Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Установление соотношения неуплаченных налогов ко всей сумме подлежащих уплате за полные три года необязательно, проверять компетентность эксперта не надо. Апелляционное определение Верховного Суда Республики Бурятия от 07.05.2019 № 22-820/19

Верховный Суд Республики Бурятия в составе: председательствующего судьи Гомбоева В.Д., судей: Чернега А.С., Поповой А.О., при секретаре Будаевой Е.А., с участием прокурора Садовниковой Т.В., осужденного Кол-ва С.В., защитника-адвоката Бурловой Л.И., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Кол-ва С.В., адвокатов Бурловой Л.И., Стенькина А.И. на приговор Советского районного суда г.Улан-Удэ Республики Бурятия от 26 февраля 2019 года, которым: Кол-в С.В.родившийся ... в <...>, не судимый, осужден по п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ к 4 годам лишения свободы, ч.2 ст.199.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы, ч.2 ст.145.1 УК РФ к штрафу в размере 200000 рублей.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Кол-ву С.В. наказание в виде 5 лет лишения свободы, со штрафом в размере 200000 рублей, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года.

В соответствии с ч.5 ст.73 УК РФ на Кол-ва С.В. возложены следующие обязанности: встать на учет в уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, не менять постоянное место жительства без уведомления УИИ, периодически являться на регистрацию для отчета о своем поведении в указанный орган.

Заслушав доклад судьи Чернега А.С., мнения осужденного Кол-ва С.В., защитника-адвоката Бурловой Л.И, поддержавших доводы апелляционных жалоб, заключение прокурора Садовниковой Т.В., возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Приговором суда Кол-в С.В. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом - управляющим и фактическим руководителем ООО «<...>», с целью снижения налоговой нагрузки Общества, оставления в своем распоряжении, как фактического руководителя Общества, денежных средств и использования их для увеличения оборотов ООО «<...>», в результате включения в налоговые декларации ООО «<...>» по НДС за 2, 3 и 4 кварталы 2015 года, за 2 квартал 2016 года заведомо ложных сведений, исчисленных по фиктивным документам ООО «<...>», представленных в межрайонную ИФНС ..., расположенную по адресу: Республики Бурятия <...>, в период времени с ... по ... в нарушение ст.ст.166, 168, 169, 172 НК РФ уклонился от уплаты ООО «<...>» НДС в общей сумме 55060 825 рублей в бюджеты бюджетной системы РФ по сроку уплаты не позднее ..., что является особо крупным размером, так как превышает сорок пять миллионов рублей.

Кроме того, Кол-в С.В., как управляющий и фактический руководитель ООО «<...>», в период с ... по ..., находясь в помещении офиса ООО «<...>» по адресу: <...>, являясь распорядителем денежных средств, нарушая очередность платежей, установленных ст.855 ГК РФ по платежам в бюджетную систему РФ, совершил неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, в общей сумме 21456187,90 рублей, что является особо крупным размером.

Кроме того, Кол-в С.В. являясь фактическим руководителем ООО «<...>», по адресу: <...>, в период с ... по ..., при имевшейся реальной возможности осуществить выплату заработной платы, иных установленных законом выплат, систематически допускал невыплату заработной платы и иных установленных законом выплат, частичную невыплату заработной платы и иных установленных законом выплат, а также выплату заработной платы в размере ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда работникам ООО «<...>»  ААВ, МВА, ЭДЦ, ИЮС, ГСМ, ИСВ, КИЮ, МИВ, ЦАЦ, БАО, ЛМГ, МЛБ,  МРО, МКА, НЕС, ПВЮ, СМИ, ЭРЦ, БВВЛДК, ИСВ

Преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в описательно-мотивировочной части приговора.

В судебном заседании подсудимый Кол-в С.В. вину в совершении преступлений не признал.

В апелляционных жалобах адвокат Стенькин А.И. считает приговор незаконным и необоснованным. Заключение эксперта ... от ... является недопустимым доказательством ввиду того, что следователем и судом не запрашивались сведения о его специальности, стаже работы, свидетельствующие о надлежащей компетенции и квалификации, предполагает, что эксперт Бородин мог быть заинтересован в исходе дела ввиду зависимости от сторон судопроизводства. Указывает, что квалификация действий Кол-ва по п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ и по ч.2 ст.199.1 УК РФ в редакции Федерального закона ... от ... неверна. Обращает внимание, что формулировки обвинительного заключения без анализа и результатов судебного рассмотрения со всеми признанными судом техническими ошибками скопированы в приговор. Указывает, что неуплаченная сумма налогов за 4 квартал 2015 года составляет меньшую сумму. Уголовное дело по ст.199 УК РФ было возбуждено ... до подачи уточненной налоговой декларации в отношении Б., обвинение Кол-ву было предъявлено после предоставления в налоговый орган уточненной декларации, поэтому оценка его действий как преступных неверна. Показания представителя налоговой инспекции Димитровой судом поняты неверно. Уточненная налоговая декларация корректирует обязательства не на момент ее подачи, а за тот период, в котором допущены недочеты, в данном случае, в 4 квартале 2015 <...>закону неуплаченный НДФЛ сравнивается с подлежащим уплате этим налогом за полные три года. Считает, что размер неуплаченного НДФЛ будет меньше установленной экспертом суммы 21456187,90 руб., что изменяет процентное соотношение и квалификацию деяния. Указывает, что по большинству лиц, указанных в обвинении Кол-ва по ст.145.1 УК РФ задолженность по оплате труда погашена. Рецензия не оценена и не опровергнута. Корыстная заинтересованность по частичной и полной невыплате заработной платы приговором не установлена. Считает, что в отношении ряда потерпевших состава преступления, предусмотренного ст.145.1 УК РФ нет, поскольку к указанному в приговоре сроку ... двух и трехмесячные сроки не истекли. Указывает, что судья преждевременно оценил исследованные им доказательства, поэтому его дальнейшее участие в деле было недопустимым. Считает, что Кол-в не является субъектом преступлений, вывод о фактическом руководстве обществом именно им во многом сделан на предположениях. Из показаний Я. следует, что правом подписи Кол-в не обладал. Указывает, что суд заявляя о нецелесообразности того или иного доказательства, уже заведомо без его исследования в нарушение ст.15 УПК РФ дал ему оценку как недопустимому. Такая оценка нарушает принципы законности, обоснованности, относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств. Просит приговор суда отменить, уголовное дело направить прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В апелляционных жалобах адвокат Бурлова Л.И. указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение уголовного закона. Указывает, что основным действующим лицом по составлению деклараций является заместитель главного бухгалтера И.Е.Н. Осуществление Кол-вым постоянного контроля за составлением налоговых деклараций и за суммами исчисленных налогов не подтверждается материалами дела. Обвинение Кол-ва по п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ не основано на доказательствах, исследованных в суде. Выводы суда о несостоятельности доводов защиты о недопустимости заключения эксперта ... не основаны на нормах закона. Ни из постановления следователя, ни из материалов дела не усматривается род занятий лица, привлеченного в качестве эксперта. Обращает внимание, что пропорции уплаченных и неуплаченных налогов применительно к 3-м финансовым годам подряд не устанавливались. Орган следствия 2017 финансовый год ограничивает лишь периодом первого квартала, что недопустимо. Считает, что в данном случае налоговым агентом является ООО «<...>», а не его руководитель как физическое лицо. Ссылка суда на то, что приказом учредителя ООО «<...>» З., Кол-в назначен на должность управляющего с правом первой подписи, не состоятельна, так как З. в суде пояснила, что подпись в приказе ей не принадлежит. Должностная инструкция управляющего ООО «<...>» не соответствует требованиям законодательства, кроме того, не подписана надлежащим образом подсудимым, не утверждена руководителем ООО. ... стороной защиты заявлено ходатайство о признании доказательств недопустимыми. ... суд, совещаясь на месте, отказал в его удовлетворении. Постановление подсудимому и его защитникам не вручено, чем нарушено право на защиту. ... судом вынесено постановление о приостановлении производства по уголовному делу «до выздоровления» подсудимого Кол-ва. Фактически, судебного заседания по данному вопросу не проводилось, постановление ни обвиняемому, ни защитникам не вручалось. ... судом приобщена рецензия специалиста от ... (выводы которой опровергают заключение эксперта ... от ...), однако оценка данному доказательству судом в приговоре не дана. Корыстная заинтересованность органом предварительного следствия Кол-ву не вменялась, диспозициями статей 199.1, 199 УК РФ не предусмотрена. Просит приговор суда отменить, материалы уголовного дела направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

В апелляционной жалобе осужденный Кол-в С.В. выражает несогласие с приговором суда, поскольку он не являлся должностным лицом ООО «<...>», которое по закону несет ответственность за финансово-хозяйственную деятельность организации, не является субъектом вмененных ему действий. Во время ознакомления с делом он обнаружил трудовой договор от ... .../К, но вместо его подписи стояло клише, экспертиза по которому не проводилась. В должностной инструкции управляющего его подписи нет. Ранее эту инструкцию не видел. Ответственность за достоверность фактов хозяйственной деятельности налогоплательщика, отраженных в первичных учетных документах формы КС-2, КС-3, несут Ф. О.Г. и С. Д.В., которые подписывали и сдавали работу заказчикам. Налоговую декларацию по НДС составляет бухгалтерия, каких-либо указаний о включении в налоговую декларацию заведомо ложных сведений он никому не давал. Трудовые соглашения с работниками и приказы о приеме либо увольнении с работы он не подписывал, так как не имел полномочий. Решения об уплате или неуплате НДФЛ в бюджет принимались С. Д.В. и ФОГ Размер неуплаченного НДФЛ с ... по ... необходимо было сравнить с суммой подлежащего уплате этого налога «в пределах трех финансовых лет подряд» - за полные 2015-2017 годы. В обвинительном заключении относительно обвинения по ст.199 УК РФ отсутствуют сведения о способе совершения преступления. В нарушение ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении налоговые декларации в основном перечне доказательств отсутствуют, их краткое содержание не приведено, что не позволяет определить способ совершения преступления. Сведения из обвинительного заключения о том, что подшивка налоговых деклараций ООО «<...>» по НДС за 2015-2016 г.г. на 158 л. изъята в ходе ОРМ в ООО «<...>» ..., не соответствуют действительности. В обвинительном заключении сведений об электронно-цифровой подписи на чье-либо имя нет, что также не позволяет определить способ совершения преступления, когда, кем и как, по чьему указанию были внесены заведомо ложные показания и в каком объеме. Он таких указаний не давал, декларации не подписывал. По эпизодам с ААВ, МВА, КНИ, ЭДЦ, БСА, БАП, МИВ, ЦАЦ,  БАО, ГСС, КБВ, НЕС, ПВЮ, ПТС, РНВ, СМИ, ФСВ, БВВ и КЮС состав ст.145.1 УК РФ отсутствует полностью. Кроме того в суде часть потерпевших не подтверждало задолженности, не имело претензий, что говорит о том, что проведенная экспертиза не соответствует действительности. Просит приговор отменить.

В возражении помощник прокурора Советского района г.Улан-Удэ Цыбенова З.Е. просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Вопреки доводам жалоб выводы суда о виновности осужденного Кол-ва в совершении инкриминируемых ему деяний соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, и подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных в приговоре, которым судом дана надлежащая оценка.

Так, виновность Кол-ва подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями свидетеля Ф.О.Г., который пояснил, что руководство возглавлял Кол-в С.В., все ему подчинялись. По всем кадровым и финансовым вопросам поступали распоряжения от Кол-ва. Планерные совещания с руководством <...> проводил Кол-в. Распоряжения и указания Кол-в давал через резолюции на документах или устно. Окончательное решение по всем, в том числе, финансовым вопросам, принимал Кол-в. У него была генеральная доверенность на право подписи, в том числе, документов о движении денежных средств, но он все вопросы сначала согласовывал с Кол-вым, последний говорил, что это необходимо для того, чтобы его фамилия нигде не звучала, так как на Кол-ва было возбуждено другое уголовное дело;

- показаниями свидетеля С. Д.В., который пояснил, что Кол-в был фактическим руководителем общества и решал все вопросы, как технические, так и финансовые, хотя формально занимал должность управляющего. Окончательное решение по финансовым вопросам принимал Кол-в, он давал указания, как устно, так и посредством наложения резолюций, даже если Б. был на рабочем месте. Он и Ф. не принимали окончательных решений по финансовым вопросам, так как все имущество было Кол-ва;

- показаниями свидетеля З. Ю.В., согласно которым Кол-в занимал в <...> должность управляющего, с ним она контактировала по вопросам, связанным с кредитованием, при подписании документов у нотариуса, по сотрудникам ООО «<...>». Генеральным директором был Б., С. и Ф. были его заместителями. Фактическими руководителями <...> и выгодоприобретателями были Кол-в и ее отец;

- показаниями свидетеля КАН, согласно которым Кол-в был управляющим в <...>, решал финансовые вопросы, так как если надо было что-то ускорить, быстрее привезти материал, оплатить, обращались к Кол-ву. К Ф. и С. также обращался с вопросами по финансам, по технике, но с Кол-вым они решались быстрее. К Б. с подобными вопросами не обращался, так как он редко был на объектах и жил в Москве;

- оглашенными показаниями свидетеля ВОС, согласно которым Кол-в С.В. был управляющим ООО «<...>» и руководил предприятием. Для него она готовила предварительные списки по заработной плате каждого работника, вносились коррективы по премиям;

- показаниями свидетеля ГСД, из которых следует, что он был ответственным от администрации Селенгинского района за выполнение контракта по строительству автодороги до Тамчинского дацана, работы производило ООО «<...>». Кол-в С.В. был управляющим или руководителем Совета директоров, он приезжал на планерные совещания по объекту, курировал строительство;

- оглашенными показаниями свидетеля БАА-О. о том, что он работает директором ООО «<...>», заключал договоры субподряда с ООО «<...>» по установлению водостоков на объектах в Заиграевском и Кабанском районах. Договоры заключал с замдиректора С. Д.В., но вопросы по оплате за выполненные работы он всегда решал с руководителем ООО «<...>» Кол-вым С.В., последний лично при нем давал указания С. и Ф. произвести оплату в адрес ООО «<...>» за выполненные работы;

- показаниями свидетеля ПСВ, из которых следует, что Кол-в обращался к нему от ООО «<...>» за помощью по торгам, его фирма готовила заявки на участие в торгах и иные документы. Все переговоры при заключении договоров по тендерам и финансовые вопросы он решал только с Кол-вым С.В., без его согласия бухгалтерия не давала ни рубля. Были задержки по выплате вознаграждения, по этим вопросам он также звонил Кол-ву, поскольку он осуществлял фактическое руководство <...>. Б. являлся формальным генеральным директором, С. и Ф. были заместителями генерального директора. В ООО «<...>» происходила смена директоров, ему объясняли, что в связи с задержками по заработной плате директору запрещалось занимать должность, поэтому меняли директоров. На тот момент руководящих действий со стороны Б., Ф. и С. не было. С. и Ф. были просто производственниками, то есть занимались именно строительством дорог и подчинялись Кол-ву. Сам Кол-в договоры не подписывал, ставил резолюции «согласованно», без которой никакие вопросы не решались. Он считает, что Кол-в осуществлял фактическое руководство ООО «<...>», исполнял финансовые, управленческие и распорядительные функции;

- оглашенными показаниями свидетеля МСА, из которых следует, что Кол-в С.В. был руководителем ООО «<...>», Б. генеральным директором и жил в Москве, прилетал редко. Все договорные вопросы он решал с Кол-вым, Ф. и С. были исполнителями работ на объекте, с должностями выше прораба, но ниже управляющего и генерального директора;

- оглашенными показаниями свидетеля ААД, согласно которым он все переговоры по стоимости работ, по условиям договора вел и согласовывал с Кол-вым С.В. После этого, на объекте общался со С. или Ф.. Когда были задержки по оплате, он сначала звонил Ф. или С., потом уже приезжал Кол-в и решал вопросы оплаты. Исходя из работы с ООО «<...>» главенствующую должность в организации занимал Кол-в С.В., даже если Ф. или С, подписывали акты выполненных работ, без резолюции Кол-ва оплата не производилась;

- приказом учредителя ООО «<...>» З. Ю.В. ... от ..., приказом генерального директора ООО «<...>» ...К от ..., согласно которым Кол-в С.В. назначен на должность Управляющего с правом первой подписи документов сроком на 5 лет, с Кол-вым С.В. заключен трудовой договор .../К;

- трудовым договором .../К от ... между ООО «<...>» и Кол-вым С.В. по должности управляющий;

- протоколами осмотра предметов (документов) от ..., ..., ...;
- а также иными доказательствами, приведенными в приговоре.

Кроме того, по эпизоду уклонения от уплаты налогов виновность Кол-ва С.В. подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями свидетеля ДАГ, согласно которым ООО «<...>» в декабре 2017 года подало в налоговую инспекцию уточненную декларацию за 4 квартал 2015 года, однако недоимка не уменьшилась, поскольку фактически бюджет пострадал на изначальную сумму в виду неуплаты налогов. Ранее О. приходил в инспекцию и хотел сдать уточненную декларацию по взаимоотношениям между ООО «<...>» и ООО «<...>», однако у него не было доверенности, кроме того, декларации сдаются в электронном виде. О. несколько раз пытались вручить требования, запрашивали первичные документы по взаимоотношениям между обществами, однако он ничего не представил. Вообще в рамках проверки было установлено, что О. не мог выполнять работы на дорогах, у него были стихийные бригады, которые могли выполнять <...>-отделочные работы по домам. Для работы на дорогах нужны квалифицированные работники, которые в достаточном количестве были у ООО «<...>». ООО «<...>» выставляло счета своим субподрядчикам за ГСМ, за проживание, среди таких подрядчиков не было ООО «<...>», хотя по документам <...> должен был сделать больший объем работ, около 80 %;

- решением ... о привлечении за совершение налогового правонарушения по результатам выездной налоговой проверки ООО «<...>», согласно которому установлены факты неуплаты налогов ООО «<...>», путем получения налоговых вычетов по несуществующим взаимоотношениям с ООО «<...>»;

- заключением эксперта ... от ...: сумма не исчисленного и не уплаченного налога на добавленную стоимость ООО «<...> <...> <...>», за период с ... по ... без учета налоговых вычетов по взаимоотношениям с ООО «<...>» по государственному контракту ...-р от ... «Реконструкция автомобильной дороги Шергино – Оймур – Заречье км 53-км 68 в <...> Республики Бурятия», государственному контракту ...-р «Капитальный ремонт автомобильной дороги «Улан-Удэ – Заиграево – Кижинга – Хоринск км 38-км 43 в <...> Республики Бурятия», муниципальному контракту ... от ... реконструкция автодороги «Подъезд от автодороги Гусиноозерск – Петропавловка – Закаменск – граница с Монголией к станции Гусиное Озеро в <...> Республики Бурятия» составляет 55 060 825 рублей;

- протоколами осмотра предметов (документов) от ..., ..., ...;

Кроме того, по эпизоду неисполнения обязанностей налогового агента виновность Кол-ва С.В. подтверждается следующими доказательствами:

- заключением эксперта ... от ... согласно которому, ООО «<...>» выступая налоговым агентом за период с ... по ... не исполнило обязанность по перечислению в бюджетную систему РФ исчисленного и удержанного налога на доходы физических лиц в размере 21 456 187,90 руб. с суммы выплаченного дохода в виде оплаты труда сотрудникам ООО «<...> <...> <...>» и дохода, выплаченного физическим лицам по гражданско-правовым договорам, по отношению к которых ООО «<...> <...> <...>» является налоговым агентом, в размере 294 317 303,01 руб. (за вычетом НДФЛ);

По эпизоду невыплаты заработной платы виновность Кол-ва С.В. подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями потерпевших - работников ООО «<...>»; ААВ, МВА, ЭДЦ, ИЮС, ГСМ, ИСВ, КИЮ, МИВ,  ЦАЦ, БАО, ЛМГ, МЛБ, МРО,  МКА, НЕС, ПВЮ, СМИ, ЭРЦ, БВВ, ЛДК, ИСВ, подтвердивших наличие перед ними задолженности по заработной плате в инкриминируемый осужденному период совершения преступления;

- положением об оплате труда и материального стимулирования работников ООО «<...>», утвержденному ..., согласно которому установлены правила оплаты труда в организации, в частности, определено, что заработная плат выплачивается работникам не реже чем каждые полмесяца 1-го и 15-го числа каждого месяца (том ..., л.д. 96-109);

- протоколом осмотра места происшествия от ..., согласно которому осмотрено помещение ООО «<...>» по адресу: <...>, изъяты: расчетные листы работников ООО «<...>» за ноябрь-декабрь 2016 года, январь-февраль 2017 года, анализ счета, диск с бухгалтерской документацией (том ..., л.д. 246-249);

- заключением судебно-бухгалтерской экспертизы ... от ..., подтвердившей наличие задолженности по зарплате перед работниками ООО «<...>».

Доказательства, на которых основан приговор, отвечают требованиям уголовно-процессуального закона, оценены судом в соответствии с правилами, предусмотренными ст.88 УПК РФ.

Суд учел все обстоятельства, которые могли бы существенно повлиять на его выводы, указал мотивы, по которым в основу своих выводов положил одни доказательства и отверг другие.

Позиция осужденного о невиновности в совершенных преступлениях и показания свидетелей защиты судом обоснованно отвергнуты.

Дав надлежащую оценку всем исследованным доказательствам в совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Кол-ва в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал его действия:

- по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ - уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию и иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере (в редакции Федерального закона №420-ФЗ от 07.12.2011);

- по ч.2 ст.199.1 УК РФ - неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершенное в особо крупном размере (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011 года);

- по ч.2 ст.145.1 УК РФ - частичная невыплата свыше трех месяцев заработной платы и иных установленных законом выплат, полная невыплата свыше двух месяцев заработной платы и иных установленных законом выплат, выплата заработной платы свыше двух месяцев в размере ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, совершенные из корыстной и иной личной заинтересованности руководителем организации.

Выводы суда в приговоре о доказанности квалифицирующих признаков составов преступлений основаны на законе и правильной оценке фактических обстоятельств.

Судебное заседание судом первой инстанции проведено с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон. Согласно протоколу судебного заседания все ходатайства сторон разрешены судом в соответствии с требованиями закона, с вынесением мотивированных решений.

Нарушений права Кол-ва на защиту не допущено.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, суд правильно посчитал, что Кол-в выполнял руководящую роль в ООО «<...>» по всем направлениям деятельности и являлся фактическим его руководителем. Данные обстоятельства подтверждены материалами дела и показаниями свидетелей, взятых в основу приговора. Несмотря на то, что Ф. официально являлся заместителем генерального директора, а С. исполнительным директором, Кол-в распоряжался всеми финансами, определял приоритетные задачи общества, а они находились у него в подчинении, вопросы движения денежных средств, а также кадровые и вопросы налоговой отчетности без согласования с Кол-вым не решались. Б. значимого для ООО «<...>» участия в деятельности и развитии не принимал. С этими выводами соглашается и суд апелляционной инстанции.

Вопреки доводам жалоб Кол-в был ознакомлен с соответствующей должностной инструкцией, что подтверждается листами ознакомления в т.3 л.д.134-136.

Оснований для признания заключения эксперта ... от ... недопустимым доказательством не имеется.Доводы жалоб в части компетенции эксперта Бородина являются несостоятельными, поскольку согласно закону судебная экспертиза производится государственными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями. К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях. Таким образом, решения о назначении налоговой экспертизы и поручение ее проведения в качестве эксперта БИН, имеющему высшее экономическое образование, достаточный стаж работы по экономической специальности, обладающему специальными познаниями в сфере бухгалтерского учета и налогообложения, является обоснованным и не противоречит УПК РФ.

Вопреки доводам жалоб, при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Обстоятельств, предусмотренных ст.ст. 61, 62, 70 УПК РФ, исключающих участие БНИ в качестве эксперта в уголовном судопроизводстве, не установлено.

Рецензия специалиста от ..., приобщенная стороной защиты в суде первой инстанции, содержит оценку заключения эксперта ... от ..., что не соответствует требованиям закона, поскольку исходя из смысла ст.17 УПК РФ, оценка доказательств по уголовному делу, рассматриваемому по существу, относится к компетенции суда, в связи с чем судом принята во внимание быть не может.

Доводы жалоб о том, что определение по ст.199.1 УК РФ процентного соотношения неуплаченных налогов, ко всей сумме подлежащих уплате, определено не в соответствии с законом, также является несостоятельным.

По смыслу закона, ответственность за преступление, предусмотренное ст. 199 УК РФ, может наступить при наличии к тому оснований и за отдельный налоговый период, установленный Налоговым кодексом Российской Федерации (например, за календарный год или иной период применительно к отдельным налогам, по окончании которого определяется налоговая база и исчисляется сумма налога, подлежащая уплате), если уклонение от уплаты одного или нескольких налогов (сборов) составило крупный или особо крупный размер и истекли установленные налоговым законодательством сроки их уплаты.

Доводы жалоб о том, что в нарушение ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении налоговые декларации в основном перечне доказательств отсутствуют, их краткое содержание не приведено, на законность приговора не влияют, поскольку указанное не препятствует исследованию доказательств в суде по инициативе сторон.

Оснований для возвращения уголовного дела прокурору, предусмотренных ст.237 УПК РФ, суд не усматривает.

Вопреки доводам жалоб, оснований, исключающих участие председательствующего судьи Болотова А.Н. в производстве по уголовному делу, предусмотренных ст.61 УПК РФ, не имеется, высказываний о виновности осужденного при рассмотрении ходатайств защиты на судебном следствии судом не допущено.

При назначении наказания Кол-ву суд учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные характеризующие его личность, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи, а так же смягчающие наказание обстоятельства, обоснованно посчитал возможным его исправление при лишении свободы с применением ч.3 ст.69, ст.73 УК РФ.

Смягчающими наказание обстоятельствами Кол-ву, суд на основании статьи 61 УК РФ признал пожилой возраст, болезненное состояние его здоровья, положительные характеристики, многочисленные государственные и ведомственные награды, наличие на иждивении трех несовершеннолетних детей, отсутствие судимостей.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому, судом не установлено.

Выводы суда о назначении Кол-ву за преступления, предусмотренные п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ и ч.2 ст.199.1 УК РФ наказания в виде реального лишения свободы, а за преступление, предусмотренное ч.2 ст.145.1 УК РФ в виде штрафа, надлежащим образом мотивированы и являются правильными.

Оснований для признания осужденному иных смягчающих наказание обстоятельств, назначения наказания с применением ст.64 УК РФ судом первой инстанции обоснованно не установлено, не усматривает их и суд апелляционной инстанции.

С учетом фактических обстоятельств совершенных преступлений и степени их общественной опасности, суд обоснованно не усмотрел оснований для изменения категории преступлений, предусмотренных п.«б» ч.2 ст.199, ч.2 ст.199.1 УК РФ, на менее тяжкую в соответствии с ч.6 ст.15 УК РФ.

Вместе с тем приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с п."а" ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.

В соответствии с ч.1 ст.24 УПК РФ уголовное дело подлежит прекращению в случае истечения сроков давности уголовного преследования.

Как следует из материалов дела, Кол-в совершил преступление, предусмотренное ч.2 ст.145.1 УК РФ, относящееся к преступлением небольшой тяжести, в период с 1 ноября по ....

Таким образом, на день рассмотрения дела судом апелляционной инстанции срок давности уголовного преследования Кол-ва по указанному преступлению истек, в связи с чем осужденный подлежит освобождению от наказания, назначенного за это преступление, в соответствии с п."а" ч.1 ст.78 УК РФ, п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования, поэтому наказание, назначенное на основании ч.3 ст.69 УК РФ подлежит смягчению.

В остальном приговор суда является законным и обоснованным, апелляционные жалобы удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

Приговор Советского районного суда г.Улан-Удэ Республики Бурятия от 26 февраля 2019 года в отношении Кол-ва С.В. изменить.

Освободить Кол-ва С.В. от наказания, назначенного за преступление, предусмотренное ч.2 ст.145.1 УК РФ, на основании п."а" ч.1 ст.78 УК РФ, п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Кол-ву С.В. 5 лет лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и его защитников без удовлетворения.

Источник
Некоторые доводы осужденного

  • Приговор построен на недопустимом заключении эксперта № 19/2017 от 12.12.2017. 

Выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании (п. 1 ст. 389.16 УПК РФ).
В протоколе судебного заседания суд сделал вывод: «экспертиза была проведена экспертом государственного учреждения» (т. 23, протокол судебного заседания от 19.02.2019, л. 10).  
Возможно, у суда имелись какие-то сведения, на основании которых он пришел к такому заключению, однако в деле их нет, участники процесса не знакомы с ними. Мы не знаем ни о существовании государственного учреждения, является ли оно экспертным, почему экспертиза назначена конкретному эксперту, а не в само государственное учреждение, ни о ведомственной принадлежности государственного учреждении, к которому относится эксперт Б-н, ни о должности и звании эксперта в этом учреждении, его подчиненности или зависимости о тех или иных должностных лиц, занимающих государственные должности в учреждении, ни о его квалификации, ни о стаже, ни об образовании, есть ли основания для отвода, и т.п.     

Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда (п. 2 ст. 389.16 УПК РФ).
Экспертиза была назначена на основании постановления следователя от 15.08.2017 (т. 7, л.д. 58-61). Проведение исследования поручено эксперту Б-ну И.Н., который, по мнению следствия, «имеет высшее экономическое образование, стаж работы по экономическим специальностям 22 года, обладает специальными познаниями в сфере бухгалтерского учета и налогообложения. Б-н И.Н. соответствует требованиям, предъявленным к экспертам из числа лиц, обладающих специальными познаниями, и не заинтересованных в исходе дела» (т. 7, л.д. 59). 
Этот вывод ничем не был подтвержден. Какие-либо сведения об образовании Б-на И.Н., его специальности, стаже работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, следователем не запрашивались. Нет этой информации и в качестве приложения к заключению. Ни из постановления следователя, ни из материалов дела не усматривается его род занятий. Возможно он служит в государственном экспертом учреждении, либо в некоммерческой организации. Не исключено, что он трудится в учебном заведении, либо занимается предпринимательством.
Учитывая, что эти обстоятельства важны для решения вопроса о наличии или отсутствии оснований для возможного отвода эксперта, 19.02.2019 защита обратилась в суд с ходатайством об истребовании и приобщении к материалам дела сведений об образовании лица, привлеченного в качестве эксперта, его специальности, стаже работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, в том числе, диплом (дипломы) о высшем экономическом образовании, свидетельства, сертификаты и другие документы о прохождении курсов, лекций, стажировок и иных мероприятий о повышении квалификации, справки с места работы и данные трудовой книжки о работе по экономической специальности на протяжении не менее 22 лет.
Это ходатайство не удовлетворено. 
Право на отвод является одним из основополагающих гарантий объективности, законности, справедливости и обоснованности судебных актов. 
Согласно ч. 2 ст. 70 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу: 1) в частности, при наличии прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела; 2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей; 3) если обнаружится его некомпетентность. 
Определением Конституционного Суда РФ от 27.02.2018 № 325-О установлена необходимость специального подтверждения квалификации эксперта. Эти данные должны быть приведены в постановлении о назначении экспертизы. Участники судопроизводства могут оспорить квалификацию эксперта, что «вытекает, в частности, из части первой статьи 57 УПК Российской Федерации и его статьи 70, согласно которой эксперт в случае его некомпетентности подлежит отводу, а также из общих положений Федерального закона от 31 мая 2001 года N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
В заключении эксперта применены копии налоговых деклараций, изъятых в нарушение налоговой тайны. 
Указанные документы истребованы еще до возбуждения дела на основании Запроса врио начальника Управления экономической безопасности и противодействия коррупции А.Ф.Рез-ва от 17.01.2017 № 5/82-264 (т. 1, л.д. 157). 
В соответствии с п. 1 ст. 102 НК РФ налоговую тайну составляют любые сведения о налогоплательщике. Здесь же приведен закрытый перечень информации, не являющиеся налоговой тайной. Налоговые декларации под исключения не подпадают, соответственно, они охраняются режимом тайны, доступ к которой может быть предоставлен только по судебному решению. 
Согласно п. 3 ст. 102 НК РФ врио начальника Управления экономической безопасности и противодействия коррупции действительно имеет право доступа к сведениям, составляющим налоговую тайну. Пункт 4 Порядка доступа к конфиденциальной информации налоговых органов, утв. Приказом МНС РФ от 03.03.2003 № БГ-3-28/96 регулирует требования к запросу о предоставлении этой конфиденциальной информации, однако пунктом 8 этого Порядка доступа определено, что «выемка предметов и документов, содержащих охраняемую федеральным законом тайну, отнесенную к конфиденциальной информации, производится в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации», т.е. в соответствии с ч. 1 ст. 183 УПК РФ на основании судебного решения. 
Понятия «информация» и «документ» не являются тождественными. К информации относятся любые сведения независимо от формы их представления, а документ - это материальный объект с зафиксированной на нем информацией, в том числе и в виде текста (п. 1 ст. 11 НК РФ, п. 1 ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст. 1 Федерального закона от 29.12.1994 № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов») (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.12.2013 № 09АП-42216/2013 и др.).
Анализ рассмотренного законодательства позволяет сделать вывод, что сам по себе доступ к сведениям в виде информации, составляющим налоговую тайну, может быть произведен без судебной санкции, но когда при этом необходимо изъять документы и предметы, судебное решение нужно.

  • Решение вынесено незаконным составом суда (ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ). 
Во время рассмотрения дела защитой было заявлено несколько ходатайств: 
- о проведении дополнительной налоговой экспертизы (протокол судебного заседания от 14.11.2018); 
- о возвращении уголовного дела прокурору (протокол от 14.11.2018); 
- об истребовании из банков информации о цифровых подписях (протокол от 13.12.2018); 
- об истребовании из Государственной инспекции труда в Республике Бурятия материалов (протокол от 13.12.2018);
- об исключении доказательств (протокол от 14.12.2018);
- о признании заключения эксперта недопустимым доказательством (протокол от 19.02.2019);
- об истребовании из МОСП по ИОИП УФССП России по Республике Бурятия справки о лицах, которым ООО «ТСК» выплачена заработная плата по исполнительным производствам (протокол от 19.02.2019). 
Суд до вынесения приговора оценил собранные доказательства и высказал по ним свое мнение. Подробные факты об этом приведены в п.п. 6-30 дополнительной апелляционной жалобы моего защитника Стенькина.
Участие судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу, является недопустимым. Судья, ранее выразивший своё мнение по предмету рассмотрения, не должен принимать участие в производстве по делу, чтобы не ставить под сомнение законность и обоснованность принимаемого решения.
Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении № 20-П от 2 июля 1998 года, а также в Определениях № 800-О-О от 1 ноября 2007 года и № 733-О-П от 17 июня 2008 года, высказанная судьёй в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определённым образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения.
В соответствии с положениями ст. 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющихся в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации, каждый имеет право на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом.

  • Размер, связанный с процентным соотношением неуплаченного НДФЛ по отношению к подлежащему уплате, не установлен. Срок давности по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ истек 31.03.2019.

Применение не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ (п. 2 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ).Выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона (п. 4 ст. 389.16 УПК РФ).
Неуплаченный НДФЛ за период с 01.10.2015 (или с 01.07.2015, либо с 01.01.2015) по 31.03.2015 был сравнен с подлежащим уплате за этот же период, поэтому пропорция подлежащего уплате НДФЛ по отношению к подлежащему уплате было определено в 54 %, в связи с чем мои действия квалифицированы по ч. 2 ст. 199.1 УК РФ
Но согласно закону и позиции Верховного Суда РФ неуплаченный НДФЛ сравнивается с подлежащим уплате этим налогом за полные все три года. Здесь это время с 01.01.2015 по 31.12.2017. 
В 2015-2017 годах крупный размер определялся согласно примечанию 1 к ст. 199 УК РФ. Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности в этой норме определено указание пропорции уплаченных и неуплаченных налогов «за период в пределах трех финансовых лет подряд». 
Согласно пункту 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» «исчисляя долю неуплаченных налогов и (или) сборов…, необходимо исходить из суммы всех налогов и (или) сборов, подлежащих уплате за период в пределах трех финансовых лет подряд».
Это означает, что проценты/пропорции высчитываются так: недоимка делится на сумму недоимки, уплаченных налогов, уплаченных сборов и уплаченных страховых взносов за 3 года умноженное на 100 ((Нд/Нд+н+с+св) х 100), где Нд – недоимка, н – все уплаченные налоги за 3 года, с – все уплаченные сборы за 3 года, св - все уплаченные страховые взносы за 3 года). 
В приговоре суд исчисление пропорции к неполным трем годам посчитал правильной, «поскольку по смыслу закона уголовная ответственность за неуплату НДФЛ может наступить и за квартал и за год, в данном случае это период с 01 октября 2015 года по 31 марта 2017 года, к которому и исчисляется доля неуплаченных налогов» (л. 84, абз. 2). 
На это же ссылается и государственный обвинитель в своих возражениях от 18.03.2019. 
Однако, в УК РФ и постановлении Пленума Верховного Суда РФ речь идет не только о периоде уголовной ответственности, но и о методике определения размера неуплаченного налога, т.е. о наличии или отсутствии состава преступления. Он исчисляется всегда по отношению к подлежащему уплате налогу за полные три года. 
Порядок определения пропорции является составной частью фабулы уголовной нормы и произвольному изменению (расширению или сужению) правоприменителем (следователем, прокурором, судом) не подлежит. Указанное правило применяется независимо от того, какой период времени руководил налогоплательщиком обвиняемый, поскольку в данном случае под налоговым агентом согласно пункту 16 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» понимается сама организация, а не подсудимый как физическое лицо.
Подробнее об этом изложено в моем обращении в Конституционный Суд РФ.  
Сообщаю, что 24.04.2019 я обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой о признании несоответствующими Конституции Российской Федерации норм пункта 1 примечаний к статье 199 (в редакции ФЗ от 29.12.2009 № 383-ФЗ) и пункта 1 примечаний к статье 199.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации (в редакции ФЗ от 279.07.2017 № 250-ФЗ) в части определения крупного и особо крупного размеров. 25.04.2019 эта жалоба принята (копию жалобы и соответствующие материалы прилагаю). 

  • Время совершения преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, не установлено.

Выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного (п. 4 ст. 389.16 УПК РФ).
В приговоре неисполнение обязанностей налогового агента на 21.456.187,90 руб. представлено в три разных периода: 
- с 01.07.2015 по 01.04.2017; 
- с 01.01.2015 по 31.03.2017; 
- с 01.10.2015 по 31.03.2017.
В одном месте суд установил, что я не исполнил обязанности налогового агента на общую сумму 21.456.187,90 руб. в период с 01.07.2015 по 01.04.2017 (л. 32, абз. 3 приговора). 
В другом, в приведенном в приговоре заключении эксперта № 19/2017 (или 19/20171) от 12.12.2017 усматривается, что неисполнение обязанностей налогового агента в размере 21.456.187,90 руб. произошло с 01.01.2015 по 31.03.2017 (л. 62).  
В третьем месте приговора утверждается, что неуплата налоговым агентом НДФЛ произошла «с 01 октября 2015 года по 31 марта 2017 года» (л. 84, абз. 2).
Данные противоречия без возвращения дела прокурору в суде неустранимы, поскольку из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения следует, что я, Кол-ва, обвинялся в неперечислении в бюджет НДФЛ в период с 01.07.2015 по 01.04.2017 (т. 17, л.д. 42-43, л. 34 обв.заключения), а в заключении эксперта № 19/2017 от 12.12.2017 сумма в 21.456.187,90 руб. определена за период с 01.01.2015 по 31.03.2017. 

  • Квалификация действий по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ и по ч. 2 ст. 199.1 УК РФ в редакции Федерального закона № 420 от 07.12.2011 ошибочна.

Нарушение требований ст. 10 Общей части Уголовного кодекса РФ (п. 1 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ). 
Сейчас примечание 1 к ст. 199 УК РФ действует в редакции Федерального закона № 250-ФЗ от 29.07.2017, которая улучшила положение обвиняемых, поскольку ранее при исчислении крупного и особо крупного размера в пропорции включались подлежащие уплате только налоги и сборы, сейчас с 10.07.2017 к подлежащим уплате налогам и сборам добавлены еще и страховые взносы, что при подсчете уменьшает возможное процентное соотношение. 
В связи с этим в соответствии со ст. 10 УК РФ необходимо было применить новую редакции указанной статьи.  
Доводы в этой части государственного обвинителя в возражениях от 19.04.2019 о том, что в диспозиции ч. 2 ст. 199 и ч. 2 ст. 199.1 УК РФ изменения Федеральным законом № 250-ФЗ от 29.07.2017 не вносились не соответствуют закону и многочисленной судебной практике. 
Крупный и особо крупный размер в указанных статьях определяется исключительно на основании примечаний к этим нормам, которые являются составной частью этой фабулы. 
Кроме того, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2006 года N 4-П, по буквальному смыслу части первой статьи 10 УК Российской Федерации закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от того, в чем выражается такое улучшение - в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части данного Кодекса, изменении в благоприятную для осужденного сторону правил его Общей части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином.
Устранение данного нарушения в суде невозможно, поскольку при определении процентного соотношения нужно участь уплаченные страховые взносы. 

  • Размер неуплаченных налогов по ст. 199 УК РФ не определен, сумма налогов за 4 квартал 2015 года составляет не 28.145.163 руб. как об этом заявлено в приговоре, а гораздо меньшую сумму.

Выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании (п. 1 ст. 389.16 УК РФ), суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда (п. 2 ст. 389.16 УК РФ).
Из приговора следует, что в 4 квартале 2015 года ООО «ТСК» не уплатило НДС в размере 28.145.163 руб. (л. 12). 
Межрайонной ИФНС России № 2 по Республике Бурятия с 10.02.2017 по 05.10.2017 в отношении ООО «ТСК» была проведена выездная налоговая проверка по всем налогам за период 01.01.2015 по 31.12.2015, в том числе по НДС за 2, 3 и 4 кварталы 2015 года и НДФЛ за 2015 год. 
27.13.12.2017 налогоплательщиком были представлены в ИФНС, среди прочего, уточненная налоговая декларация об уменьшении размера вычета по НДС за 4 кв. 2015 год на 6.723.585 руб. 
Эти документы налоговым органом приняты к учету. Решением выездной налоговой проверки № 14-03 от 15.06.2018, приобщенной к материалам уголовного дела, сумма в 6.723.585 руб. из недоимки по НДС за 4 квартал 2015 года и за весь 2015 год исключена.
Эти действия судом расценены как постпреступное поведение, поскольку по уголовному делу производилось предварительное следствие (л. 77, абз. 7). 
Эти утверждения некорректны. 
Во-первых, уточненная налоговая декларация представлена в рамках налогового законодательства при проведении выездной налоговой проверки. Такие действия являются обязанностью налогоплательщика. В соответствии с ч. 1 ст. 81 НК РФ при обнаружении налогоплательщиком в поданной им в налоговый орган налоговой декларации факта неотражения или неполноты отражения сведений, а также ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые изменения в налоговую декларацию и представить в налоговый орган уточненную налоговую декларацию. 
Все эти действия произведены до завершения выездной налоговой проверки, до составляется проверяющими акта и вынесения решения по результатам проверки. 
Во-вторых, субъектом уголовного преступления является физическое лицо. Действительно, уголовное дело по ст. 199 УК РФ возбуждено 23.03.2017 до подачи уточненной налоговой декларации, однако не в отношении Кол-ва, а Б-са.  Первое обвинение Кол-ву по ст. 199 УК РФ было предъявлено 22.11.2018 (т. 13, л.д. 58-102), т.е. после предоставления в налоговый орган уточненной декларации, поэтому оценка его действий как поспреступных незаслуженно.  
В-третьих, сумма НДС за 4 квартал 2015 года в 28.145.163 руб. установлена заключением эксперта до подачи уточненных деклараций.

Выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона (п. 4 ст. 389.16 УПК РФ). 
Суд сослался на пояснения представителя налоговой инспекции Д-вой о том, что уточненная декларация не повлекла уменьшение недоимки. 
Эти выводы не соответствуют показаниям этого свидетеля, изложенным в протоколе судебного заседания (т. 44, протокол от 31.01.2019). 
На вопрос адвоката Бурловой Л.И. о противоречиях в суммах НДС по обвинению в 28.148.492,74 руб. п по решению инспекции в 21.424.908 руб., свидетель Ди-ва подтвердила включение в акт и решение выездной налоговой проверки данных уточненных налоговых деклараций, предусматривающих снижение НДС на 6 млн руб. 
Что касается неуплаченных по уточненной декларации в 6 млн руб., то по ним было принято самостоятельное решение, не включенное в выводы выездной налоговой проверки (стр. 2 протокола).
Эти вопросы также подлежат исследованию в рамках возвращения дела прокурору. 
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты