Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

При декларировании цветов на таможню предоставлялись контракты, соглашения к ним, счета с заведомо заниженными ценами, отличные от цен в счетах от поставщиков. Апелляционное постановление Оренбургского областного суда от 22.01.2019 № 22-1/19

Оренбургский областной суд в составе председательствующего судьи Калугиной Т.В., с участием: старшего помощника Оренбургского транспортного прокурора Волковой Е.П., осужденного М-ва А.С., защитника – адвоката Левченко О.А., при секретаре Захаревич М.О., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Левченко О.А., действующего в интересах осужденного М-ва А.С., на приговор Ленинского районного суда г.Оренбурга от 3 октября 2018 года, которым М-в А.С., родившийся (дата) в (адрес), *** ранее не судимый, осужден по п. «г» ч. 2 ст. 194 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года.

На основании ст.53.1 УК РФ, назначенное наказание постановлено заменить принудительными работами на срок 2 года, с удержанием 10% заработной платы в доход государства.

Мера пресечения М-ву А.С. до вступления приговора в законную силу оставлена прежней - в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Обеспечительные меры в виде ареста, наложенного на имущество, принадлежащее М-ву А.С., отменены судом.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Калугиной Т.В., объяснения осужденного М-ва А.С., защитника – адвоката Левченко О.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение старшего помощника Оренбургского транспортного прокурора Волковой Е.П. об оставлении приговора суда без изменения, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

судом М-в А.С. признан виновным в уклонении от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, в особо крупном размере, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании М-в А.С. вину в совершении инкриминируемого преступления не признал.

В апелляционной жалобе адвокат Левченко О.А., действующий в интересах осужденного М-ва А.С., выражает несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным. Указывает, что место совершения преступления судом не установлено. Полагает, что уголовное дело не подсудно Ленинскому районному суду г.Оренбурга. Считает, что выводы суда о том, что М-в А.С., уклоняясь от уплаты таможенных платежей в исследуемый период, действовал с единым умыслом несостоятелен, противоречит материалам дела. Также считает, что способ совершения преступления в период времени после (дата) судом не установлен. Обращает внимание, что М-в А.С. таможенные декларации ООО «***» не составлял и не подавал, следовательно, он не является субъектом преступления. Опровергая выводы суда о том, что М-в А.С. осуществлял руководство обществом, ссылается на документы ООО «***», показания самого М-ва А.С. и свидетелей С.С.В., П.Ю.В., А.Н.В., Б.В.В., К.Т.П., С.Е.В., П.А.В., Г.Р.А. Полагает, что исследованные доказательства свидетельствуют о том, что именно С.С.В. являлся директором общества. Указывает о том, что суд не принял во внимание версию о том, что инкриминируемое М-ву А.С. деяние мог совершить С.С.В., а сотрудники организации, находившиеся у него в подчинении, могли дать ложные показания. Считает, что разговор М-ва А.С. о том, что последний закрывает ООО «***» не подтверждает подконтрольность общества М-ву А.С., поскольку М-в А.С. данный факт не признал, кроме того, стороной обвинения не опровергнут тот факт, что указанное было сказано с целью формирования ложного умысла о больших возможностях М-ва А.С. в бизнесс-среде для предоставления особых условий. 

Полагает, что иные разговоры М-ва А.С. по телефону о цветах также не подтверждают его причастность к незаконной деятельности ООО «***» по уклонению от уплаты таможенных платежей. Утверждает, что М-в А.С. занимался перевозкой, а развитие такого бизнеса невозможно без постоянной корректировки объема перевозок различных товаров в зависимости от динамики и конъюнктуры цен на цветы, достоверно узнать которые можно лишь представившись покупателем. Вышеуказанный довод подтверждается имеющимся в материалах дела письмом фирмы «***», которое суд необоснованно не принял в качестве доказательства. Считает, что суд незаконно визуально определил идентичность оттисков печати на документах 2014 и 2015 годов. Указывает, что в связи с утерей печати, была сделана новая печать с аналогичным оттиском, чтобы избежать со стороны контрагентов вопросов, связанных с изменением оттиска печати, а также в целях экономии средств, поскольку матрица для изготовления печати уже существовала. Полагает, что опрошенные сотрудники таможни Р.Л.Г., Б.А.Н., К.С.В., К.Т.В., Ш.Л.П. являются заинтересованными лицами, их показания не свидетельствуют о причастности М-ва А.С. к совершению преступления. 

Полагает, что показаниям свидетелей К.Т.В. и Ш.Л.П. следует дать критическую оценку, поскольку их показания основаны на предположениях, которые не подтверждены. Указывает, что требования об уплате таможенных платежей с указанными в них суммами, являются безосновательными и надуманными, основанными на предположениях. Занижение стоимости товара не доказано, к тому же, при определённых условиях контракта, цена доставки может не включаться в таможенную стоимость. В подтверждение своих доводов автор жалобы ссылается на п.п. 5,6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 мая 2016 года N 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» и показания свидетеля Л.П.А., из содержания которых следует, что Оренбургская таможня корректировала не таможенную стоимость, заявленную декларантом, а собственную таможенную стоимость, которую они уже корректировали, что не предусмотрено законом. Считает, что вывод суда о непринятии показаний свидетеля Л.П.А.безосновательны. Утверждает о том, что из показаний должностных лиц таможенных органов следует, что никаких конкретных мер для установления реальной цены на товары - аналоги, в том числе путем международного взаимодействия, таможенным органом не предпринималось. Применение таможенным органом резервного метода определения цены не основано на законе, поскольку предыдущие пять методов применены не были. Никакой дополнительной проверки, в рамках которой могла быть установлена ценовая информация на товары-аналоги, таможенным органом не проводилось. Только лишь ссылки стороны обвинения на колумбийский сайт на испанском языке не могут являться основанием для корректировки таможенной стоимости, поскольку никакой конкретной информации там не содержатся, информации, позволяющей соотнести тот товар, который декларировался, с тем товаром, на основании которого корректируется заявленная таможенная стоимость, не имеется. 

Обращает внимание, что свидетель Л.Н.А., которая переводила текст, обладала познаниями в области перевода текста с английского языка, а представленный текст был на голландском и других скандинавских языках, которые она не знала, поэтому, перевести данный текст она не смогла. Указывает, что заключение бухгалтерско-экономической экспертизы от (дата), предоставленное стороной защиты в ходе судебного заседания, надлежащей судебной оценки не получило. Считает, что сумма неуплаченных таможенных платежей по делу не установлена и является предположительной. Утверждает о необоснованности выводов суда о невозможности применения положений ч.6 ст.15 ст.ст. 64, 73 УПК РФ. Просит приговор суда отменить, в отношении М-ва А.С. вынести оправдательный приговор.

В возражении на апелляционную жалобу защитника помощник Оренбургского транспортного прокурора Волкова Е.П. просит приговор суда оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Обвинительный приговор соответствует требованиям ст.ст. 302, 307 УПК РФ. В нем, вопреки доводам апелляционной жалобы, указаны обстоятельства, в том числе время, место и способ совершения М-вым А.С. преступления, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о виновности осужденного в содеянном. Судом мотивированы выводы относительно квалификации преступления. Приговор составлен в соответствии с требованиями ст. 299 УПК РФ. Все вопросы разрешены судом при постановлении приговора.

Вопреки доводам защитника, судом установлено место совершения преступления – Оренбургский таможенный пост (адрес) таможни, расположенный на территории (адрес). В связи с чем, уголовное дело рассмотрено Ленинским районным судом г. Оренбурга с учетом правил территориальной подсудности.

В соответствие с положениями ч. 1 ст. 88 УПК РФ, суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности признал достаточными для постановления обвинительного приговора.

В судебном заседании М-в А.С. не признал свою вину в совершении инкриминируемого преступления и показал, что в период со 2 июля 2013 года до 1 июля 2014 года он был руководителем ООО «***», после этого еще месяц был декларантом. В дальнейшем С.С.В. являлся руководителем ООО «***», полностью отвечал за поставки, подписывал документы и руководил организацией самостоятельно. Он сам непосредственно занимался только грузоперевозками в качестве индивидуального предпринимателя, в том числе, и для ООО «***». Учредителем он был с момента создания ООО «***» по июль 2014 года, а с июля 2014 года учредителем был С.С.В. Закупкой цветов, организацией поставки занимался С.С.В. Не согласен с суммами таможенных платежей, которые работники таможенного органа рассчитали повторно.

Несмотря на занятую осужденным позицию от предъявленного обвинения, его виновность подтверждается совокупностью доказательств, исследованных судом и приведенных в приговоре.

Так, из показаний свидетеля К.Т.В. следует, что фактически декларируемая ООО «***» цветочная продукция на (адрес) таможне М-вым А.С. приобреталась напрямую в Колумбии, Эквадоре, Кении и других странах, после чего из Голландии доставлялась в г. Оренбург автомобильным транспортом, в том числе, принадлежащим М-ву А.С., в представляемых декларациях указывалась недостоверная таможенная стоимость товара, без учета транспортных расходов.

Показания вышеуказанного свидетеля согласуются с показаниями свидетеля Ш.Л.П., которая подтвердила тот факт, что в декларациях ООО «*** указаны недостоверные сведения о таможенной стоимости товара, а также не указаны транспортные расходы, связанные с транспортировкой цветочной продукции.

В соответствии с показаниями Б.Л.А., при декларировании цветочной продукции для ООО «***» назначалась дополнительная проверка, так как в самой декларации имели место признаки недостоверности заявленной таможенной стоимости. Декларантом представлялись не все документы (т. ***). Оглашенные показания свидетель подтвердил в полном объеме.

Из оглашенных показаний свидетелей Б.А.Н. (т. ***), К.С.В. (т. ***), К.С.С. (т. ***) следует, что они принимали участие в досмотрах при декларировании цветочной продукции, предназначенной для ООО «***».

Из показаний свидетеля И.К.А. следует, что он (дата) по (дата) работал в таможенных органах, в 2014 года, находясь при исполнении своих должностных обязанностей, посредством программного средства «***» осуществлял выпуск деклараций на товары №№,№,№, № (т. ***). Оглашенные показания свидетель подтвердил в полном объеме.

В соответствии с показаниями свидетеля П.Д.С., при декларировании цветочной продукции ООО «***», программным средством «***» выявлялись сведения о недостоверной таможенной стоимости товара, инспекторами открывались дополнительные проверки по контролю таможенной стоимости, у декларанта запрашивались документы, подтверждающие фактически уплаченную цену товаров при их продаже на момент вывоза на территорию таможенного союза (т. ***) Оглашенные показания свидетель подтвердил в полном объеме.

Из показаний П.А.С. следует, что при декларировании товара ООО «***» выявлены факты предоставления недостоверных сведений относительно таможенной стоимости товаров и открытии им дополнительных проверок, то есть в товаросопроводительных документах имелись сведения о товарах, имеющих различные характеристики (сорта, длина растений и цветов и прочее), однако указывались с одним уровнем стоимости без разбивки (т. ***). Оглашенные показания свидетель полностью подтвердил в ходе судебного заседания.

Согласно показаниям свидетеля Н.А.Ю., он в 2015 году осуществлял таможенный контроль перемещения ООО «***» цветочной продукции, цена товара была значительно низкой по сравнению с аналогичными поставками однородных товаров, был выявлен риск именно по таможенной стоимости товара (т. ***). Оглашенные показания свидетель подтвердил в ходе судебного заседания.

Из показаний свидетеля П.С.А. следует, что в связи с выявленной степенью риска нарушения таможенного законодательства, практически по каждой декларации ООО «***» проводился досмотр.

В соответствие с показаниями свидетеля Р.Л.Г., проведена корректировка таможенной стоимости цветочной продукции по декларациям ООО «***», таможенные платежи были пересчитаны по ставкам, установленным единым таможенным тарифом и Налоговым Кодексом и на сумму неуплаты таможенных платежей были выставлены требования об оплате и выставлены пени (дата) по № декларациям, которые направлены М-ву А.С. заказным письмом с уведомлением и им получены. Требования были выставлены ООО «***» за период с 2014 – 2015 г.г. в размере 16 605 749, 92 руб., из них 13 152 004, 33 руб. по таможенным платежам и пени в размере 3 453 745, 59 руб. В настоящее время задолженность не погашена.

Из показаний свидетелей А.Е.А., Б.Ю.С., С.Е.А. (т. ***), К.Н.Н., К.Ж.И., К.Т., К.С.В., С.Д.А. следует, что они совершали таможенные операции, связанные с перемещением товаров через таможенную границу и помещением их под процедуру таможенного транзита, а также с завершением процедуры таможенного транзита.

В соответствии с показаниями свидетеля В.Л.В., она в июле 2013 года устроилась на работу к ИП М-ву А.С. на должность менеджера по закупкам. В процессе работы ей предоставили контактные данные фирм, с которыми нужно будет связываться, и договариваться о закупках цветочной продукции: «***», «***», «***» (Эквадор), «***» (Колумбия), «***» (Нидерланды), «***» (Кения). Был еще ряд фирм в Голландии, названия которых она не помнит. За поставленную продукцию иностранные фирмы выставляли инвойсы, которые поступали по электронной почте на адрес ***. Данные инвойсы были доступны для бухгалтерии и М-ва А.С. Надписи на ярлыках «***» и другие - условные обозначения, которые придуманы для облегчения логистики. Между М-вым А.С. и С.С.В. были рабочие отношения. М-в А.С. давал распоряжения С.С.В. и тот их выполнял. С.С.В. работал на складе, ему подчинялись все сотрудники, которые там работали, она не видела, чтобы он давал указания другим сотрудникам организации, с бухгалтерией он переговоров не вел (т. ***). Оглашенные показания свидетель подтвердила в ходе судебного заседания.

Показания вышеуказанного свидетеля согласуются с показаниями свидетеля А.Н.В., которая подтвердила, что от имени ООО «***» и ИП М-ва А.С. осуществлялся перевод денежных средств в адрес «***» (Эквадор), «***» (Кения), «***» (Эквадор), «***» (Голландия), «***» (Голландия) за цветочную продукцию, ввозимую в адрес ООО «***». Указание о перечислении денежных средств ей давал М-в А.С. Ею использовался электронный почтовый ящик ***. Помнит, что один из контрактов был заключен ООО «***» с фирмой «***» в Латвии, согласно которому ООО «***» по распоряжению «***» может перечислять денежные средства в адрес третьих лиц (т. ***). Оглашенные показания свидетель подтвердила.

Факт закупки и поставки цветочной продукции для ООО «***» у фирм, располагающихся в Эквадоре, Колумбии, Израиле и других странах, также подтверждается показаниями свидетеля С.С.В. (т. ***).

Из показаний свидетеля С.Е.В. следует, что о закупке цветов в иностранных государствах, таких как Эквадор, Голландия, Кения, Колумбия ей стало известно при оформлении валютных переводов на счета иностранных фирм. Валютные переводы осуществлялись по распоряжению М-ва А.С., последний сам распределял денежные средства в плане того, какую сумму перечислить на счет той или иной фирмы и после этого передавал ей указанную информацию в форме таблицы. Ею использовался электронный почтовый ящик *** для получения и отправки электронных документов. Каких-либо распоряжений об оплате цветочной продукции от С.С.В. ей не поступало (т. ***). Оглашенные показания свидетель подтвердила.

Из показаний свидетеля П.Е.И. следует, что он работал системным администратором с 2013 по 2015 г.г. в ИП М-в А.С. неофициально, после официально в ООО «***» при этом его рабочее место по адресу (адрес) не менялось, как и обязанности. Главным по складу был С.С.В. Электронная почта на (адрес) была одна, адрес ***, настраивал программу Банк-клиент через данный адрес.

Факт принадлежности адреса электронной почты *** М-ву А.С. также подтвердил свидетель Н.Н.А., которая показала, что работает в должности секретаря в ИП М-в А.С., на её рабочем компьютере до конца 2017 года была установлена электронная почта с указанным адресом.

Согласно показаниям свидетеля П.Ю.В., она с июня 2016 года работала в ООО «***» по (адрес). При приёме на работу присутствовали М.А.А. и М-в А.С., последний объяснял, что входит в круг её обязанностей, с С.С.В. она лично не знакома.

Из показаний свидетеля С.И.А. следует, что с 2010 года по декабрь 2013 года она неофициально работала у М-ва А.С., он занимался оптовой продажей цветов, которые закупал в Южной Америке, Эквадоре, Кении, у фирмы «***», название других фирм не помнит. Переписка осуществлялась по электронной почте ***. Ее рабочее место находилось по (адрес) в (адрес). До декабря 2013 года она общалась с клиентами на территории РФ (Уфа, Орск, Оренбург, Новотроицк) по телефону и электронной почте *** собирала у клиентов заказы на цветочную продукцию; переводила заказы на иностранный язык и отправляла иностранным контрагентам - «***», либо «*** либо «***», это одна организация (Эквадор), «***» (Кения), «***» (Эквадор) (т. ***

В соответствие с показаниями свидетеля М.В.В., он до 2017 года работал у М-ва А.С. грузчиком. В 2012 году была зарегистрирована ООО «***», где он по просьбе М-в А.С. стал директором, в качестве юридического адреса был указан адрес его проживания, фактически фирма располагалась по адресу (адрес). О деятельности созданной фирмы ему ничего не известно, иногда М-в А.С. приносил ему на подпись какие-то документы, в содержание которых он особенно не вникал. В 2016 году по фирме ООО «***» к нему пришел судебный пристав, начали приходить письма из налоговых органов по деятельности фирмы. Он обратился к М-ву А.С. с тем, чтобы тот переоформил данную фирму с него на другого человека, М-в А.С. оформил её на себя. Также, М-в А.С. является фактическим руководителем фирмы «***» и «***». Об этом ему стало известно в ходе беседы с коллегами, также работающими на М-ва А.С. Директором ООО «***» является С.С.В., который фактически работает механиком на складе. Знает, что цветочная продукция поступает М-ву А.С. из Эквадора и Голландии. Об этом говорили водители, которые непосредственно осуществляли доставку цветочной продукции (т. ***).

Согласно показаниям свидетеля Г.Р.А., он несколько лет работал у М-ва А.С. в качестве водителя, осуществлял перевозки по России и международные рейсы. Его непосредственным руководителем был М-в А.С. О том, что необходимо выезжать в международный рейс, ему сообщал М-в А.С. либо его секретарь Н.. С.С.В. знает с 2014 года, последний встречал их на таможне и контролировал разгрузку цветов (т. ***). Оглашенные показания свидетель подтвердил в ходе судебного заседания.

Из показаний свидетеля М.В.А. следует, что он работал у М-ва А.С. по устной договоренности, С.С.В. ему знаком, последний принимал цветочную продукцию на складе в (адрес). М-в А.С. ему знаком как руководитель, также знает, что у него имеется магазин «***».     

Из показаний свидетеля П.А.В. следует, что он работал у М-ва А.С. водителем с 2014 по 2015 г.г. возил цветочную продукцию, чаще всего ездили в Голландию, в Амстердам, Алсмер или Налдвайк, вопросов по погрузке не возникало, а если были, звонили В.Л.В. или М-ву А.С.

В соответствие с показаниями свидетеля Ю.Н.А., он с 2015 года до 2017 года работал в ИП М-в А.С. водителем-экспедитором, выезжали из г. Оренбурга, ехали в (адрес) (Нидерланды) на цветочную базу фирмы «***», где осуществлялась загрузка цветочной продукции в коробках с наименованием «***».

Аналогичные по содержанию показания дал свидетель Г.А.В., который подтвердил, что ездил в (адрес) и (адрес) за Амстердамом. В указанных городах находятся склады с цветочной продукцией. М-в А.С. сообщал, где лежит погрузочный лист, они направлялись в указанное место, называли слово «кристалл», им давали погрузочный лист, на котором было написано слово «***», это означало, что товар предназначался для них, т.е. для г. Оренбурга, также были указаны номера телефонов М-ва А.С. и В.Л.В., после этого они грузили цветы.

Из показаний свидетеля Т.С.Г. следует, что он был принят в ООО «***» водителем, его фактическим руководителем был М-в А.С., от которого он получал распоряжения по перевозке цветочной продукции.

Из показаний свидетеля К.Т.П. следует, что М-в А.С. является ее племянником, в 2015 году было создано ООО «***», где она являлась директором.

В соответствие с показаниями свидетеля Б.О.В., он занимается розничной продажей цветов, которые доставлял ему М-в А.С. Все вопросы, связанные с поставкой цветочной продукции и ее оплатой, он решал с М-вым А.С., а С.С.В. занимался выдачей цветочной продукции на складе (т. ***).

Факт того, что вопросы, связанные с поставкой цветочной продукции и ее оплатой, решались с М-вым А.С., также подтверждаются показаниями свидетеля К.А.И., который помимо этого показал, что от М.А.А. ему стало известно, что отпускаемая ему продукция приобреталась напрямую в Колумбии, Кении, Эквадоре, при этом им для заказа продукции использовался электронный ящик *** (т. ***). Оглашенные показания свидетель подтвердил в полном объеме.

Показания вышеуказанного свидетеля в части того, что цветочная продукция, предоставляемая М-вым А.С., приобреталась у фирм-производителей за рубежом, согласуются с показаниями свидетеля Г.С.А., П.Д.П., Г.Е.В., кроме того, данные свидетели показали, что на коробках, которые они забирали на (адрес), имелись маркировки с их фамилиями на русском и английском языке.

Указанный факт, подтвердил в своих показаниях свидетель С.Б.М., который показал, что получал на (адрес) цветочную продукцию с маркировкой «***».

В соответствие с показаниями свидетеля С.С.С., она в 2014-2015 г.г. работала у ИП П.Д.П., который закупал цветочную продукцию у М-ва А.С. Товар приходил из-за границы на основе заключенных договоров, со слов П.Д.П. ей известно, что растаможиванием данного товара должен был заниматься М-в А.С., поскольку они ему за это платили деньги.

Из показаний свидетеля С.С.В. следует, что цветочную продукцию приобретала в фирме «***», руководителем которого со слов водителей, привозивших товар, является М-в А.С., а С.С.В. был кладовщиком (т. ***). Оглашенные показания подтвердила в судебном заседании.

Из показаний свидетелей В.В.С. и Б.Э.М. (т. ***) следует, что они принимали участие в качестве понятых при обыске дома по (адрес), где были обнаружены и изъяты печати, документы, из компьютерной техники специалистом извлекались жесткие диски, все было упаковано и опечатано.

В соответствие с показаниями свидетеля Л.Н.А., она была приглашена в качестве специалиста для исследования материалов уголовного дела на английском языке. Ею были исследованы инвойсы, авианакладная и счет-фактуры (т. ***). Оглашенные показания свидетель подтвердила в полном объеме,

Из показаний свидетеля Л.В.В. следует, что он с ноября 2014 года до июня 2015 года работал специалистом по таможенному оформлению в фирме «***». При растаможивании товара он участвовал каждый раз.

Согласно показаниям свидетеля Б.В.В., он с лета 2015 года оказывал М-ву А.С. услуги по оформлению товара ООО «***», занимался составлением электронных копий деклараций товаросопроводительных документов, осуществлял действия по прохождению санитарного контроля, присутствовал при таможенных досмотрах. Если у него возникали дополнительные вопросы, он обращался в том числе к М-ву А.С. Документы на цветочную продукцию приходили на адрес электронной почты *** (т. ***). Оглашенные показания свидетель подтвердил.

В соответствие с показаниями свидетеля Л.Е., она является уполномоченным лицом ООО «***». (дата) предприятие ООО «***» заключило договор с ООО «***» и ООО «***». Их предприятие обеспечивало оформление транспортных и фитосанитарных документов. Поставкой цветочной продукции организация не занималась (т.***).

Судом дана надлежащая и мотивированная оценка показаниям указанных свидетелей, данных ими в судебном заседании и на предварительном следствии.

Оснований не доверять показаниям свидетелей, у суда не было, поскольку они последовательны, логичны, не имеют существенных противоречий, согласуются между собой и с другими исследованными по делу доказательствами.

Каких-либо данных, свидетельствующих о заинтересованности данных лиц в исходе дела, не имеется.

Обстоятельств, которые могли бы повлиять на объективность показаний вышеуказанных свидетелей, как и обстоятельств, которые давали бы основания полагать, что последние оговаривают осужденного по делу не установлено. В этой части доводы жалобы являются необоснованными.

Отдельные неточности в показаниях свидетелей при их допросе в суде обоснованно расценены судом как вызванные давностью происшедших событий, при этом свидетелями, допрошенными в ходе судебного разбирательства, подтверждены их показания, данные в период предварительного следствия.

Несостоятельными являются доводы защитника о том, что показания свидетелей К.Т.В., Ш.Е.П. подлежат критичной оценке, поскольку показания указанных свидетелей, были проверены судом и получили надлежащую оценку в приговоре, обоснованно признаны достоверными и допустимыми, поскольку они согласуются между собой, дополняют друг друга, даны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и подтверждаются совокупностью иных доказательств.

Кроме того, у суда апелляционной инстанции нет оснований сомневаться в показаниях свидетеля Л.Н.А., которая была приглашена в качестве лица, обладающего знаниями английского языка для исследования материалов уголовного дела.

Ссылка защитника на тот факт, что изъятые у М-ва А.С. документы были на голландском и других скандинавских языках, а Л.Н.А. владеет только английским языком, не могут быть приняты во внимание, поскольку свидетель в судебном заседании пояснила, что перевод осуществляла только документов на английском языке.

Следует отметить, что приведенные в апелляционной жалобе выдержки из показаний свидетелей не отражают в полной мере их существо и оценены в отрыве от других имеющихся по делу доказательств. Исследованные по делу доказательства необходимо рассматривать и оценивать во всей их совокупности, что и было сделано судом в приговоре. Существенных противоречий между фактическими обстоятельствами дела, как они установлены судом, и доказательствами, положенными судом в основу приговора, не имеется.

Показаниям свидетелей М.А.А., Л.П.А., а также показаниям свидетелей С.С.В., П.Ю.В., А.Н.В., Б.В.В., С.Е.В. в части руководства ООО «***», показаниям свидетелей К.Т.П., С.Е.В. в части того, что М-в А.С. занимался только грузоперевозками, суд первой инстанции дал критическую оценку, мотивировав свои выводы, с которыми соглашается суд апелляционной инстанции.

Помимо показаний свидетелей виновность М-ва А.С. объективно подтверждается письменными доказательствами, а именно:

- протоколом осмотра места происшествия от (дата), согласно которому осмотрено помещение отдела таможенного оформления и таможенного контроля, где в 2014, 2015 годах осуществлялась регистрация, проверка и выпуск деклараций на товары, поданных представителями ООО «***» (т. ***);

- протоколом обыска от (дата), согласно которому в помещении по (адрес), в рабочем кабинете М-ва А.С. обнаружены и изъяты: печати с оттиском «***», «***», «***», «***», блокноты с рукописными записями, жесткий диск *** документы; в приемной директора М-ва А.С. обнаружены и изъяты: печать с оттиском «***.», из компьютера извлечен жесткий диск ***; в кабинете № (помещение бухгалтерии) обнаружены и изъяты бухгалтерские документы по ООО «*** ИП М-в А.С., ООО «***», из компьютера извлечен жесткий диск *** жесткий диск ***. В кабинете № обнаружены и изъяты: черная сумка с портативным модемом «***»; флэш карта-памяти; ноутбук ***. В кабинете № обнаружены и изъяты: папки-скоросшиватели с декларациями и иными документами; ноутбук ***; из компьютера извлечен жесткий диск *** жесткий диск *** (т. ***);

- протоколами осмотров предметов от (дата), согласно которым осмотрены изъятые в ходе обыска печати (т. ***);

- протоколом осмотра документов от (дата), согласно которому осмотрены путевые листы грузовых автомобилей и иные документы, содержащие сведения о фактических перевозках, осуществляемых грузовым транспортом ИП М-ва А.С. (т. ***);

- протоколом осмотра предметов от (дата), согласно которому осмотрены блокноты с рукописными записями, изъятые в ходе обыска, в которых содержатся контактные данные, визитные карточки представителей иностранных фирм Эквадора, Колумбии и других стран (т. ***);

- протоколами осмотра документов от (дата), (дата), (дата), (дата), согласно которым осмотрены бухгалтерские документы ООО «*** изъятые в ходе обыска, содержащие сведения о финансово-хозяйственной деятельности (т. ***);

- заключением эксперта № от (дата), согласно которому на объектах исследования обнаружены файлы, содержащие ключевые слова и фразы: «*** «М-в», «*** (т. ***);

- протоколом осмотра предметов от (дата), согласно которому осмотрены накопители на жестких магнитных дисках и портативные компьютеры, изъятые в ходе обыска, на которых имеются электронные документы по кадровой и хозяйственной деятельности ООО «***», ООО «***», бухгалтерские документы, указанных организаций, инвойсы и иные документы, в том числе и авианакладные, содержащие сведения о доставке цветочной продукции с цветочных плантаций Колумбии, Эквадора авиаперевозками до Нидерландов. Осмотренные инвойсы содержат сведения о приобретении М-вым А.С. в лице ООО «***» цветочной продукции у производителей Эквадора, Колумбии, Кении, и других стран (т. ***);

- протоколом осмотра предметов от (дата), согласно которому осмотрены два компакт-диска, содержащие результаты прослушивания телефонных переговоров М-ва А.С., результаты контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений (т. ***);

- протоколом выемки почтово-телеграфной корреспонденции от (дата), согласно которому в компании ООО «***» произведена выемка отправлений электронной почты, поступивших и отправленных с использованием адреса электронной почты «***» (т. ***);

- протоколом осмотра предметов от (дата), согласно которому осмотрено пять оптических дисков ***, на которых имеются электронные сообщения, поступавшие и отправленные с использованием адреса электронной почты «***» (т. ***);

- протоколами осмотра документов от (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), от (дата), согласно которым осмотрены электронные документы, изъятые в ООО «***» (т. ***);

- протоколами выемки от (дата), согласно которому в помещении (адрес) таможни изъяты транзитные декларации с комплектом документов к ним, которые оформлялись для следования грузового транспорта с цветочной продукцией от границы РФ до пункта назначения, к месту декларирования товара, в (адрес) (т.***);

- протоколом осмотра документов от (дата), согласно которому осмотрены декларации на товары и комплекты документов к ним, поданные за период времени с (дата) по (дата) на (адрес) таможенный пост при декларировании товара (т.***);

- протоколом выемки от (дата), согласно которому в отделе таможенного оформления и таможенного контроля изъяты 74 декларации на товары, а также комплекты документов к ним, представленные на (адрес) таможенный пост при декларировании товара (т.***);

- протоколами осмотра документов от (дата), (дата), (дата), согласно которым осмотрены декларации на товары с комплектом документов к ним, изъятые в ходе выемки (дата) на (адрес) таможенном посту (т. ***);    

- протоколом осмотра документов от (дата), согласно которому осмотрены копии решений о корректировке таможенной стоимости, изъятые в ходе проведения выемки (дата) в отделе таможенного контроля (т. ***);

- протоколом выемки от (дата), согласно которому в отделе таможенного оформления и таможенного контроля (адрес) таможенного поста (адрес) таможни изъяты декларации на товары и комплекты документов к ним, которые представлялись на (адрес) таможенный пост при декларировании товара (т. ***);     

- протоколами осмотра документов от (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), (дата), согласно которым осмотрены декларации на товары с комплектом документов к ним, изъятыми (дата) на (адрес) таможенном посту; копии решений о корректировке таможенной стоимости; копии требований об уплате таможенных платежей, представленных служебной запиской отдела таможенных платежей (адрес) таможни от (дата) №; материалов камеральной таможенной проверки, изъятых в ходе выемки (дата) в отделе таможенного контроля (т. ***);

- протоколом выемки от (дата), согласно которому в отделе контроля за таможенным транзитом (адрес) таможни изъяты транзитные декларации с комплектом документов к ним (т. ***);

- протоколом осмотра документов от (дата), согласно которому осмотрены транзитные декларации с комплектом документов к ним, изъятым в ходе выемки в отделе контроля за таможенным транзитом (адрес) таможни (т. ***);

- протоколом выемки от (дата), согласно которому в отделе таможенных процедур и таможенного контроля (адрес) таможни изъяты транзитные декларации с комплектом документов к ним (т.***);

- протоколом осмотра документов от (дата), согласно которым осмотрены и признаны вещественными доказательствами транзитные декларации с комплектом документов к ним, изъятыми в ходе выемки в отделе таможенных процедур и таможенного контроля (адрес) таможни. Указанные документы оформлялись для следования грузового транспорта с цветочной продукцией от границы РФ до пункта назначения, к месту декларирования товара, а именно: (адрес) (т. ***);

- протоколом выемки от (дата), согласно которому в (адрес) отделении № ПАО Сбербанк (адрес), изъяты сведения о движении денежных средств по расчетным счетам ООО «***» в период с (дата), свидетельствующие о перечислении ООО «***» денежных средств за цветочную продукцию на счета иностранных фирм (т. ***);

- протоколом осмотра предметов от (дата), согласно которому осмотрены находящиеся на оптическом диске сведения о движении денежных средств по расчетным счетам ООО «***» (т. ***);

- протоколом выемки от (дата), согласно которому в Управлении безопасности (адрес) Банка ПАО «***» в (адрес), изъяты электронное досье по паспорту сделки № и выписка движения денежных средств по счету № ООО «***», которые содержат сведения об открытии паспорта сделки по договору между латвийской фирмой «***» и ООО «***» на поставку цветочной продукции (т. ***);

- протоколом осмотра документов от (дата), согласно которому осмотрены, изъятые (дата) документация в Управлении безопасности (адрес) Банка ПАО «***» (адрес) (т. ***);

- протоколом выемки от (дата), согласно которому в (адрес) отделении № ПАО Сбербанк (адрес), изъяты выписка по операциям на счете № ИП М-ва А.С. за период времени с (дата) по (дата) и выписка по операциям на счете № ИП М-ва А.С. за период времени с (дата) по (дата), согласно которым ИП М-в А.С. перечислял денежные средства на счета иностранных организаций, поставлявших цветочную продукцию (т. ***);

- протоколом осмотра документов от (дата), согласно которому осмотрены документы, изъятые (дата) в (адрес) отделении № ПАО Сбербанка (т. ***);

- протоколом выемки от (дата), согласно которому в отделе таможенного контроля после выпуска товаров Оренбургской таможни изъяты материалы камеральной таможенной проверки (т. ***);

- протоколом выемки от (дата), согласно которому в отделе таможенного контроля после выпуска товаров (адрес) таможни изъяты материалы камеральной таможенной проверки № от (дата) (т. ***);

- актом камеральной таможенной проверки № от (дата) (т ***);

- письмом НЦБ Интерпола Латвии в отношении *** «***», согласно которому основным видом деятельности указанной организации является: прочие сопроводительные услуги при перевозках, услуги по перевозкам, грузовой воздушный транспорт (т. ***);

- материалами исполненного международного поручения, полученными от компетентных органов Латвийской Республики, в том числе контракта (т. 227 ***);     

- учредительными документами ООО ***»: копией Устава ООО «***», копией решения об учреждении ООО «***» от (дата), копией приказа от (дата) о вступлении в должность генерального директора ООО «***», копией свидетельства о государственной регистрации ООО «***», копией решения участника ООО «***» от (дата), копией приказа от (дата) о вступлении в должность генерального директора ООО «***» (т. ***);

- заключением эксперта от (дата), согласно которому произведен расчет суммы неуплаченных таможенных платежей М-вым А.С. как руководителя ООО «***» (т.***);

- а также иными доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Все вышеуказанные доказательства, исследованные судом и приведённые в приговоре, вопреки доводам жалобы, соответствуют принципу достаточности, являются достоверными и относимыми, согласуются между собой, взаимно дополняют друг друга, содержат сведения об обстоятельствах, совершенного М-вым А.С. преступления, объёме и характере вреда, причиненного преступлением, а также иных обстоятельствах, имеющих значение для дела, получены в соответствии с требованиями процессуального законодательства и обоснованно приняты в качестве доказательств виновности М-ва А.С. в совершении инкриминируемого ему преступления.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции дал надлежащую оценку всем доказательствам, исследованным в ходе судебного разбирательства, в их совокупности, при этом указал основания, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты, подробно приведя мотивы принятого решения. Такая оценка произведена судом в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ.

Несмотря на мнение адвоката, в приговоре дана правильная оценка результатам оперативно-розыскных мероприятий, осуществленных по делу (протокол осмотра предметов от (дата), т. ***), они оценены судом в совокупности с остальными доказательствами.

Письмо фирмы «***» суд обоснованно не признал в качестве допустимого доказательства, поэтому ссылка на него в подтверждение доводов о том, что М-в А.С. занимался только грузоперевозками, а обнаруженные на компьютере у М-ва А.С. инвойсы носили только информационный характер, не может быть принята во внимание.

Вопреки доводам жалобы, суд первой инстанции верно оценил представленное стороной защиты заключение специалиста от (дата), поскольку составившее его лицо об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения судом не предупреждалось, перечень поставленных вопросов сторонами не согласовывался, в связи с чем, оснований не согласиться с результатами оценки доказательств, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Таким образом, правильность оценки, данной судом первой инстанции исследованным в судебном заседании доказательствам, не вызывает у суда апелляционной инстанции каких-либо сомнений.

Объем представленных по делу доказательств является достаточным, позволившим суду достоверно установить фактические обстоятельства дела, в соответствии с которыми М-в А.С. (дата) зарегистрировал ООО ***»в налоговом органе, где являлся генеральным директором. Основными видами деятельности общества являлись оптовая и розничная торговля цветами и другими растениями. Позднее М-в А.С., с целью скрыть свое непосредственное участие в совершении преступления, сложил полномочия генерального директора указанного общества, назначив на указанную должность подконтрольное ему лицо С.С.В., непосвященного в преступные намерения М-ва А.С., оставаясь при этом фактическим руководителем ООО «***». Для минимизации затрат, связанных с уплатой таможенных платежей, и получения материальной выгоды М-вым А.С. использовались организации-посредники: латвийская компания ***» и литовская компания ***», что позволяло занизить цену товара по внешнеэкономическому договору купли-продажи, представляемому при декларировании товаров в обоснование таможенной стоимости ввозимого товара. Так, заказы цветочной продукции осуществлялись под руководством и по личному указанию М-ва А.С. нанимаемыми им работниками ООО «***» в иностранных компаниях, являющихся непосредственными производителями цветочной продукции, расположенными в Нидерландах, Кении, Эквадоре, Колумбии, Израиле и ряде других стран. Заказы в иностранных организациях осуществлялись с учетом потребностей постоянных клиентов М-ва А.С. и подконтрольных М-ву А.С. организаций ООО «***» и ООО «***», в определенном количестве и ассортименте с указанием соответствующей маркировки конечного покупателя на упаковке товара. Кроме того, по устной договоренности с ИП П.Д.В. и ИП Г.С.А. - покупателями продукции у тех же иностранных поставщиков цветочной продукции, М-в А.С., посредством подчиненных ему работников, за плату осуществлял доставку и таможенное декларирование от имени ООО «*** в общих поставках закупаемой им продукции и товаров, приобретаемых ИП П.Д.В. и ИП Г.С.А., под видом собственных. Цены на цветочную продукцию определялись на основании прайс-листов, предоставляемых иностранными поставщиками цветочной продукции. Указанными компаниями-производителями цветочной продукции выставлялись инвойсы на поставляемую продукцию, которые направлялись по электронной почте на почтовый ящик «***» напрямую заказчику, то есть в ООО «***», для оплаты. Далее, закупаемая Матеевым А.С. у вышеуказанных поставщиков цветочная продукция доставлялась в Нидерланды авиатранспортом. Счета на оплату транспортных расходов направлялись по электронной почте на почтовый ящик «***» в ООО «***» для оплаты. Из Нидерландов продукция доставлялась грузовым автотранспортом, в большинстве случаев, принадлежащем ИП М-ву А.С., на территорию Латвии и Литвы, где от имени латвийской компании ***» или литовской компании ***», президентом которой являлся сам М-в А.С., или панамской компании «***.», в рамках заключенных ранее для этих преступных целей фиктивных внешнеторговых контрактов с ООО «***», указанная продукция направлялась в адрес ООО ***», при этом доставка заказчику цветочной продукции осуществлялась в большинстве случаев грузовым автотранспортом, принадлежащем ИП М-ву А.С. Таким образом, декларантом цветочной продукции выступало созданное на территории Российской Федерации и контролируемое М-вым А.С. ООО «***». Декларирование цветочной продукции, путем предоставления на (адрес) таможенный пост (адрес) таможни подложных документов, в период с (дата) до (дата) осуществлялось лично М-вым А.С. в качестве генерального директора от имени ООО «***», в период с (дата) до (дата) – лично М-вым А.С. в качестве менеджера по внешнеэкономической деятельности ООО «***» по доверенности и в период с (дата) по (дата) – С.С.В. в качестве генерального директора от имени ООО «***», неосведомленного о преступных намерениях М-ва А.С. и действовавшего в интересах последнего.

При декларировании цветочной продукции на (адрес) таможенный пост (адрес) таможни предоставлялись внешнеэкономические контракты, дополнительные соглашения к ним, счета на оплату, содержащие заведомо для М-ва А.С. заниженные цены на поставляемый товар, отличные от цен товаров, содержащихся в счетах, поступающих от поставщиков на электронную почту. При декларировании товаров и в ходе дополнительных проверок таможенной стоимости с целью занижения таможенной стоимости декларируемых товаров от имени ООО «***» в адрес таможенного органа направлялись заявления об отсутствии информации о стоимости продукции производителей товаров, указывалось и на отсутствие документов, подтверждающих транспортные расходы по доставке товаров до границы Таможенного союза. Фактическая оплата за поставляемую продукцию происходила как на счета латвийской компании ***», литовской компании ***» или панамской компании «***.», так и на счета иностранных организаций, фактических поставщиков продукции в рамках представляемых таможенному органу внешнеэкономических договоров. Кроме того, денежные средства перечислялись по распоряжению М-ва А.С. в рамках отдельных договоров купли-продажи на счета иностранных организаций-поставщиков товаров. Кроме этого, денежные средства по закупаемым ИП П.Д.В. и ИП Г.С.А. товарам перечислялись ими самостоятельно в рамках внешнеторговых контрактов. При этом судом установлено, что латвийская компания ***» не публикует коммерческих предложений и не позиционирует себя как продавца цветочной продукции, а вид деятельности-прочие сопроводительные услуги при перевозках, услуги по перевозкам, грузовой воздушный транспорт. Таким образом, ООО «***» под видом законопослушного хозяйствующего субъекта закупало цветочную продукцию в латвийской компании ***», литовской компании ***» или панамской компании «***.», тем самым заявленная декларантом - ООО «***», таможенная стоимость товаров определялась методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами на условиях поставки ***- граница Таможенного союза (с (дата) Евразийского экономического союза), в рамках фиктивно заключенных контрактов с указанными компаниями, тогда как в действительности декларируемая цветочная продукция приобреталась непосредственно у производителей, расположенных в Нидерландах, Кении, Эквадоре, Колумбии, Израиле и ряде других стран, что в свою очередь, приводило к нарушению охраняемых законом экономических интересов Российской Федерации, и незаконному обогащению М-ва А.С., то есть, ввоз цветочной продукции на территорию Таможенного союза осуществлялся ООО «***» по ценам, не соответствующим действительной стоимости товаров, что сопряжено с занижением подлежащих к уплате таможенных платежей. По результатам проведения таможенной проверки, таможенный орган выставил требование об уплате таможенных платежей от (дата) №. В установленный срок подлежащие уплате таможенные платежи не уплачены.

Версия М-ва А.С. о невиновности судом проверена, однако не нашла своего подтверждения и надлежащим образом судом в приговоре оценена и опровергнута, при этом в обоснование мотивов принятого решения суд привел убедительные доводы, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Доводы жалобы адвоката фактически сводятся к переоценке доказательств, положенных судом в основу приговора, и выводов суда, которые суд апелляционной инстанции считает правильными.

Доводы жалобы о том, что осужденный М-в А.С. не является субъектом инкриминируемого ему преступления, обоснованно опровергнуты судом первой инстанции и признаны несостоятельными.

Так, из установленных обстоятельств следует, что именно М-в А.С. в период инкриминируемых ему событий, являлся фактическим руководителем ООО «***», выполнял управленческие функции, связанные с импортом цветочной продукции на территорию РФ. Для минимизации затрат, связанных с уплатой таможенных платежей, и получения материальной выгоды использовал организации-посредников, что позволило занизить цену товара по внешнеэкономическому договору купли-продажи, представляемому при декларировании товаров. В установленный срок не уплатил скорректированные таможенным органом в результате проверки таможенные платежи, в особо крупном размере.

С.С.В. же являлся работником склада в ООО «***», соответственно, не обладал организационно-распорядительными функциями в организации.

Подписанные С.С.В. документы, не свидетельствуют о том, что он самостоятельно вел финансово-хозяйственную деятельность общества.

По этим же основаниям предположение защитника о том, что инкриминируемое М-ву А.С. преступление совершил С.С.В., является не обоснованным.

М-в А.С. осознавал, что уклоняется от уплаты таможенных платежей, взимаемых с подконтрольной ему организации, в особо крупном размере, игнорируя нормы таможенного законодательства, и желал этого. О чем свидетельствуют вышеизложенные действия М-ва А.С.

Доводы жалобы об отсутствии у осужденного единого умысла на совершение инкриминируемого преступления и квалификации его действий как двух самостоятельных преступлений необоснованны, поскольку совокупность, приведенных в приговоре доказательств, бесспорно свидетельствует о едином умысле осужденного, направленном на совершение продолжаемого преступления, на что указывает то, что предметом преступления является ввозная таможенная пошлина, преступление совершено идентичным способом - путем занижения стоимости перемещаемых товаров, в одном и том же месте – на Оренбургском таможенном посту Оренбургской таможни.

Факт того, что в период с (дата) полномочия М-ва А.С. как директора ООО «***» прекращены, не свидетельствует об изменении с этого времени объективной стороны преступления, поскольку судом установлено, что М-в А.С. продолжал осуществлять руководство данной организации.

Вопреки доводам защитника, в приговоре подробно описан способ уклонения от уплаты таможенных платежей в исследуемый период, использованный М-вым А.С.

Выводы суда об идентичности оттисков печати на документах в 2014 году и в 2015 году без проведения экспертизы не влияют на правильность принятого решения.

Доводы жалобы о несогласии с расчетом неуплаченных таможенных платежей, размер которых был определен как разница между таможенными платежами, подлежащими уплате, и оплаченными таможенными платежами, тщательно проверялись судом и были обоснованно отвергнуты, выводы об этом подробно мотивированы в приговоре.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции считает, что всесторонне исследованные судом доказательства в своей совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства дела, постановить обвинительный приговор в отношении М-ва А.С. и квалифицировать его действия по п. «г» ч.2 ст. 194 УК РФ - уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, в особо крупном размере.

Проанализировав все доказательства по делу, суд обоснованно пришел к выводу, что квалифицирующий признак «совершение преступления в особо крупном размере» нашел свое подтверждение в судебном заседании.

Вместе с тем, согласно положениям ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Выводы суда о квалификации преступного деяния основаны на материалах дела, в связи с чем, оснований для иной правовой оценки действий осужденного и его оправдания, не имеется.

Из протокола судебного заседания усматривается, что во время выступления в прениях сторон государственный обвинитель уменьшил объем предъявленного М-ву А.С. обвинения без изменения его фактических обстоятельств, указав, что общая сумма неуплаченных по декларациям таможенных платежей составляет 10 931 031 рубль 33 копейки, чем улучшил его положение.

Однако в описательно-мотивировочной части приговора при описании преступных действий М-ва А.С., а также квалификации их по п. «г» ч.2 ст. 194 УК РФ суд вышел за пределы предъявленного обвинения, признав М-ва А.С. виновными в неуплате таможенных платежей на общую сумму 11 750 710 рублей 93 копейки.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что с учетом позиции государственного обвинителя, улучшающей положение осужденного, М-ва А.С. следует признать виновным в уклонении от уплаты таможенных платежей на общую сумму 10 931 031 рубль 33 копейки. В связи с чем, приговор подлежит изменению, соответственно, назначенное осужденному наказание - смягчению.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Подсудимый, его защитник активно пользовались правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Все заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, поэтому суд апелляционной инстанции не усматривает, что судом был нарушен принцип состязательности сторон.

Также суд апелляционной инстанции обращает внимание осужденного, что рассмотрение настоящего уголовного дела не находится во взаимосвязи с рассмотрением имеющегося в производстве Арбитражного суда (адрес) дела.

В соответствии с положениями ст. ст. 6 и 60 УК РФ, судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание и отсутствие отягчающих, а также влияние назначенного наказания на исправление осуждённого и условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание осужденного М-ва А.С., суд обоснованно признал наличие у него ***, положительно характеризующие данные, нахождение на иждивении ***

Таким образом, указанные обстоятельства были учтены судом при постановлении судебного решения и обоснованно положены в основу приговора, оснований для повторного их учета не имеется.

Кроме того, судом учтены данные о личности М-ва А.С., который ***

Обстоятельств, отягчающих наказание М-ва А.С., суд не установил.

Вопреки доводам жалобы, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что нет оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую, на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Оснований для применения положений ст. 64 УК РФ суд не установил. Не усматриваются они и при изучении материалов дела в суде апелляционной инстанции, в связи с чем, доводы защитника в данной части не являются обоснованными.

Проанализировав конкретные обстоятельства дела, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о назначении осужденному наказания в виде лишения свободы, но посчитал, что исправление М-ва А.С. возможно без реального отбывания наказания и заменил наказание в виде лишения свободы принудительными работами.

Назначенное М-ву А.С. наказание с применением положений ст. 53.1 УК РФ суд апелляционной инстанции считает соразмерным, справедливым и не усматривает оснований полагать, что оно является чрезмерно суровым, так как оно отвечает закрепленным в уголовном законодательстве целям исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, а также принципам справедливости и гуманизма.

Нарушений норм уголовного или уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

приговор Ленинского районного суда г.Оренбурга от 3 октября 2018 года в отношении М-ва А.С. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора выводы суда о том, что М-в А.С. уклонился от уплаты таможенных платежей в размере 11 750 710 рублей 93 копеек.

Считать М-ва А.С. виновным в том, что он уклонился от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, в размере 10 931 031 рубля 33 копеек.

Смягчить наказание, назначенное М-ву А.С. по п. «г» ч. 2 ст. 194 УК РФ, до 1 года 10 месяцев лишения свободы, заменив лишение свободы на наказание в виде принудительных работ на срок 1 год 10 месяцев, с удержанием 10% заработной платы в доход государства.

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката Л.О.А., действующего в интересах осужденного М-ва А.С., - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам, установленным главой 47.1 УПК РФ непосредственно в президиум Оренбургского областного суда.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты