Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Остановка предприятия привела бы к техногенной аварии, утрате рабочих мест, оставлению без тепла, воды, электричества и водоотведения значительного ряда объектов. Апелляционное определение Свердловского областного суда от 16.08.2019 № 22-6065/19

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе председательствующего Стогний И.А., судей Калинина А.В., Мироновой Ю.А., при секретаре Костиной У.Н., с участием оправданного Куз-ва А.В., его защитника – адвоката Калашникова А.А., государственного обвинителя – старшего помощника прокурора Ленинского района г. Нижнего Тагила Краузе Д.Г., представителя гражданских истцов – межрайонных инспекций Федеральной налоговой службы № 16 и № 27 по Свердловской области – старшего государственного налогового инспектора Управления ФНС России по Свердловской области Мел-вой М.М., представителя гражданского ответчика – открытого акционерного общества «Высокогорский горно-обогатительный комбинат» Мар-ке В.В. рассмотрела в открытом судебном заседании 16 августа 2019 года в г.Екатеринбурге уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя – старшего помощника прокурора Ленинского района г. Нижнего Тагила Краузе Д.Г. на приговор Ленинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 27 мая 2019 года, которым Куз-в Андрей Валентинович, родившийся ( / / ) в г. ..., оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Производство по гражданским искам Межрайонной ИФНС России по Свердловской области № 16 и Межрайонной ИФНС № 27 по Свердловской области о взыскании с открытого акционерного общества «Высокогорский горно-обогатительный комбинат» денежных средств прекращено в связи с наличием вступившего в законную силу судебного решения, принятого по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Заслушав доклад судьи Калинина А.В., выступления сторон, судебная коллегия

установила:

приговором суда Куз-в А.В. оправдан по обвинению в сокрытии денежных средств и имущества организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в особо крупном размере.

Органами предварительного следствия Куз-в А.В. обвинялся в том, что он, являясь генеральным директором открытого акционерного общества «Высокогорский горно-обогатительный комбинат» (далее – ОАО «ВГОК»), зная о задолженности ОАО «ВГОК» перед бюджетом по налогам, сборам и страховым взносам, в период с 27 января 2017 года по 13 декабря 2017 года давал указания начальнику финансового отдела ОАО «ВГОК» С. о направлении во взаимосвязанные организации – обществу с ограниченной ответственностью «Научно-производственное региональное объединение «Урал» (далее – ООО «НПРО «Урал») и обществу с ограниченной ответственностью «Холдинговая группа «Научно-производственное региональное объединение «Урал» (далее – ООО ХГ «НПРО «Урал») распорядительных писем с просьбами о перечислении денежных средств по дебиторской задолженности не на расчетные счета ОАО «ВГОК», по которым налоговым органом приняты решения о принудительном взыскании денежных средств в доход государства и приостановлены расходные операции, а напрямую на счета кредиторов. Во исполнение указанных распорядительных писем ООО «НПРО «Урал» и ООО ХГ «НПРО «Урал» произвели перечисления денежных средств в адрес кредиторов ОАО «ВГОК» в сумме 2626583630 руб. 82 коп. В результате были сокрыты денежные средства, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, должно было производиться взыскание налогов и сборов в сумме 854467975 руб. 63 коп.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Краузе Д.Г., считая, приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. В обоснование апелляционного представления приводит следующие доводы.

В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства было доказано, что Куз-в А.В. в период с 27 января 2017 года по 13 декабря 2017 года, являясь генеральным директором ОАО «ВГОК», достоверно зная о наличии недоимки по налогам, сборам и страховым взносам, сокрыл денежные средства ОАО «ВГОК» на общую сумму 854467975 руб. 63 коп., за счет которых должно было быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам.

В соответствии с заключением специалиста-ревизора во исполнение распорядительных писем Куз-ва А.В. должностные лица ОАО «ВГОК» осуществили финансовые операции по перечислению денежных средств в адрес своих контрагентов через расчетные счета ООО «НПРО «Урал», ООО «ХГ «НПРО «Урал» в размере 2625583630 руб. 82 коп.

ОАО «ВГОК» имело возможность оказывать влияние на результаты сделок с ООО «НПРО «Урал», ООО «ХГ «НПРО «Урал», а также принимать непосредственное участие в их совершении, поскольку указанные организации являются взаимозависимыми лицами.
ОАО «ВГОК» имело возможность произвести погашение суммы недоимки по налогам и сборам.

Судом сделаны взаимоисключающие выводы – о совершении Куз-вым А.В. деяния в состоянии крайней необходимости и об отсутствии объективной стороны состава преступления.

Умысел Куз-ва А.В. на сокрытие денежных средств подтверждается его же показаниями, данными в ходе судебного следствия.

Формами умышленного сокрытия денежных средств могут признаваться и случаи, когда передача денежных средств осуществлялась на законных основаниях.

Осведомленность фискальных органов о расчетах от имени ОАО «ВГОК» взаимозависимыми третьими лицами не может расцениваться как факт того, что Куз-в А.В. не скрывал имущество предприятия от принудительного взыскания.

Действия Куз-ва А.В. совершались не с целью крайней необходимости, а с целью, которая указана в уставе общества, в Гражданском кодексе Российской Федерации и Федеральном законе «Об акционерных обществах», - извлечение прибыли.

Кроме оплаты за поставленные ресурсы, сырье и материалы, денежные средства расходовались на иные цели, в частности, на поддержание избирательных компаний.

Состояние крайней необходимости возникает в случае реальной и непосредственной опасности для охраняемых законом ценностей и интересов. Таких обстоятельств в уголовном деле не установлено. Частный интерес хозяйствующего субъекта не может быть признан более значимым, чем интерес общественный или государственный.

В материалах уголовного дела отсутствуют документы, подтверждающие, что Куз-в А.В. предпринимал попытки законным способом отсрочить исполнение обязанности по уплате налога путем обращения в налоговый орган с соответствующим заявлением.

Действуя в условиях крайней необходимости, налогоплательщик может причинить «ущерб» только в пределах предоставленной отсрочки уплаты налогов, которая сама по себе представляет обременение для государства. При этом данный вопрос подлежит рассмотрению органами федеральной налоговой службы и не может решаться налогоплательщиком самостоятельно и в одностороннем порядке.

Куз-в А.В. должен был осуществлять эффективную управленческую деятельность. Куз-в А.В. не предпринимал каких-либо иных действий, направленных на улучшение финансового положения предприятия, в частности, не расторг договоры займов от 18 октября 2013 года, от 11 ноября 2013 года и от 19 ноября 2013 года с взаимозависимыми лицами.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя Краузе Д.Г. защитник оправданного Куз-ва А.В. – адвокат Калашников А.А. и представитель гражданского ответчика ОАО «ВГОК»Мар-ке В.В. просят оставить апелляционное представление без удовлетворения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции государственный обвинитель Краузе Д.Г. и представитель гражданских истцов Мел-ва М.М. поддержали доводы апелляционного представления, оправданный Куз-в А.В., его защитник – адвокат Калашников А.А., представитель гражданского ответчикаМар-ке В.В. полагали необходимым оставить приговор без изменения.

Изучив материалы дела, проверив доводы апелляционного представления, судебная коллегия не находит оснований для отмены оправдательного приговора.

Вывод суда о причинении Куз-вым А.В. вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости и об отсутствии в связи с этим в действиях Куз-ва А.В. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.2 УК РФ, основан на правильном применении судом уголовного закона и подтверждается фактическими обстоятельствами, установленными в судебном заседании.

Факт наличия у ОАО «ВГОК» задолженности по налогам и сборам, а также факты осуществления взаимозачетов между дебиторами и кредиторами ОАО «ВГОК», подтверждаются исследованными судом доказательствами и сторонами по делу не оспариваются.

Вместе с тем уголовным законом ответственность по ст. 199.2 УК РФ, предусмотрена за такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на избежание взыскания недоимки по налогам и сборам.

В ходе судебного разбирательства судом первой инстанции было установлено, что у Куз-ва А.В. отсутствовала цель уклонения от взыскания недоимки по налогам и сборам.

Согласно предъявленному Куз-ву А.В. обвинению, им были сокрыты денежные средства в сумме 854 467 975 руб. 63 коп. Вместе с тем, из указанной суммы 393701368 руб. 06 коп. составляла задолженность ОАО «ВГОК», образовавшаяся до назначения Куз-ва А.В. на должность генерального директора.

К моменту назначения на должность Куз-ва А.В. у предприятия были заблокированы все счета, а расчеты осуществлялись путем зачета встречных требований и оплаты кредиторам третьими лицами за ОАО «ВГОК».

Согласно протоколу заседания комиссии по урегулированию задолженности по платежам в консолидированный бюджет Российской Федерации Управления ФНС России по Свердловской области от 23 декабря 2015 года № 11 анализ финансового состояния ОАО «ВГОК» за 9месяцев 2015 года свидетельствовал о наличии угрозы банкротства при единовременной уплате налогов в бюджет.

Таким образом, еще в конце 2015 года была установлена невозможность полной уплаты недоимки по налогам и сборам без риска прекращения ОАО «ВГОК» хозяйственной деятельности.

Как следует из материалов дела, в течение 2017 года ОАО «ВГОК», в том числе со счетов ООО «НПРО «Урал», ООО «ХГ «НПРО «Урал», регулярно погашалась задолженность по налогам и сборам, в том числе в марте 2017 года - 8,3 млн. руб., в апреле - 27 млн. руб., в мае - 8 млн. руб., в июне - 51 млн. руб., в июле - 19 млн. руб., в августе - 62 млн. руб., в сентябре - 133 млн. руб., в октябре - 109 млн. руб., в ноябре - 79 млн. руб., в декабре - 75 млн. руб., а всего за 2017 год - 715,9 млн. руб. В 2017 году расходы на выплату заработной платы с оплатой подоходного налога составили 1 млрд. 305 млн. руб.

В начале 2017 года Куз-вым А.В. была разработана «Стратегия развития предприятия на 2017-2021 годы». Реализация данной стратегии предусматривала поэтапное увеличение объемов производства и реализацию основных инвестиционных проектов за счет собственных средств, а также погашение задолженности, в первую очередь, по налогам и сборам, согласно разработанным графикам. Данный документ с графиками погашения задолженности в течение 2017 - 2019 годов был направлен 27 марта 2017года руководителю Управления ФНС России по Свердловской области.

В 2018 году ОАО «ВГОК» произвело уплату налогов на сумму в размере 946 млн рублей.

24 декабря 2018 года ФНС России и ОАО «ВГОК» заключено мировое соглашение, согласно которому ОАО «ВГОК» обязуется погасить задолженность в течение 36 месяцев по установленному графику. В залог ФНС России передан 191 объект недвижимого имущества, а также 77 объектов движимого имущества. ООО «НПРО «Урал» и ООО «ХГ «НПРО «Урал» выступили поручителями ОАО «ВГОК».

Из представленного в судебное заседание суда апелляционной инстанции письма Межрайонной ИНФНС России № 16 по Свердловской области от 24 июля 2019 года следует, что ОАО «ВГОК» соблюдает график платежей, а также исполняет условия мирового соглашения, производя уплату текущих платежей как по налоговым обязательствам, так и страховым взносам, не включенным в график платежей. Просроченные платежи отсутствуют.

Изложенное опровергает доводы апелляционного представления о наличии у Куз-ва А.В. умысла на совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.2 УК РФ.

То обстоятельство, что Куз-в А.В. в ходе судебного заседания не оспаривал фактических обстоятельств дела, связанных с направлением им распорядительных писем в адрес ООО «НПРО «Урал» и ООО «ХГ «НПРО «Урал» с просьбами произвести расчеты с контрагентами ОАО «ВГОК», не является достаточным доказательством наличия у Куз-ва А.В. умысла на совершение преступления. В ходе судебного следствия Куз-в А.В. показал, что денежные средства ОАО «ВГОК» он не скрывал. Его приоритетной задачей являлось сохранение предприятия, поддержание бесперебойного производственного цикла, остановка которого могла привести к техногенной аварии.

На основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств судом было установлено, что объекты ОАО «ВГОК» - шахты, аглоцеха, карьеры, иные объекты являются технологически связанными друг с другом, образуют единый комплекс, составляют единую производственную цепочку всего комбината, и остановка одного из объектов влечет за собой остановку всего производственного цикла. ОАО «ВГОК» эксплуатирует 27 опасных производственных объектов, из которых 3 относятся к I классу опасности, 4 объекта - ко II классу опасности, 17 объектов - к III классу опасности, 3 объекта - к IV классу опасности. Предприятием используются 526 технических устройств, более 650 зданий и сооружений, для содержания и поддержания в работоспособном состоянии которых требуются значительные финансовые затраты.

ОАО «ВГОК» эксплуатирует 3 котельные, которые вырабатывают тепло для производственных нужд, а также для нужд отопления и горячего водоснабжения как самого комбината, так и сторонних потребителей (детский сад, школа, жилой и административный сектор пос. Верхняя Черемшанка).

Прекращение хозяйственной деятельности предприятия привело бы к остановке работы опасных производственных объектов, созданию угрозы техногенной аварии, утрате около 4 000 рабочих мест, оставлению без теплоснабжения, электрической энергии, водоснабжения и водоотведения значительного ряда объектов социальной инфраструктуры. Данные обстоятельства, вопреки доводам апелляционного представления, свидетельствуют о возможности причинения ущерба, значительно превышающего размер денежных средств, в сокрытии которых обвиняется Куз-в А.В. При этом опасность наступления негативных последствий в случае прекращения деятельности предприятия, возглавляемого Куз-вым А.В., являлась наличной и действительной. Факт предотвращения существенного вреда охраняемым законом интересам общества и государства в результате продолжения финансово-хозяйственной деятельности с достоверностью установлен в ходе судебного разбирательства.

Ссылка прокурора на то, что Куз-в А.В., ведя эффективную управленческую деятельность, имел возможность изыскать денежные средства, не свидетельствует о том, что опасность прекращения хозяйственной деятельности предприятия могла быть предотвращена какими-либо иными средствами, кроме совершения действий, формально подпадающих под признаки состава преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ. Единственным аргументом, приведенным государственным обвинителем, в подтверждение довода о неэффективности управленческой деятельности Куз-ва А.В. является наличие договоров займа, по которым ОАО «ВГОК» выступил займодавцем, предоставив денежные средства иным юридическим лицам. Данный довод был известен суду первой инстанции, и обоснованно отвергнут как необоснованный. Куз-в А.В. не принимал участия в заключении данных договоров займа, и в силу требований гражданского законодательства не мог их расторгнуть в одностороннем порядке.

Иные доводы, приведенные в апелляционном представлении, также не свидетельствуют о незаконности или необоснованности приговора.

Выводы суда каких-либо противоречий не содержат. В приговоре суд, проанализировав объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, сопоставив их с фактическими обстоятельствами дела, пришел к выводу об отсутствии у Куз-ва А.В. умысла на совершение преступления, то есть на совершение общественно опасного деяния. Деяние, совершенное в условиях крайней необходимости, не является общественно опасным. Таким образом, в действиях Куз-ва А.В. отсутствуют как объективные (общественная опасность), так и субъективные (прямой умысел) признаки, предусмотренные ст. 199.2 УК РФ.

Положения ст. 39 УК РФ не содержат каких-либо дополнительных условий или ограничений применительно к налоговым правоотношениям.
Нормы гражданского законодательства, в соответствии с которыми целью деятельности коммерческих организаций признается извлечение прибыли, не могут толковаться как исключающие возможность наличия у таких организаций иных целей и задач во взаимоотношениях с иными (не хозяйствующими) субъектами, в частности, с физическими лицами (работниками), государственными и муниципальными органами, некоммерческими организациями.

Проанализировав структуру расходов ОАО «ВГОК» в 2017 году, суд пришел к обоснованному выводу о том, что 97% платежей были направлены на поддержание бесперебойного производственного цикла (оплата энергоресурсов, услуг по транспортировке продукции, сырья и основных материалов). Безвозмездная передача незначительных сумм на иные цели (пожертвования на избирательные компании) не свидетельствует о наличии в действиях Куз-ва А.В. состава преступления, поскольку такая передача не является сокрытием имущества.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона судом не допущено. Как следует из материалов уголовного дела, участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения не были каким-либо образом лишены своих процессуальных прав или ограничены в их реализации.

Руководствуясь ст. 389.13, п. 1 ч. 1 ст. 389.20, ст. 389.28 УПК Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

приговор Ленинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 27 мая 2019 года в отношении Куз-ва Андрея Валентиновича оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя – старшего помощника прокурора Ленинского района г. Нижнего Тагила Свердловской области Краузе Д.Г. – без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке, предусмотренном главой 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты