Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Признание арбитражным судом решения ИФНС недействительным не позволяет считать обвинение конкретизированным, а объективную сторону п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ раскрытой. Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 12.02.2019 № 22-403/19

Волгоградский областной суд в составе председательствующего Агранат С.В., судей Минаева О.А., Башировой М.И., при секретаре Углеве К.А., с участием прокурора отдела прокуратуры Волгоградской области Цой М.И., защитников осуждённого М-о В.В. – адвоката Вострикова Ю.А., представившего удостоверение № <...> и ордер № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, адвоката Молодцова В.И., представившего удостоверение № <...> и ордер № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя – помощника прокурора Центрального района г.Волгограда Панчехиной И.В., апелляционные жалобы (основные и дополнительную) защитников осуждённого М-о В.В. – адвокатов Вострикова Ю.А. и Молодцова В.И. на приговор Центрального районного суда г.Волгограда от 29 ноября 2018 г., в соответствии с которым М-о В. В., <.......>, ранее не судимый, осуждён: по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания постановлено исчислять М-о В.В. с момента его фактического заключения под стражу.

Мера пресечения осуждённому М-о В.В. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения – подписка о невыезде и надлежащем поведении.

За ИФНС России по Центральному району г.Волгограда признано право на удовлетворение гражданского иска о возмещении материального ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

Сохранены меры, принятые в обеспечение гражданского иска на основании постановлений Центрального районного суда г.Волгограда от 26 февраля 2016 г. о наложении ареста на имущество М-о В.В. – <.......>.

Разрешена судьба вещественных доказательств по уголовному делу.

Заслушав доклад судьи Агранат С.В., выступление прокурора Цой М.И., поддержавшей апелляционное представление и возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, защитников осуждённого М-о В.В. – адвокатов Вострикова Ю.А. и Молодцова В.И., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах и возражавших против удовлетворения апелляционного представления, суд

установил:

по приговору Центрального районного суда г.Волгограда от 29 ноября 2018 г. М-о В.В. признан виновным в уклонении от уплаты налогов с организации путём включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершённом в особо крупном размере, а именно в том, что в период времени с 2010 по 2012 гг. М-о В.В., являясь фактическим руководителем <.......>, осуществлявшего деятельность, связанную с оптовой торговлей лесоматериалами, строительными материалами, путём создания системы документооборота без реального совершения финансово-хозяйственных операций, в связи с чем предъявление <.......> к вычету сумм НДС, оформленных на основании документов от имени <.......>, <.......> и <.......>, являлось необоснованным, уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость за период 2010-2012гг. в общей сумме 19166724,57 рублей, что составляет 89,29% от подлежащих уплате сумм налогов и сборов, и является особо крупным размером в соответствии с примечанием к ст.199 УК РФ.

Подробно обстоятельства преступления, в совершении которого М-о В.В. признан виновным, изложены в приговоре.

В судебном заседании вину в инкриминируемом преступлении М-о В.В. не признал.

В апелляционном представлении государственный обвинитель –помощник прокурора Центрального района г.Волгограда Панчехина И.В. считает приговор подлежащим изменению в связи с несправедливостью назначенного наказания.

Указывает, что при назначении наказания суд не в полной мере учёл характер и степень общественной опасности совершённого преступления и обстоятельства его совершения. Обращает внимание, что М-о В.В. совершено умышленное преступление в сфере экономической деятельности с причинением ущерба бюджету Российской Федерации в особо крупном размере.

Просит приговор изменить, назначить М-о В.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года.

В апелляционных жалобах (основных и дополнительной) защитники осуждённого М-о В.В. – адвокаты Востриков Ю.А. и Молодцов В.И. выражают несогласие с вынесенным приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

Указывают, что вывод суда о доказанности вины М-о В.В. не основан на фактических данных, установленных судом. Так, в ходе судебного разбирательства защитниками была представлена справка об исполнении <.......> обязанности по уплате налогов, которая является официальным документом налогового органа, свидетельствующая, что у данного юридического лица какой-либо недоимки равной сумме, вменённой М-о В.В., нет. Представитель потерпевшего содержание справки подтвердил, не смог объяснить отсутствие сведений в базе данных о недоимке у <.......> в сумме, заявленной в обвинении.

Полагают, что в качестве доказательства виновности М-о В.В. судом в основу приговора необоснованно были положены показания представителя потерпевшего, поскольку последний не являлся очевидцем событий, описанных в обвинении, сообщённые им сведения носят предположительный характер, сформированы на основании процессуальных решений органа предварительного следствия и не нашли своего подтверждения в документах, представленных налоговым органом <.......>. Также в качестве доказательства не могли быть использованы акт налогового органа и решение по результатам выездной налоговой проверки, поскольку данное решение признано недействительным Арбитражным судом Волгоградской области, которым исключены выводы налогового органа об отсутствии взаимоотношений между <.......> и <.......>, а акт налоговой проверки по своему содержанию является лишь копией решения налогового органа, письменным мнением его должностных лиц, которое было опровергнуто арбитражным судом.

Считают, что суд первой инстанции, ссылаясь на постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. №30-П в обоснование своего вывода об отсутствии преюдициального значения решения арбитражного суда, не учёл, что Конституционный Суд РФ в данном постановлении указал, что преюдициальная сила решений судов, принятых в иных судопроизводствах, не подлежит применению, если такими решениями доказывается виновность лица.

Ссылаясь на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 июля 2013 г. по делу №50-Д13-56, полагают, что решение Арбитражного суда Волгоградской области имеет преюдициальное значение, так как им виновность М-о В.В. не доказывалась, а, наоборот, этим решением установлены обстоятельства отсутствия нарушений налогового законодательства со стороны <.......>.

Указывают, что суд необоснованно положил в основу вывода о виновности М-о В.В. приговор в отношении руководителей <.......> и <.......>, оценив его в соответствии со ст.90 УК РФ, то есть использовав его преюдициальную силу, поскольку такой приговор не может предрешать виновность лица, ранее не участвовавшего в рассматриваемом деле.

Анализируя содержание показаний свидетелей ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО9, ФИО13, ФИО7 и ФИО8, считают, что утверждение суда о том, что показания указанных свидетелей подтверждают виновность М-о В.В. является ложным, поскольку данные свидетели не были участниками хозяйственных отношений <.......> и <.......>, не осуществляли хозяйственную деятельность, не действовали от имени <.......>, не занимались поставками и продажей паллетов. При этом показания каждого из свидетелей и их совокупность свидетельствуют о невиновности осуждённого. В частности, показания ФИО12 и ФИО10 указывают, что <.......> руководил ФИО5, что согласуется с показаниями свидетелей ФИО5, ФИО6, ФИО2, ФИ03, которые утверждали, что директором <.......> в период 4 квартал 2010 г. – 1 квартал 2011 г. являлся ФИО5, что нашло своё подтверждение в заключении по исследованию документов в отношении <.......> от 2 ноября 2015 г. и в решении налогового органа, содержание которых указывает на то, что в период с 8 июня 2009 г. по 15 июня 2011 г. руководителем <.......> являлся последний, а также в показаниях свидетеля ФИО1

Указывают на неотносимость показаний свидетеля ФИО8, поскольку последний в исследуемый период в организации не работал, свидетелей ФИО14 и ФИО15, данных на досудебной стадии, поскольку они построены на предположениях и не согласуются с показаниями представителя потерпевшего и других свидетелей.

Обращают внимание, что показания свидетелей ФИО2 и ФИ03 не согласуются между собой, кроме того, данные свидетели не являлись очевидцами событий, исследуемых в уголовном деле, а их показания отражали субъективную оценку этих событий, которая не подтверждается совокупностью доказательств.

Полагают, что показания свидетеля ФИО16 содержат обстоятельства, указывающие на невозможность их использования в качестве доказательства виновности М-о В.В., поскольку они не подтверждаются другими доказательствами, не исключают, что <.......> управлял знакомый ФИО16, который просил последнего зарегистрировать на себя данную организацию, что не устанавливалось в ходе налоговой проверки. Кроме того, из показаний свидетеля ФИО16 следует, что его знакомый обратился к нему с предложением создать <.......> летом 2012 г., тогда как из решения налогового органа следует, что уже в четвёртом квартале 2011г. данное общество осуществляло хозяйственные отношения с <.......>.

Указывают, что суд необоснованно расценил данные в ходе судебного следствия показания свидетеля ФИО6 как желание улучшить положение подсудимого, поскольку последняя ни в каких отношениях с М-о В.В. не состоит, неточности в своих показаниях, данных на досудебной стадии, последовательно объяснила в судебном заседании. Показания, данные свидетелем ФИО6 в судебном заседании, ничем не опровергнуты и подтверждены другими доказательствами.

Считают, что при оценке заключения по исследованию документов в отношении <.......> от 2 ноября 2015 г. как доказательства по делу суд первой инстанции не учёл, что оно не результат самостоятельного исследования, а является производным от решения налогового органа, так как специалистом исследовались акт выездной налоговой проверки и решение налогового органа, первичные бухгалтерские документы не исследовались, а в вопросе исследования стояло утверждение о неуплате НДС и отсутствии взаимоотношений между <.......> и <.......>, <.......> и <.......>. Обращают внимание, что из показаний специалиста ФИО17 следует, что он не исследовал фактические взаимоотношения <.......> с названными контрагентами, а для своих выводов использовал лишь акт налогового органа и его решение, которые на основании вступившего в законную силу решения Арбитражного суда Волгоградской области являются недействительными.

Отмечают, что предписания ст.17 УПК РФ судом не соблюдены, обвинительный приговор не основан на совокупности доказательств, положенные в обоснование виновности М-о В.В. доказательства противоречивы, не относимы, а в совокупности не содержат достаточных данных для юридической квалификации действий М-о В.В. как преступления.

Просят приговор в отношении М-о В.В. отменить и вынести оправдательный приговор в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу защитника Вострикова А.Ю. государственный обвинитель - помощник прокурора Центрального района г.Волгограда Панчехина И.В. считает изложенные в ней доводы необоснованными, просит оставить апелляционную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционном представлении и апелляционных жалобах, а также в возражениях на апелляционную жалобу, выслушав участников процесса, суд находит приговор подлежащим отмене.

В соответствии со ст.389.17 УПК РФ основаниями отмены судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путём лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Согласно ч.4 ст.302 УПК РФ приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии с п.2 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, в том числе доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого.

По смыслу указанной нормы закона во взаимосвязи со ст.75 УПК РФ суд вправе обосновать выводы о виновности подсудимого только допустимыми доказательствами.

Согласно пп. 6, 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном приговоре» №55 от 29 ноября 2016 г. в описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений пунктов 3, 4 части 1 статьи 305, пункта 2 статьи 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом.

Данные требования при рассмотрении уголовного дела судом не были выполнены.

Суд первой инстанции, изложив в приговоре содержание исследованных доказательств, фактически уклонился от оценки каждого из них, указав лишь, что доверяет показаниям допрошенных свидетелей и специалиста, приведённым в приговоре, поскольку они подтверждаются взаимно и подтверждаются проверенными в судебном заседании материалами уголовного дела, оснований для оговора подсудимого не установлено. При этом показания свидетеля ФИО7, приведённые в приговоре, не соответствуют её показаниям, изложенным в протоколе судебного заседания.

Признавая достоверным доказательством показания свидетеля ФИО16, которые были оглашены в ходе судебного следствия, суд не дал оценки наличию у последнего оснований для оговора М-о В.В., поскольку установление факта отсутствия у <.......> задолженности по НДС по взаимоотношениям с <.......> повлечёт возложение обязанности выплаты суммы данной задолженности на последнее. При этом показания свидетеля ФИО16 о том, что на представленных <.......> счетах-фактурах и иных документах имеется не его подпись, ни в ходе предварительного следствия, ни судом экспертным путём не проверялись. Также не проверялась возможность осуществления деятельности от имени <.......> иным доверенным лицом, несмотря на то, что из показаний ФИО16 следует, что ему неизвестно, осуществляло ли <.......>предпринимательскую деятельность.

Делая вывод о том, что <.......> являлось лжепредприятием, не осуществлявшим реальную хозяйственную деятельность, суд не учёл, что в ходе налоговой проверки были проанализированы операции по расчётным счетам <.......>, которые свидетельствуют о том, что данное общество вело активную предпринимательскую деятельность, оплачивало приобретение товаров, используемых для последующей реализации, транспортные услуги (услуги грузоперевозки) различным организациям, рекламные услуги.

Ссылаясь на отсутствие <.......> по юридическому адресу на момент проведения налоговой проверки, суд не дал оценки тому обстоятельству, что осмотр был произведён налоговым органом лишь в апреле 2014 г. Доказательств отсутствия <.......> по юридическому адресу в период взаимоотношений с <.......> (4 квартал 2011 г. – 4 квартал 2012 г.) стороной обвинения не представлено и в приговоре не приведено.

В обоснование своих выводов о виновности осуждённого суд в приговоре среди иных доказательств сослался на акт налоговой проверки № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, решение № <...> ИФНС России по Центральному району г.Волгограда о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от ДД.ММ.ГГГГ, решение УФНС России по Волгоградской области № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, которым решение № <...> ИФНС России по Центральному району г.Волгограда оставлено без изменения, требование № <...> об уплате налога, сбора, пени и штрафа по состоянию на 10 февраля 2015 г., однако указанные решения налоговых органов признаны недействительными в части начисления НДС по взаимоотношениям с <.......> вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Волгоградской области <.......>, то есть на момент постановления судом приговора юридической силы в указанной части не имели, и, также, как и соответствующий акт налоговой проверки в отношении <.......> и требование об уплате налога, не могли быть положены в указанной части судом в основу выводов о виновности осуждённого.

В соответствии со ст.90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьёй 226.9, 316 или 317.7 УПК РФ, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Из Постановления Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N30-П, выявившего конституционно-правовой смысл статьи 90 УПК РФ, следует, что в качестве единого способа опровержения (преодоления) преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, к числу оснований которого относится установление приговором суда совершённых при рассмотрении ранее оконченного дела преступлений против правосудия, включая фальсификацию доказательств.

Мотивируя отсутствие преюдициального значения решений арбитражного суда, которыми не установлено нарушений налогового законодательства при уплате НДС со стороны <.......> по взаимоотношениям с <.......> в рассматриваемый период, исследованием в рамках производства по уголовному делу и других доказательств, суд первой инстанции не указал в приговоре, какие именно исследованные судом доказательства опровергают обстоятельства, изложенные в решениях арбитражного суда.

Из вышеуказанного решения арбитражного суда усматривается, что предметом исследования и оценки при рассмотрении арбитражного дела являлись как доказательства, представленные стороной обвинения по настоящему делу, в частности: бухгалтерская документация <.......>, акт налоговой проверки, показания свидетелей ФИО4 и ФИО16, так и другие доказательства, подтверждающие, что <.......> вело активную предпринимательскую деятельность, оплачивая приобретение товаров третьим лицам, в том числе, приобретение деревянной тары, допрошены лица, осуществлявшие перевозки товаров как для <.......>, так и для <.......>, которые в ходе предварительного и судебного следствия не проверялись.

Кроме того, ссылаясь на заключение специалиста-ревизора, установившего сумму неуплаченного <.......> налога на добавленную стоимость, суд не учёл, что данное заключение составлено на основании поручения следователя о производстве следственного действия, которым составление указанного заключения не является, без разъяснения специалисту его прав и ответственности, предусмотренных ст.58 УПК РФ, выводы специалиста основаны на акте налоговой проверки и решении налогового органа, которые признаны недействительными решением Арбитражного суда Волгоградской области. При этом указанное решение специалисту представлено не было. Также необоснованно судом было оставлено без внимания, что заключение специалиста не может подменять собой заключение эксперта.

В соответствии с п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении должны быть указаны: существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Из обвинительного заключения по делу следует, что размер налогов, от уплаты которых уклонился М-о В.В., установлен, в том числе и специалистом, на основании решения № <...> ИФНС России по Центральному району г.Волгограда о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от ДД.ММ.ГГГГ

При этом на момент утверждения обвинительного заключения 12 апреля 2016 г. решение Арбитражного суда Волгоградской области от ДД.ММ.ГГГГ, которым решение налогового органа признано недействительным в части, вступило в законную силу.

Признание в судебном порядке указанного решения недействительным не позволяет считать предъявленное М-о В.В. обвинение конкретизированным, а объективную сторону преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ, раскрытой в обвинительном заключении, как того требует п.3 ч.1 ст.220 УК РФ.

Кроме того, предъявленное М-о В.В. обвинение содержит внутренние противоречия, также исключающие возможность постановления на его основе приговора или иного судебного решения.

Так, в предъявленном обвинении указано, что в период с октября 2010 г. по декабрь 2012 г. М-о В.В. давал указания директору <.......> ФИО6, которая вела бухгалтерский и налоговый учёт общества, осуществлять безналичное перечисление денежных средств с расчётного счета <.......> на расчётные счёт <.......>, якобы оплачивая поставку деревянных поддонов с включением в их стоимость сумм НДС.

Таким образом, из предъявленного обвинения, как и из представленных суду доказательств, следует, что денежные средства, которые отражены в данных бухгалтерского учёта как перечисленные по договорам поставки паллетов, действительно были перечислены на расчётный счёт <.......>, то есть <.......> понесло соответствующие расходы.

При этом каких-либо сведений о том, что данные денежные средства были возвращены в <.......> или лично М-о В.В., в обвинении не отражено и органами предварительного следствия не представлено. Между тем, установление данного обстоятельства имеет существенное значение для вывода о наличии в действиях М-о В.В. состава инкриминируемого ему преступления.

При таких обстоятельствах вынесенный приговор не может быть признан законным и подлежит отмене.

В связи с тем, что по делу допущены нарушения, в том числе, требующие уточнения обвинения в части обстоятельств, имеющих существенное значение при доказывании, которые не могут быть устранены судом, суд апелляционной инстанции находит, что уголовное дело подлежит возвращению прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ.

Поскольку приговор отменяется в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, иные доводы, изложенные в апелляционном представлении и в апелляционных жалобах, не рассматриваются судом апелляционной инстанции, при этом они должны быть учтены судом при новом судебном разбирательстве в случае повторного поступления уголовного дела в суд.

В ходе предварительного следствия в отношении М-о В.В. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, которую последний не нарушал. Также судом апелляционной инстанции установлено, что М-о В.В. впервые привлекается к уголовной ответственности, положительно характеризуется, имеет постоянное место жительства, семью, малолетних детей и место работы, не препятствовал производству по уголовному делу.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции, отменяя приговор и возвращая уголовное дело прокурору, не находит оснований для изменения М-о В.В. ранее избранной меры пресечения.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.19, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

о п р е д е л и л:

приговор Центрального районного суда г.Волгограда от 29 ноября 2018 г. в отношении М-о В. В. отменить.

Уголовное дело по обвинению М-о В. В. в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ, возвратить прокурору Волгоградской области на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Меру пресечения М-о В.В. оставить без изменения – подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Источник

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты