 2006 года, апрель, май, июнь, июль, август 2007 года.
По каждому из эпизодов вменяемого Ас-ву А.А. преступления указано, что он представил в МИФНС России № 19 по Московской области налоговые декларации за февраль-декабрь 2006 года, апрель-август 2007 года, в которые внес заведомо ложные сведения о сумме НДС, подлежащей возмещению из бюджета, и налоговых вычетах по НДС на основании счетов-фактур по сделкам, якобы осуществленным с фиктивными организациями, чем уклонился от уплаты в бюджет налога на добавленную стоимость на сумму 20 430 796 руб., что составляет 30,76% от суммы налогов за три финансовых года подряд (2006-2008 годы).

В ходе предварительного слушания обвиняемый Ас-в А.А. заявил ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу. Просит признать полученными с нарушением УПК следующие доказательства:
    
- показания свидетелей ФИО4 (том 30 л.д.146-148), ФИО5 (том 31 л.д.73-75), ФИО6 (т.30 л.д.165-167), ФИО7 (т.30 л.д.175-177), ФИО48 (т.31 л.д.27-29), ФИО8 (т.30 л.д.198-201), ФИО9 (т.30 л.д.129-131), поскольку в протоколах их допросов указаны недостоверные сведения о начале и окончании допроса; не указаны технические средства, примененные в ходе допросов – принтер и компьютер; свидетели не предупреждены об использовании технических средств;
    
- показания свидетеля ФИО10 (т.30 л.д.44-46), поскольку они скопированы из ранее данных объяснения ФИО10, в протоколах не указаны технические средства, примененные в ходе допросов – принтер и компьютер; свидетель не предупреждена об использовании технических средств;
    
- показания обвиняемого Ас-ва А.А. (т.32 л.д.12-14, 20-22, 73-75, т.34 л.д.218-220, т.36 л.д.18-20, 237-238), поскольку в протоколах не указаны технические средства, примененные в ходе допросов – принтер и компьютер; обвиняемый не предупрежден об использовании технических средств, ему не разъяснена ч.4 ст.11 УПК РФ;
    
- показания свидетелей ФИО20 (т.30 л.д.78-81, 82-85), ФИО11 (т.31 л.д.57-59), ФИО12 (т.31 л.д.60-63), ФИО13 (т.31 л.д.22-25), ФИО14 (т.30 л.д.50-58, 59-61, т.34 л.д.115-120), ФИО15 (т.31 л.д.64-66), ФИО16 (т.30 л.д.102-104), ФИО17 (т.31 л.д.57-69), ФИО18 (т.30 л.д.116-118), ФИО19 (т.31 л.д.104-106), очную ставку между свидетелями ФИО20 и ФИО18 (т.30 л.д.86-89), очную ставку между свидетелями ФИО20 и ФИО12 (т.31 л.д.93-97), показания свидетелей ФИО21 (т.31 л.д.13-16, 17-19), ФИО22 (т.30 л.д.192-194), ФИО23 (т.30 л.д.210-212), ФИО5 (т.30 л.д.185-188), ФИО24 (т.31 л.д.2-4), ФИО25 (т.30 л.д.226-228), ФИО26 (т.30 л.д.122-124), ФИО27 (т.30 л.д.129-131), ФИО28 (т.30 л.д.134-136), ФИО29 (т.30 л.д.152-154), ФИО30 (т.30 л.д.220-222), ФИО31 (т.31 л.д.7-10), ФИО32 (т.30 л.д.216-218), ФИО33 (т.31 л.д.76-78), ФИО34 (т.31 л.д.70-72), ФИО35 (т.31 л.д.83-85), ФИО36 (т.31 л.д.86-89), ФИО37 (т.31 л.д.92-94), ФИО38 (т.34 л.д.121-124), специалиста ФИО39 (т.31 л.д.241-244), поскольку в протоколах не указаны технические средства, примененные в ходе допросов – принтер и компьютер; свидетели не предупреждены об использовании технических средств, им не разъяснена ч.4 ст.11 УПК РФ;
    
- показания свидетеля ФИО40 (т.31 л.д.55-56), поскольку в протоколе не описан порядок предоставления свидетелю документов, относительно которых она давала показания;
    
- протоколы осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д.113-115), от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д.135-138), поскольку изъятые в ходе осмотра предметы не упакованы, не опечатаны, не заверены подписями понятых, не указаны индивидуальные признаки и особенности изъятого, а только указано наименование документов и количество листов; не указано, при какой погоде производился осмотр, в какое время какие предметы изъяты; участникам осмотра не разъяснена ст.11 УПК РФ;
   
- протокол осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д.140-151), поскольку не указано, какие технические средства были применены для измерения и фотографирования, к протоколу не приобщены фотографические негативы, участники не предупреждены о применении технических средств, участникам не разъяснена ст.11 УПК РФ;
    
- письмо МИФНС России № 19 по Московской области от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д.86-87), решение МИФНС России № 19 по Московской области о проведении выездной налоговой проверки (т.18 л.д.4, т.24 л.д.5) поскольку они не приобщены к материалам дела, не признаны вещественным доказательством;
    
- протокол обыска от ДД.ММ.ГГГГ (т.3 л.д.1-174, 175-213), поскольку не указано, какие технические средства были применены для измерения, участники не предупреждены о применении технических средств; изъятые в ходе обыска документы не перечислены с указанием их индивидуальных признаков, не упакованы, не опечатаны, не удостоверены подписями участников; картонная папка-скоросшиватель не признана вещественным доказательством; участнику обыска ФИО41 не разъяснена ст.11 УПК РФ;
    
- протокол выемки от ДД.ММ.ГГГГ (т.2 л.д.25-31), поскольку изъятые документы не перечислены с указанием их индивидуальных признаков, не упакованы, не опечатаны, не удостоверены подписями участников; картонная папка-скоросшиватель не признана вещественным доказательством; участникам не разъяснена ст.11 УПК РФ;
    
- протоколы обыска от ДД.ММ.ГГГГ (т.2 л.д.41-46), от ДД.ММ.ГГГГ (т.2 л.д.51-53), поскольку изъятые документы не перечислены с указанием их индивидуальных признаков, не упакованы, не опечатаны, не удостоверены подписями участников; участникам не разъяснена ст.11 УПК РФ; не вынесено постановление о получении образцов для сравнительного исследования;
    
- протокол выемки от ДД.ММ.ГГГГ (т.2 л.д.130-132), поскольку конверт (упаковка) не опечатан, не удостоверен подписями участников; документ не признан вещественным доказательством; участникам не разъяснена ст.11 УПК РФ;
    
- заключения эксперта от ДД.ММ.ГГГГ (т.31 л.д.139-152), от ДД.ММ.ГГГГ (т.31 л.д.162-167), поскольку не имеется сведений об ученой степени и (или) ученом звании эксперта; не указаны объекты исследования и представленные материалы; представлены документы за 2006-2007 годы, а не в пределах трех финансовых лет подряд; выводы эксперта являются предположительными;
    
- заключения эксперта от ДД.ММ.ГГГГ (т.31 л.д.176-187), от ДД.ММ.ГГГГ (т.31 л.д.201-205), поскольку не имеется сведений об образовании, специальности, стаже работы, ученой степени и (или) ученом звании эксперта; представленные на экспертизу документы не были изъяты, экспертиза в отношении свидетелей ФИО20, ФИО42 проведена без их письменного согласия;
    
- заключения эксперта от ДД.ММ.ГГГГ (т.31 л.д.212-215), от ДД.ММ.ГГГГ (т.31 л.д.225-230), поскольку не имеется сведений об ученой степени и (или) ученом звании эксперта, представленные на экспертизу документы не были изъяты, экспертиза в отношении свидетелей ФИО43, ФИО44 проведена без их письменного согласия;
    
- постановления о признании и приобщении к делу вещественных доказательств от ДД.ММ.ГГГГ года, от ДД.ММ.ГГГГ (т.3 л.д.1-174, 175-213, 220-228, 229-233, т.35 л.д.241-247, 248-249), поскольку постановление следователя не может использоваться в качестве доказательства;
    
- протоколы осмотра документов от ДД.ММ.ГГГГ года, от ДД.ММ.ГГГГ года, от ДД.ММ.ГГГГ (т.3 л.д.1-174, 175-213, 220-228, 229-233, т.35 л.д.241-247, 248-249), поскольку участникам не разъяснена ст.11 УПК РФ; не указано, что применены технические средства – компьютер и принтер, участники не предупреждены о применении технических средств; не перечислены и не описаны все предметы, не указано, при какой погоде проводился осмотр, куда направлены после осмотра предметы.
   
 Защитники ФИО45, ФИО46 ходатайство об исключении доказательств поддерживают.
    
Государственный обвинитель ФИО47 возражает против исключения доказательств, поскольку доводы ходатайства могут быть проверены только путем проведения допросов свидетелей, а также лиц, проводивших указанные в ходатайстве следственные действия, в связи с чем считает нецелесообразным оглашение протоколов следственных действий и иных документов в отрыве от допросов свидетелей. По его мнению, компьютер и принтер, использованные для визуализации показаний свидетелей, не должны указываться в протоколах в качестве технического средства. Считает, что ходатайство является преждевременным.
    
В соответствии со ст.235 ч.1 УПК РФ стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, представляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства.
    
Рассмотрев ходатайство Ас-ва А.А. об исключении доказательств, выслушав мнение участников процесса, суд считает ходатайство об исключении доказательств не подлежащим удовлетворению, по следующим основаниям.

Ходатайство заявлено стороной защиты на том основании, что доказательства получены с нарушением требований УПК РФ. Обвинитель возражает против исключения доказательств, обосновав свои доводы.

Руководствуясь ст.235 ч.3 УПК РФ, согласно которой оглашение протоколов следственных действий и иных документов, имеющихся в деле, на стадии предварительного слушания является правом, а не обязанностью суда; учитывая объем уголовного дела (37 томов) и количество доказательств, о признании которых недопустимыми просит сторона защиты (64 доказательства), суд не находит оснований для оглашения указанных письменных доказательств на стадии предварительного слушания, тем более, что государственный обвинитель считает необходимым для проверки законности или незаконности получения этих доказательств произвести допрос соответствующих участников процесса и лиц, проводивших эти процессуальные действия, что невозможно на предварительном слушании.
    
Кроме того, при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны защиты вправе повторно рассмотреть вопрос о признании доказательств недопустимыми.
    
В ходе предварительного слушания защитник адвокат ФИО45 заявил ходатайство о возвращении уголовного дела Волоколамскому городскому прокурору в порядке ст.237 УПК РФ. В обоснование ходатайства указал, что данное уголовное дело трижды возвращалось прокурором на дополнительное расследование, однако следствием указания прокурора не исполнены, противоречия не устранены. Обвинение предъявлено преждевременно, по не полностью исследованным доказательствам, доводы следствия не подтверждены материалами дела. Не учтено, что конкурсным управляющим ООО <данные изъяты>» возмещена сумма налогов в размере 27 000 000 рублей, что является основанием для переквалификации содеянного на ст.199 ч.1 УК РФ. В обвинительном заключении содержится не только содержание доказательств, но и суждения следователя, которые являются надуманными. В обвинительном заключении свидетель ФИО48 указана, как свидетель обвинения, хотя таковым не является, чем нарушен принцип состязательности сторон. По мнению защитника, указанные нарушения препятствуют возможности рассмотрения дела судом, и формируют у суда ложное восприятие собранных доказательств.
    
Обвиняемый Ас-в А.А. ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору поддерживает.
    
Защитник ФИО46 с ходатайством согласен.
    
Государственный обвинитель ФИО47 возражает против возвращения дела, считает, что обвинительное заключение составлено с соблюдением требований УПК РФ, нарушений ст.220 УПК РФ не имеется, наличие в обвинительном заключении суждений следователя законом не запрещено.
    
Рассмотрев ходатайство, выслушав мнение участников процесса, суд находит доводы ходатайства несостоятельными, поскольку факт возмещения задолженности по налогам за 2006-2007 годы по истечении срока их оплаты (в 2013-2014 году) не является основанием для переквалификации вменяемого Ас-ву А.А. преступления, и может быть учтен при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности при условии полной уплате суммы недоимки, пеней и штрафов, в соответствии с примечаниями 2 к ст.199 УК РФ (в ред. от ДД.ММ.ГГГГ № 383-ФЗ). Наличие в обвинительном заключении суждений и выводов следователя относительно собранных по делу доказательств само по себе не противоречит требованиям ст.220 УПК РФ, тем более, что оценка этих доказательств производится судом. То обстоятельство, что свидетель ФИО48 указана в списке свидетелей обвинения, не препятствует стороне защиты в судебном заседании заявить ФИО48 в качестве своего свидетеля, что позволит стороне защиты первой допросить указанную свидетельницу, и не нарушит принцип состязательности.
    
В связи с изложенным доводы ходатайства не являются основанием для возвращения дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, поскольку не являются существенными и неустранимыми.

Вместе с тем, по поступившим уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст.199 УК РФ, судам необходимо исследовать, содержатся ли в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении данные о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, а также сроки уплаты конкретного налога и (или) сбора.

Если в обвинительном заключении отсутствуют указанные и другие данные, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, судья в силу ст.237 УПК РФ по ходатайству стороны или по собственной инициативе должен решить вопрос о возвращении дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению (п.25 постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2006 года № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»).

В соответствии со ст.237 ч.1 п.1 УПК РФ судья возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.
    
По ст.199 ч.2 п. «б» УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере.

Ас-ву А.А. вменяется в вину уклонение от уплаты налога с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере.
    
В ходе подготовки к судебному заседанию и предварительного слушания суд установил, что обвинительное заключение по делу составлено с нарушением требований УПК РФ:
    
- В соответствии со ст.220 ч.1 п.3 УПК РФ в обвинительном заключении должно быть указано существо обвинения, в том числе время совершения преступления.
    
По уголовным делам о налоговых преступлениях в обвинительном заключении должны быть указаны сроки уплаты конкретного налога (сбора). Моментом окончания преступления, предусмотренного ст.199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством (п.п. 3, 25 постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 года № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»).
    
Срок уплаты НДС установлен налоговым законодательством:

ст.163 п.1 НК РФ (в ред. от 29.12.2000 года № 166-ФЗ) - налоговый период устанавливается как календарный месяц;

ст.174 п.п. 1, 5 НК РФ (в ред. от 29.12.2000 года № 166-ФЗ) - уплата налога по операциям, признаваемым объектом налогообложения на территории РФ производится по итогам каждого налогового периода исходя из фактической реализации (передачи) товаров (работ, услуг) за истекший налоговый период не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом. В тот же срок подается налоговая декларация по НДС.
    
Однако в предъявленном Ас-ву А.А. обвинении и в обвинительном заключении не указано, со ссылкой на НК РФ, когда должен быть уплачен НДС за каждый из вменяемых ему в вину периодов, то есть не указано время совершения преступления.
    
По каждому из эпизодов вменяемого Ас-ву А.А. преступления указана дата подачи налоговой декларации по НДС за февраль-декабрь 2006 года, апрель-август 2007 года в МИФНС (16 раз в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ года), однако дата подачи налоговой декларации в МИФНС не являются временем совершения преступления, поскольку декларации поданы с нарушением срока, установленного ст.174 п.5 НК РФ (не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом), и потому не совпадают со сроком уплаты налога, установленным ст.174 п.1 НК РФ.
   
В обвинительном заключении также указано, что «налог подлежал уплате в бюджет в соответствии с решением МИФНС России № 19 по Московской области № от ДД.ММ.ГГГГ не позднее ДД.ММ.ГГГГ года, в соответствии с требованием МИФНС России № 19 по Московской области об уплате налога, сбора, пени, штрафа № по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ – в срок до ДД.ММ.ГГГГ года, в соответствии с требованием МИФНС России № 19 по Московской области об уплате налога, сбора, пени, штрафа № по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ – в срок до ДД.ММ.ГГГГ года».
    
Однако указанные периоды времени (не позднее ДД.ММ.ГГГГ года, до ДД.ММ.ГГГГ года, до ДД.ММ.ГГГГ года) относятся к срокам исполнения требований об уплате налога (ст.69 НК РФ) и к срокам исполнения решений о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (ст.101 НК РФ), которые также не совпадают со сроком уплаты НДС, установленным налоговым законодательством, и потому не являются моментом окончания преступления, предусмотренного ст.199 УК РФ.
    
Имеющаяся в обвинительном заключении ссылка на ст.174 п.20 НК РФ несостоятельна, поскольку в ст.174 НК РФ не было и нет пункта 20. 

Кроме того, в обвинительном заключении указано, что налог должен быть уплачен в течение 5 дней со дня получения требования о возврате, в то время как ст.174 п.1 НК РФ указывает иной срок уплаты этого налога - не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом.
    
Указанное нарушение является существенным и неустранимым в судебном заседании, поскольку в соответствии со ст.73 ч.1 п.1 УПК РФ время совершения преступления относится к событию преступления, и подлежит установлению и доказыванию на стадии предварительного следствия.

- Согласно примечаниям 1 к ст.199 УК РФ, доля неуплаченных налогов и сборов по отношению к сумме налогов и сборов, подлежащей уплате, для целей определения размера уклонения от уплаты налогов и сборов определяется в пределах трех финансовых лет подряд, тем самым при определении суммы неуплаченных налогов и сборов, и также подлежащих уплате налогов и сборов должен приниматься в расчет один и тот же временной период, что не было соблюдено в ходе предварительного следствия по настоящему делу.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения следует, что Ас-в А.А. путем внесения заведомо ложных сведений в декларации по НДС за февраль-декабрь 2006 года, апрель-август 2007 года уклонился от уплаты в бюджетную систему РФ налога на добавленную стоимость в размере 20 430 796 рублей, что составляет 30,76% (то есть более 20%) от суммы налогов за 3 финансовых года подряд (2006-2008 годы).

Вместе с тем, сведений о том, что ООО <данные изъяты>» уклонялось от уплаты НДС за 2008 год, в обвинении не имеется, напротив, в решении МИФНС России № 19 по Московской области от ДД.ММ.ГГГГ № 67, на которое ссылается следствие, по НДС указана задолженность только за 2006-2007 годы.

Таким образом, проведенная по делу основная и дополнительная налоговая экспертиза при установлении доли неуплаченных налогов по отношению к сумме налогов, подлежащих уплате, использовала суммы неуплаченного НДС за один временной период (февраль-декабрь 2006 года, апрель-август 2007 года), а суммы налогов, подлежащие уплате - за другой временной период – 2006-2008 годы, в связи с чем доля неуплаченных налогов, положенная в основу обвинения по квалифицирующему признаку «в особо крупном размере» объективно не установлена.

Сведений о сумме налогов, подлежащей уплате за тот же временной период, что и сумма неуплаченных налогов (то есть за февраль-декабрь 2006 года, апрель-август 2007 годы) в деле не имеется, в качестве доказательства указаны только справки МИФНС России № 19 по Московской области о подлежащей уплате сумме налогов за 2006-2008 годы, по итогам календарных лет, без разбивки по месяцам, что не позволяет суду по имеющимся в деле материалам назначить дополнительную (повторную) экспертизу или допросить эксперта для разрешения данного вопроса.

- В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не указано, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым.

Так, в обвинении не указано на нарушение Ас-вым А.А. ст.174 п.1 НК РФ, в то время как именно эта конкретная норма налогового законодательства регулирует срок уплаты НДС в бюджет, и нарушение этого срока подлежит установлению по уголовному делу.

В обвинении содержится ссылка и краткий анализ ст.146 п.1, ст.163 п.1, ст.171, ст.172, ст.173, ст.174 п.5 НК РФ, и ссылка на нарушения ст.ст.143, 169, 171, 172 НК РФ, без указания редакции налогового законодательства.

Однако указанные нормы налогового законодательства многократно изменялись, так, ст.163 НК РФ «налоговый период» претерпела значительные изменения: если в редакции, действовавшей в период вменяемого преступления (ред. от 29.05.2002 года № 57-ФЗ) налоговый период устанавливался, как календарный месяц, то с 01.01.2008 года (ред. от 27.07.2006 года № 137-ФЗ) налоговый период установлен как квартал;

ст.174 ч.1 НК РФ «порядок и сроки уплаты налога в бюджет» в редакции, действовавшей в период вменяемого преступления (ред. от 29.12.2000 года № 166-ФЗ) предусматривала, что уплата НДС производится не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом (месяцем), то с 14.10.2008 года (ред. от 13.10.2008 года № 172-ФЗ) уплата НДС производится равными долями не позднее 20-го числа каждого из трех месяцев.

Таким образом, учитывая, что момент окончания преступления следствием не определен, не представляется возможным в судебном заседании установить, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым.
    
Кроме того: - в обвинительном заключении не указана редакция ст.199 ч.2 п. «б» УК РФ, вменяемая в вину Ас-ву А.А.

Согласно ст.9 ч.1 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого преступления.

Ас-в А.А. обвиняется по ст.199 ч.2 п. «б» УК РФ за преступление, совершенное в период действия уголовного закона в редакции от 08.12.2003 года № 162-ФЗ.
    
Последнее обвинение ему предъявлено и обвинительное заключение утверждено после внесения в ст.199 УК РФ изменений Федеральным законом от 07.12.2011 года № 420-ФЗ, и после внесения в примечания к ст.199 УК РФ изменений Федеральным законом от 29.12.2009 года № 383-ФЗ.
    
В результате указанных изменений санкция ст.199 ч.2 УК РФ дополнена новым наказанием, и значительно изменился порядок определения «особо крупного размера»: если на период совершения вменяемого Ас-ву А.А. преступления (в ред. от 08.12.2003 года № 162-ФЗ) особо крупным размером являлась «сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 2 500 000 рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 7 500 000 рублей», то на момент предъявления обвинения и утверждения обвинительного заключения (в ред. от 29.12.2009 года № 383-ФЗ) особо крупным размером является «сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 10 000 000 рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 30 000 000 рублей».
    
Однако ни при предъявлении обвинения, ни при утверждении обвинительного заключения не была указана редакция вменяемого ФИО1 преступления, предусмотренного ст.199 ч.2 п. «б» УК РФ;
    
- не устранены противоречия по размеру вреда, причиненного преступлением, а именно по сумме неуплаченного НДС, поскольку по заключению налоговой экспертизы (положенному в основу обвинения) сумма задолженности составляет - 20 430 796 рублей,

в акте налоговой проверки МИФНС России № 19 по Московской области от ДД.ММ.ГГГГ № и в решении МИФНС России № 19 по Московской области о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от ДД.ММ.ГГГГ № (на которое также ссылается следствие) задолженность по НДС за тот же период указана – 20 204 731 рубль,

в решении Арбитражного суда Московской области от ДД.ММ.ГГГГ (по жалобе ООО «<данные изъяты>» на решение МИФНС России № 19 по Московской области от ДД.ММ.ГГГГ № 67) – задолженность по НДС за 2006-2007 годы по обстоятельствам взаимоотношений с ООО «<данные изъяты> ООО «<данные изъяты>», ООО <данные изъяты>» определена в размере - 19 164 392 рубля;

- в деле отсутствует расчет суммы (включающей недоимку, пени и штрафы), оплата которой позволяет освободить Ас-ва А.А. от уголовной ответственности по правилам примечания 2 к ст.199 УК РФ, в то время как защита заявляет о том, что конкурсным управляющим ООО «Волоколамская ДПМК» в ходе следствия и в настоящее время производится погашение задолженности по налогам на значительные суммы, превышающие размер вменяемого ущерба.

Изложенное свидетельствует, что обвинительное заключение по делу составлено с нарушением требований ст.220 УПК РФ, поскольку органом предварительного следствия в полной мере не установлено событие вменяемого обвиняемому преступления, а именно: время его совершения, размер вреда, причиненного преступлением, что препятствуют рассмотрению данного уголовного дела судом.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении отсутствуют данные о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, а также сроки уплаты конкретного налога (НДС).

Указанные процессуальные нарушения являются существенными, не могут быть устранены в судебном заседании, и исключают возможность постановления судом приговора или вынесения иного судебного решения на основе данного обвинительного заключения, в связи с чем, в соответствии со ст.237 ч.1 п.1 УПК РФ, уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В соответствии со ст.237 ч.3 УПК РФ мера пресечения обвиняемому Ас-ву А.А. – подписка о невыезде и надлежащем поведении – подлежит оставлению без изменения, поскольку данных об изменении обстоятельств, послуживших основанием для ее избрания, не имеется; стороны с ходатайством об изменении (отмене) меры пресечения не обращались.

На основании изложенного, руководствуясь ст.237 ч.1 п.1 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Возвратить Волоколамскому городскому прокурору Московской области уголовное дело по обвинению Ас-ва А.А. в совершении преступления, предусмотренного ст.199 ч.2 п. «б» УК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Ходатайства обвиняемого Ас-ва А.А. об исключении доказательств и защитника адвоката ФИО45 о возвращении дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ (по доводам, заявленным в ходатайстве) – оставить без удовлетворения.

Меру пресечения Ас-ву А.А. оставить прежнюю – подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Постановление (в части возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ и продления срока действия меры пресечения) может быть обжаловано в Московский областной суд в апелляционном порядке в течение 10 суток со дня вынесения. В остальной части постановление самостоятельному обжалованию не подлежит, в соответствии со ст.389-2 ч.2 УПК РФ.

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru